ГЭС возрождения или ГЭС раздора?
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №6(496), 2018
ГЭС возрождения или ГЭС раздора?
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
1865
ГЭС возрождения или ГЭС раздора?
Начало строительства Асуанской плотины. 1964 год

Летом 2018 года новая плотина перекыла в Эфиопии Голубой Нил. Власти соседних стран выражали беспокойство, поскольку объем поступающей в Судан и Египет воды мог значительно сократиться. Конечно, гидроэнергетика по-прежнему остается локомотивом, выводящим самые отсталые экономики на принципиально иной уровень развития. Так, например, получилось в том же Египте, и нечто подобное повторили в Эфиопии. Однако вода вряд ли сможет охладить разгоревшиеся политические страсти, отчего в стратегически важном регионе завязывается интрига с труднопредсказуемым сюжетом.

Мегапроект для Египта

С древних времен жизнь Египта крутилась вокруг Нила. Вторая по длине (протяженность 6853 километра) река мира берет начало в озере Виктория, в центре Африки, и, протекая с юга на север, вбирая в себя множество притоков, впадает в Средиземное море.

Каждый год Нил выходил из берегов, удобряя окрестные земли илом и минералами. Однако если наводнение было слишком сильным, прибрежные поля смывались водой, в противоположных случаях страдали от засухи.

Для регулирования паводков в верховьях следовало построить плотину. Впервые такой проект был предложен еще в Х веке ученым Ибн аль-Хайсамом из Басры. Узнав об этой идее, халиф Египта аль-Хаким устроил ему в верховья Нила экскурсию. Оценив мощь течения и крутизну берегов, мудрец счел реализацию замысла невозможной при существующих технических средствах. А поскольку халиф был человеком, не склонным расставаться с иллюзиями, аль-Хайсаму пришлось прикинуться сумасшедшим и заниматься симуляцией около 20 лет, пока в 1021 году отправившийся прогуляться в окрестностях Каира халиф не пропал без вести.

Средства, которых не хватало арабскому ученому, появились к началу ХХ века. Например, техника способная выполнять большие земляные работы была с успехом опробована в том же Египте при строительстве Суэцкого канала. В 1899–1902 годах близ Асуана, у первого нильского порога, британцы возвели плотину высотой 53 метра. Но полностью проблему паводков она не решала.

Придя в 1952 году к власти, возглавляемые Гамалем Насером «Молодые офицеры» задумали построить еще более высокую плотину с большим по площади водохранилищем и гидроэлектростанцией. Поскольку тон в Египте, даже после революции, продолжали задавать англичане, именно их проекты и рассматривались в первую очередь. Предпочтение было отдано варианту, предусматривавшему строительство новой плотины выше по течению, в шести с половиной километрах от старой.

Средства в сумме 200 миллионов долларов решили взять в кредит у Международного банка реконструкции и развития. Хозяйствовали в этом учреждении американцы, и 17 июля 1956 года Госдепартамент США даже заявил, что кредит будет выделен. Янки брали на себя 70 процентов от суммы. Остальное собирались дать британцы, получившие еще и подряд на работы.

Однако уже через день в кредите было официально отказано, что Насер, как и все египтяне, восприняли как пощечину. Причина, конечно, крылась в политике, поскольку Запад ревниво следил за сближением Москвы и Каира. Но ревность — плохое чувство.

Если раньше социалистические симпатии Насера были едва заметны, то теперь он ударил империалистов под дых, объявив о национализации принадлежавшего англо-французским фирмам Суэцкого канала. При этом указывалось, что доходы от канала будут пущены именно на Асуанскую плотину.

Дальше была оккупация зоны канала англо-франко-израильскими войсками, буря в ООН, угрозы Кремля в адрес агрессоров с намеками на применение ядерного оружия и под занавес отступничество Белого дома от своих союзников. В общем, Суэцкий кризис завершился полной победой Насера, а место англичан на Асуане заняли советские специалисты.

