КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №20(328), 2011
Купленная революция Ленина и Парвуса
Владимир Нестеров
журналист
Санкт-Петербург
3107
Купленная революция Ленина и Парвуса
Ленин очень творчески и по-своему выполнил план Парвуса

Холодный зимний день конца февраля 1915 года… В столицу Германии, которая уже полгода находилась в состоянии войны с Россией, прибыл из Константинополя человек, известный немецкой тайной полиции под именем Александр Парвус. Здесь он дожидался важной встречи, от которой зависела не только его личная судьба, но и судьба Германии, подданства которой он безуспешно добивался много лет. Встреча состоялась в самом закрытом и аристократическом ведомстве – Министерстве иностранных дел. Протокол беседы не велся. Через несколько дней, 9 марта 1915 года, Парвус представил свой, отпечатанный на двадцати страницах, меморандум, который, по сути, являлся подробным планом выведения России из войны через революцию.

РАЗРУШИТЬ РОССИЮ ИЗНУТРИ

Этот меморандум-план находится в архиве Министерства иностранных дел Германии. Он грандиозен в своей простоте и объединяет все: от географии революционных действий – забастовок, стачек, которые должны были парализовать снабжение армии, до грандиозного плана по разрушению общегражданского и общенационального сознания.

Для политического и военного руководства кайзеровской Германии план разрушения России изнутри был подарком судьбы. Шла Первая мировая война… Россия для Вильгельма II была «больным зубом», выдрать который не было никакой возможности. Немцы даже заговорили о сепаратном мире с Россией, но Николай Александрович и Правительство выдвинули лозунг: «Война до победного конца». В своем плане-меморандуме Парвус постоянно ссылался на опыт первой русской революции 1905 года. Это был его личный опыт. Мало кто знает, что он стал одним из лидеров созданного в Петербурге Совета рабочих депутатов, фактически его отцом-основателем. Александр Парвус был одним из первых политэмигрантов с фальшивым паспортом, вернувшихся в Россию в 1905 году, в разгар стачек и забастовок. Именно он, а вовсе не Ленин, играл роль первой скрипки. Ленин явился уже к «шапочному» разбору. В то время в Петербурге лидировали Парвус и Троцкий. Этим бойким журналистам удалось взять в свои руки незначительные газеты «Начало» и «Русскую газету». Вскоре тиражи этих изданий при цене в одну копейку выросли до полумиллиона экземпляров. Парвус первым осознал, что манипуляция общественным сознанием является важнейшим инструментом политики.

В декабре 1905 года жителей Империи охватила паника: от лица Петербургского Совета в столичных газетах был напечатан финансовый манифест. Его автор в самых мрачных красках рисовал экономическое состояние страны. Тотчас началось массовое изъятие вкладов из банков и Сберкасс. Премьер-министр Витте был в ярости: финансовая система России оказалась на грани краха. Был арестован весь состав Совета, включая Троцкого. 21 марта 1906 года взяли под стражу и автора провокационной публикации. При аресте он предъявил паспорт на имя австрийского подданного Карла Ваверки. Во время следствия арестованный заявил, что назывался фамилией Ваверка ложно. На самом деле он - разыскиваемый с 1899 года российский подданный, мещанин Израиль Лазаревич Гельфанд. Именно он впоследствии и обзавелся псевдонимом «Парвус»…

Он рассказал о себе следующее: родился в 1867 году в Минской губернии, в местечке Березино. В 1887 году уехал в Швейцарию, где закончил Университет. Известен в социалистических кругах как автор теоретических статей. Наказание оказалось не строгим: три года административной ссылки в Сибирь, в Туруханск. По пути к месту назначения, пользуясь беспечностью охраны, Парвус сбежал. Осенью 1906 года он появляется в Германии, где издал книгу воспоминаний «В русской Бастилии во время революции». Это был первый крупный успех черного пиара Парвуса в создании негативного образа России в глазах немецкого читателя.

