Перевоплощение агента Мария
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №4(390), 2014
Перевоплощение агента Мария
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
675
Перевоплощение агента Мария
Мария Полякова (справа) с Натальей Звонаревой, 1932-1937 г. была секретарем начальника Разведупра

Погожим июньским днем 1932 года молодая комсомолка, референт информационного отдела Исполнительного комитета КИМа (Коммунистический Интернационал молодежи, секция Коминтерна в 1919–43 годах) Мария Полякова вошла в здание ЦК ВЛКСМ, куда была приглашена для беседы с одним из секретарей этой массовой молодежной организации. О причине неожиданного вызова в высокую инстанцию Мария могла лишь гадать. Секретарь повел с ней странную беседу, расспрашивая о фактах биографии, родителях, семье, планах на будущее. Мария отвечала лаконично, понимая, что ответы на большинство задаваемых вопросов секретарь мог бы почерпнуть из ее личного дела. Зачем же ее вызвали, да еще срочно?

КОНФИДЕНЦИАЛЬНАЯ БЕСЕДА

Вся ее биография свободно умещалась на одной страничке стандартного бумажного листа.

Родилась в 1908 году в Санкт-Петербурге, в семье рабочего-революционера. Позднее родители работали в дипломатических представительствах Страны Советов в Лондоне и Берлине. Там, за рубежом, она получила образование, в совершенстве овладела английским и немецким языками. В 1925 году вернулась в СССР, вступила в комсомол, устроилась на работу в аппарат КИМа, где трудится вот уже пять лет. Вышла замуж за коллегу по работе Иосифа Дицку, у них родилась дочь Златана. Мечтает продолжить образование, стать детским врачом.

«Детский врач – хорошая специальность, – одобрил секретарь. – Но врачи у нас есть, а вот разведчиков не хватает. Как вы, Мария, посмотрите на перспективу послужить родине в качестве разведчика?»

В первый момент Мария подумала, что ослышалась: «Боюсь, что не подхожу для этой работы, не имею о ней ни малейшего представления».

«Вашу кандидатуру одобрил товарищ Косарев, – заметил секретарь. – Мне поручено провести с вами предварительную беседу. Дело это добровольное, но комсомолец не имеет права забывать о своем патриотическом долге. Мы рассчитываем на вашу сознательность. Через два дня ждем ответа». (Александр Васильевич Косарев – генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ с 1929-го по 1938 годы, репрессирован, расстрелян в 1939 году).

Ни сама Мария, ни секретарь комсомола даже не догадывались, что военная разведка заинтересовалась Поляковой ввиду ее свободного владения иностранными языками. В ту пору, когда советские спецслужбы только еще формировали агентурные сети, нацеленные на борьбу с рвущимся к власти немецким фашизмом, сказывалась острейшая нехватка отечественных «полиглотов». Задача была не из легких. Даже после интенсивного обучения в разведшколе многим нашим курсантам так и не удавалось избавиться от характерного славянского акцента. В этом смысле выигрышно выделялись слушатели, которые, в силу различных обстоятельств, провели детские годы за границей, где имели возможность общаться со сверстниками из числа коренных жителей и осваивать в ходе этих контактов правильное произношение на чужом языке.

А с другой стороны, не все «полиглоты» такого рода годились по своим личным качествам для работы в разведке.

Мария Полякова как раз и являлась вполне приемлемым кандидатом для успешного перевоплощения в иностранку. В конечном итоге она сказала «да», хотя это решение далось ей непросто. Через несколько дней Марию принял начальник Разведывательного управления Красной армии Ян Берзин, легендарный организатор целого ряда операций, вошедших в историю спецслужб. «С большевистской прямотой» он разъяснил молодой женщине, что ее ожидает не канцелярская работа в центральном аппарате ведомства, а ответственная и даже опасная миссия за рубежом, после чего предложил собеседнице отвечать ему по-немецки.

Берзин сообщил, что ее планируется направить для нелегальной работы в Германию. Но прежде ее научат правилам конспирации, фотографированию, шифровальному делу. Обучение не займет много времени, так что многие секреты профессии ей придется осваивать на месте.

