«Идеальная конница» Московской Руси
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №15(531), 2019
«Идеальная конница» Московской Руси
Александр Кутузов
историк, юрист
5371
«Идеальная конница» Московской Руси
Развитие катафрактариев привело к появлению рыцарской конницы

Тезис о якобы характерной доля русского народа «рабской психологии» издавна используется в информационных войнах против России. Чаще всего среди доказательных аргументов ссылаются на позднюю отмену крепостного права – в 1861 году. Правда, «в самой передовой стране мира» – США – рабство отменили двумя годами позже… Да и утвердилось крепостное право в Московской Руси позже, чем в других странах. И это было тесно связано с развитием военного дела.

 Пехота против конницы

 В древние времена на полях битв господствовала пехота. Сухопутная Спарта подарила миру образец идеального пехотинца-гоплита – идеально подготовленного, закованного в броню из мышц, выносливого. Но мощь спартиатов была сломлена сарисами (длинными копьями) фаланг Александра Македонского. Хотя и фаланга господствовала сравнительно недолго, поскольку могла действовать лишь на равнине.

Римляне додумались до «мини-фаланг» – легионов и разорвали единый строй фаланги на составные мобильные части, где у бойца было немного больше простора.

Первая тяжелая кавалерия появилась в Великой Степи. Всадники выстраивались в шахматном порядке и первый удар по монолитному строю пехоты наносили копьями. Затем использовали рубящее оружие. Вслед за первым рядом конницы неумолимо следовал второй. Впоследствии подобный строй был более известен как «казачья лава».

Парфяне создали аналогичную конницу, вооружились дальнобойными луками и успешно продемонстрировали все это римлянам.

Цивилизации, живущие вблизи моря, делали ставку на тяжелую пехоту, поскольку ее легче было перевозить на кораблях и высаживать в любой необходимой точке. Однако существовали еще и кочевники, которые перемещались в бескрайних степных просторах. С потреблением мяса в степи проблем не возникало, но для полноценного содержания кочевого всадника требовались запасы зерна, а чтобы их создать, следовало подчинить земледельца.

Именно борьба кочевников с земледельцами и торговцами привела к созданию принципиально нового войска. Так появились римские катафрактарии – вроде бы тяжелая кавалерия, но, отстегивая доспехи коня, воин одномоментно превращался в легкого всадника. Подлинный расцвет катафрактариев связан с Византийской империей.

Чтобы содержать катафрактария, пришлось создать новую систему «оплаты труда», пронию, – право сбора налогов с определенной территории либо поместье, дававшееся за службу (в том числе и в пехоте). Аналогичная система возникла и на Западе, где для содержания своего рыцарства создали вассально-ленную систему, державшуюся на труде закрепощаемых крестьян. Рано или поздно аналогичные процессы происходили в любой стране.

 «Милостники» – опора самодержавия

 В Древней Руси изначально князь и дружина содержались общиной. Народ участвовал как в приглашении, так и в изгнании князя, который был «первым среди равных», третейским судьей и вождем ополчения на время боевых действий.

Ополченцы традиционно воевали пешими, а дружинники – на конях. Чтобы обеспечить содержание всадников, требовались вотчины – населенная крестьянами земля, которая передается по наследству. И если изначально основные доходы дружинники получали за счет военных походов и грабежей на торговых путях, то со временем вотчины с обитающими в них крестьянами вышли на первый план как источник постоянных доходов. По тем временам это была самая прогрессивная система комплектования тяжелой кавалерии.

Неизвестно, в каком направление шло бы развитие военного дела Древней Руси, но свои коррективы внесло нашествие монголов. Их созданное Чингисханом войско было самым передовым и эффективным для своего времени. Самым крупным соединением был тумен (в русском переводе «тьма») – десять тысяч воинов. Далее – тысячи, сотни, десятки. В случае бегства одного умерщвлялся весь десяток, десяти – сотня и так далее. Понятно, что дисциплина в войске была железная.

Спасаясь от монголов, русское население стекалось в самые труднодоступные для степняков места – в центр Владимиро-Суздальского княжества, в Москву, а также в Тверь. Потом, когда отношения с Золотой Ордой как-то отрегулировались, Москва и Тверь стали соперниками. Москва победила. 

Московские служилые «милостники» и приглашенные на службу татары не были столь своевольны, как бояре. Представители могущественных боярских фамилий фактически узурпировали должность московского тысяцкого, ведавшего не только городским ополчением, но и финансовым, и судебным надзором. И в 1373 году, после смерти последнего тысяцкого Василия Протасьева, должность просто упразднили. Зато расплодились подчинившиеся Москве правители ранее независимых удельных княжеств, «княжата».

Процесс консолидации самостоятельных княжеств в единое государство занял почти два века и завершился в правление Ивана III (1462–1505). Присоединение новых земель к сравнительно небольшому московскому княжеству привело к раздаче новых поместий, а значит, и к численному увеличению дворянского войска.

