РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №18(404), 2014
Русский мир: фикция или действительность?
Василий Соколов
журналист
Санкт-Петербург
97
Русский мир: фикция или действительность?
Памятник Минину и Пожарскому. Москва. 1818 год

На фоне разворачивающейся на наших глазах русско-украинской трагедии (именно так, а не иначе!) самое время поговорить о том, что вызывает довольно сильную эмоциональную реакцию как у сторонников, так и у ярых противников так называемых сепаратистов. И в нашей стране, и на Украине, и в ее юго-восточных районах, вернувших себе название, присвоенное им еще в XVIII веке. Попробуем разобраться...

Толчком к написанию этой статьи послужила недавняя передача, прозвучавшая в эфире одной весьма популярной либеральной радиостанции. Тогда состоялся диалог (точнее, «триалог», если так можно сказать) популярного писателя с двумя ведущими радиостанции. Позиция служащих радио (не могу назвать их иначе) была совершенно открытой и откровенной: «Какой русский мир? Такого понятия нет и быть не может! Это просто-напросто стремление удовлетворить имперские настроения группы граждан, соскучившихся по СССР!»

Не буду излагать контрдоводы их собеседника – они достаточно хорошо известны. Хочу немного рассказать о собственном опыте общения с русскими людьми, волей тех или иных обстоятельств – политических, экономических и прочих – оказавшихся за пределами исторической родины – России.

Русский мир, некогда пребывавший, словно в скорлупе, в границах исторической России, стал рассыпаться (неправильное слово – стал расширяться и растворяться!) после известных событий, произошедших в самом начале минувшего века. Не будем сейчас вспоминать «Русскую Америку» в пределах нынешней Калифорнии и Аляски – это дела давно минувших дней и преданья старины глубокой. А вот революция и Гражданская война выкинули за пределы исторической родины сотни тысяч людей. И это стало только началом: последовала Вторая мировая, а затем – экономическая эмиграция, не говоря уж о многих других более «мелких» событиях, типа вынужденного бегства за границу ради спасения жизни. Очень со многими из покинувших Россию, СССР, а потом опять Россию мне доводилось встречаться во время довольно частых поездок по зарубежью, дальнему и ближнему.

Прежде чем перейти к частным случаям, попробую рассказать о том, что все-таки – несмотря ни на что! – объединяет русских (не в узконациональном, но в более широком понимании национальной принадлежности). Будучи убежденным агностиком, я тем не менее воспитан и образован (особо подчеркиваю это!) в духе православной культуры, равно как и многие наши бывшие соотечественники (и их потомки, разумеется), рассеянные по всему земному шару. Для кого-то вера стала истинным спасением, но для всех – практически! – ее традиции живут и не умирают по сей день.

В этом плане русский мир долгие годы был расколот по идеологическим причинам: существование СССР, его политического руководства и полностью (именно так!) подчиненного ему Московского патриархата возводили почти непреодолимую стену между православными России и верующими зарубежья. Пройдя через долгие переговоры – нет, переговоры – это слишком слабо сказано! – через многие этапы примирения (замечу, и по сей день еще не полного), – православные иерархи договорились о необходимости единения православного мира. Да, у многих прихожан православной церкви как за рубежом, так и в пределах России немало есть претензий к ней как к институту (подчеркнем это!), но в канонических вопросах веры разногласий у нас нет – и это первый и главный признак единства и существования русского мира! В качестве примера могу рассказать о своем близком друге, много лет проработавшем по ту сторону Атлантического океана – в Аргентине. Там он стал прихожанином Русской зарубежной православной церкви, которая, по его мнению, отличалась от московской большей преданностью идеалам православия. Не сомневаюсь, что так оно и было. Но ведь нашли же они общие – русские! – точки соприкосновения!

Впрочем, довольно о вопросах веры. Разве мало наших эмигрантов (белоэмигрантов, как полупрезрительно называли их во времена СССР) трудились на ниве просвещения самых разных народов Европы? Достаточно вспомнить барона Врангеля, прах которого покоится в небольшой церкви за спиной колоритного собора Святого Марка в Белграде. Русские эмигранты – офицеры, учителя, врачи, инженеры, прочие специалисты, бежавшие с ними из России, охваченной Гражданской войной, – превратили не просто отсталую – глухо провинциальную страну с громким названием Королевство сербов, хорватов и словенцев в более-менее приличное европейское государство. И нынешние жители Сербии (подчеркну – православные!) помнят это и хранят глубокую признательность русским изгнанникам, становясь тем самым тоже частицей русского мира. Кстати, в прекрасном придунайском городе Нови Сад по сей день в прибрежном парке живут кошки, которых зовут «русскими» – это потомки наших мурок, привезенных беженцами из истекающей кровью России.