НОВЫЕ ПОРЯДКИ В БЕРЛИНЕ

В Берлин Мария Полякова прибыла под видом датской студентки, фактически став помощником резидента по связи. В тот период берлинская резидентура Разведупра занималась, в основном, сбором информации военно-технического характера.

Многие нюансы повседневной жизни в Берлине Марии приходилось постигать заново, поскольку обстановка в, казалось бы, хорошо знакомой ей Германии изменилась разительным образом.

Однажды такси, в котором ехала Мария, остановили двое фашистских молодчиков. Они заставили пассажирку расплатиться по счетчику и покинуть салон. Затем сели в это же такси и отбыли куда-то по своим делам. Прежде такое в Берлине было невозможно…

Тем не менее молодая разведчица успешно вела свою роль единственной дочери обеспеченной датчанки. Получив вид на жительство, поступила в Берлинский университет, посещала музеи, театры, выставки и библиотеки, а в запланированные часы встречалась с агентами, проживавшими не только в Германии, но и в соседних странах. Нередко ей и самой приходилось покидать Берлин на несколько дней. Друзьям и соседям объясняла, что ездила на родину, дабы проведать мать, не отличавшуюся крепким здоровьем.

Между тем придуманная для нее шпионская легенда, что называется, дала течь. Неожиданно «датская студентка» получила приглашение из посольства Дании посетить воскресное богослужение, а также заглянуть в дипломатическое представительство «на чашку чая». Подобного роды визиты, скорее всего, закончились бы разоблачением. Дания – небольшая страна, где любой человек находится, как правило, на виду у своих соотечественников, особенно за границей.

Пришлось отклонить любезное приглашение, мотивируя этот шаг срочным отъездом из Германии по случаю тяжелой болезни мнимой матери. В действительности Мария попросту переехала в другой район Берлина, уже по документам гражданки Австрии.

Но и такой ход таил в себе серьезную опасность, ведь ее мог опознать как «датскую студентку» при случайной встрече кто-либо из знакомых. Опознать и сообщить об этом в полицию.

Летом 1934 года руководство Разведупра отозвало Полякову в Москву. Мария считала, что разведчицы из нее не получилось и Берзин отпустит ее учиться.

Но молодая женщина явно недооценивала себя. Оказалось, что у Берзина сложилось самое благоприятное впечатление о ее работе. Опытный профессионал, он заявил при их очередной встрече, что ей предстоит учиться, но по линии разведки, а затем – новая командировка в одну из западных стран, но уже в качестве нелегального резидента. Несколько позднее в ее личном деле появилась запись: «Особо одаренный, ценный и серьезный разведчик, обладающий необходимой подготовкой и всеми данными для зарубежной работы. При наличии умного руководства и правильного воспитания может вырасти в крупного агентурного работника».

РЕЗИДЕНТ МАРИЯ

Очередной страной ее пребывания стала Швейцария, куда Мария, получившая псевдонимы «Гизела» и «Вера» и являвшаяся по документам английской гражданкой Маргарет Ли, прибыла как путешествующая вдова канадского бизнесмена, оставившего ей по завещанию скромное, но достаточное для безбедной жизни наследство. В Швейцарии в тот период имелась небольшая законсервированная группа Разведупра, потерявшая связь с Центром. Марии предстояло «пробудить» эту ячейку и нацелить ее на активную деятельность по линии военно-технической разведки. В скором времени она установила связь с агентами «Максом» и «Паулем» из Базеля, а также «Клементом» и «Фальконом» из Женевы.

Труднее оказалось наладить контакт с немецким офицером, кавалером Железного креста, проходившим по сводкам как агент «027». Этот весьма капризный источник, поставлявший при прежнем резиденте ценную информацию, сотрудничал с советской военной разведкой не из идейных соображений, как многие другие, а исключительно ради денег. Узнав, что его новым куратором будет женщина, немец готов был выйти из игры. Но «Гизеле» удалось взять «027» в ежовые рукавицы, и тот снова начал поставлять сведения, получавшие высокую оценку Центра.

