Лидирующий фактор ужаса
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №5(339), 2012
Лидирующий фактор ужаса
Олег Дзюба
журналист
Москва
214
Лидирующий фактор ужаса
Рукотворен ли ковид-19?

По очевидному и никак не объясненному еще совпадению каждый из недавних веков знаменуется по крайней мере одной эпидемией, а то и пандемией. В XIX веке – холера, в XX – грипп испанка, в XXI – всем известный ковид-19. Как не вспомнить в этой связи ироничные строки поэта Николая Глазкова: «Чем столетье интересней для историка, / Тем для современника печальней!»?
После 24 февраля разговоры о пандемии ковид-19 заметно приутихли, хотя сам вирус никуда не делся, а благодаря вакцинации всего лишь несколько присмирел. К несчастью, в отношении других, чреватых не менее трагическими последствиями хворей покой по-прежнему «нам только снится».

ФЛАГ «ЖОВТО-БЛАКИТНЫЙ», А ПОМЫСЛЫ ЧЕРНЕЕ САЖИ

Выплывшие на свет Божий факты о биоцентрах, которые создали американцы в разных городах Украины за три десятка лет «незалежности», оживили разговоры о том, что заокеанские покровители «самостийщины» финансировали работы бактериологов и вирусологов отнюдь не ради красивых глаз «гарных и дюже гарных дивчин».

А есть еще Казахстан, который американцы тоже не оставляют своим биологическим вниманием. В городе Гурьеве у Каспия, например, издавна существовала противочумная станция. Перепрофилировать ее или любую другую подобную научную ячейку с поиска средств защиты на разработку средств нападения нетрудно. Были бы деньги.

В прессе мелькали упоминания об американских проектах в других экс-республиках СССР и в дальнем зарубежье. Специальный корреспондент «Литературной газеты» Иона Андронов в свое время проник в Пакистане на секретный американский объект и вызвал нешуточный международный скандал публикацией о не похожих на безобидные исследованиях.

Но… я все же пишу не статью о жути сегодняшних дней, а пытаюсь рассказать о том, как подбирались к этой мрачной теме и как раскрывали ее в прошлом писатели и прочие деятели искусств.

ПТИЦЫ СТРАШНЕЕ РАКЕТ

Полвека назад режиссер Савва Кулиш, прославившийся незадолго до этого «Мертвым сезоном» с Донатасом Банионисом в главной роли, создал киноленту «Комитет 19», именующуюся в Интернете фантастической, хотя ни по тогдашним, ни тем более по современным меркам ничего невероятного в ней я не заметил.

В неназываемой африканской стране вспыхивает эпидемия неизвестной болезни. Под покровительством ООН разбираться с происходящим среди джунглей, зебр и слонов отправляется международная группа исследователей во главе с профессором Смоленцевым. Ученый недавно похоронил жену, не хочет оставлять дочь одну в Москве и берет ее с собой.

Собственно говоря, к безусловно фантастическим допущениям во всем двухсерийном фильме относится только эта сюжетная линия. Взять в загранкомандировку девушку, никакого отношения к науке не имеющей, в то время смог бы разве что некто, являющийся как минимум членом Политбюро ЦК КПСС. Зато все остальное в «Комитете 19» поразительно походило на правду.

Итак, Африка страдает от белых наемников и от собственных негров-повстанцев. Отважные разоблачители тайн наперекор евробандитам и недоверию черных властей попадают в загадочный биологический центр, где выясняют, что в нем под видом поисков средств борьбы с тропическими болезнями недобитые нацисты готовят бактериологическую войну. И возбудителей смертельной хвори разнесут по свету зимующие на Черном континенте перелетные птицы. В одной из сцен показано, как наглухо упакованные в защитные комбинезоны роботоподобные злодеи наносят на птичьи яйца штаммы чего-то неизлечимого. В другом эпизоде недогадливых зрителей извещают, что птицы, которые появятся на свет из этих яиц, окажутся страшнее ракет!

Тайна эпидемии раскрыта, но зло не дремлет: в самолет с комиссией подложена мина. Взрыв разносит лайнер на фрагменты, которые долго, страшно и красиво падают в океан.

