Гений под чужой фамилией
НАУКА
Гений под чужой фамилией
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
442
Гений под чужой фамилией
Николай Кондратюк (Александр Шаргей) и кратер его имени на Луне

Американский космонавт Нил Армстронг, первым из землян вступивший на поверхность Луны 20 июля 1969 года, специально побывал в Новосибирске, где набрал пригоршню земли у стен дома, в котором жил и работал Александр Игнатьевич Шаргей, известный всему миру под именем Юрия Кондратюка. Впоследствии он сказал: «Эта земля для меня имеет не меньшую ценность, чем лунный грунт».

Старт третьего космического полета ветерана NASA Джорджа Лоу на шаттле «STS-57» в 1993 году по счастливому совпадению пришелся на день рождения Юрия Кодратюка - 21 июня. А после успешного завершения американской лунной программы «Аполлон» Джордж Лоу сказал: «Мы разыскали маленькую, неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Ее автор, Юрий Кондратюк, обосновал и рассчитал энергетическую выгодность высадки на Луну по схеме: выход на окололунную орбиту - старт на Луну с орбиты - возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблем - перелет на Землю». Таким образом, он признавал, что полёты американских астронавтов на Луну осуществлялись по «трассе Кондратюка».

Кем же был этот человек, снискавший такое уважительное отношение к себе по другую сторону Атлантического океана? Значительную часть своей жизни он вынужденно жил с документами на другие имя и фамилию. И лишь спустя несколько десятилетий после смерти его справедливо назвали гением.

Родословная гения

Его мать – Людмила Львовна Шлипенбах - была правнучкой знаменитого шведского генерала Вольмара Антона фон Шлиппенбаха, происходившего из древнего германского рода. Помните, в поэме «Полтава» Александр Сергеевич Пушкин писал:

Пальбой отбитые дружины,
Мешаясь, падают во прах.
Уходит Розен сквозь теснины;
Сдается пылкий Шлиппенбах…

Людмила Шлипенбах сохранила титул графиня, но потеряла одну букву в своей знаменитой фамилии. До замужества она жила в Киеве, где преподавала французский язык и географию в Киево-Подольской женской гимназии. В Киеве же познакомилась с Игнатием Шаргеем, студентом Императорского университета Святого Владимира. Чтобы зарегистрировать брак, он, выходец из еврейской семьи, 12 января 1897 года принял католическое крещение и стал законным мужем графини Шлипенбах.

В марте 1897 года беременная Людмила Львовна приняла участие в «ветровской» демонстрации протеста в Киеве (по поводу самосожжения в Петропавловской крепости в Петербурге народоволки Марии Ветровой). Демонстрацию разогнали, и многие её участники, в том числе и Людмила Львовна, были арестованы. Условия заключения или пагубная наследственность, спровоцированная нервным стрессом, тому виной, но разум Людмилы Львовны помутился. Рожать она отправилась в Полтаву, в имение своей матери. После появления на свет сына Александра так и не оправилась от болезни и умерла в приюте для душевнобольных примерно в 1910 году.

Когда Александру был всего лишь год, его отец, Игнатий Шаргей уехал в Германию продолжать образование в Высшей технической школе Дармштадта. Человек он был одаренный, яркий, но в жизни не преуспевший.

По другим данным, Игнатий Шаргей вместе с сыном в 1903 году переехал из Киева в Петербург. Там Александр Шаргей стал гимназистом. А отец уехал за границу, где женился, и незадолго до смерти у него от второго брака родилась дочь, Нина Игнатьевна Шаргей - сводная сестра Александра Шаргея.

Александр же вернулся в Полтаву, в дом бабушки, где в 1916 году закончил с серебряной медалью Полтавскую мужскую гимназию и сразу поступил в Санкт-Петербургский Политехнический институт.

Под чужой фамилий

Через два месяца его призвали в армию и отправили в школу прапорщиков, а затем на фронт. После Октябрьского переворота он служил еще несколько месяцев у белых, а потом сумел дезертировать. На одной из кубанских станций его задержал белогвардейский патруль и как офицера снова направил на фронт. Не желая участвовать в братоубийственной бойне, Шаргей при первой же возможности дезертировал и добрался до Киева, находившегося в руках деникинских войск. Когда же в Киев вошла Красная армия, он пытался пешком перейти границу, но был арестован. Как белогвардейскому офицеру ему грозил расстрел. Но его сводная сестра и мачеха, Елена Петровна Гиберман (во втором браке - Кареева) раздобыли для Александра документы на имя некоего недавно умершего сына студента Юрия Васильевича Кондратюка, 1900 году рождения, сына преподавателя гимназии с Волыни. С этого момента и до конца жизни Александр Шаргей числился Кондратюком.

На что-то нужно было существовать, и он не гнушался никакой работы: был прицепщиком вагонов, смазчиком на железной дороге, затем механиком на элеваторе. А вечерами этот молодой человек занимался тем, что десятилетия спустя войдет во все учебники космонавтики.