После встречи с Парвусом в МИДе в 1915 году германские высокопоставленные чиновники оценили его подрывной опыт. Он стал Главным консультантом германского Правительства по России. Тогда же ему выделили первый транш – миллион золотых марок. Потом последуют новые миллионы на «революцию» в России…

ПАРТИЙНЫЕ ДРЯЗГИ

Впервые Ленин и Парвус встретились в Мюнхене в 1900 году. Их отношения были проблематичны с самого начала: это были два типа людей, которые с трудом сходятся друг с другом. Ленин всегда видел в Парвусе идеологического соперника. И без того непростые отношения между Парвусом и Лениным осложнились из-за скандала с Горьким. При постановке в Германии пьесы «На дне», Парвус предложил представлять авторские права «Горевестника» революции. По договоренности с Горьким, основной доход должен был пойти в партийную кассу, то есть под контроль Ленина. По 20 процентов должно было отойти Парвусу и Горькому.

В одном Берлине пьеса давалась свыше пятисот раз. Но выяснилось, что всю сумму в 130000 марок Парвус присвоил себе. Горький грозился подать на Парвуса в суд, но Роза Люксембург убедила его «не выносить сор из избы». Все ограничилось закрытым партийным судом, на который Парвус даже не явился.

Это был политический скандал, нанесший большой ущерб его репутации и понизивший его авторитет в глазах революционеров. Уехав в Турцию после скандала с Горьким в конце 1910 года, Парвус прожил там почти пять лет. Он отодвинул в сторону всякую идеологию и стал сколачивать состояние.

Троцкий впоследствии отмечал: «В этой мясистой, бульдожьей голове мысли о богатстве перепутались с мыслью о социальной революции». Он выступал как спекулянт оружием, торговый агент, бизнесмен, публицист, консультант правительства младотурков. За пять лет Парвус сколотил миллионное состояние. Его резиденция находилась на Принцевых островах. За короткое время став влиятельной персоной, Парвус сыграл решающую роль во вступлении Турции в войну на стороне Германии.

Позже Парвус оказался в Швейцарии. Он снял номер в самом роскошном отеле Цюриха, проводя время в окружении пухленьких, привлекательных блондинок. Его утро начиналось с шампанского и сигары. В Цюрихе Парвус распределил большую сумму денег между русскими политэмигрантами и отправился на встречу с Лениным в Берн. Боясь быть скомпрометированным своими инвесторами, Ленин был недоволен тем, что Парвус искал встречи в публичном месте. Поэтому судьбоносный разговор перенесли в скромную квартиру Ленина и Крупской.

Из воспоминаний Парвуса: «Ленин сидел в Швейцарии и писал статейки, которые не выходили за пределы эмигрантской среды. Он был совершенно оторван от России, закупорен, как в бутылке. Я развил ему свои взгляды: «Революция в России возможна только при условии победы Германии».

Резонно возникает вопрос: почему же Парвус выбрал именно Ленина, нашел его и дал ему шанс? Не каждый революционер был готов взять деньги от страны противника, но Парвус как будто понял страшное честолюбие Ленина, его беспринципность. В Дании Парвус создал опорный пункт для своей будущей деятельности, своего рода офшор для отмывания немецких денег. После Швейцарии Ленин не хотел больше встречаться с Парвусом. Он послал к нему в Копенгаген свое доверенное лицо – Якова Ганецкого. В Копенгагене Парвус создал коммерческую экспортно-импортную компанию, назначив ее управляющим именно Ганецкого, связника Ленина. После октября 1917 года Ганецкий стал заместителем Главного комиссара Госбанка. Компания, которую возглавил Ганецкий, давала ему возможность, не у кого не вызывая подозрения, под видом деловых партнеров отправлять своих людей в Россию.

