Парижская улица Бомарзунд
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №2(362), 2013
Парижская улица Бомарзунд
Сергей Косяченко
журналист
Хабаровск
134
Парижская улица Бомарзунд
Английская бомбардировка с корабля «Бульдог»

Название Бомарзунд носит остров в Аландском архипелаге, находящемся между Швецией и Финляндией. Какое же отношение имеет парижская улица к безвестному островку? Оказывается, самое прямое. Названа она, правда, не в честь части суши, со всех сторон окруженной водой, а в честь героической победы французов над гарнизоном величайшей русской крепости всех времен и народов. И не беда, что об этом чуде фортификационного исскуства кроме задорных галлов никто не помнит, зато празднуют они ту славную викторию с парадами и фейерверками. Крепость Бомарзунд все-таки стоит того, чтобы о ней помнили.

Аландский архипелаг — остров Аланд и множество более мелких островов — издавна принадлежал Швеции, но по Фридрихсгамскому миру, подписанному 17 сентября 1809 года, он вместе с Финляндией вошел в состав Российской империи.

Потеря Аланда долгое время не давала покоя шведам, не раз пытавшимся вернуть его путем различных протестов, нот и переговоров. Швецию понять можно: население острова и по сей день состоит из коренных шведов и говорит на шведском языке, хотя сейчас принадлежит Финляндии. От Швеции остров отделен проливами Оландсгаф и Кваркен шириной всего около десяти миль. Проливы изобиловали камнями, мелями и были чрезвычайно трудны для судоходства.

В 1829 году для защиты архипелага и входа в Ботнический залив на Аланде началось строительство крепости Бомарзунд. Крепость в одной из отдаленных и труднодоступных частей Российской империи строилась долго и бестолково. За двадцать два года, к 1854 году, когда очередная, девятая по счету русско-турецкая война после вмешательства в нее Англии и Франции превратилась в Восточную, или Крымскую, было готово только три крепостных башни. Комендантом крепости был 68-летний полковник артиллерии Яков Андреевич Бодиско, участник еще наполеоновских войн.

Вот это смешное укрепление англичане с французами и решили взять. Публика в Париже и в Лондоне жаждала победных реляций. На Свеаборг и Кронштадт силенок не хватало, а после неудач жизненно важно было добиться хоть какого-то успеха. Опять же вразумить шведов и уговорить их присоединиться к коалиции против России. Бомарзундская крепость как раз годилась для показухи: отстроена на одну пятую часть, единой системы ведения огня не имеет, половина артиллерии без станков, да и защитников 1600 человек всяких разных, но никак не гвардия. В общем, удаленный убогий провинциальный гарнизон, причем еще и с туземцами — в гарнизон входил 10-й финский батальон из добровольцев. Финны были высочайше освобождены от воинской повинности, но горячие парни и у них были. Еще там же всякие нестроевые, штатские, включая каторжан, семьи — и всего на острове 2200 человек. Английская эскадра сама нашла эту крепость более слабой и атаковала.

Первую пробную попытку атаки Бомарзунда союзники под командованием капитана Халла предприняли 21 июня 1854 года по старому стилю. Три паровых корабля подошли к главному форту, четвертый остался за островом Микелсе. Завязавшаяся перестрелка длилась девять часов. Пострадали сильно два корабля, и, расстреляв снаряды, англичане удалились в открытое море. Пушки англичан оказались дальнобойнее, но они не смогли разрушить стены форта. Во время боя погибли четверо русских солдат, по неосторожности высунувшихся из амбразур.

Все понимали, что это лишь разведка, поэтому комендант приказал сжечь все деревянные здания, чтобы ими не смогли воспользоваться захватчики. В Петербург отправили рапорт о бое. В ответ совершенно неожиданно для Бодиско император произвел его в чин генерал-майора, а гарнизону жаловал по рублю серебром.

С 10 по 25 июля союзный флот простоял, блокируя остров в ожидании французского десанта. Англичане дождались подкрепления — прибыла французская дивизия Барагэ д'Илье с эскадрой в 40 вымпелов. Численность союзных сил достигла 32 000 человек (можете сравнить соотношение в живой силе, а по артиллерии превосходство было в десять раз, даже не учитывая качественного — по дальнобойности английские и французские орудия могли работать вне досягаемости русской крепостной артиллерии, совершенно безопасно). Причем в отличие от Кронштадта и Свеаборга у Бомарзунда не было минных заграждений.

Да, в России были морские мины, даже два типа. Гальванические, Нобеля (того самого, чья премия за мир, он их вместе с отцом создавал), и мины Якоби. На нобелевских, менее мощных, около Кронштадта подорвалось четыре английских корабля. Принято считать, что кроме сотрясения ничего не произошло, но с чего-то союзники стали мин бояться как огня. У Бомарзунда можно было маневрировать свободно. Ну а дальше — по английским и французским источникам — крепость успешно штурмовали, за четыре дня вполне справились и, взорвав все, что не разломала артиллерия, практически не понеся потерь, удалились, увозя взятых в плен российских подданных. Пытались всучить острова Швеции. Но шведы от такого данайского подарка благоразумно отказались — война-то еще не кончилась!

А как все было в действительности?

Англичане и тут отсиделись за спинами французов — в полном соответствии с английскими военными традициями, то есть по-джентльменски. Лимонники только пару раз подставились — когда их пароходофрегат «Пенелопа» сел на подводные камни вне действия крепостных орудий. Но русские дикари увеличили пороховой заряд сверх допустимого, рискуя разрывом стволов, да под перед орудийных станков подложили колоды, что позволило накрыть огнем и наделать дырок в стоячей цели, да второй раз опять же ухитрились навесным огнем, что крепостная артиллерия не могла вообще-то по канонам делать, накрыть стоящий за островком Прест-Э пароходофрегат «Леопард».