Помнится, я посмотрел этот фильм в Хабаровске в ожидании авиарейса на Москву. После такой киновстряски подниматься по трапу Ил-62 для семичасового перелета было не слишком радостно. Успокаивала уверенность в надежности советской техники и соображение, что профессорская кинодочка все же уцелела и смогла вынести на глаза «мировой прогрессивной общественности» нацистско-бактериологический сор из засекреченной африканско-лабораторной «избы».

В фильме Кулиша пернатые служили врагам «мира и социализма» не по своей воле и сами того не зная. Но о том, что бесчисленное крылатое поголовье крылатых само по себе готово свести счеты с людьми и только ожидает удобного момента, писала задолго до фильма Кулиша британская литературная дама Дафна Дюмурье. Ее орнитологические фантазии привлекали внимание Альфреда Хичкока, снявшего по мотивам дюморьевской новеллы знаменитый кинотриллер «Птицы». Но киноленты этого маэстро щекотания нервов у нас почти не показывали, так что широкая публика о его предупреждениях не догадывалась.

А вот о разных «происках империализма» в Африке советский народ был наслышан. Как раз в 1970-е в прессе стоял дым коромыслом от вестей, что никому прежде неизвестная западногерманская фирма ОТРАГ арендовала в Конго гигантские территории для испытаний своих принципиально новых ракет. Со временем шум поутих, поскольку немецкая затея с новой прорывной конструкцией оказалась пшиком. Тем не менее даже при малой склонности к собиранию паззлов по принципу «с мира по сплетне» трудно напрочь отмахнуться от будоражащих воображение сомнений в том, что действительность может любой вымысел запросто переплюнуть...

НАСЛЕДНИКИ ДЖАНИБЕКА

При этом не будем забывать, что любая война, какие бы цели ни намечали те, кто ее начинает, по своей природе чрезвычайно и разорительно расходна. Еше древнекитайский мудрец Сунь-Цзы, создавший классический трактат «Искусство войны», утверждал: «Атакуя крепости и города, надо собрать все силы для одного удара, иначе... государственных средств может не хватить. Солдаты устанут, клинки притупятся, армия упадет духом, средства иссякнут… и даже если рядом с тобой будут мудрые советники, все равно ничего уже нельзя будет исправить».

Мораль, точнее, антимораль, вытекающая из этих непреложный истин сводится к тому, что на войне все средства хороши – чем дешевле, тем лучше.

В знаменитом романе Ивана Ефремова «Таис Афинская» есть мимолетный эпизод, основанный на дошедшей до нас из глубины веков легенды о благородстве Александра Македонского. К великому завоевателю якобы обратился некий изобретатель, предложив военачальнику невиданное доселе средство борьбы с вражеской конницей.

Новинка дешева и проста. Снабдить ею всю армию по силам одному-двум кузнецам. Следует всего-навсего выковать вполне поддающееся исчислению количество металлических колючих устройств всего-то из трех круглых в сечении полосок металла типа современных проволочек. Особенность идеи в том, что один из шипов всегда направлен вверх. Если посыпать подобными придумками поле предстоящей битвы, то скачущие лошади, в копыта которых вопьются эти крохотные конструкции, начнут сбрасывать всадников…

Автор остроумной, но негуманной затеи рассчитывал на приличное вознаграждение, однако просчитался и тут же не по своей воле расстался с жизнью. Александр Великий повелел казнить затейщика, так как счел, что войну следует вести только методами, которые через сотни лет назовут рыцарскими.

К сожалению, любая война обречена сводиться к уничтожению противника или принуждению его к капитуляции. Излишнее заигрывание с врагом оборачивается, как правило, убийственным ущербом для стороны, которая начинает маяться дурью в стиле академика Сахарова или какого-нибудь Сергея Адамовича Ковалева. Бывает, конечно, что и победителей судят, но даже поборники всяких там гаагских трибуналов понимают: всех виноватых на скамью подсудимых не посадишь, а своя рубашка или – в нашем случае – свои соотечественники ближе к телу, а также более по душе, чем вороги.