Нейтральная Дания тогда была Меккой для спекулянтов. Но даже на этом фоне деятельность Ганецкого по контрабанде оружия была настолько вызывающей, что стала поводом для его ареста, а затем и высылки из страны. Ганецкий вынужден был переехать в Стокгольм, где как в бизнесе, так и в политике продолжал работать на Парвуса, а точнее – на Ленина.

В Стокгольм Парвус приезжал из Копенгагена 2-3 раза в месяц, чтобы лично руководить делами. Отныне столица Швеции была форпостом для контроля событий в Петрограде. Между Стокгольмом и Петроградом активно налаживались и «коммерческие» связи. Через каталоги предлагаемых товаров агентами Парвуса передавалась секретная информация, написанная невидимыми чернилами, в том числе указания Ленина из Цюриха. Но главной задачей этих «фирм» являлась прокрутка денег, которые Парвус получал из Германии для партийной кассы большевиков. Зачастую это были фиктивные кредиты под сделки, которые никогда не осуществлялись.

ПАДЕНИЕ И ВЗЛЕТ

В Копенгагене Парвус сблизился с германским послом в Дании графом Брокдорфом-Ранцау. Этот утонченный аристократ стал личным другом Парвуса и его главным лоббистом в Берлине. С 1922 по 1928 год граф Брокдорф-Ранцау был послом Германии в Советской России.

Александр Парвус рождал идеи легко и быстро. Так, осенью 1915 года он передал графу Ранцау новое предложение, тот по дипломатическим каналам переправил его в Берлин. Это было описание финансовой операции. По словам ее автора, она должна была недорого обойтись Германии, но привести к большому падению курса рубля в России. Этой финансовой провокацией Парвус хотел повторить свой успех 1905 года.

Предложение заинтересовало получателя, и Парвуса немедленно пригласили в Берлин для консультаций. Он обещал для разжигания революционной искры организовать в Петрограде стотысячную рабочую забастовку, приурочив ее к 9 января, годовщине «кровавого воскресенья». По его расчетам, в дальнейшем забастовка должна была перекинуться на всю страну. В канун 1916 года Парвус получил миллион рублей. Сохранилась расписка: «Получил 29.12.15 от германского посольства миллион руб. для развития «революционного» движения в России».

В Петрограде и на юге России прошли массовые забастовки и стачки, но они не переросли в назначенное Парвусом на 9 января вооруженное восстание. Народ тогда не поддался на провокации. Парвус просчитался в своих планах, подвел своего покровителя. У него состоялся неприятный разговор с графом Брокдорфом-Ранцау. В Берлине усомнились, доходят ли деньги до цели. Госсекретарь фон Ягов высказал предположение, что Парвус присвоил полученные средства. Для Парвуса наступил период охлаждения в отношениях с МИДом. Финансирование было заморожено.

Тогда он переориентируется на новое ведомство – Морской Генштаб Германии. Нужно было срочно доказать эффективность своей работы.

Построенные верфях города Николаев и вступившие в строй линкоры «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина» были русским ответом на главенство в водах Черного моря двух германских крейсеров.

Тяжелый крейсер «Гебен», водоизмещением 23000 тонн с мощной крупнокалиберной и дальнобойной артиллерией и легкий крейсер «Бреслау» не раз вступали в перестрелки с русскими кораблями, но всегда уходили от преследования.

Линкор «Императрица Мария» с ее многочисленной артиллерией и большой скоростью превосходил «Гебен» и «Бреслау». Для Германии необходимость вывода из строя двух новейших русских линкоровстояла крайне остро… И тут реализовалась наводка Парвуса.

7 октября 1916 года линкор «Императрица Мария» был взорван и затонул в Севастопольской бухте. Страшный пожар, возникший в носовой части корабля, унес жизни 225-ти матросов и трех офицеров.

КУПЛЕННЫЕ МАНИФЕСТАНТЫ

Интерес германского МИДа к Парвусу возобновился после Февральской революции. Надо было спешить. Временное правительство, подтвердив союзнические обязательства перед Англией и Францией, продолжило войну с Германией. К тому же, весной 1917 года против Германии выступили США. Начался новый этап сотрудничества «гения шпионажа» с МИДом Германии. Финансирование было разморожено. Для осуществления плана Парвусу опять был необходим Ленин, но не в Швейцарии, а в России.

