Агенты резидента «Арвида». Часть 2
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №1(335), 2012
Агенты резидента «Арвида». Часть 2
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
501
Агенты резидента «Арвида». Часть 2
Гестапо производит аресты

В 1939 году варшавская резидентура прекратила свое существование. В Разведупре возникла идея создать новую резидентуру, теперь уже в Берлине, с опорой на прежних агентов. Задача осложнялась тем, что была утеряна связь с «Альтой». Как выяснилось позже, она, ввиду болезни, вынуждена была задержаться в Бреслау, где жила ее мать.


Часть 1   >

ПЕРЕМЕНА МЕСТ

Именно здесь ее разыскал в сентябре того же года сотрудник Разведупра Зайцев. Он передал ей новые инструкции, договорился о способах последующей связи. Приехав в конце 1939 года в Берлин, Ильза вышла на контакт с фон Шелиа, который стал важной фигурой в министерстве. Правда, и ему пришлось несладко, когда кто-то настрочил на него донос, где приводились его нелестные высказывания о главарях рейха. Чтобы реабилитировать себя, фон Шелиа в соавторстве с бывшим послом фон Мольтке составил «Белую книгу» о причинах германо-польской войны, основанную на высказываниях нацистских бонз.

Риббентроп, ознакомившись с рукописью, пришел в восторг, после чего положение фон Шелиа снова упрочилось. Благодаря его содействию, Ильза получила в марте 1940 года место в пресс-службе МИДа. В этот же период в Берлине находились и супруги Велькиш.

Что касается Герхарда Кегеля, то его включили в состав германской торговой делегации, выехавшей в СССР в конце 1939 года для переговоров, а уже в Москве он получил назначение в германское посольство.

Сам Кегель так описывает в своих мемуарах этот период: «В начале пребывания в Москве торговой делегации Рудольф Гернштадт поддерживал со мной постоянную связь. Он жил в небольшой гостинице на другом берегу Москвы-реки, где иностранцы обычно не останавливались. Мы встречались с ним раз в неделю, а иногда – в две недели… Мы обменивались информацией и мнениями, обсуждали международные события»…

В частности, Кегель сообщил, что посол фон Шуленбург, военный атташе генерал Кестринг и советник Хильгер являются убежденными противниками войны Германии с СССР. Эти дипломаты подготовили меморандум на имя фюрера, где подчеркивали, что война с СССР способна привести Германию к катастрофе.

Шуленбург лично отвозил этот документ в Берлин, но Гитлер не пожелал даже принять посла.

Сообщил Кегель и о визите в Москву Вальтера Шелленберга, который прибыл под видом представителя крупного германского концерна, с целью на месте изучить советский военный и экономический потенциал.

СИГНАЛЫ ТРЕВОГИ

После переезда Ильзы в Берлин, информация из германского МИДа потекла в Центр непрерывным потоком. Материалы касались поступления новой техники в немецкие войска, перемещения частей, дипломатической переписки и многих других аспектов. Связь осуществлялась через легального резидента Разведупра в Берлине полковника Скорнякова (псевдоним «Метеор»).

Начиная с последних месяцев 1940 года, шифровки от «Альты» становились все более тревожными. Со ссылкой на источники в дипломатических и военных кругах, включая непосредственное окружение Геринга, «Альта» информировала о том, что подготовка к войне с Россией идет полным ходом. Она сообщала о существовании секретного плана, известного лишь узкому кругу лиц, как и о том, что для агрессии формируются три группы армий, которые одновременно ударят в направлении Москвы, Ленинграда и Киева…

«Альта» сообщала, что говорящие по-русски офицеры распределены по штабам, и что три четверти 10-миллионной германской армии уже сосредоточено восточнее линии Штеттин – Берлин - Вена. Регулярно приходили шифровки о возможной дате агрессии, которая, однако, то и дело переносилась. Сначала это был март 1941-го, затем апрель, май, июнь…