В Швейцарии у Поляковой в полной мере раскрылся ее талант находить и привлекать на свою сторону нужных людей. Вскоре в ее команду влились два швейцарца с завода «Эрликон» – инженер «Иоганн» и шлифовальщик «Брудер». Они сообщили, что немцы купили у руководства фирмы документацию по автоматической зенитной пушке, которой они рассчитывали вооружить своего испанского союзника Франко. Более того, «Иоганн» и «Брудер» добыли полный комплект технической документации по этой пушке. Чертежи с трудом уместились в два больших чемодана.

Кроме того, добычей группы Поляковой стали чертежи пушки для установки на самолетах, новейшего авиационного прицела, пулемета системы «штанге», нового противотанкового ружья, взрывателей различного типа.

Однако разведчикам хорошо известно, что порой не так сложно добыть секретную информацию, как отправить ее по назначению. Ситуация осложнялась тем, что дипломатических отношений между Швейцарией и Советским Союзом в тот период не существовало.

Мария нашла выход, организовав канал связи через швейцарско-французскую границу. Поселившись в тихом пансионате на окраине Женевы, она сдружилась с сыном хозяев, 10-летним мальчуганом Жаном Бертье, любителем лыжных прогулок. Доверяя своей постоялице, владельцы пансионата отпускали сынишку вместе с Марией в поездки в соседнюю Францию, на лыжный курорт. Молодая женщина, пересекавшая границу вместе со школьником, не вызывала у таможенников ни малейших подозрений. Это позволяло провозить в багаже чертежи, техническую документацию и прочие секретные материалы. Страсть к лыжным прогулкам была удобной «крышей»: пока мальчик катался на детской площадке, она встречалась с агентами и связниками.

Однажды в оперном театре Полякова познакомилась в антракте с молодой женщиной Рашель Дюбендорфер, сотрудницей Международного бюро труда в Женеве. Случайная встреча переросла в прочное знакомство. Осторожно наведя справки, Мария выяснила, что Рашель – польская еврейка, которая после прихода к власти Гитлера эмигрировала из Германии в Швейцарию, где, благодаря фиктивному браку с местным коммунистом, получила гражданство. Зная пять языков, устроилась на работу в МБТ, сотрудничает с левыми газетами.

Мария предложила Центру привлечь Рашель к работе на советскую разведку и получила «добро».

Вербовка прошла успешно.

Забегая вперед, отметим, что Рашель Дюбендорфер (псевдоним «Сиси») вошла в историю спецслужб как разведчица мирового уровня.

По другой версии, Рашель начала сотрудничать с Разведупром еще в 1932 году (о чем Полякова не могла знать), а значит, была завербована в одну и ту же разведку дважды – случай весьма редкий.

Так или иначе, «Сиси» снабдила Полякову несколькими источниками из своего окружения. В итоге небольшая по численности швейцарская группа под руководством «Гизелы» быстро превратилась в одну из наиболее разветвленных и эффективных зарубежных резидентур советской военной разведки.

Вместе с «Сиси» Мария однажды перевезла через границу несколько образцов новейших снарядов, уложив их на дно дамской сумки и замаскировав сверху косметическими принадлежностями и прочей повседневной мелочью.

Риск был огромен, но обе разведчицы столь естественно разыграли на пункте досмотра багажа маленький женский спектакль, что таможенники поспешили пожелать им счастливого пути. В скором времени снаряды оказались в Москве. «За выполнение специального задания правительства» Мария Полякова была награждена в июле 1937 года орденом Красной Звезды.

ПИСЬМО ВОРОШИЛОВУ

На родину ее отозвали в конце 1937 года. К тому времени вернулся из Испании ее муж Иосиф Дицка. Семья снова была в сборе. Однако радость встречи омрачалась теми необъяснимыми переменами, которые происходили в стране и, в частности, в руководстве военной разведки. Берзин был отстранен от работы, объявлен «врагом народа». Опале, аресту и репрессиям подверглись многие другие руководители Управления, люди с безупречной репутацией, оказавшиеся вдруг «агентами вражеских разведок».

