Белые шары на Чертовой горе
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №9(343), 2012
Белые шары на Чертовой горе
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
485
Белые шары на Чертовой горе
Шпионский комплекс на Чертовой горе

В западной части Берлина, в центре Грюневальдского парка, высится так называемая Чертова гора высотой 115 метров. В отличие от других берлинских холмов, эта возвышенность с пологими склонами имеет искусственное происхождение. Она насыпана, как утверждает статистика, из обломков 15 тысяч зданий, разрушенных в ходе штурма Берлина. Находящееся рядом Чертово озеро дало имя росшему день ото дня холму. С определенного момента Чертова гора, или Тойфельсберг, стала для многих берлинцев излюбленным местом отдыха. Люди поднимались сюда, чтобы полюбоваться с высоты панорамой города, сфотографировать его виды. Ниже вершины лежала площадка, где всегда дул ветер, и дети любили запускать здесь воздушных змеев. Оттого этот участок горы получил название Змеиное поле. Для любителей зимнего спорта на Тойфельсберге была проложена лыжная трасса, оборудованная подъемниками. Имелась и другая трасса, для саночников. Но вся эта идиллия закончилась после того, как на искусственную гору обратили внимание специалисты Агентства безопасности вооруженных сил США. Они быстро смекнули, что Тойфельсберг – идеальное место для слежения с помощью новейшего электронного оборудования за коммуникациями связи армий стран Варшавского договора, прежде всего ГДР. С этой невысокой по альпинистским меркам горки электронные приборы могли просматривать плоскую восточноевропейскую равнину очень и очень далеко. Вскоре на плоской макушке холма, которая была обнесена высоченным бетонным забором, началось интенсивное строительство. Уже в 1951 году этот центр радиошпионажа, размещенный пока во временных сооружениях, начал свою работу.

«АГЕНТСТВО, КОТОРОГО НЕТ»

Как известно, шила в мешке не утаишь. Невозможно построить крупный секретный объект на вершине доминирующей над Берлином горы втайне от его жителей. Когда в начале 60-х годов на Тойфельсберге поднялась круглая башня, увенчанная белоснежным шарообразным куполом, а ниже, на крышах других построек, разместились еще три таких же шара, то и сама гора приобрела некий «инопланетный» вид, чем невольно привлекала к себе всеобщее внимание. Даже младшие школьники знали, что там обустроились американские шпионы-электронщики. Да и могло ли быть иначе, если башня и шары прекрасно просматривались из многих исторических уголков города, в том числе от Рейхстага?!

Разведки Советского Союза и ГДР уже с момента начала этого строительства предпринимали по разным каналам многочисленные попытки получить подробную информацию о новом комплексе.

Кое-какие сведения собрать удалось, но в общую картину они пока не складывались. Так, стало известно, что осенью 1952 года в США была создана новая спецслужба, получившая название Агентство национальной безопасности – АНБ (английская аббревиатура NSA). С первых же своих шагов Агентство стало ведущей организацией американского Разведсообщества в области радиоэлектронной разведки и контрразведки. Завеса секретности над этой спецслужбой поддерживалась такой плотной, что сами американцы иронично расшифровывали ее аббревиатуру NSA как «Агентство, которого нет» («No such agency»).

В АНБ были установлены строгие меры безопасности и драконовский пропускной режим для персонала. Электронный пропуск, который носил на груди каждый сотрудник, непрерывно передавал на монитор внутренней службы безопасности маршрут движения и местоположение его обладателя. Периодически проводились внезапные проверки.

Именно этому Агентству почти сразу же был передан шпионский комплекс на Чертовой горе. В одном из его зданий расположились британские специалисты, в другом – французские. А вот с западногерманскими коллегами новые хозяева Тойфельсберга предпочитали не откровенничать.

Они, американцы, точно знали, что во все основные структуры ФРГ внедрены агенты внешней разведки ГДР, и копия едва ли не любого документа особой важности уже назавтра появляется в Восточном Берлине, а из него, скорее всего, попадает в Москву.