Подобного рода информация поступала и от Кегеля. В середине июня он сообщил, что сотрудники посольства в спешном порядке отправляют свои семьи на родину, пакуют чемоданы, готовят к уничтожению архивы, служебную переписку и другие документы. 21 июня он оперативно передал, что во дворе посольства жгут приготовленные к уничтожению бумаги. Из Центра все эти депеши в установленном порядке срочно передавались на самый верх, но…

МИССИЯ «КЕНТА»

С раннего утра 22 июня 1941 года советское посольство в Берлине было блокировано. Для группы «Альты» это означало потерю надежной связи с Москвой. Вот когда разведчикам аукнулось отсутствие дублирующих каналов передачи информации!

Правда, в группе имелся радист Шульце, но его радиопередатчик уже к осени вышел из строя.

Примерно в это же время связь с Москвой утратила и группа Шульце-Бойзена («Старшина») - резидентура внешней разведки НКВД в Берлине.

Таким образом, две основные советские спецслужбы в самый тяжелый момент военного противостояния перестали получать столь необходимую информацию из логова врага. Со своей стороны, «Альта» предпринимала отчаянные попытки исправить положение. Она вызвалась ехать на фронт в качестве военного корреспондента, рассчитывая перейти линию фронта и передать накопленные сведения. Получив отказ, пыталась выхлопотать командировку в нейтральную Швецию, где имелись советские представительства, но и этот вариант не прошел.

Между тем, в Москве НКВД и Разведупр договорились о сотрудничестве. Задание восстановить связь с обеими группами получил Александр Гуревич («Кент») – резидент военной разведки в оккупированном фашистами Брюсселе.

11 октября «Кент» нелегально выехал в Берлин, встретился с радистами, передал им инструкции, новые шифры и радиопередатчик. Однако берлинские радисты не отличались высокой квалификацией, и «Кенту» не оставалось ничего другого, как забрать все скопившиеся шифровки с собой. Вернувшись в Брюссель, он передал их своим радистам.

Чтобы «перегнать» их как можно быстрее в Центр, радистам пришлось изо дня в день проводить многочасовые сеансы связи. Закончилось тем, что передатчики были запеленгованы гестапо, а сами радисты схвачены. Кроме того, в руки гестаповцев попали зашифрованные тексты радиограмм. Немцы без промедления приступили к расшифровке, и хотя эта работа требовала немалых усилий и затрат времени, ключ теперь находился у врага.

Гуревич каким-то чудом сумел избежать ареста и скрыться, предупредив Москву о провале. Разгром брюссельской резидентуры означал и то, что связь с Берлином снова утеряна.

ЛОВУШКИ ГЕСТАПО

Москва направила в Берлин двух агентов с новыми рациями - Хесслера и Барта. 5 августа 1942 года они выпрыгнули на парашютах в заданном районе и благополучно добрались до Берлина вместе со своим опасным грузом.

На беду, как раз незадолго до этого гестаповцы сумели расшифровать радиограммы, захваченные при налетах в Брюсселе, и теперь держали под наблюдением всю группу подпольщиков. В результате были арестованы не только члены берлинской «Красной капеллы», но и агенты-парашютисты, прибывшие для налаживания связи.

12 сентября гестапо арестовало «Альту», чей домашний адрес содержался в одной из перехваченных шифровок. На допросах эта хрупкая женщина держалась с исключительным мужеством, не выдав ни единого участника своей группы. Из захваченных, а теперь и расшифрованных радиограмм немцы знали, что у нее есть источник в МИДе под именем «Ариец», но кто он, добиться от нее так и не смогли, несмотря на жестокие пытки.

Однако же радист Барт не выдержал истязаний и согласился участвовать в радиоигре с Москвой.

8 октября он передал в Центр радиограмму, составленную гестаповцами от имени «Альты», где та просила прислать деньги для «Арийца», поскольку тот, дескать, резко снизил свою активность. В Разведуправлении эта радиограмма не вызвала особых подозрений.