Военную разведку возглавил Иван Проскуров, молодой летчик-орденоносец, которому, однако, пришлось постигать с самых азов таинства «секретного фронта». На фоне этих перемещений Мария Полякова, которой не исполнилось еще и тридцати, приобрела в своей «конторе» славу аса-профессионала. Теперь уже не ее учили – она сама преподавала тонкости разведывательного дела молодому пополнению (фактически своим ровесникам), направленному в Центральную школу подготовки командиров штабов, так именовалась к тому времени бывшая Школа Разведупра.

Однако же никакие прежние заслуги не пошли в зачет после того, как на волне «большой чистки» был арестован ее отец, работавший на строительстве автогиганта в Горьком, а затем и старший брат – слушатель пятого курса Военной академии имени Жуковского.

В конце 1938 года Полякову вызвал начальник политотдела Управления бригадный комиссар Ильичев, резко заявивший, что ее ждет скорое увольнение из армии (нередко это подразумевало последующий арест с предъявлением стандартных обвинений в измене).

После нелегких раздумий Мария Осиповна написала письмо народному комиссару обороны Ворошилову. Через несколько дней ей позвонил помощник наркома: «Продолжайте спокойно работать, ваш опыт нужен родине».

В июле 1939-го ее назначили на должность старшего помощника начальника 1-го отделения 3-го (военно-технического) отдела Разведупра. В этом качестве она участвовала в разработке многих операций, нередко курируя их реализацию. В частности, она провела операцию по переброске нашего агента, чешского адвоката Биехала, из оккупированной немцами Праги в Лондон, в аппарат военного атташе, представлявшего разведку эмигрантского правительства Чехословакии, обосновавшегося в Великобритании. Биехал, связисткой которого была его жена, передавал в Москву важную информацию вплоть до окончательного разгрома нацизма.

ВРАГ У ВОРОТ

Крупный организатор советской разведки Павел Судоплатов, руководивший после вторжения немцев Особой группой НКВД, вспоминает в своих мемуарах, как в октябре 1941 года, когда судьба столицы висела на волоске, Берия приказал ему создать в Москве разведывательную сеть на случай захвата города вражеской армией.

Судоплатов и его сотрудники создали три независимые друг от друга разведсети. Были заминированы важнейшие объекты: вокзалы, оборонные предприятия, узловые станции метрополитена, а также те здания, где, предположительно, могли проводиться совещания высшего немецкого командования. Скрупулезно изучались системы водопровода и канализации – для возможного использования их в диверсионных операциях и для укрытия агентов.

Была также сформирована автономная группа, имевшая задачу ликвидировать Гитлера и его окружение, объявись они в Москве после ее взятия. Эта операция была поручена брату популярной в Германии кинозвезды, работавшей на советскую разведку, Ольги Чеховой – композитору Книпперу и его жене Марине Гариковне.

Аналогичная работа по превращению Москвы в западню для фашистов проводилась и по линии военной разведки. В октябре 1941-го командующий Западным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков вызвал к себе начальника Управления и приказал срочно создавать в Москве агентурную сеть с радиосвязью и конспиративными квартирами, а также минировать объекты, согласно плану «Z». При этом Жуков подчеркнул: «Москву мы не отдадим, но готовиться надо ко всему».

Одним из руководителей резидентуры военной разведки в Москве была утверждена капитан Полякова. Командование учло ее богатый опыт нелегальной работы и отличное знание немецкого языка. В начале ноября 41-го Мария ушла в подполье, готовясь руководить резидентурой «Центр» и сменив военную форму на гражданскую одежду рядовой москвички. Ей выдали паспорт на другую фамилию, ночной пропуск и прочие документы. Полякова поселилась в квартире, брошенной ее жильцами при эвакуации, квартире, которую намечалось нелегально использовать в качестве конспиративной явки.

Вечером, на виду у соседей, она уходила якобы на работу «в ночную смену», а в действительности находилась в бомбоубежище Управления, анализируя шифровки от агентов, намечая места расположения других явок, почтовых ящиков и тайников. Тем временем ее сотрудники подбирали агентов для разведывательной сети, людей, которые при самой дотошной проверке не могли бы вызвать подозрений у немцев. В числе этих источников находился известный цирковой артист Михаил Румянцев, выступавший под псевдонимом Карандаш.

