СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №10(500), 2018
Пароль «Пол Дюкс»
Наталья Матвеева
журналист
Санкт-Петербург
280
Пароль «Пол Дюкс»
Бойцы отряда Петроградской ЧК, ликвидировавшие сотрудничавшие с Полем Дюксом контрреволюционные организации

Для обывателя шпион — это стереотип, созданный фильмами о Джеймсе Бонде, который вел жизнь авантюрную и романтическую. В реальности ни один грамотный шпион не будет себя вести столь вызывающе: взрывать здания и соблазнять всех подряд женщин. Если шпион не хочет провалиться, то он должен быть серенькой мышкой. А при первом намеке на провал просто тихо исчезнуть. Английский резидент Пол Дюкс, действовавший в России в 1918–1919 годах, старался не вызывать никакого подозрения. Но меры предосторожности, принятые опытным шпионом не помешали петроградским чекистам накрыть всю его резидентуру осенью 1919 года.

Дело особой важности

Это было сложное время для Петроградской ЧК. Войска генерала Николая Юденича вновь подошли к Петрограду, а в стране действовала масса тайных белогвардейских организаций, стремящихся к свержению новой власти. Работало в Петрограде и большое количество иностранных разведок. Так, действия в России в 1917–1918 годах были одной из первых серьезных операций для секретной службы Великобритании. Уже в те годы секретная служба была достаточно хорошо организована. Но в России английским шпионам пришлось столкнуться с ВЧК. «ВЧК действовала агрессивно и прямо. Такого никто раньше не видел и не ожидал. Ни британцы, ни агентура других разведок, например французской и американской, не были достаточно жизнеспособными, чтобы устоять перед натиском Дзержинского», — писал профессор Густафсон.

Архивное уголовное дело № 9964 выделялось среди других дел, возбужденных Петроградской ЧК в послереволюционные годы прежде всего своими объемами: восемнадцать томов! Следствие велось несколько месяцев. Были многочисленные допросы (такой «привилегии» в те годы удостаивались немногие, кто оказывался на Гороховой, 2), очные ставки, свидетельские показания, агентурная разработка. По делу было задержано 410 человек, из которых 305 объявлены невиновными и отпущены. Но 52 из оставшихся уличены в связи с английской разведкой и приговорены к расстрелу. Остальные получили большие сроки заключения.

Особым отделом ВЧК установлено, что «бывший начальник английского шпионажа в России Пол Дюкс, который поддерживал борьбу контрреволюционных элементов с советским правительством, информировал Юденича о состоянии петроградского фронта и подготовлял восстания в Петрограде, был в тесных сношениях с английским пастором Нортом. На основании этих данных ОО ВЧК предъявил пастору обвинение».

Много позже, в 1993 году, около двух десятков из расстрелянных по делу английского шпиона Поля Дюкса были реабилитированы. Принадлежность же других к шпионажу даже в наши дни не вызывает сомнения.

Заготовка дров для английской разведки

В первые годы советской власти англичане вели бурную агентурную деятельность на территории России. Находиться в стране фактически на легальном положении шпионам позволяла масса концессионных предприятий и контор, созданных еще до революции. В 1919 году в поле зрения петроградских чекистов попало кооперативное товарищество «Заготовитель», занимающееся заготовкой и поставкой дров, а также производством сахарина. Некоторые члены правления кооператива не брезговали крупными спекуляциями.

Из материалов уголовного дела: «Так, например, Бениславский «заработал» свыше шести миллионов рублей от спекулятивных операций при заготовке дров. Следствием было установлено, что имело место, когда добытые от спекулятивных махинаций в «Заготовителе» денежные средства передавались английской разведке». Тонкие ниточки тянулись к «Заготовителю» от тех, кто состоял в белогвардейской организации «Великая единая Россия», связь которой с иностранной разведкой уже была доказана, или в кооперативе «Мирный труд», члены которого были арестованы за связь с Владимиром Дитерихсом, правой рукой английского шпиона Сиднея Рейли. В частности, один из руководителей «Заготовителя» Михаил Савотенко, служивший до революции в армейской контрразведке, был принят на работу в кооператив именно по просьбе Дитерихса.