Германские высокопоставленные лица совместно с Парвусом разработали план переправки «революционеров» в Россию. Единственно возможный путь железнодорожного проезда из Швейцарии в Россию проходил через Германию. По законам военного времени граждане страны-противника при пересечении границы должны были быть немедленно арестованы. Но по личному распоряжению кайзера для Ленина и его подручных, российских подданных, было сделано исключение.

Отъезд эмигрантов-интернационалистов из Швейцарии получился весьма бурным. На вокзале собралась группа патриотически настроенных русских. Говорили, что немцы заплатили Ленину хорошие деньги. И когда отъезжающие запели было «Интернационал», кругом раздались крики: «Немецкие шпионы! Кайзер вам оплачивает проезд»… Большевики замолчали. Ленин в руках нес зонтик, пригодившийся на пути к поезду, когда на вокзале началась небольшая потасовка. Начальник Генштаба Германии Людендорф вспоминал: «Мы взяли на себя большую ответственность, отправив Ленина в Россию, но так было нужно, чтобы Россия пала»…

Так называемый «пломбированный вагон» находился в составе обычного поезда. Сопровождать Ленина и других пассажиров спецвагона германское посольство в Швейцарии поручило своему проверенному агенту, социалисту Фрицу Платтену.

Ленин и Крупская заняли отдельное купе, в соседнем ехали «подруга» Ленина – Инесса Арманд - и Карл Радек, в то время австрийский подданный. Всего в пломбированном вагоне разместилось 33 человека.

В Германии царил голод… Однако у пассажиров «особого» вагона не было недостатка в продуктах. Обеды готовил специально прикрепленный повар. Швейцарцу Платтену было разрешено выходить на остановках за свежими газетами. Это давало ему возможность покупать пиво, до которого Ленин с Зиновьевым были большие охотники.

Из донесения русской разведки: «Установлено: в настоящее время почти во всех городах Германии, Австро-Венгрии – продовольственный кризис. Германское правительство, желая вывести страну из тяжелого положения, во что бы то ни стало хочет заключить мир с Россией. С этой целью высылает социал-демократов из нейтральных стран, платя большие деньги». До сих пор не выяснено, почему координаторы поездки задержали поезд в Берлине на 24 часа, отогнав его на запасные пути. Существует версия, что под покровом темноты к поезду прибыли высокопоставленные представители кайзера. В обстановке строжайшей секретности между ними и Лениным состоялся разговор.

Именно после этой встречи Ленин переработал свои «апрельские тезисы». В порту Засниц пассажиры пересели на пароход, отходящий в Швецию. В порту Трелеборг их уже ожидал Яков Ганецкий, связной Парвуса и Ленина.

Стокгольм… За день пребывания в столице Швеции Ленин провел секретные переговоры с немецкими агентами. С Парвусом беседовали Ганецкий и Радек. Из воспоминаний Парвуса: «Я передал Ленину через общего приятеля: «Теперь необходимы мирные переговоры». Ленин ответил: «Мое дело – агитация». Тогда я сказал: «Если государственная политика для него не существует, то он станет орудием в моих руках». В день приезда Ленина в газете шведских социал-демократов «Политикен» была опубликована его фотография с подписью – «вождь русской революции». До этого времени Ленин 10 лет находился в эмиграции и на родине его вряд ли кто-либо помнил, за исключением некоторых товарищей по партии. Подпись эта была абсолютно абсурдна, но так работал Парвус.

По заданию Парвуса Ганецкий через своих агентов в Петрограде срежиссировал пестрое шоу. Ленина на Финляндском вокзале встречали с оркестром, цветами, броневиком и матросами-балтийцами. В Берлин из Стокгольма ушла срочная шифровка: «Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию».

