Репортаж из ада
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Репортаж из ада
Александр Кум
журналист
Украина
539
Репортаж из ада
Освещая военные конфликты, операторы, репортеры и фотографы ходят по лезвию бритвы

– Ты меня слышал? Лежать мордой вниз, ты, мерзкий ублюдок! В то время как грубый голос выкрикивал у меня над ухом эти команды, тяжелый ботинок упирался мне в спину, как будто я был окурком, не раздавленным с первого раза. Я было предположил, что и ботинок, и голос принадлежат одному и тому же человеку, но утверждать наверняка не мог – мне мешали вонючий мешок на голове, удавка на шее и связанные проволокой руки за спиной. Я знаю, что в определенных кругах эти миленькие аксессуары применяют для достижения оргазма, но в моем случае дело касалось войны. Вначале на меня надели все это, затем швырнули на землю, уперев в шею ствол АК-74. Добро пожаловать в зону обучения действиям в боевой обстановке!

ВСТРЕЧА, ПОХОЖАЯ НА ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ ЗАХВАТ

Еще пять минут назад мы мирно ехали по загородной дороге. Мы – это 19 журналистов, собирающихся пройти курс тренинга, проводимый британской компанией «Риск Эссесмент Груп», основанной бывшими спецназовцами и имеющей целью кое к чему подготовить репортеров, работающих в «горячих точках» планеты. Некоторые из нас еще не были в зоне боевых действий, а другие, как, например, тройка операторов из Австралии, были уже настоящими ветеранами, побывавшими во многих опасных уголках мира. Еще двое недавно вернулись из Ирака. Трое работали в Ближневосточном бюро Всемирной службы новостей и изъяснялись исключительно по-арабски. Еще один специализировался на этнической резне в Руанде и Сомали. Двое периодически посещали Чечню.

Рядом со мной развалился валлиец, ведущий телепрограммы «Тайм». Короче, одни были ветеранами «горячих точек» с ранениями и контузиями, другие же еще не испытали «радости» валяться в мокрых штанах в воронках под артобстрелом и свистящими минами...

...Внезапно перед нами, перекрыв дорогу, резко затормозил джип-фургон. Тут же сзади остановился второй, ударив нас в буфер. Из них высыпались люди в камуфляже и черных масках, размахивающие «калашами» и пистолетами. Стреляя в воздух, они окружили наш транспорт, распахнули дверцы, схватили ближайших журналистов, выволокли их наружу и грубо швырнули на землю, избивая и ругаясь. Минуту спустя, на земле «мордами вниз» лежали уже все. Потом нас отвели на поляну, снова бросили на землю и связали сзади руки. Я догадывался, что это тренировка, но, судя по доносившимся всхлипываниям и мольбам о пощаде, некоторые мои коллеги уже намертво об этом забыли.

Выстрелом прозвучала отрывистая фраза на арабском и, едва не скрутив себе шею, я увидел, как один из пленников вскочил и побежал. Не медленно раздался громкий топот армейских ботинок. Пару секунд спустя донесся шум драки, звуки ударов, падающего тела и два налетчика проволокли мимо меня безжизненное тело. Несчастного швырнули рядом, и я услышал грозный щелчок предохранителя. Затем – о, ужас! –раздался выстрел и всхлипывания оборвались. Наступила тишина...

Уже позже я узнал, как было дело. Мохаммед (ветеран египетской армии и единственный из нас, кто имел военную подготовку) попытался схватить направленный на него ствол автомата, но получил сильнейший удар в челюсть, затем ногой в пах, упал, а над его головой прозвучал холостой выстрел.

ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ

Профессия репортера крайне опасна. Освещая военные конфликты, операторы, репортеры и фотографы ходят по лезвию бритвы. Масштабные бои между регулярными армиями давно канули в забвение. Сейчас более часты мелкие, но жестокие вооруженные стычки. Подобные конфликты часто происходят между гражданами одной страны, которые делятся по этническим или религиозным признакам. А в таких ситуациях разницы между военными и гражданским населением не существует.