Одно из самых веских оснований для подозрений дал арестованный английский резидент Виктор Буклей. Он сообщил, что «Заготовитель» выдал под расписку нуждающемуся в финансах английскому комитету в Петрограде полмиллиона рублей. Последние сомнения у следователей отпали после допроса бывшего агента царской контрразведки Кюрца: тот рассказал, что 80 тысяч рублей на организацию кооператива передал англичанин Пол Дюкс, поручив принимать на работу только преданных царскому режиму дворян и белогвардейцев либо тех, кого будет рекомендовать он сам или его подручные.

Имя Дюкса чекистам уже было известно. Незадолго до описываемых событий за шпионаж был арестован морской летчик Балтфлота Борис Берг. «Я занимался военной морской контрразведкой и собирал мелкие общеполитические сведения, которые передавал раз в неделю», — рассказал на допросе Берг.

Сведения он передавал некоему Полу Дюксу.

«Я от сарматского короля»

В послереволюционные годы Дюксу удалось завербовать десятки агентов. Все они в прошлом занимали высокие посты в царской России. Информацию, согласно материалам дела № 9964, Дюкс собирал по нескольким направлениям. Одним из них была внутриполитическая обстановка в Петрограде и стране в целом, вторым — формирование частей Красной армии, их задачи, обеспечение продовольствием и боеприпасами.

«С шефом Полем Дюксом я познакомился в ноябре 1918 года через Экспарре в кафе-кооперативе на Невском, 25, — признался 20 ноября 1919 года на допросе Андрей Елизаров, бывший офицер царской армии, служивший после революции начальником штаба бригады Красной армии. — Экспарре мне говорил, что работает с англичанами и что Пол Дюкс — его шеф. Приблизительно через неделю после знакомства в том же кафе я опять встретил Поля Дюкса. Он сказал, что Экспарре и все с ним работавшие арестованы, и пригласил меня принять участие в работе, указав, что она будет носить осведомительно-информационный характер, вплоть до городских слухов и даже разговоров в трамваях, что я и начал выполнять».

Именно Елизаров, согласно материалам дела, свел Пола Дюкса с Владимиром Дитерихсом, работавшим ранее на германскую разведку. «Работа с Полом Дюксом продолжалась до середины февраля, когда провалился Дитерихс, — продолжал на следующем допросе Елизаров. — Он прибежал ко мне ночью и сообщил, что ему надо бежать в Финляндию, так как о нем донесли на Гороховую. На другой день мы с ним поехали в Финляндию. В то же время Пол Дюкс тоже был там. Директив мы перед отъездом никаких не давали. Дитерихс просто всем велел приостановить работу. Выехали мы через Васкелово, где наняли лошадей до Лемболово. Из Лемболово через границу нас провела жена мужика, у которого мы провели день. Не встретив ни одного караула, мы прямо прошли к дому финского офицера, которому сказали, что нам надо видеть английского консула. Нас отправили на станцию Раута, откуда была дана телеграмма в английское консульство, в который мы просили задержать Пола Дюкса до нашего приезда. Но узнали, что Пол Дюкс уже успел перебраться в Россию».

Из Финляндии и обратно Дюкс и его агенты практически без всяких препятствий ходили множество раз: в первые годы советской власти государственная граница охранялась слабо. В Хельсинки, например, Елизаров несколько раз встречался с Юденичем. Дитерихс так и вовсе остался в столице Финляндии работать при английском консульстве, когда его агентурную сеть раскрыли петроградские чекисты. А вот сожительница Дитерихса Софья Костюшко оказалась на Гороховой, 2, где старательно давала показания против любовника, раскрывая его связи с Полом Дюксом. Очень скоро сотрудникам Петроградской ЧК стали известны адреса явочных квартир на Моховой, Кирочной и в Ковенском переулке, а также секретные пароли: «Я от сарматского короля», «Я работал с сербским принцем». Для связи же с членами английских миссий агенты использовали пароль «Пол Дюкс».