При участии президентов, генсека и фараона

Поскольку доходов от канала все равно не хватало, Кремль выделил покрывающий более половины расходов кредит под льготные два с половиной процента. Но еще большее значение имела помощь советских гидроэнергетиков.

В московском институте «Гидропроект» британский вариант переработали, перенеся створ будущей плотины еще на 400 метров выше по течению. Поскольку опыт времен ГОЭЛРО уж несколько устарел, больше оглядывались на Куйбышевскую ГЭС, главный проектировщик которой, Николай Малышев, был назначен на Асуан главным инженером. Строивший ту же Куйбышевскую ГЭС Иван Комзин стал главным экспертом. Должность заместителя главного эксперта досталась подполковнику МВД Георгию Радченко, который до этого был руководителем института «Ленгидропроект».

Самое заметное внешнее сходство Асуанского гидроузла и его куйбышевского «прототипа» заключается в конструкции водосбросов, которые отбрасывают струи воды с высоты 30 метров на расстояние 120–150 метров от здания станции.

Тоннели на входном участке водоприемника разветвлены на два яруса: по нижнему вода пропускалась в период строительства, и сегодня он перекрыт бетонной пробкой. По верхнему вода подается к турбинам и донным водосбросам.

Конечная мощность Асуанского гидроузла составила 2100 МВт, что в 24 раза превосходит мощность первенца ГОЭЛРО Волховской ГЭС, хотя и уступает Куйбышевской станции (2456,5 МВт).

Но прежде чем выйти на эти рубежи, пришлось изрядно потрудиться.

Для реализации проекта при египетском правительстве было создано сначала управление, а затем и самостоятельное министерство, возглавленное Мухаммедом Сидки, которого называют «отцом египетской индустрии».

Работы на Асуане дали толчок к появлению новых отраслей национальной промышленности. В специальном учебном центре по советским методичкам и советские же специалисты готовили строителей и монтажников. И подготовили их сто тысяч!

Официально к работам приступили 9 января 1960 года, когда, нажав на красную кнопку, Насер произвел первый взрыв в будущем котловане главных сооружений.

Еще более пафосная церемония состоялась 15 мая 1964 года в связи с перекрытием Нила. Помимо Насера, в ней участвовали Никита Хрущев, президент Северного Йемена Абдала ас-Саляль и президент Ирака Абдул Салам Ареф.

Перед этим египетский лидер наградил Хрущева «Ожерельем Нила» (высшей степенью ордена Нила), что, в общем, было уместно в контексте происходивших событий. Хрущев же ответил жестом неуместной широты, подмахнув указ о присвоении Насеру, а заодно и его соратнику Абель Амеру звания Героя Советского Союза.

Весь мир с интересом следил за асуанской эпопеей, а империалисты, как водится, злопыхательствовали. Вполне созидательный замысел пытались преподнести как образец «большевистского варварства», поскольку новое водохранилище должно было покрыть территорию, богатую памятниками древней цивилизации.

Речь прежде всего шла о скале Абу-Симбел, в которой были высечены два знаменитых храма времен Рамсеса II (XII век до н. э.) с огромными статуями. Советско-египетская сторона обратила проблему в свою пользу.

С привлечением шведских реставраторов был разработан план эвакуации этих объектов, одобренный специальной комиссией ЮНЕСКО. Храмы и статуи разрезали на блоки весом 20–30 тонн, перемещали на расстояние 180–200 метров и собирали заново.

Правда, строительство шло более быстрыми темпами, и в какой-то момент, чтобы защитить от воды еще не эвакуированный храм, вокруг него возвели специальную стену.

По сравнению с Абу-Симбелом прочие памятники особой проблемы не представляли. Египетское правительство даже сделало красивый жест, подарив три эвакуированных объекта странам, чьи представители особо активно участвовали в спасательных работах.

Храм Дендур (XV век до н. э.) достался музею Метрополитен в Нью-Йорке. Храм Дебод (IV век до н. э.) отправили в Западный парк Мадрида. Эллинистический храм из Тафиса занял специально построенное для него крыло в Лейденском музее древностей.