Своим исследованиям Шаргей-Кондратюк дал необычное название: «Тем, кто будет читать, чтобы строить» (1919). В этой работе он вывел основное уравнение движения космической ракеты, которую, много позже, в далекой Америке назовут «траекторией Кондратюка», привел схему и описание четырехступенчатой ракеты, камеры сгорания двигателя на кислородно-водородном топливе, с необходимым размещением форсунок окислителя и горючего и много другого, что необходимо ракетному двигателю для управляемого космического полета.

Юрий Кондратюк привел рекомендации по управлению полетом, о которых тогда не задумывался никто: как управлять космическим кораблем при спуске на поверхность планеты, как тормозить для экономии топлива, как при подлетах к другим планетам выводить корабль на орбиту искусственного спутника. И предложил тип небольшой взлетно-посадочной ракеты, которую следовало использовать для посадки космонавта на поверхность планеты, а затем – для возвращения его на корабль. Кроме того, он предвидел использование солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, и для получения дополнительной мощной энергии с помощью гигантских зеркал на околоземной орбите.

В 1929 году Кондратюк выпустил за свой счет вторую книгу: «Завоевание межпланетных пространств». Вид у этой книги был невзрачный: 73 страницы текста и 6 листов схем и чертежей.

Весьма характерно, что пионеры космонавтики в разных странах в начале XX века, как правило, ничего не знали о работах друг друга. Часто случалось, что публикации своих единомышленников они «открывали» с многолетним опозданием. Но это ничуть не умаляет их вклада в развитие общего дела, ибо каждый из этих талантливых людей непременно вносил в работу свое творческое начало, демонстрировал свой подход к проблеме, а зачастую решал уже решенную задачу новым оригинальным способом.

По этому поводу академик Валентин Петрович Глушко писал: «На фоне независимо возникавших и получивших в различных странах самостоятельное научное решение проблем мы видим аналогичную картину и внутри нашей страны, когда, не зная об этих работах, идя самостоятельным путем, Кондратюк создал теорию ракеты много позже Константина Эдуардовича. Не зная о работах Циолковского, Юрий Васильевич повторил их и, самое ценное, развил их, и развил весьма ярко».

После выхода книги «Завоевание межпланетных пространств» завязалась оживленная переписка между Кондратюком и Циолковским. Константин Эдуардович послал Юрию Васильевичу три свои работы, причем на титульном листе книги «Исследование мировых пространств реактивными приборами» сделал дарственную надпись: «Многоуважаемому Юрию Кондратюку от автора. 1929 год. 15 февраля. К. Циолковский».

И все же не книга Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами», а книга Юрия Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств» спустя десятилетия послужила основой современной теории освоения других планет.

Враг народа

Опасаясь репрессий, Юрий Кондратюк переехал в Новосибирск: в большом городе было легче скрываться под чужим именем. Там он устроился на работу на предприятии «Хлебопродукт». Получив задание построить элеватор, построил его - в условиях дефицита материалов – без единого гвоздя и без чертежей. Это грандиозное сооружение на 13 000 тонн зерна получило название «Мастодонт». Однако приехавшая комиссия объявила, что строение это не выдержит и двух лет, сочла поведение Кондратюка вредительством и передала дело в суд. Автор получил три года лагерей, а элеватор простоял больше 60 лет и стал знаменитым сооружением.

В лагере заметили необычный талан зэка Кондратюка, и направили его на работу в проектное бюро. Его работы побеждали на всесоюзных проектных конкурсах, и наказание было снято. В этот же период Сергей Павлович Королев, очевидно, знакомый с книгами Кондратюка, неоднократно и настойчиво приглашал его в свое конструкторское бюро. Но Кондратюк отказывался: такое сотрудничество было возможно только под присмотром органов госбезопасности, что грозило разоблачением с подменой фамилии.

Сразу же после начала Отечественной войны Кондратюк записался добровольцем в народное ополчение и ушел на фронт. Согласно «Книге памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Том 7», Кондратюк Юрий Васильевич проходил службу в 110-й стрелковой дивизии 33-й армии в должности помощника командира взвода 1291-го стрелкового полка, погиб 25 февраля 1942 года, похоронен у деревни Кривцово Болховского района Орловской области.

На условном месте гибели ему поставили памятник. Но это случилось уже в иные годы, когда его славили как основоположника космонавтики.

Сегодня его имя носит кратер на обратной стороне Луны и малая планета Солнечной системы. В Киеве его именем названы улица и площадь. Памятники ему установлены в Полтаве, Москве, Новосибирске и на мысе Канаверал в США.


20 июля 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
258042
Сергей Леонов
175622
Светлана Белоусова
119128
Борис Ходоровский
106161
Татьяна Минасян
106055
Сергей Леонов
102218
Александр Егоров
90786
Виктор Фишман
84211
Борис Ходоровский
74376
Татьяна Алексеева
70692
Павел Ганипровский
69665
Богдан Виноградов
60283
Павел Виноградов
59943
Татьяна Алексеева
54054
Наталья Дементьева
52623
Дмитрий Митюрин
51784
Наталья Матвеева
47694