После приезда Ленина в Петроград немецкие деньги потекли рекой. «Правда» и другие большевистские газеты купили новейшее типографское оборудование и выходили большими тиражами. Русский военный контрразведчик в Копенгагене генерал Потоцкий сумел перехватить некоторые телеграммы, которыми лихорадочно обменивались агенты со стокгольмским бюро Парвуса. Телеграмма, адресованная Ганецкому – пример классического отчета перед деньгодателями за вложенные средства: «В воскресенье манифестация всей революции. Наши лозунги: «Вся власть Советам!», «Да здравствует контроль рабочих над производством!», «Вооружение всего народа!», «Хлеба, мира, свободы!»

В одну кучу свалены все лозунги, которые могли импонировать расхристанной, темной массе, которая и совершила, в конце концов, октябрьский переворот. Июльские лозунги 1917 года, которыми Ленин во время путча хотел взбаламутить столицу России Петроград, – все они вышли из под пера «марксиста-авантюриста» Парвуса.

Существует версия, что одной из главных целей большевиков в июле 1917 года был захват контрразведывательного отделения Генерального штаба. Именно здесь находились документы и переписка лиц, изобличаемых в сношениях с неприятелем. После прихода Ленина к власти все эти документы были уничтожены. Контрразведка без согласования с Временным правительством организовала утечку компроматов в прессу. В эти июльские дни в прессе появляется подобное взрыву сообщение: Ленин и его товарищи куплены германским Имперским правительством и действовали по его поручению.

Временное правительство было вынуждено начать расследование по обвинению большевиков во главе с Лениным в государственной измене и организации вооруженного мятежа. Дело вел следователь по особо важным делам Александров, которого в советское время неоднократно арестовывали. В 1939 году он сделал органам НКВД следующее признание: «Контрразведка в 1917 году предоставила в наше распоряжение несколько шкафов документов, переписки, телеграмм. Из показаний свидетелей: «большевики платили за забастовочный день больше, чем за рабочий, за участие в демонстрациях и выкрикивание лозунгов от 10 до 70 руб., за стрельбу на улицах 120–140 руб.»

Деньги для Ленина переводились из Берлина через немецкий банк «Дисконто Гезельшафт» в стокгольмский «Ниабанкен». Директором «Ниабанкен» был впоследствии знаменитый шведский банкир и социалист Олаф Ашберг. Он прекрасно знал Ленина и Парвуса. В годы НЭПа Ленин назначит его директором Роскомбанка.

К тому времени прошение Парвуса о германском гражданстве, благодаря протекции графа Брокдорфа Ранцау, было удовлетворено. Сидя в своем роскошном поместье в бриллиантовых запонках, он оплачивал «революцию» в стране, которую он не жалел и ненавидел.

«МОЖНО БРАТЬ ДЕНЬГИ ХОТЬ У ДЬЯВОЛА…»

Прибывшие с фронта верные Временному правительству войска подавили мятеж. Путчисты были изолированы, разоружены, их главари арестованы. Это был момент, который Временное правительство могло использовать для ликвидации Ленина. Но этого не произошло…

Несмотря на веские улики, все арестованные в связи с июльским мятежом были выпущены следователем Александровым под крупные залоги. Ленин на допрос не явился, хотя Александров на это наивно надеялся. Обвиняемый в государственной измене, Ленин скрывался тогда в Разливе.

В октябре 1917 года ходили слухи о подписании Временным правительством и Антантой сепаратного мира, но не с Германией, а ее союзниками – Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией. Называлась даже дата – 8-9 ноября по новому стилю.