На столь величественном фоне как-то незаметно прошло переселение примерно 90 тысяч египтян, которым пришлось расстаться со своими домами…

Торжественное открытие Асуанского гидроузла состоялось 15 января 1971 года уже с другими участниками — новым президентом Египта Анваром Садатом и новым председателем Президиума Верховного Совета СССР Николаем Подгорным. В отношениях двух стран уже веяло холодом…

Проект Х по-эфиопски

Завершение проекта не только дало мощный толчок египетской экономике, но и привело к ряду негативных экологических последствий. Скапливающийся выше дамбы ил вызвал повышение уровня вод в верхнем течении. Из-за нарушений в экосистеме в некоторых районах наблюдается эрозия почв. Снизился улов рыбы в Красном море.

Однако плюсы, связанные с тем, что Нил удалось усмирить, а страна обрела источник дешевой энергии, перевешивают эти издержки.

В 1994 году, когда отношения Египта и СССР нормализовались, «Ленгидропроект» предложил спроектировать на Асуане огромный судоподъемник, позволяющий перемещать суда из верхнего бьефа в нижний и обратно. Аналогичный судоподъемник на Красноярской ГЭС специалисты называют одним из чудес света. Вместе с плотиной было бы два чуда света в одном месте…

Но египтяне занялись решением другой проблемы. Поскольку вода из расширившегося водохранилища Насера начала затоплять низменность Тошка, был построен канал, позволяющий отвести часть вод в западные регионы. Однако когда воды много, это не значит, что ее хватит на всех.

Если во времена Насера в Египте жило около 50 миллионов человек, то в 2017 году — почти 95 миллионов; и 95 процентов из них самым непосредственным образом зависят от Нила.

Полноводней за минувшие полвека Нил не стал, а ведь надо учитывать, что огромная река и ее притоки протекают также по территории Судана, Южного Судана, Кении, Танзании, Уганды, Демократической Республики Конго, хотя, в отличие от Египта, Нил для этих стран не является главным источником жизни.

Подписанные по режиму реки договоры предусматривают получение Египтом ежегодной квоты в 55 миллиардов кубометров воды, и еще до 20 миллиардов ежегодно докупалось из квоты причитающейся Судану.

Египетское и суданское правительства вообще состояли в партнерских отношениях, пока между ними не пробежала черная кошка в виде 90-миллионной Эфиопии, постоянно страдающей от голода и засух и находящейся в положении, сходном с тем, в каком находился Египет к моменту реализации асуанского проекта.

Между тем по территории Эфиопии и Судана протекает самый большой и полноводный из правых притоков Нила — Голубой Нил, и вполне логично, что в Аддис-Абебе решили реализовать собственный «план ГОЭЛРО», ударивший по интересам соседей самым непосредственным образом.

Еще в начале ХХ века негус (монарх) Эфиопии Менелик II пообещал не осуществлять никаких работ на Голубом Ниле, озере Тана и реке Собат, способных повлиять на течение Нила.

В 1956 году, видимо под впечатлением от асуанского проекта, тогдашнее эфиопское правительство наняло специалистов из Бюро США по рекламациям, которые после восьмилетних изысканий указали место, где можно было бы возвести мощную гидроэлектростанцию. Находится оно на Голубом Ниле, в 40 километрах от границы с Суданом.

Ни технической, ни финансовой возможности реализовать проект у эфиопов тогда не было, и дело ограничилось постройкой небольших станций, самой мощной из которых стала Малка Вакана (150 МВт), возведенная в 1988 году советским «Технопромэкспортом».

В 1990-х годах страна плавно сменила социалистическую ориентацию на либерально-рыночную и оказалась отрезана от выхода к морю из-за отделения провинции Эритрея, превратившейся в независимое государство.