Здесь посчитали, что «Ариец» вознамерился выйти из игры, и что его необходимо приструнить. В путь отправился очередной связник – агент военной разведки Генрих Коенен, который под видом солдата-фронтовика, направлявшегося для выздоровления в тыл, должен был проникнуть в Берлин и установить связь с «Альтой» и «Арийцем».

Для большей убедительности он имел при себе подлинную расписку «Арийца». В Берлине он угодил в засаду, устроенную гестаповцами, и был схвачен так неожиданно, что не успел уничтожить расписку фон Шелиа. Так гестаповцы выяснили, кто же скрывается под псевдонимом «Ариец».

НЕСГИБАЕМОЕ МУЖЕСТВО

Как ни пытались гестаповцы сломить волю «Альты», им этого так и не удалось. А ведь она одна знала имена всех членов своей группы. Ее зверски избивали, обливали водой, сажали в холодную камеру, подсаживали к ней женщину-агента, но так ничего и не добились.

А вот фон Шелиа рассказал все, что знал, на первом же допросе. Но его показания давали улики лишь против «Альты», ведь других имен он не знал. Шеф РСХА Гиммлер заявил на одном из совещаний, что «дело Штебе – наиболее удачная операция, выигранная за последнее время гестапо».

Имперский суд приговорил захваченных разведчиков к смертной казни. При этом одни, в том числе фон Шелиа, были приговорены к повешению, а другие, включая Ильзу, к отсечению головы.

Приговор утвердил лично Адольф Гитлер. Ильза Штебе была гильотинирована в тюрьме Плетцензее в ночь на 23 декабря 1942 года.

Накануне казни она призналась своей сокамернице: «Все же я выстояла, и своим молчанием спасла жизни, по крайней мере, трем мужчинам и одной женщине». В числе тех, кого он спасла, были Генрих Кегель и его жена Шарлотта. Спасла она и супругов Велькишей, которые в тот период находились в Румынии, выполняя особое задание Центра.

Рудольф Гернштадт и Герхард Кегель пережили военное лихолетье. «Арвид», находясь в Москве, работал в аппарате Коминтерна и в Главном политуправлении Красной Армии, поддерживал связи с ГРУ. Затем активно участвовал в создании комитета «Свободная Германия». После краха фашизма вернулся в Берлин, где избирался членом ЦК и даже кандидатом в члены политбюро ЦК СЕПГ, редактировал главную партийную газету «Нойес Дойчланд». В первой половине 50-х он вместе с рядом единомышленников выступил против курса Вальтера Ульбрихта на форсированное строительство социализма в ГДР.По обвинению во фракционной деятельности был смещен со всех своих постов и исключен из партии. В последующем работал рядовым сотрудником в провинциальном отделении Немецкого центрального архива до самой смерти, последовавшей в 1966 году.

Герхард Кегель работал главным редактором газеты «Берлинер цайтунг», возглавлял издательство, представлял ГДР в ООН. Он издал свои воспоминания, где отдал дань уважения и признательности удивительной женщине, своей спасительнице Ильзе Штебе. В Советском Союзе эта книга под названием «В бурях нашего века» была издана в 1987 году. Герхард Кегель умер от сердечного приступа в ноябре 1989 года, в день, когда рухнула берлинская стена.


18 января 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
258042
Сергей Леонов
175622
Светлана Белоусова
119128
Борис Ходоровский
106161
Татьяна Минасян
106055
Сергей Леонов
102218
Александр Егоров
90786
Виктор Фишман
84211
Борис Ходоровский
74376
Татьяна Алексеева
70692
Павел Ганипровский
69665
Богдан Виноградов
60283
Павел Виноградов
59943
Татьяна Алексеева
54054
Наталья Дементьева
52623
Дмитрий Митюрин
51784
Наталья Матвеева
47694