Известность — участь провалившихся шпионов

Сегодня о Поле Дюксе известно немало. Известность — участь всех шпионов, проваливших миссию. Сэр Пол Дюкс родился в семье, принадлежащей прославленному английскому роду. Закончил в Англии конгрегациональную школу — школу для детей священников, поскольку его отец был протестантским священником. В Россию приехал учиться на дирижера. Здесь, кстати, познакомился с философом-эзотериком Георгием Гурджиевым. Вскоре Дюкса призвали в британскую армию. Видимо, тогда он и попал в поле зрения секретной разведывательной службы («Сикрет интеллидженс сервис»). Уже в новом качестве агента британской разведки под кодовым именем ST25 Дюкс прибыл в ноябре 1918 года в Петроград. Часто катался ив Москву, где встречался с членами партии большевиков, выдавая себя за английского социалиста. Не гнушался появляться и в крестьянском треухе, при этом не вызывая особого подозрения благодаря великолепному знанию русского языка и способности к перевоплощению.

«Он высокого роста, худощав, по внешнему виду типичный англичанин, — описывал Пола Дюкса англичанин Буклей на допросе в ЧК. — Взгляд у него пристально прямой, привычка смотреть собеседнику прямо в глаза. При этом он может сколько угодно молчать. В работе конспиративен, в необходимых случаях скрытен даже с близкими. Одевался в штатскую одежду, иногда носил красноармейскую форму».

Когда агентов, завербованных Дюксом, стали по очереди арестовывать, резидент решил не рисковать и сбежал за границу. Осенью 1919 года по льду Дюкс перебрался через Финский залив на лыжах в компании своего верного помощника Петра Соколова. Последний, сын статского советника, в 1909 году закончил гимназию имени Александра I и продолжил учебу на юридическом факультете Петербургского университета. Именно на студенческие годы приходится его активное увлечение футболом и спортом вообще. В столичных спортивных кругах Петр Соколов был известен тогда не только как хороший футболист, но и как талантливый борец и боксер. В 1912 году играл крайнего защитника в составе сборной России по футболу на Олимпийских играх в Швеции, в Питере выступал за команды «Удельная» (1909–1911 годы) и «Унитас» (1911–1917 годы). В разгар Первой мировой войны он поступает в 3-ю Петергофскую школу прапорщиков, которую заканчивает в 1917 году. Был ярым монархистом. С большевиками мириться не хотел, предпочтя играть на любом «чужом поле», лишь бы только насолить новой власти.

По данным финской сыскной полиции (ВАЛПО), в 1917 году Соколов служил в военной контрразведке в районе Торнио (север Ботнического залива). С августа 1918 года присоединился к белогвардейской организации, связанной с английской разведкой. В период с 1918 по 1922 год работал на английскую разведку, став помощником Пола Дюкса.

Во время Советско-финской войны Соколов уже работал на стороне финнов в качестве одного из руководителей отдела пропаганды Главного штаба армии. В годы Великой Отечественной войны его привлек к работе абвер для создания разведшкол на территории Карелии. В 1944 году, понимая, что СССР будет добиваться от Финляндии его выдачи, Соколов успел уйти в Швецию, где и скончался в 1971 году в возрасте 80 лет.

Его шеф Пол Дюкс вернулся в Англию. Дома его встретили как героя. В 1920 году король Георг V посветил его в рыцари. При этом король назвал Дюкса «величайшим из воинов». До сих пор Дюкс является единственным человеком, посвящение в рыцари которого полностью основано на его достижениях в шпионаже. В 1939 году на короткое время он вернулся в строй, помогая найти одного ведущего чешского бизнесмена, исчезнувшего после нацистской оккупации Чехословакии. Дюкс выпустил книгу своих воспоминаний «Красные сумерки завтрашнего дня. Приключение разведчика в красной России» и даже баллотировался в английский парламент. Путешествовал по миру с лекциями.