Однако в начале III тысячелетия гидроэнергетика Эфиопии стала развиваться бурными (с поправкой на неторопливую местную специфику) темпами. Одна за другой вошли в эксплуатацию две ГЭС Гилгел Гибе на реке Омо (общей мощностью 604 МВт), Текезе (300 МВт), Белес (460 МВт). Потребностей в энергетике это все равно не решает, но как заявка выглядит очень серьезно.

Строящаяся третья ГЭС на реке Омо с мощностью 1870 МВт обретет статус второй по мощности ГЭС Африки после Асуана с его 2100 МВт. А вот превзойти Асуан решили через реализацию еще более амбициозной задумки, вполне официально и без особых затей названой «Эфиопской плотиной Возрождения». Второе название этого гиганта тоже звучит не очень-то скромно — «Плотина тысячелетия», хотя специалисты называют ее по месту расположения — ГЭС Хидасэ.

Возвести ее предполагается именно там, где в свое время и советовали американские специалисты, которые, впрочем, исходили из гораздо меньших масштабов будущего сооружения.

К реализации идеи приступили в глубокой тайне, так что, когда она вышла наружу, в прессе заговорили о «Проекте Х по-эфиопски». Считается, что изыскательские работы на местности были выполнены к октябрю 2009 года, но официально замысел, вокруг которого роилось множество слухов, был обнародован в мае 2013 года, когда хранить секрет было уже невозможно.

Проанонсированные параметры выглядят так: мощность — 6 ГВт, проектная среднегодовая выработка электричества — 15,7 млрд кВт-ч, высота плотины (разумеется, самой высокой в Африке) — 175 метров, площадь водохранилища «Миллениум» — 1541 квадратный километр, а его емкость — 74 кубических километра.

Общая стоимость проекта тянет почти на пять миллиардов долларов, что составляет примерно семь процентов от ВВП Эфиопии. Около двух миллиардов вложили китайские инвесторы, остальное эфиопы накопили сами, хотя и с участием Африканского банка развития. Ставки на редкость высоки, поскольку в случае успеха проекта проблема с энергией будет решена не только для Эфиопии, но и для соседних Южного Судана, Кении и Джибути. В маленьком Джибути, кстати, находится китайская военная база, позволяющая контролировать судоходство по Красному морю и Суэцкому каналу, что (помимо экономической выгоды) объясняет и присутствие китайских инвесторов.

Большая африканская игра

Вообще, во всей этой истории можно углядеть отголоски культурно-конфессионального противостояния между мусульманско-арабской и чернокожей полухристианской-полуязыческой Африкой. Однако все не так просто. Формально мусульманскую сторону должны представлять Египет, Судан, Джибути, Эритрея и Сомали, однако сплоченного лагеря из них не получается. Джибути является китайским клиентом, Эритрея — тоже, хотя проект и не одобряет. А в Сомали полноценной государственности вообще не существует.

И наконец, второй после Египта региональный игрок — мусульманский Судан — вообще выразил поддержку проекту. Чтобы объяснить этот феномен, отметим один важный технический момент: нижний бьеф будущей эфиопской ГЭС соответствует верхнему бьефу суданской ГЭС Розейрес, которая, таким образом, станет контррегулятором Хидасэ, то есть будет работать с ней в паре.

Помимо возможности получения дополнительной энергии, завершение эфиопского «Проекта Х» облегчит ирригацию суданских земель, обеспечит регулируемый и устойчивый сток воды, поможет продлить срок службы самих суданских плотин, уменьшит риск наводнений, возможно, поможет сократить количество ила и отложений. В общем, сплошные плюсы.

Проблема в том, что для расположенного ниже по течению реки Египта все эти блага окажутся недоступны. Египтян заинтересованные лица успокаивают, как могут. О характере этих аргументов дают представление слова бывшего директора Всемирного банка по странам Центральный Азии Мото Каниши: «Строительство дамб и водохранилищ — это возможность отправлять больше воды для стран низовья, когда у них есть ирригационные нужды, что является несомненным плюсом строительства больших дамб и водохранилищ».

