Мифы и реальность века клонов
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №9(499), 2018
Мифы и реальность века клонов
Дмитрий Шандлоренко
журналист
Санкт-Петербург
1267
Мифы и реальность века клонов
Британский биолог Ян Вилмут и овечка Долли

Недавно по всем лентам новостей прошло сообщение о новых успехах в клонировании. На сей раз в Китае, где объектом снова стали обезьяны. Это не вызвало такой же шум, как эксперимент с легендарной овечкой Долли, но в главные события дня все-таки попало. Так что очередной поток бредовых комментариев был гарантирован, и, как обычно в подобных случаях, самое важное осталось за кадром. Причем искажение картинки зачастую связано не с чьим-то злым умыслом, оно является следствием общественных представлений, сформированных… фантастикой. А пока тиражируются мифы, реально возможные цели остаются в тени.

«Зомби» и «новые бабушки»

Начать, однако, надо все-таки с мифов, тем более что со времени сенсации Долли их было множество. Можно было встретить статьи, посвященные клонированию человека с радостными сообщениями, что «можно повторно родить на свет маму, бабушку, прабабушку». А иногда почему-то начинали говорить… о зомби. Некоторые издания рассказывали вообще бредовые истории — например, о некоем шамане, который в свете костра осуществлял «акт клонирования» на поляне над распростертыми женскими телами. Явно автор материала несколько перепутал: клонирование требует стерильных условий лаборатории, оснащенной огромным количеством дорогостоящего оборудования, а на поляне с голыми девками совершают иные акты…

Собственно, природа давно создает клоны — генетических двойников, или однояйцевых близнецов, то есть развившихся из одной оплодотворенной яйцеклетки. При этом, кстати, ни у кого не возникает желания одного из них назвать зомби.

Ученые уже полвека назад успешно клонировали животных. Для этого ядро клетки тела копируемого организма пересаживают в яйцеклетку, предварительно освободив ее от собственного. Технологически нет существенной разницы между клонированием овцы, обезьяны или человека. В медицине достаточно давно делаются гораздо более сложные вещи, например «пробирочное оплодотворение». Подобным образом зачатые дети уже скоро будут иметь своих внуков...

Можно ли повторно родить свою маму? Представьте себе, что ваша мама имеет сестру — идентичного близнеца. Так что, ваше отношение к тете будет таким же, как и к маме?.. К тому же жизнь часто таких близнецов делает очень непохожими. Не говоря уже о том, что и так-то двойняшки порой очень отличаются по поведению друг от друга. А здесь вообще будут совершенно разные судьбы, а значит, и совершенно разные люди. Ведь при клонировании между «дубликатами» пролягут десятилетия, в наше быстротекущее время — целые эпохи даже для государств...

В общем, психологически это совсем-совсем другой человек. Да и внешне он будет сильно отличаться. Во-первых, из-за других условий жизни, а во-вторых, потому, что не вся наследственная информация находится в ядре клетки. Существуют клеточные образования — митохондрии, тоже несущие наследственную информацию и, соответственно, вносящие свою лепту во внешний вид. В итоге организм клонируемого кое-что приобретет и от женщины — донора яйцеклетки.

Обобщая, сама по себе технология клонирования не позволяет возродить конкретного человека — с учетом его психотипа и уникальной памяти.

Войны клонов

Другим популярным желто-журналистским мифом является опасение увидеть легионы марширующих солдат-клонов (естественно, зомби). В этой ситуации имеется сомнительный выигрыш: возможный испуг противника от обилия наступающих двойников. Впрочем, вряд ли пилоты штурмовика или расчет РСЗО разглядят лица уничтожаемых ими бойцов…

Но главное в другом. Во-первых, вряд ли можно представить себе диктатора, способного вокруг своего трона расположить десятки тысяч орущих младенцев в надежде дожить до того времени, когда из них вырастут солдаты. Во-вторых, велика ли ценность в условиях современной войны, простите, пушечного мяса?.. В-третьих, армия клонов обойдется гораздо дороже, чем банальные наемники.

Даже если усилить подобную военизированную версию другими порождениями фантастики, например крайне ускоренным ростом этих суперменов, и ограничить их число дубликатами сверхэлитного воина (дескать, спецбригада), все равно ничего адекватного не получается. Ведь для получения этакого «Ван Дама» нужны многие годы тренировок, автоматизм тела… А в данном случае из кокона будут извлечены детинушки с розовыми пятками младенцев и таким же стерильным мозгом. И когда он еще сможет махать ногами, как вентилятор! Да может, и никогда — поскользнется, покалечится или вообще станет пацифистом. Ну и какой смысл затевать столь сложную бодягу?