Большинство участников современных конфликтов – это народные ополченцы без всякой начальной военной подготовки, даже не умеющие правильно пользоваться оружием. Практически все они вооружены автоматами Калашникова, винтовками М-16 и УЗИ. Они не игнорируют Женевскую конвенцию, основное правило которой – безопасность гражданского населения. Они просто  никогда о ней не слышали. В большинстве случаев обмундирования не существует вовсе, что создает вам очень серьезные проблемы, если вы оказываетесь одеты в куртку «не того» цвета. И это отнюдь не единственная ситуация, в которой журналистов могут принять за бойцов противника, либо лазутчиков и шпионов. Издалека телекамера на плече напоминает противотанковый или зенитный комплекс, и если кто-то увидит ее направленной на себя, то сперва прошьет оператора очередью, а затем посмотрит, что к чему, и то вряд ли. Кроме того, в некоторых странах в журналистов намеренно стреляют по идеологическим причинам, например, в той же Чечне. Так, в Алжире в 1994 году были убиты 47 журналистов, которых вычислили религиозные враждующие группировки. Всего же там было уничтожено более тысячи иностранцев. В Сербии солдаты и снайперы получали вознаграждение за каждого убитого, и самое большое вознаграждение выплачивалось за журналистов. Так, там погибли 20 солдат Миротворческого батальона ООН и... 117 журналистов!

ИНСТРУКТОР –«ПЛОХОЙ ПАРЕНЬ»

Семинар по похищениям с нами проводили в том суровом стиле, к которому мы почти привыкли за последние двое суток. 

– Парни, если вы начнете сопротивляться похитителям, вам сделают очень больно! – орал наш инструктор Стив, «морской котик» с 22-летним стажем. – И я говорю не об ударе в челюсть, а о сломанных ребрах и перебитых конечностях. И после этого похитители не будут нести вас на руках или оказывать медицинскую помощь! Так что они сделают?!

(Мрачное молчание слушателей.) 

Правильно, пристрелят к такой-то матери!

За время прохождения напряженного курса, который включал в себя уроки стрельбы, самообороны, выживания в условиях пустыни и джунглей, Стив полностью вошел в образ «плохого парня», одного из тех, которые будут терроризировать журналистов в любой «горячей точке» планеты.

– Ублюдок! Подонок! – плевались журналисты. – Какого он тут из себя воображает!..

– Вы, очевидно, полагаете, что во время похищения вам на голову осторожненько наденут чистенькие надушенные мешочки, только что из ателье мод?! – распинался Стив. – Нет, девочки, у меня для вас плохие новости. Когда это происходит на самом деле, люди блюют в них, истекают кровью в них, задыхаются в них и... умирают в них! – эффектно закончил он свое шокирующее выступление.

Наши наставники принадлежали к людям, рассматривающим мир как  враждебную территорию, по которой они продвигались, защищенные оружием и спецподготовкой. Ученики же, то есть мы, видели свою защиту в уме и способности словами изменить ситуацию в лучшую сторону. Такая разница в мировоззрении быстро привела к тому, что сам семинар превратился в своеобразную зону боевых действии. Например, на жизненно важный вопрос американского репортера, что делать, если попал под обстрел, а дверцы машины (бронетранспортера, люк танка) заклинило, Стив отвечал: «Высадить их к гребанной матери чем угодно, и превратить все вокруг в зону смерти!» Подобная бравада могла принести ему авторитет только среди его коллег сорвиголов, но не среди нас, обычных парней, вооруженных только фотокамерами и ручками с блокнотами...

Бедовый Стив рассказывал нам историю об опасностях, связанных с угоном автомобиля – происшествия, более чем вероятного во всех уголках земного шара. Он поведал о женщине, которая ехала вечером по пригороду Йоханнесбурга. Вдруг фары ее джипа осветили лежавшего поперек дороги человека. Решив не останавливаться, она свернула на обочину. Объехав тело, снова вырулила на дорогу.

Добравшись до своего дома,  позвонила в участок и вместе с полицейскими вернулась на место происшествия, где копы ничего не обнаружили. Тогда она пошла по следам своего ровера-вагона и наткнулась на три свежих трупа мужчин в масках и с оружием. Они ждали в засаде, и если бы женщина остановилась, ее бы ограбили, убили и уехали на джипе. Всех троих раздавило насмерть, когда она проехала по ним на своем внедорожнике...

РАБОТА СОМНЕВАТЬСЯ И РАБОТА УБИВАТЬ

Когда Стив закончил свою историю об этой даме, старший из австралийских журналистов сказал соседу-оператору достаточно громко, что-бы слышали многие: «Это не может быть правдой».

– Что ты сказал, малыш? –процедил Стив, так глядя на австралийца, что если бы взгляд мог убивать, того уже везли бы в морг. Тишина. 

– Будь я на твоем месте, кенгуру, мать твою так и перетак, я бы никогда, ни за что на свете не перебивал бы меня, – закончил он.

Репортер был не из тех, кого можно запугать словами.

– Я не думаю, что это правда, – повторил он. – Чтобы поверить в это, я должен знать, почему остальные двое не пошевелились, когда она переезжала первого? Как она могла ни чего не почувствовать, проехав по ним? А фары? С какой скоростью шла машина? Как далеко от дороги прятались эти люди? Сомневаться во всем –моя работа.