Но египтяне не успокаиваются, подсчитав, исходя из пессимистичного сценария, что будут получать в среднем на 20 процентов меньше воды от своей ежегодной нормы и что выработка электроэнергии на Асуане может сократиться даже на 40 процентов. Эфиопская сторона указывает, что испарение воды из водохранилища компенсируется выпадающими осадками, но понятно, что компенсация будет частичной: климат в этом районе не такой, как на Асуане, но и не очень-то влажный. И вообще, трудно оспорить, что в течение тех пяти — семи лет, пока будет наполняться резервуар водохранилища, поток Нила в Египте может сократиться примерно на 15–30 процентов.

Именно предвидя опасения египтян, эфиопская сторона и готовила проект в режиме максимально возможной секретности. Какая-то информация, конечно, просачивалась, но самой крупной стране арабского мира хватало проблем после падения Хосни Мубарака. Сейчас ситуация стабилизировалась, президент Ас-Сиси совсем не против стать новым Насером, но возможность реализовать эти амбиции уперлась в том числе и в «Плотину тысячелетия».

«Проект Х» уже в значительной степени материализовался, а Египту приходится противостоять ему фактически в одиночку. Теоретически можно рассчитывать на нищую, зато всегда готовую поставить подножку эфиопам Эритрею, но в этой стране ощутимо влияние заинтересованного в проекте Китая. Решить проблему военным путем проблематично, поскольку Египет и Эфиопия друг с другом не граничат. Правда, некоторые египетские горячие головы предлагали просто бомбардировать плотину…

Геополитическая интрига обретает еще большую запутанность, если учесть, что совсем недалеко, на другом берегу Красного моря, идет гражданская война в Йемене, в которую втянулись все более-менее важные арабские государства. Египет, Судан и монархии Аравийского полуострова формально находятся в одном окопе, в то время как за спиной хуситов маячит только поддержка Тегерана. Однако эфиопская плотина вполне может стать одним из поводов для раскола достаточно хрупкой антихуситской коалиции.

Вспоминается и недавний визит суданского президента Аль-Башира выразившего желание видеть на территории своей страны российскую военную базу. Как интересную деталь стоит отметить, что не только египетская, но и суданская энергетика в значительной степени создавалась советскими специалистами. Но слишком тесная дружба с Суданом на фоне всего происходящего может расстроить дружбу с Египтом.

Очевидно, что в стратегически важном регионе Красного моря завязывается интрига с труднопредсказуемым сюжетом. Казалось бы, чисто экономический проект, призванный стать чем-то вроде эфиопского Асуана, запустил сложные механизмы большой геополитической игры, эхо которой может аукнутся в самых отдаленных уголках планеты.

Экспертное мнение

Владимир Пехтин, генеральный директор АО «Ленгидропроект», доктор технических наук:

– Асуанская плотина была хорошо просчитана, причем не только экономически, но и в плане воздействия на экологию. Обратите внимание, что египетский проект готовили советские специалисты — те самые, которые занимались строительством гидроэлектростанций Волжско-Камского каскада. Если бы эти ГЭС не были построены, то Волги как великой русской реки сегодня попросту не существовало бы. Да, при их возведении были затоплены значительные территории, но зоны вокруг водохранилищ стали рукотворными барьерами, спасшими целые регионы от настоящей катастрофы, которая неизбежно разразилась бы, поскольку в Волгу сбрасывались отходы крупных городов и промышленных предприятий. Да еще река использовалась как крупнейшая транспортная артерия.

Руководствуясь аналогичными соображениями, то есть, по сути, для предотвращения экологической катастрофы, китайцы построили «Три ущелья» — первую по мощности и одну из двух крупнейших по выработке ГЭС в мире.

Трудно понять, в какой степени экологическая составляющая и комплексные последствия от возведения «плотины Возрождения» проработаны в эфиопском проекте. А поскольку его реализация изменит жизнь сразу нескольких государств Северной Африки, понятно, что этот проект вызывает тревогу и озабоченность у соседей.


22 Марта 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713