С «Пенелопы» повыкидывали сгоряча всю артиллерию, чтобы облегчить корабль и сняться с камней, но девять ядер они все-таки получили. «Леопард» ушел на буксире, большая часть экипажа при этом работала на помпах — дыры оказались опасными. И в конце высадили героические англичане аж роту саперов, которые в драку не полезли. В роли мартышки, таскающей для англичан каштаны из огня, выступили французы.

Десантировались они 13 августа 1854 года в количестве 12 000 человек, прикрываемые беспрерывной канонадой всех кораблей объединенного флота под командованием адмиралов Нейпира и Парсеваля-Дешена. Полчаса на берегу их обстреливали финны и добровольцы из гарнизона, прятавшиеся по-егерски — среди камней. Под адским — орудийным и ружейным — огнем и в связи с абсолютным превосходством неприятеля в живой силе добровольцы отошли, правда, в первой волне десанта повыбили у французов почти всех офицеров. После этого французы, приведя себя в порядок, вели осаду правильно — окапываясь и ставя батареи. Обстрел русских укреплений длился весь день и продолжался ночью.

На второй день осады, 14 августа, крупнокалиберные орудия с английских кораблей начали обстрел северного фланга крепости — башни Нотвик, которую защищали 180 человек под командованием поручика Звердьева. Через несколько часов в гранитной стене была пробита громадная брешь, и большинство орудий башни было уничтожено, к вечеру замолчало последнее русское орудие. Лишь только теперь гарнизон башни сдался.

Пришел черед башни Бреннклинт, которой командовал штабс-капитан Теше. В течение ночи башня огнем своих пушек мешала противнику копать траншеи и устанавливать батареи. Огонь защитников был настолько меток, что к вечеру следующего дня башня уничтожила почти все неприятельские осадные сооружения.

Строители башни не предусмотрели вентиляцию казематов, и артиллеристы, чтобы не угореть от порохового дыма, были вынуждены часто прекращать огонь и выскакивать во двор башни, ожидая, пока не рассеется дым. А неприятель все усиливал и усиливал огонь. Орудия защитников выходили из строя одно за другим. Штабс-капитан Теше, видя, что своды казематов вот-вот обрушатся, приказал заклепать оставшиеся орудия и стал с тридцатью уцелевшими солдатами готовить башню к взрыву. Внезапно в проломах стен появились французы и пленили остатки гарнизона. Увидев, что башня захвачена врагом, свой же форт открыл по ней огонь, и вскоре попаданием в пороховой склад башня была взорвана, похоронив под обломками победителей.

В итоге, когда артогнем практически были снесены все орудия, комендант Бомарзунда генерал-майор Бодиско 16 августа отдал приказ спустить крепостной флаг, понимая, что полное разрушение крепости лишь вопрос времени, и желая спасти жизни людей. Офицера, посланного сделать это, солдаты избили и спустить флаг не дали. Бодиско послал нескольких офицеров, и те все же флаг спустили. Тогда солдаты флаг отняли и сожгли его в каземате, чтоб врагу не было трофея. После этого две группы солдат в штыковую продрались через кольцо французов, ухитрились отбить у англичан шлюпки и ушли — частью в Швецию, а группа канонира Ивана Ерыгина подалась в направлении Финляндии. И таки добрались до своих.

А союзникам пришлось еще возиться с последней башней, в которой стояло 18 орудий. Находилась она в стороне от форта, на небольшом островке. Вот тогда опять показали себя финские снайперы, отбив две попытки высадки десанта. Тогда же продырявили «Леопарда». Но удержаться против всей эскадры и пехотной дивизии шансов не было.

В плену оказалось 2235 человек, которых отправили в Англию. Остатки крепости союзники взорвали, истратив для этого 6 тысяч пудов пороха.

Русские потеряли убитыми всего 16 человек и раненых 71, а со стороны неприятеля (по рассказам жителей островов) убито до 1500 и умерших от привезенной холеры 1300 человек. Шведы в войну после этого решили не вступать, а потери и невиданный расход боеприпасов поставили крест на всех планах штурма Свеаборга или тем более Кронштадта.

Англичане с французами обстреляли Або, попытались высадить несколько десантов, но все вяло и неуспешно. Зато Барагэ д'Илье дали за взятие крепости чин маршала, улицу в Париже назвали Бомарзунд, адмиралу Непиру устроили головомойку, а когда он пригрозил выставить на всеобщее обозрение кучу грязного белья своего руководства, дали орден Бани, чтоб заткнулся. Орден он не принял, скандал все же устроил, но это другая история.

В итоге русские на Бомарзунд вернулись через месяц — союзники откровенно побоялись использовать гавань для базирования: дескать, замерзнет зимой море, по льду придут казаки и всех зарежут (зря, к слову, смеетесь: именно так джентльмены и записали в анналы, факт достоверный).

Закончилась Крымская война. В результате Парижского мирного договора 1856 года Аландские острова стали первой демилитаризованной зоной в Европе. С тех пор на островах не было войск, не строили крепости. Нейтралитет архипелага сохраняется и поныне. Юноши теперь уже финских островов освобождены от воинской повинности. Жители Бомарзунда до сих пор сохранили доброе отношение ко всему русскому. В местном диалекте «прижилось» очень много русских слов: лавка, форточка, сарай, дурак...


21 января 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279