Примерно так, очевидно, могли рассуждать ордынцы из войска хана Джанибека еще в 1346 году, первыми или одними из первых додумавшиеся использовать в военных целях убийственные возможности микросуществ-анималькулей. Ни властелин, ни его головорезы о существовании бактерий не подозревали, но обошлись догадками.

А что из этого получилось, описал итальянский хронист Габриэле де Мусси, поведавший историю жестокой баталии Золотой Орды с венецианцами и генуэзцами в XIV столетии.

Судя по его свидетельству, все началось в городе Тана, располагавшемся примерно на территории современного Азова. Один из кварталов города принадлежал венецианцам, которые успешно занимались торговыми делами. Причиной кровопролитного конфликта стал инцидент, погубивший одного из джанибековских подданных. Венецианцы погрузились на парусники и перебрались от греха подальше в Крым, где нашли защиту у генуэзцев за стенами крепости Кафа, как тогда называлась современная Феодосия.

Джанибек шутить не любил, и приют беженцев из Таны вскоре оказался осажден не склонными к милосердию ордынцами. На помощь осажденным неожиданно пришла… чума, нагрянувшая в стан осаждающих. Тогда-то неведомый советник знаменитого хана и додумался забрасывать катапультами в крепость трупы жертв «черной смерти»…

Часть итальянцев смогла вырваться морем на родину и занесли таким образом чуму на Апеннины, а потом, как объявляют в современных московских электричках, «моровая язва» без спроса распространилась «далее везде». На долю Европы выпали трудно представимые страдания, а мировая литература обогатилась «Декамероном» Боккаччо.

По жуткому повествованию де Мусси можно понять, что татары Джанибека в своей трупозакидательской тактике и практике руководствовались учением… Гиппократа, пусть даже ничего об этом античном последователе бога врачевания Асклепия и не слыхивали. Автор знаменитой клятвы, о которой, увы, современные эскулапы нередко не подозревают, считал, что причина болезней в миазмах, то бишь в плохом воздухе. На улицах Кафы, заваленных разлагающимися трупами, и впрямь нечем было дышать, так что осаждающие, не зная причины «черной смерти», цели своей все же вполне добились!

УБИЙСТВЕННОЕ ОБЪЯТИЕ МАВРА

Сочинение итальянца о событиях в Кафе именуется хроникой, но его можно, пожалуй, назвать репортажем, хотя и неясно, бывал ли он самолично в Кафе или хотя бы в прилегающих землях?! Скрупулезность описания в любом случае подсказывает, что автор хорошо знал, о чем рассказывает.

Но хроника все же не художественное произведение, а документальное свидетельство очевидца или современника. Приоритет же в литературном воплощении идеи о продуманном и намеренном заражении врага убийственной болезнью, видимо, принадлежит польскому классику Адаму Мицкевичу. В его исторической повести «Конрад Валленрод» повествуется о вражде литвинов и тевтонских рыцарей, о беспощадной и убийственной борьбе обеих сторон за право существования. Один из эпизодов посвящен пиру крестоносцев, на котором гость Валленрода исполняет балладу о временах Реконкисты, когда испанцы-христиане отвоевывали Пиренейский полуостров у мавров. Потерпев поражение, предводитель неверных является к победителям, заявив им, что готов смириться перед неизбежным. Однако объятие мавра, от которого не смог уклониться вождь их врагов, оказалось ловушкой, так как пришедший якобы сдаваться заразил его смертельной болезнью, бушевавшей в осажденной крепости.

Этот же мотив самопожертвования и сведения счетов с врагами не раз использовал Мопассан в некоторых рассказах о франко-прусской войне. Героинями великий женолюб избрал дам легкого поведения, прежде именуемых жрицами любви, а в наши дни порой завуалированно именуемых путанами. Род занятий ничуть не повлиял на патриотизм этих «пышек». Обнаружив у себя болезни, которые без натяжки можно назвать профессиональными заболеваниями, дамы уклонялись даже от малодейственных тогдашних способов лечения, стремясь доступными им средствами бороться с захватчиками. В отечественном фривольном фольклоре на ту же тему существует анекдот из чапаевской серии: Петька Исаев врывается в штаб с известием: «Василий Иваныч, Анка к белым перебежала»! Чапаев в ответ: «Ерунда, Петька, это мы просто бактериологическое оружие испытываем»! От комментариев воздержусь. Каждой эпохе свой юмор!