Другие утки-прибаутки

Трансплантология является очередным «применением» клонов — в желтой (а порой и не очень желтой) прессе. При этом, естественно, забывают, что родившийся клон — это просто РЕБЕНОК. Для пересадки органов взрослому его нужно вырастить, а потом ЗАРЕЗАТЬ! И это называют успехом медицины?! Наука никогда не пойдет по такому пути, скорее будут разработаны методики регенерации, или отдельного выращивания конкретного органа.

Возникают споры и о возможности употребления в пищу мяса клонированных животных. Порой они принимают форму скандала, а то и явной истерики. По-видимому, авторы пытаются заглянуть в будущее, осчастливив мир своей «великой аналитикой». Хотя, конечно, очень интересно, каким местом они ее производят. Ведь всерьез говорить о выходе на рынок продуктов, произведенных из клонов, невозможно — оно было бы просто безумно дорого. При этом что седло обычного барашка, что клонированного… Тут все зависит от повара, а не от происхождения мяса. Безусловно, сейчас генетика еще недостаточно изучена, и можно ожидать любых сюрпризов. То, что здоровье клонов очень хрупко, понятно, но вряд ли молоко от клонированных коров несет какую-то реальную угрозу здоровью людей.

С другой стороны, мы регулярно употребляем в пищу заведомо вредные продукты. Кроме пресловутых нитратов, например, в птицеводстве некоторых стран используются гормоны, которые могут создавать большие проблемы у маленьких девочек. К тому же и многие традиционные технологии приготовления пищи совсем не безвредны. В общем, при нашем питании клонированные коровы вряд ли сильно угрожают нашему здоровью, даже если их мясом завалят все прилавки. Но до этого времени мы и без них способны нажить кучу гастритов да холециститов.

Но в любом случае это не та проблема, над которой стоит ломать голову, — вопросы зачатия животного никак не могут отрицательно сказаться на его вкусовых качествах и характеристиках вредности-полезности. В отличие от множества других факторов (таких как гормональные добавки в корм), от которых сейчас страдает человечество.

Хотя теоретически мясо клонов действительно может оказаться на продуктовом рынке — в очень узком, суперэлитном сегменте. И связано это с другой легендой клонирования, а именно мечтой о возрождении исчезнувших видов животных. Наверное, в этом есть надежда на искупление, чувство вины за действия человечества с добавлением любопытства — желания посмотреть своими глазами на исчезнувших зверей. Ну и неизбежный флер фантастики а-ля «Парк юрского периода» в действии. Однако если подходить к этому направлению здраво, то никакие ископаемые виды не могут быть возрождены. Просто не из чего их воспроизводить. Даже восстанавливаемые обрывки ДНК замороженных мамонтят не будут пригодны для клонирования. А ведь они жили относительно недавно, что уж тут о других геологических эпохах говорить! Впрочем, виды, истребленные людьми, такие как маврикийский дронт, более известный как додо, тоже не имеют шансов на возвращение в мир. Но! Путем клонирования можно размножить виды, находящиеся на грани уничтожения.

Хотя опять же не все. Можно так попробовать с мечущими икру и яйцекладущими. С млекопитающими гораздо сложнее — имплантированный зародыш будет просто абортироваться, если он принадлежит другому виду.

Тем не менее можно себе представить, что, если у конкретного человека денег столько, что из них можно построить Вавилонскую башню в натуральную величину, он может себе заказать на ужин клон утки, которых, скажем, с десяток штук на Земле оставалось. Но эта капля, понятно, дождь не сделает. Так что всерьез говорить об этом направлении не приходится.

Реальные проблемы

В первую очередь тревогу вызывает короткая продолжительность и качество жизни клонированных животных — в частности, той же Долли, у которой и век был короток, и страдала она от множества болячек. Это легко объяснимо: вопрос в том, что досталось в наследство клону. Считается, что полный набор генов, так сказать, с иголочки, но на самом деле это не так. Ситуацию можно проиллюстрировать автомобилями: представьте две одинаковые машины, но одна прошла только обкатку, а вторая накатала сотни тысяч километров по тяжелым дорогам. И у той и у другой все детали родные, полная сборка, вот только состояние их разное. А самое главное, что и отпущенный им срок, скорее всего, сильно отличается.