Такой вариант развития событий лишал Ленина его главного козыря в борьбе за власть. «Промедление смерти подобно, теперь все висит на волоске», – истерично заклинал Ленин. 25 октября (7 ноября) по новому стилю произошел октябрьский переворот, после чего Россия начала свое восшествие на Голгофу. Ленин и Троцкий стали вождями. Сразу же после переворота международный шпион и провокатор Парвус был принят в МИДе Германии. Он предупредил: положение большевиков не такое прочное, их правительство не пользуется поддержкой большинства населения. Телеграмма германского МИДа в Имперское казначейство гласило: «Имею честь просить Ваше превосходительство предоставить в распоряжение ведомства Иностранных дел 10 (исправлено) 15 миллионов марок на ведение политической пропаганды в России». Германии нужен был сепаратный мир с Россией и как можно быстрее. Для этого они и давали деньги. Хорошо известны слова вождя большевиков: «Можно брать деньги хоть у дьявола, если они способствуют нашим целям»…

Уже в декабре 1917 года начались переговоры в Брест-Литовске, где располагался Штаб командующего Восточным фронтом генерала Гофмана. Жесткие территориальные, экономические и финансовые требования немецкой стороны вызвали бурную реакцию в русском обществе. Даже соратники Ленина по партии посчитали принятие выдвинутых условий опасным. Ведь совсем недавно большевики пришли к власти с революционным лозунгом - обещанием мира «без аннексий и контрибуций», на деле оказавшимся фальшивкой. Ленин, настаивавший на заключении мира на любых условиях, заявлял: «У нас нет армии. А страна, которая лишена армии, должна принять неслыханно позорный мир».

Так закончилась война для России. Закончилась поражением, хотя ее союзники позже праздновали победу. Договор, ратифицированный в марте 1918 года, сразу превратил Россию во второразрядное государство. Такой была расплата за власть.

Тем временем Парвус ожидал, что Ленин, которого он привел к власти, призовет его хотя бы для контроля над банками. Но этого не произошло. «Революция не терпит никого, у кого грязные руки», – передал Радек ответ Ленина. Для Ленина Парвус был попросту «ходячим» компроматом.

Когда Парвус получил отрицательный ответ, его охватил дикий гнев… Он решил мстить. 30 августа 1918 года Ленин был ранен. Это было уже второе покушение за год. До сих пор остается тайной: кто за ними стоял? Может быть, кайзер решил от него «избавиться после выполненной работы», как он написал на полях одного письма… Но это, конечно, лишь предположение.

Достигнув конечной цели для Ленина и для Берлина, Парвус оказался не нужен ни тем, ни другим. Он стал богат, как Крез, но его вечная вера во всесилие денег, которыми он все еще владел в большом количестве, исчезла. Еще в начале своего пути он спрашивал в письме к своему немецкому другу: «Где можно купить Родину задешево?» Его мечта сбылась: он поселился недалеко от Берлина на острове Шваненвердер, в месте обитания самых богатых людей Германии. Ему не исполнилось еще и 60 лет, но здоровье было разрушено…

Январь 1924 года. Москва пять дней и ночей прощается с вождем революции. Старый знакомый Парвуса Брокдорф-Ранцау возлагает венок от дипломатических миссий. Теперь он уже посол не кайзеровской, а социал-демократической Германии. Декабрь того же 1924 года. Германское агентство извещает о смерти 57-летнего Александра Гельфанда-Парвуса. Лишь небольшая группа верных ему соратников провожает его в последний путь. Здесь, на новой родине, в Германии, могила Парвуса бесследно затеряется… А в советской России имя человека, который привел Ленина к власти, будет предано забвению.


Дата публикации: 7 ноября 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~K2rrp


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9245735
Александр Егоров
1017250
Татьяна Алексеева
842861
Татьяна Минасян
415074
Яна Титова
267323
Светлана Белоусова
221604
Сергей Леонов
218625
Татьяна Алексеева
210242
Борис Ходоровский
189649
Наталья Матвеева
187832
Валерий Колодяжный
183537
Павел Ганипровский
166415
Наталья Дементьева
119227
Павел Виноградов
117276
Сергей Леонов
113088
Виктор Фишман
96825
Редакция
93089
Сергей Петров
87749
Борис Ходоровский
84501