Поместье давалось роду за службу, его можно было передать по наследству. При этом крестьяне постоянно переходили от одного помещика к другому, тому, который обещал более выгодные условия. Понятно, что более выгодные условия обещали более состоятельные бояре и княжата. Рядовое дворянство, на которое великий князь всегда опирался, злилось и требовало упорядочить и ограничить это брожение.

В 1488 году Иван III дал уставную грамоту населению недавно присоединенного Белозерского княжества, определив количество «корма», взимаемого с «сохи». Наместник мог собирать «корм» только с помощью выборных сотских. По примеру этой грамоты создавались ограничивающие право сбора «доходные списки», выдаваемые наместникам. Срок кормления сокращался до года – трех, после чего наместник возвращался обратно в Москву для выполнения бездоходных поручений великого князя. Это резко ограничило произвол на местах и способствовала усилению централизации.

Дворянское ополчение несло службу пожизненно, причем служение государю на войне рассматривалось как великая честь. Иван III жестоко карал дворян, самовольно покинувших службу из-за неурядиц в поместье.

 Наш ответ Великой Степи

При Иване IV Грозном дворянство усилилось. Земской собор 1549 года принял решение, согласно которому «дети боярские» и дворяне могли обращаться с челобитной к царю, минуя бюрократическую приказную иерархию, где дело могло лежать годами.

В 1550 году провели военную реформу: чины предлагалось давать не по происхождению, а по воинскому таланту – идея, вызвавшая массовое недовольство в среде «княжат» и бояр. На время военных действий ограничили местничество (назначение на командные посты по принципу принадлежности к знатному роду). Было решено «испоместить» в Московском уезде «избранную тысячу» – то есть из 1070 дворян создали ядро дворянского ополчения, которое являлось надежной опорой самодержавия. Кроме того, для служилых людей установили два порядка прохождения воинской службы: «по отечеству», то есть по происхождению, и «по прибору», то есть по набору.

Службу «по отечеству» проходили дворяне и «дети боярские». Служба начиналась с 15 лет и продолжалась до смерти и переходила по наследству. Эта категория служилых людей составляла основную часть вооруженных сил – конное ополчение и обеспечивалось жалованьем и поместьями. Службу по набору проходили стрельцы. Им не давали землю, но полагалось государево содержание. Стрелецкое войско составляло личную охрану царя. 

Каждому роду было четко определено его место, фиксируемое в разрядных книгах. Такой порядок способствовал непримиримым конфликтам между боярскими и дворянскими родами. Разрядный приказ распределял деньги, ведал учетом и комплектованием армии, проверял способность к воинской службе дворян и «детей боярских». На особых смотрах «новика» определяли на службу, учитывая происхождение и опыт, зачисляя в разряд от которого зависело денежное содержание. Приказ мог увеличить или понизить оклад и чин, отобрать землю. Поместный приказ следил, чтобы служилые дворяне получали земли за военную службу в соответствии с установленными нормами.

 «Конно, людно, оружно»

 Система была оптимальной, но московские князья все равно не имели возможности полностью предотвратить татарские набеги. Минимизировать зло удавалось, укрепляя границы: делая засеки и высылая сторожевые заставы, укомплектованные, разумеется, все той же дворянской конницей. 

Ссылаясь на указ дворянам являться по царскому зову «конно, людно, оружно» историки почему-то толкуют его таким образом, будто на войну шли ратники, облаченные в какое угодно вооружение и на любых конях. Но есть, например, из «Десятников» XVII века – списков служилых людей, которые составлялись в период проведения смотра войск – следует, что вооружение было довольно унифицированным. В списках 1621–1622 годов у служилых людей «по отечеству» присутствуют лишь два комплекта вооружения: саадак и сабля (саадак – стандартный набор: лук, колчан и стрелы). Однако в других документах фигурируют также пищали, мушкеты или самопалы, а также и карабины.

Однако стоял вопрос о создании системы, способной противостоять и европейцам, и конным «варварам». И здесь все равно более эффективной оказывалась именно тяжелая конница, московские «катафрактарии». Но для содержания такого «катафрактария» требовался участок земли с прикрепленными к нему крестьянами. Так на Московской Руси утверждался сословный принцип управления. «Тягло» содержания новых «катафрактариев» ложилось на плечи еще недавно лично свободных, но «внезапно» и словно из ниоткуда появившихся на рубеже XVI–XVII веков «тяглых сословий». Иного пути, вероятно, просто не существовало.

Система была окончательно отлажена только в 1649 году Соборным уложением царя Алексея Михайловича. Дворянам даровали право передачи поместья по наследству; устанавливался бессрочный срок сыска беглых крестьян, тем самым отменялись «урочные лета», что означало окончательное оформление крепостного права в России. Самое передовое по тем временам законодательство создало идеальные условия для создания конного войска.

Однако к тому времени на Западе перешли к иному, более современному типу армии – по регулярному принципу комплектования. Под губительные залпы «дроба», вылетавшего из развернутых жерл пушек и артиллерийской картечи, эпоха катафрактариев близилась к закату. Вновь наступила эпоха пехоты, оставив российским правителям в наследие законодательно закрепленное крепостное право. И никто не знал, что с ним делать. 

8 Июля 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027