Вот и клон может получить изношенный хромосомный аппарат, который определит его дальнейшую судьбу. На концах некоторых хромосом находится не несущий информации участок — бессмысленный на первый взгляд. Десятилетия он мучил ученых-генетиков. Сначала его объявили буферной зоной, защищающей хромосому от поломок. Впрочем, это объяснение и тогда мало кого устраивало. Ведь хромосома все-таки не автомобиль, которому полезен бампер, амортизирующий удар. Нить ДНК, как и любая другая нитка, может порваться в любом месте, а не только пострадать с концов. И вот относительно недавно было доказано, что биологически продолжительность жизни определяется именно длинной этих самых концевых участков. С каждым делением клеток утрачивается кусочек этой области. Когда его не остается, наступает гибель организма. Именно эти участки отвечают за то, что собака живет 20 лет, а слон 60.

Половые же клетки не делятся, поэтому ребенок получает этот участок полностью. А в наследство клону достается обрывок и, соответственно, заведомо короткая жизнь!

Вторым важным моментом, определяющим тяжелую жизнь клонов, является общая изношенность хромосомного аппарата. Некоторые участки ДНК (опероны) регулируют считывание информации с определенных участков и в нужный момент просто его блокируют. Например, после определенного этапа развития организма. Для клонирования используется ядро клетки тела взрослого организма. Многие опероны в этот момент находятся в «выключенном положении». Оказываясь в яйцеклетке, они, конечно, включаются, но как долго они будут нормально работать, неизвестно. Кроме этого, в ДНК есть специальные «ремонтные бригады». Их задача — чинить возникающие время от времени поломки генов. Но со временем они выходят из строя, и в клетках начинают накапливаться гены с дефектами, именно с этим связан в значительной степени процесс старения. Поэтому клон также обречен на раннее одряхление.

Маленькие секреты больших опытов

В успешном эксперименте английских ученых с клонированием за кадром большинства сообщений осталось то, что яйцеклетка, из которой позднее выросла Долли, несколько лет провела в замороженном состоянии. Возникает естественный вопрос: зачем это нужно? Анабиоз? Но для анабиоза все-таки важнее жизнеспособность других тканей. К тому же сперматозоиды в животноводстве, как правило, используются после подчас достаточного долгого хранения в замороженном виде.

Зачем нужно проверять жизнеспособность конкретной яйцеклетки? Ведь при клонировании, во-первых, ядро ее не используется, а во-вторых, подойдет любая здоровая яйцеклетка этого вида. Тем не менее похоже, что их интересует наследственный аппарат именно данной женской особи, возможно обладающей все-таки какими-то особо важными и ценными качествами. С другой стороны, животноводам не очень нужны подобные дорогостоящие методики. Ведь там половозрелость наступает быстро, потомства достаточно много и основная роль традиционно отводится самцу-производителю.

Здесь стоит добавить пару важных моментов. Американцы достаточно давно создали банк спермы нобелевских лауреатов. В отличие от спермы китов, ее вряд ли собираются использовать для производства кремов. Сперму нельзя клонировать, поскольку в ней только половина требуемого хромосомного материала, зато в селекции без нее не обойтись. А технологии экстракорпорального оплодотворения уже не то что обкатаны — они поставлены на поток.

Выглядит так, словно селекционеры обратили свой взор на человека. Но что им может быть нужно от человека разумного?

Каковы реальные цели?

Какой же признак лучше всего наследуется и может интересовать государство, без поддержки которого невозможны опыты такого масштаба?

Наверняка не мышечная масса, которая вполне может быть наращена другими, гораздо более дешевыми способами. Очевидно, тут нужен хорошо наследуемый признак — талант, который фактически является общественной ценностью. Поставленным критериям лучше всего отвечают математические способности (музыкальный дар тоже прекрасно передается из поколения в поколение, но вряд ли «серьезные структуры» заинтересованы в создании бригады музыкантов а-ля Моцарт). К тому же одарены им в основном мужчины, что дополнительно повышает ценность женских половых клеток, ведь насколько в передаче таланта играет роль митохондриальная наследственность, никто не знает. Впрочем, скорее всего, этот глобальный проект опирается на два метода — и в нем играет роль не только собственно клонирование, но и технология ЭКО.