Да и у КГБ, и у внешней разведки Министерства госбезопасности ГДР (Штази) на боевом счету было немало побед на фронтах «холодной войны», но ни те, ни другие в течение почти трети века так и не смогли проникнуть в тайны Чертовой горы.

СЕРЖАНТ «МОЛНИЯ»

Но «ключик» к вместилищу электронных секретов все же отыскался. Этим «ключиком» стал 23-летний сержант американской армии Джеймс Холл, сотрудник персонала радиоцентра на горе Тойфельсберг. По одной из версий, его завербовали советские чекисты в 1982 году. Однако из мемуаров Маркуса Вольфа, легендарного руководителя внешней разведки ГДР, следует, что контакт с Холлом установила все-таки Штази.

В 1983 году в ведомство Вольфа обратился гражданин ФРГ турецкого происхождения, некий Хуссейн Йилдрым. Он работал автослесарем на одной из военных баз США в Западном Берлине.

Турок сообщил, что может стать посредником между разведкой ГДР и неким военнослужащим с Чертовой горы, готовым продавать важные секреты. Но тот, мол, требует за свою информацию солидное вознаграждение. Надо полагать, в названую сумму турок включил и собственную долю, о чем заранее договорился с сержантом. Тем не менее, стороны пришли к соглашению.

Казалось бы, ну какие такие особые тайны может знать обыкновенный сержант? Но быстро выяснилось, что по роду своей профессии тот имеет доступ к самой засекреченной информации, а главное, может снимать копии, не вызывая подозрений. Когда аналитики разведуправления МГБ ГДР изучили полученные документы, их изумлению не было предела. Как писал позднее Маркус Вольф, отныне все секреты горы Тойфельсберг были у него на столе. А бравый сержант, который получил оперативный псевдоним «Молния», продолжал поставлять информацию непрерывным потоком.

Разобравшись, что эти данные касаются не только ГДР, но и СССР, и всего Восточного блока в целом, Вольф, с согласия руководства, начал делиться этой информацией с КГБ, а в последующем передал Холла на связь советским коллегам.

ЭЛЕКТРОННЫЕ ВОЙНЫ

Какие же секреты открыл агент «Молния» разведкам Советского Союза и ГДР? По его информации, комплекс Тойфельсберг еще с 1951 года начал прослушивать все телефонные и телекоммуникационные линии ГДР, постепенно добравшись до секретных кабелей. Более того, аналитики АНБ сумели раскрыть секретные коды, которыми шифровались все сообщения о международной и внутренней ситуации, предназначенные для высшего руководства ГДР. В частности, они перехватывали ежедневные бюллетени о реальной ситуации в экономике Восточной Германии.

Холл передал также важнейшую документацию по проекту «Троян». Речь шла о всемирной сети электронного наблюдения, посредством которой в случае вооруженного конфликта можно было определять местонахождение ракет, самолетов и бронетехники противника, перехватывая передачи их раций. Одновременно оборудование Тойфельсберга могло создать серьезные помехи в системах связи армий Варшавского договора.

«Молния» добыл даже документ с особым грифом «Навес крыла», в котором перечислялись электронные средства, предназначенные для отключения в экстренном случае командных центров СССР и его союзников. Здесь же излагалась конкретная методика выведения из строя высокочастотных радиопередатчиков советского Верховного командования, что делало невозможным передачу приказов своим войскам.

Выяснилось и то, что радиоцентр на Чертовой горе являлся лишь звеном системы глобального шпионажа «Эшелон», позволявшей контролировать все международные и большинство национальных каналов связи, от переговоров по спутниковым телефонам до сообщений электронной почты. Как следовало из информации Холла, в одном лишь Западном Берлине «Большое ухо Америки» обслуживали 1300 высококлассных специалистов.

Ценность «Молнии» как агента заключалась еще и в том, что он, кроме передачи сотен важнейших документов, снабжал своих новых хозяев конкретными рекомендациями по части создания помех для оборудования Чертовой горы, давал советы, как с помощью определенного набора радиосигналов выводить из строя системы радиослежения АНБ. В частности, он подсказал, как нейтрализовать компьютерную программу, нацеленную на выявление слабых мест в системе советских военных коммуникаций. Похоже, этот парень и впрямь был знатоком своего дела!