К началу декабря Москва была полностью подготовлена к возможной тайной войне с врагом.

Однако вводить в действие в полной мере план «Z» все же не пришлось. Красная армия остановила врага, а затем погнала его вспять.

ОФИЦЕР В ОТСТАВКЕ

До конца войны Мария Полякова работала в центральном аппарате Управления, находясь на связи с резидентурами военной разведки в Германии, Швейцарии и Франции. Как и многим советским людям, ей довелось пережить горечь утраты близких. Сначала, в боях под Ельней, погиб ее брат, а затем, уже после войны, она узнала о гибели мужа. Иосиф Дицка был направлен в составе разведгруппы в немецкий тыл на территории оккупированной Польши. Никогда не прыгавший с парашютом, он сломал ноги при приземлении в ночном лесу и, чтобы не попасть в руки врага, застрелился.

В 1946 году Полякову уволили из армии, но еще в течение десяти лет она вела занятия в спецшколе, передавая свой опыт молодым разведчикам. Пятеро ее подопечных позднее стали генералами. За период ее работы в Разведупре – ГРУ здесь сменилось немало начальников, и это в ведомстве, где особенно требовались преемственность и знание особенностей работы.

Позднее в своих воспоминаниях Полякова дала некоторым из бывших руководителей спецслужбы характеристики, которые свидетельствуют о ее таланте видеть в человеке его суть, стержень.

Приведем лишь два ее отзыва.

Вот что она писала об Иване Проскурове, легендарной храбрости воздушном асе, герое войны в Испании, который всего за два года дорос от звания старшего лейтенанта до генеральских погон, став в 1939 году заместителем наркома обороны и начальником Разведупра: «Он изо всех сил старался вникнуть в дело. Никогда никого не обрывал, всех выслушивал и каждую минуту учился. И не боялся начальства. Это было самое главное. Когда Сталин попытался взвалить вину за неудачи в финской войне на разведку, Проскуров на совещании возразил ему очень резко и представил документы, из которых было видно, что разведка о последствиях этой войны предупреждала Генштаб своевременно».

В июле 1940-го Проскуров по чисто формальной причине был снят с должности начальника Разведупра и переведен с большим понижением в авиацию. На третий день войны его арестовали, а осенью расстреляли без суда в Куйбышеве. Проскурова сменил на посту начальника военной разведки Филипп Иванович Голиков.

Полякова пишет о нем: «Это был неплохой вояка, но совершенно не понимающий специфики нашей работы. Сталина он очень боялся. Работать стало трудно. Мнение Сталина для начальника разведки значило больше, чем донесения собственной агентуры. Когда Кегель (наш человек в немецком посольстве в Москве) за несколько часов до войны в очередной раз подтвердил точную дату нападения немцев, Голиков собственной рукой написал на этом донесении: «Видимо, дезинформация…» Через несколько часов война обрушилась тоннами бомб на советские города».

Комментарии, как говорится, излишни…

В последние годы жизни разведчица много работала над мемуарами, выступала в печати. Подполковник в отставке Мария Осиповна (Иосифовна) Полякова скончалась 7 мая 1995 года, за два дня до 50-летия Победы, в которой есть весомая частица ее вклада.

В наши дни некоторые эксперты утверждают, что разминированы не все заряды, установленные в Москве глубокой осенью 1941 года. Дескать, причиной тому ведомственная разобщенность спецслужб, отсутствие единого сводного плана минирования города, кадровая чехарда, уход из жизни по разным причинам непосредственных исполнителей…

Есть данные, что, по меньшей мере, два мощных заряда были обнаружены по чистой случайности уже в новейшие времена. Один из них был найден под зданием Госплана, второй – в недрах гостиницы «Москва» при ее перестройке в 2004 году. По мнению тех же экспертов, не исключена находка подобных опасных «сюрпризов» и в будущем.


15 Февраля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027