К тому же выраженные математические способности можно выявить в раннем детском возрасте. Это крайне важно с учетом детерминорованности жизни клона, заложенной в уже упомянутых терминальных участках хромосом. Ведь какой смысл дублировать гениального математика преклонного возраста, чтобы получить одаренного младенца, который только и успеет овладеть необходимыми знаниями, как биологически отпущенная ему жизнь закончится.

Поняв, что ребенок является гениальным математиком, его можно растиражировать. В данном случае биологически заложенная потеря в сроке жизни нивелируется — редко кому удается полностью прожить отпущенный век, особый же уход может добавить к этому сроку даже не эти потерянные три-пять лет, а десять. Зато с отставанием всего лишь в несколько лет получится созвездие гениев, которые понимают друг друга не то что с полуслова, а с полувзгляда. Может возникнуть идеальная команда, которой по плечу окажутся любые проблемы. Государство, осуществившее подобный эксперимент, получит огромный технологический прорыв и своими ноу-хау может задавить самостоятельность экономики любого другого, фактически установить свой диктат во всем мире.

Эксперимент канадцев с клонированием обезьяны в конце прошлого века очень уместен в этом контексте. Не дожидаясь половозрелости животного, ученые могут его клонировать! Кстати, сразу после этого опыта тогдашний президент США Билл Клинтон объявил запрет на такие исследования. Может, это из области «На воре и шапка горит»?..

Следует учесть, что государство, в котором могут идти подобные эксперименты, должно быть не только богатым и технологически развитым, но и являться «мозговым насосом». Или активно сманивать лучших ученых, или «всасывать» в себя все передовые разработки. Наиболее подходят по этим критериям США. Причем именно там вскоре после эксперимента с Долли началась кампания по поголовному обследованию детей на математические способности. Возможно, что канадские и английские разработки были легальной частью айсберга, создаваемого в США. Сейчас очевидно, что в эту гонку включился Китай — амбициозная страна, ныне обладающая множеством возможностей, в том числе и финансовых.

Конечно, подобные опыты с человеком не только строжайше запрещены, но и носят достаточно аморальный характер.

Кое-что о морали

Но кто поверит, что этические соображения остановят секретные службы в их азартной гонке в борьбе за сферы влияния, особенно если на карту поставлен весь мир? Химическое оружие также является запрещенным, но мы постоянно слышим о его разработках и применении.

Впрочем, именно моральный аспект, при всей кажущейся его бесспорности, является самым слабым. Ведь эти критерии наиболее подвижны. Если, скажем, барышня Викторианской эпохи увидела бы летнюю одежду современных жительниц Лондона, у нее был бы глубочайший шок. Кроме того, как раз из-под моральных критериев сейчас выбит краеугольный камень. Если общество приняло одних «детей из пробирок» — тех, кто родился благодаря ЭКО, то почему оно должно быть принципиально против других — тех, кто был клонирован? Кроме заложенного априори внешнего сходства с прототипом, у них нет никаких отличий.

Главное, чтобы эти селекционированные «пробирочные» дети были окружены любовью и имели папу с мамой. А скорее всего, так и будет. Их станут воспитывать лучшие педагоги, их будут холить и лелеять, они не будут ни в чем нуждаться. В чем же тогда аморальность эксперимента? Как и любой инструмент, он может быть использован и для добра, и для зла.

Безусловно, на пути селекционеров хомо сапиенс огромное количество технических сложностей. Но наука стремительно развивается, и то, что вчера казалось фантастикой, сегодня уже устаревает.

Теоретически смогут помочь методы генной инженерии. Возможно, они справятся с наращиванием соответствующих участков хромосом и тем самым отодвинут биологический предел жизни. Это, конечно, не решит всех проблем, но снимет остроту основной из них. А главное, очень расширит широту возможностей метода.

И здесь стоит вспомнить о последнем эксперименте китайских ученых. Они сообщили, что внесли в ДНК незначительные изменения. То есть понятно, что не были внесены информационные гены. Но может, они как раз нарастили «бессмысленными» участками хромосомы, тем самым пытаясь увеличить продолжительность жизни клонов? Это было бы абсолютно логично.


4 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91889
Сергей Леонов
86442
Виктор Фишман
73961
Борис Ходоровский
65585
Богдан Виноградов
52451
Дмитрий Митюрин
41065
Сергей Леонов
36480
Роман Данилко
34520
Александр Егоров
28035
Борис Кронер
27843
Татьяна Алексеева
27272
Светлана Белоусова
27030
Наталья Матвеева
25795
Наталья Дементьева
24419
Светлана Белоусова
24272