Свои крупные гонорары – часть которых перепадала турку Йилдрыму – он отрабатывал сполна. И вот что поразительно: все эти годы Джеймс Холл оставался вне подозрений в своей конторе!

В 1987 году кураторы Холла из Штази от имени руководства республики пригласили «Молнию» тайно посетить Восточный Берлин. Ему сообщили о том, что он награжден медалью «За боевые заслуги», а также премией в размере 5 тысяч долларов. Медаль ему вручил лично министр МГБ Эрих Мильке. На церемонии присутствовал и Маркус Вольф. Медаль Холл только примерил, приложив к груди, после чего она осталась в управлении разведки, а денежки увез с собой.

ИЗЛИШНЕЕ РВЕНИЕ

Еще в апреле 1985 года Холла перевели в США, в центр АНБ. Тем не менее, его сотрудничество с КГБ и Штази продолжилось, поскольку он по-прежнему имел доступ к секретам своей организации. Затем последовал период учебы агента «Молнии» в школе уорент-офицеров. Окончив ее в феврале 1988 года, Холл получил назначение в разведотдел 24-й пехотной дивизии.

На этом этапе его связь с КГБ прервалась.

Зато ведомство Вольфа не упускало из виду своего ценного агента. Посредничество осуществлялось через того же турка Йилдрыма. К этому времени на вооружении АНБ появились новые приборы и технологии, как и новые компьютерные программы. О том, насколько велики были в этот период возможности Холла как агента, свидетельствует тот факт, что с определенного момента он начал передавать своим операторам информацию по программе «Звездные войны». Вся эта масса документов летела по тайным каналам через океан в Восточный Берлин. Информации было так много, что у Вольфа возникло серьезное опасение, как бы ее утечка не была обнаружена в стенах АНБ.

Вольф настоятельно посоветовал агенту несколько умерить свою активность. Но Холл только вошел во вкус, его обуяла жадность. Он прикинул: а почему бы ту же самую информацию не продавать еще и операторам КГБ? Такого же мнения придерживался и турок. Оставалось лишь подсуетиться и восстановить утраченный контакт.

ПЛАТА ЗА ЖАДНОСТЬ

Вот эти-то поиски контактов, продиктованные исключительно соображениями стяжательства, и привели к тому, что оба подельника оказались в поле зрения ФБР. А дальше все было разыграно как по нотам. Один из агентов ФБР выступил в роли советского связника.

Вызвав Йилдрыма на контакт, он сумел по ходу встречи внушить тому доверие, пообещав солидный гонорар при условии, что «товар будет хорошим». Турок, в свою очередь, свел «московского гостя» с Холлом. 20 декабря 1988 года при передаче засекреченных документов оба любителя легкой наживы – Холл и Йилдрым – были взяты с поличным.

Холл – «Молния» признал свою вину и в последующем сотрудничал со следствием. Было установлено, что эта пара за неполные шесть лет своей работы на разведки ГДР и Советского Союза получила в общей сложности 300 тысяч долларов (примерно две трети этой суммы – от ведомства Вольфа). По мнению экспертов, информация, содержавшаяся в документах, переданных Холлом, позволила советским и восточногерманским спецслужбам примерно на шесть лет парализовать электронное слежение американцев за объектами Варшавского блока.

В марте 1989 года Джеймс Холл получил 40-летний срок, который он отбывает в главной тюрьме департамента обороны США Форт-Ливенуорт, штат Канзас. Вину Йилдрыма суд счел более весомой, приговорив его к пожизненному заключению.

ЗАБРОШЕННЫЕ СТЕНЫ

После разоблачения Холла АНБ планировало провести полную реконструкцию своего центра на Чертовой горе с завершением работ в 1995 году. Но события потекли по непредсказуемому руслу.

Осенью пала Берлинская стена, а уже в следующем году американцы под давлением общественного мнения объединившейся Германии вынуждены были уйти с насиженного места.