– А моя работа – убивать людей! Не стоит ссориться со мной, сынок, иначе очень скоро ты об этом пожалеешь! –орал бешеный Стив...

Урок следовал за уроком. Мы усвоили, что в мире есть более 100 миллионов «калашей» всех систем, что пуля снайпера легко достанет нас в радиусе двух километров, начисто выбив мозги из головы. Нам сообщили, что на морозе нельзя пить спиртное, особенно если начинаешь замерзать. Потом последовали несколько часов, посвященных азам первой помощи, включавшим незабываемый совет: «Не давите сильно на грудную клетку ребенку, делая массаж сердца, иначе получите дохлую куклу!»

Еще один отставной моряк-минер Томми проводил с нами занятия по  безвреживанию мин, самодельных взрывных устройств и мин-ловушек.

Он обожал свою огромную коллекцию взрывных устройств так же, как инструктажи с журналистами, на которых учил делать бомбы из лосьонов, аэрозолей, булавок и фольги.

Он был, мягко говоря, чудаком.

– Парни, вы, наверное, считаете меня немного сдвинутым? – как-то спросил Томми.

Мы не отрицали.

– Хм, большинство людей укладывают спать своих детей с плюшевыми мишками, а я даю своим вот это... Это русская мина-сюрприз, она называется «конвейер вдов». Передайте  ее по кругу... Знаете, почему я так люблю мины? Это единственное оружие, которое не нужно чистить после того, как вы им убьете!..

МИННОЕ ПОЛЕ

И вот, наконец, последнее занятие, которое имело целью проверить, чему мы научились за четверо полных интенсивного напряжения суток. Разделившись на команды по 5 человек, мы ползали по лесу и развалинам какого-то здания в поисках мин, взрывных устройств-ловушек и прочих миленьких подобных штучек. Уже возвращаясь к зданию базы, волоча на носилках двух контуженных собратьев, напоровшихся на учебные мины, мы услышали где-то за деревьями мощный взрыв. Побежав на столб дыма, взметнувшегося над землей, мы обнаружили минное поле, через которое была проложена тропинка, отмеченная белой веревкой с флажками. В конце ее лежал один из инструкторов с... оторванной ногой! Из раны рекой лилась кровь. Да, грим и камуфляж, использованные нашими гуру для этого показного занятия, были великолепны! Группа быстро остановила «кровотечение» с помощью системы жгутов, осмотрела инструктора на предмет других «ран» и соорудила носилки из одеяла, чтобы унести его подальше от других опасностей.

Неся «жертву», мы обнаружили, что в нашей группе нет одного из контуженных. В двадцати метрах от нас, посреди минного поля стоял пятый наш товарищ, Мохаммед, и спокойно наблюдал за нами.

– Мохаммед! Какого дьявола ты стоишь там и смотришь? – заорал грубый Стив. –Ты должен помогать этим парням, а не маяться дурью!

Как я могу помогать им? – закричал араб, ковыряя пальцем в оглохшем ухе. – Ваши ублюдки убили меня вчера во время налета, а сегодня проклятая мина начисто оглушила меня, о, Аллах, Могущественный и Справедливый...

Кстати, после окончания курса мстительный Стив устроил рукопашный бой, где для начала предложил напасть на него 2-3 желающим. Вы догадались, что одним из них был австралийский хроникер, компанию ему составил второй араб, Муса. Ничего не скажешь, выучка есть выучка, и Стив в течение пяти минут делал из них отбивные, а затем месил, как тесто. Затем нас окружила группа «мятежников» и лупила всех еще минут десять, показывая на практике, что нас ожидает при потере бдительности там, где мы будем выполнять задание редакции. А пара операторов снимала эту процедуру на видео в рекламно-воспитательных целях, решив выпустить ролик «Как готовят журналистов для работы в «горячих» точках». Безусловно, этот материал будет удачным, думал я, ковыляя в медсанчасть, держась за спину и вытирая платком разбитый нос...


29 ноября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88415
Виктор Фишман
70656
Борис Ходоровский
62841
Сергей Леонов
55672
Богдан Виноградов
50014
Дмитрий Митюрин
37306
Сергей Леонов
33810
Роман Данилко
31658
Борис Кронер
20507
Светлана Белоусова
19563
Светлана Белоусова
18264
Дмитрий Митюрин
17880
Наталья Матвеева
17652
Татьяна Алексеева
17182
Наталья Матвеева
16464
Татьяна Алексеева
16184