Пол Дюкс занимательно рассказывал о своей жизни в армии, о скудном рационе питания, о том, как выманивали провизию у крестьян. По его сведениям, лишь некоторые солдаты могли читать и писать, газеты были большой редкостью, и единственным развлечением было слушание анархических речей красных агитаторов.

Самым ужасным при большевиках стало отсутствие свободы мысли, слова и действия, рассказывал Пол Дюкс. Не было не только других газет, кроме большевистских, но было опасно высказывать какое-либо суждение, отличное от большевистского, это могло стоить жизни. Во многих случаях «русский террор» намного превосходил террор Французской революции. Русские же подчинялись потому, что никогда не имели ничего лучшего, вековая тирания не дала развиться в них индивидуалистическим чертам.

Однажды Дюкса направили в артиллерийский полк в прифронтовой полосе, оттуда он и решил бежать. К нему присоединились еще трое товарищей, решивших уйти к белогвардейцам. Им удалось спрятаться в поезде, который прибыл на латвийскую границу, откуда они пробирались по болотистой местности, увязая по пояс, на их пути было озеро. Когда надежда на спасение была почти потеряна, они натолкнулись на выброшенную на берег озера рыбацкую лодку. Она была ветхой и сильно текла; сделав весла из веток дерева, они добрались до Латвии.

Скончался Дюкс в Южной Африке в Кейптауне 1967 году в возрасте 78 лет.

Неприятный сюрприз

Расследование дела резидентуры Пола Дюкса преподнесло петроградским чекистам неприятной сюрприз. Выяснилось, что некоторые агенты английского шпиона связаны с сотрудниками Петроградской ЧК. «Гороховая, 2» — так именовал в записях это третье направление своей работы Пол Дюкс.

О том, что английский шпион имеет агентуру в Петроградской ЧК, впервые обмолвился Борис Берг. 8 ноября 1919 года чекисты арестовали Александра Гаврюшенко, помощника заведующего активной частью Особого отдела. Имевший дворянское происхождение, Гаврюшенко до революции служил в морской контрразведке, а в Петроградскую ЧК пришел в феврале 1919 года из Военно-морского контроля. Его допрашивали высшие чины Чрезвычайной комиссии: заместитель начальника Особого отдела ВЧК Павлуновский, заместитель начальника Особого отдела городской ЧК Комаров и начальник Особого отдела Балтфлота Егоров. От всех обвинений Гаврюшенко отказывался. Заговорил, лишь когда ему пригрозили расстрелом, — мол, улик против него достаточно.

Из материалов уголовного дела: «Гаврюшенко показал, что завербован Дитерихсом в начале ноября 1918 года. Его первым заданием было собирать информацию о высказываемых населением взглядах на положение в Петрограде и наблюдать за грузами, направляемыми к Московскому вокзалу. Дитерихс также давал ему поручение узнать, не установлено ли ЧК наблюдение за неким Перионом и кто такой Калакуцкий. Гаврюшенко на допросах отметил, что Дитерихс хорошо был осведомлен о Петроградской ЧК, охарактеризовал некоторых ее работников».

«Дитерихс хорошо знал про дело великих князей, говорил еще тогда, когда они были расстреляны, что Президиум решил их расстрелять, и передавал подробности этого решения», — рассказывал чекист Гаврюшенко на допросе. Именно Гаврюшенко предупредил Дитерихса о грядущем аресте, дав ему возможность сбежать за границу. Против недавнего чекиста сыграли и показания Бориса Берга. «Как только Дитерихс завербовал Гаврюшенко, сбор информации совершенно наладился», — говорил морской летчик. — Через него мы получали все нужные нам сведения».

В связи с расследованием дела о резидентуре Пола Дюкса были уличены еще трое сотрудников Петроградской ЧК: Шатов, Геллер и Гольдингер. Разоблачение шпиона Сиднея Рейли, а позже и раскрытие резидентуры Пола Дюкса привели к тому, что английская разведка в начале 20-х годов прошлого века умерила свой пыл в России. А петроградские чекисты приобрели ценный опыт, который с успехом использовали в последующие годы.


13 Апреля 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292