Однако если Берлинская стена, как символ «холодной войны», рухнула окончательно, то шпионский центр на Чертовой горе просто сменил прописку. На вершине горы Тойфельсберг остались лишь голые стены да странные белые купола из шестиугольных элементов, всю же начинку перевезли на другую станцию слежения в Бад Айблинг, являющуюся важным звеном всепланетной системы «Эшелон». А силуэт заброшенного шпионского центра на Тойфельсберг по-прежнему вырисовывается над Берлином. Сюда часто поднимаются туристы и фотографы, а также уличные художники, расписавшие все стены граффити.

Сначала власти собирались создать здесь туристический развлекательный комплекс, сохранив шары-купола, как экспозицию музея шпионажа, но «зеленые» выступили с протестом, требуя восстановить изначальный ландшафт парка. Дискуссия о дальнейшей судьбе заброшенных стен продолжается. Между тем, несмотря на объявленное окончание «холодной войны», «Большое ухо Америки», не бравшее никаких пауз, продолжает чутко вслушивается во все, что происходит в мире.

НОСИТЕЛИ СЕКРЕТНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Но не один только Холл передавал нам информацию из недр «самой секретной спецслужбы США». Задолго до него, еще в декабре 1959 года, свои услуги советской разведке предложили два близких друга, специалисты по криптографии Бернон Митчелл и Уильям Мартин.

Правда, их шпионская карьера оказалась недолгой. Уже в июне 1960 года они тайно бежали в Москву через Гавану. На Лубянке друзья подробно рассказали о структуре АНБ, о способах перехвата сообщений из советских линий связи, после чего получили политическое убежище в СССР. Вслед за этими «первыми ласточками», поздней весной 1960 года, на контакт (в данном случае с ГРУ) вышел сержант Джек Данлап, личный водитель заместителя директора АНБ. В обязанности Данлапа входила развозка оперативных секретных документов по различным подразделениям АНБ, ввиду чего ни он лично, ни его автомобиль не подвергались досмотру.

Причиной, толкнувшей сержанта на рискованный шаг, было банальное желание разбогатеть. И эта его хрустальная мечта начала сбываться, словно в сказке. Такова была плата за ту информацию, которую он передавал своему оператору. Уже летом того же, 1960 года, Данлап, чей оклад составлял 100 долларов в неделю, купил дорогую моторную яхту. Он буквально сорил деньгами. Менял дорогие машины, отдыхал на фешенебельных курортах, ужинал в лучших ресторанах.

Как ни странно, роскошный образ жизни, на который вдруг сподобился простой сержант, не вызвал подозрений у его начальства. А прокололся сержант в начале 1963 года, не пройдя испытания на детекторе лжи. Только тогда в его отношении было начато служебное расследование.

Понимая, что разоблачение неминуемо, Данлап с третьей попытки покончил с собой в июле того же, 1963 года, и был похоронен с воинскими почестями на Арлингтонском кладбище. Спустя какое-то время его вдова обнаружила в доме тайник с секретными документами, которые он не успел передать связнику. Женщина отнесла найденные бумаги в АНБ. Лишь тогда выяснилась причастность Данлапа к сотрудничеству с советской разведкой.

Другая шпионская история связана с молодым человеком по имени Кристофер Бойс, отец и дядя которого, бывшие сотрудники ФБР, устроили этого 22-летнего сибарита в калифорнийскую фирму TRW inc. Эта компания являлась крупным подрядчиком АНБ и занималась разработкой особых программ по космической разведке, а также обслуживанием ряда спутников-шпионов АНБ, в частности, космических станций «Риолит». Благодаря авторитету близких, Бойса назначили на ответственную должность в так называемом «черном склепе» – сверхсекретном узле связи, откуда информация, полученная со спутников, передавалась в зашифрованном виде в АНБ и ЦРУ. Чтобы попасть в «склеп», требовалось пройти несколько контрольных постов, да еще под пристальным оком телекамер.

Другое дело, что сами контролеры смотрели на свои обязанности сквозь пальцы. Один из коллег Бойса на спор наклеил в пропуске поверх своего фотоснимка изображение обезьяны и прошел без помех в секретную комнату. Сотрудники «черного склепа» не раз устраивали в своем бункере шумные попойки. Словом, обстановка благоприятствовала шпионажу, притом, что Бойсу, несмотря на приличную зарплату, денег вечно не хватало. И вот плод, наконец, созрел.