ПРИЗРАК КОММУНИЗМА И АНАРХОТЕРРОР…

Болезнетворно-бактериологической темой в юмористическом аспекте не побрезговал и общепризнанный гранд мировой литературы Герберт Уэллс. Его рассказ «Похищенная бацилла» относится к временам последнего десятилетия ХХ века, когда Европа еще не оценила в полной мере обещанного Марксом и Энгельсом «призрака коммунизма», но столкнулась с террором анархистов.

Сюжет рассказа, которому сам писатель явно придавал особое значение, поскольку вынес его заголовок в название сборника своих наиболее ярких новелл того периода, немудрен. Злоумышленник-анархист крадет у беспечного бактериолога пробирку в уверенности, что в ней содержится скопище холерных вибрионов. Будучи настигнут, он выпивает смертельную, по его мнению, жидкость и отправляется невесть куда по людной лондонской улице, стремясь заразить как можно больше встречных. Ученый рассеянно смотрит ему вслед и поясняет изумленной его поведением жене, что разыграл гостя словами о штамме настоящей холеры, тогда как в склянке находились совсем другие бактерии, от которых кожа лабораторных животных окрашивалась синими тонами.

Экспериментатора совершенно не обеспокоило, как лондонцы воспримут частичное или полное посинение своих телес. Главное – научный результат, а остальное, как в песне анархистов из фильма «Оптимистическая трагедия», «трын-трава».

Ту же «трын-травную» тенденцию в действиях ученых по-разному, но неминуемо подчеркивали и авторы других прогностических, сатирических или разоблачительных триллеров, в которых в той или иной степени затрагивалась или эксплуатировалась тема вырвавшихся на волю анималькулей.

Первопроходцем оказался Илья Эренбург, выпустивший в начале двадцатых годов сатирический роман-антиутопию «Трест Д. Е.». Антигерой этого незаурядного и даже через 99 лет вполне читабельного, к тому же во многом провидческогого произведения задумал уничтожить Европу и на деньги американских миллиардеров довольно быстро добился своего!

Универсальный, яркий и бесспорный талант Эренбурга вкупе с умением чутко откликаться на требования времени принесли ему славу и безбедное существование в самые рискованные для жизни периоды XX века, за что писателя не устают винить разнообразные хулители, которым не досталось даже крох популярности жертвы их посмертных нападок. В много-томном наследии прозаика, поэта, публициста и даже фотографа действительно не все вы-держало испытание оселком времени. Однако эта книга, впервые увидевшая свет в 1923 го-ду, при современном прочтении то и дело поражает пресловутым эффектов дежавю. Чтобы не выбиваться за рамки «эпидемиологического» взгляда на литературу и смежные виды ис-кусств, остановлюсь лишь на нескольких страницах, от которых нетрудно перебросить мо-стик к современной яви.

У Эренбурга Польша пытается уничтожить Россию, обстреливая ее невиданными прежде снарядами. Приходит час расплаты, стихийно сформировавшееся войско захватывает Краков и собирается двинуться дальше. Тогда культурная Европа стремится отсрочить свое поражение, прибегая к выведенному во французских лабораториях возбудителю чего-то типа молниеносной проказы, притом что автор-изобретатель смертельной болезни делает вид, что он вообще не в курсе дела.

Если вспомнить недавние заявления из Варшавы о необходимости разместить на берегах Вислы ракеты с ядерными боеголовками в придачу к элементам противоракетной обороны, которые в Польше вроде бы уже есть, то придется признать за Ильей Григорьевичем Эренбургом дар прогнозиста!..

Проказа в ее, к счастью, всего лишь гипотетическом скоротечном варианте пришлась по душе и другим авторам мрачных видений о судьбах человечества. О гранатах, начиненных ее возбудителями, упоминает Ивлин Во в романе «Мерзкая плоть». «Лепрабомбы» губят полмира в одном из рассказов Рэя Бредбери.

Поневоле вспомнишь рефрен известной песни Высоцкого о нечисти в «страшных муромских лесах»: «Страшно, аж жуть»!


22 февраля 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833