Кристофер поделился своими соображениями с давним приятелем, таким же любителем наркотиков Эндрю Ли, и нашел в его лице союзника. В апреле 1975 года Ли отправился в Мехико, посетил посольство СССР и договорился о сотрудничестве с представителями советской внешней разведки.

Колесо завертелось. Кристофер делал фотокопии секретных документов, включая материалы о станции «Риолит» и других спутниках-шпионах АНБ, а Эндрю раз в месяц летал в Мексику, где передавал пакеты с пленками своему оператору. Почти два года все проходило без осечек. Но 6 января 1977 года, в ходе очередной поездки в Мехико, Ли допустил роковую небрежность. Он перебросил пакет через ограду советского посольства буквально на глазах мексиканских полицейских и был задержан ими. Пакет был вскрыт в полицейском участке в присутствии самого Ли и приглашенного американского дипломата. Дело передали в ФБР, и уже на первом допросе Ли выдал своего приятеля. Суд приговорил Эндрю Ли к пожизненному заключению, а Кристофера Бойса к 40 годам лишения свободы.

Но это еще не вся история. В феврале 1980 года Бойс сумел бежать из тюрьмы в штате Калифорния, а затем добраться до городка Порт-Анджелес, расположенного на крайнем севере штата Вашингтон, близ канадской границы. Отсюда он собирался перебраться на Аляску, купить там рыболовецкий баркас или небольшой самолет и бежать через Берингов пролив в СССР. Для финансирования своей затеи Бойс ограбил по пути несколько банков. Но вся эта одиссея закончилась тем, что в августе 1981 года его арестовали вторично. Суд добавил к его прежнему сроку 3 года за побег и 25 лет за ограбление банков. Тем не менее, в 2003 году Кристофер Бойс был освобожден условно-досрочно.

Совсем по иному сценарию протекало сотрудничество советской разведки с другим носителем секретов АНБ – Рональдом Пелтоном. Решив зарабатывать на жизнь продажей известных ему тайн, Пелтон сначала уволился из АНБ, где прослужил 14 лет, и лишь после этого предложил свои услуги КГБ, явившись в советское посольство в Вашингтоне. Его главным козырем была феноменальная память. Уйдя из АНБ, он, тем не менее, помнил дословно не только содержание всех проходивших через него документов, но также их учетные номера, даты, фамилии и должности лиц, наложивших резолюции. За шесть лет своего сотрудничества с КГБ Пелтон, получивший псевдоним «Лонг», передал советской стороне огромный массив информации. В частности, он рассказал о сверхсекретной операции с поэтическим названием «Айви Беллз» (что можно перевести, как «Колокола, увитые плющом»), осуществленной АНБ в августе 1972 года.

На советский секретный подводный кабель между базой атомных подлодок в Петропавловске-Камчатском и штаб-квартирой советского Тихоокеанского флота во Владивостоке американцы установили специально разработанный 7-тонный «Кокон», который считывал информацию с этого канала связи 24 часа в сутки без вскрытия его внешних оболочек.

Получив столь важную наводку, советская сторона разыграла в Охотском море грандиозный спектакль, представив дело так, будто рыбаки порвали своим тралом кабель как раз в месте установки «Кокона». Наши водолазы, посланные для ремонта кабеля, якобы по чистой случайности обнаружили неведомый «сюрприз». В результате «Кокон» был доставлен в Москву для изучения, «Лонг» же остался вне подозрений.

Казалось, он как агент и впредь будет неуязвим. Однако в результате предательства Пелтон был вызван на допрос в ФБР 24 ноября 1985 года. Против него не имелось конкретных улик, однако агенты ФБР сумели устроить ему психологическую ловушку, и Пелтон в итоге сделал признание. В июне 1986 года суд приговорил его к трем пожизненным срокам.

Мы назвали лишь несколько источников, передававших секреты АНБ советской разведке. В действительности их, этих источников, было гораздо больше. С их помощью удавалось на всех этапах успешно проникать в наиболее охраняемые тайны «самой закрытой спецслужбы Америки».


12 апреля 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999