О литературе даже нет никакого смысла говорить: за пределами России она процветала, несмотря на жестокие цензурные запреты внутри СССР. Не знаю, как это происходило, – могу только догадываться, – но «Доктора Живаго» я прочитал на первом курсе филфака ЛГУ еще в 1965 году, и никто меня (как, впрочем, и других моих приятелей, прочитавших роман) не покарал. Здесь я имею в виду не «недоработки» карательной системы СССР, а тот простой факт, что имена русской литературы прорывались к нам практически беспрепятственно: Бунин, Ходасевич, Георгий Иванов (кстати, на мой вкус, лучший русский поэт ХХ века), да и книги таких заядлых врагов советской власти, как, скажем, Авторханов, Гайто Газданов и им подобные, были нам доступны, по крайней мере, для прочтения. Прорывался через пограничные и цензурные кордоны и Александр Исаич Солженицын (честно скажу, я его читал – и он мне не понравился решительно, но это уже дело литературного вкуса).

Да, могут возразить мне: религия и литература – два самых мощных потока, которые определяют движение мысли, в частности мысли русской. Но разве из этого ряда можно выкинуть музыку, балет, живопись, кино, в конце концов! Вот весь этот огромный конгломерат и составляет русский мир, ни в коей мере – подчеркну это особо! – не связанный с политикой государства как такового или с его правителями. Русский мир – это не прерогатива временного управляющего нашей страной, как бы ты его ни назвал! Русский мир будет существовать всегда, ибо он вовсе не стремление к воссозданию былой империи – СССР или какой-либо другой империи. Русский мир – это то, что не выбьешь из головы русского человека, кем бы он ни был (подчеркну это особо!) по национальности.

Гражданин русского мира – это человек, выросший в нашей культуре, в нашем менталитете. И к русскому миру относится мой соученик по школе в молдавском городке, еврей по национальности, которого судьба забросила в Австралию: поначалу он, по собственному признанию, собирал на пляже дохлую рыбу, чтобы не сдохнуть с голоду, но потом выбрался из нищеты, завел собственное дело и вышел на нормальный уровень жизни. И кем он стал ощущать себя в итоге? Евреем, австралийцем или еще кем-нибудь? Нет – русским!

Быть русским не означает непременно быть за Путина. Он, кем бы его ни считали, мельче этого понятия, и он – не составная часть русского мира. Составная часть русского мира – предприниматель, встреченный мною двадцать лет тому назад на океанской (Тихоокеанской!) набережной прекрасного и теплого американского города Сиэтл. Мой самолет улетал буквально через пару часов, и во время последней прогулки по дивной океанской набережной я увидел вывеску: «Russkye piroshki». Естественно, я не мог не зайти в это заведение. Да, его хозяином был русский человек, выдавленный, как он сам рассказал, из Риги местными националистами. Приехал в Сиэтл в самом начале 1990-х, на сбереженные копейки открыл то, что старые ленинградцы помнят под названием «пирожковая» (увы, они исчезли!), и с большим успехом кормит американцев русскими деликатесами! В штате у него состоял тогда только один наемный работник, взявший себе в качестве псевдонима имя знаменитого гангстера – Джона Диллинджера. Но вместо занятий бандитизмом он – по крайней мере, тогда – очень любил Россию... И был, естественно, частицей огромного русского мира!

Завершая этот несколько скомканный рассказ, хочу еще раз напомнить нашим отчаянным либералам, в корне отрицающим понятие «русский мир» как таковое: мы, русские, граждане русского мира, не отрицаем существование мира еврейского, арабского, польского, афганского – какого еще там? Все национальные миры имеют право на существование – при одном, естественно, условии: если они живут в мире с соседями по земному шарику. А не уничтожают себе подобных, как это, увы, происходит в соседней славянской стране. Бывшей некогда частицей большого русского мира...


5 Августа 2014


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82892
Виктор Фишман
66794
Борис Ходоровский
58482
Богдан Виноградов
45902
Дмитрий Митюрин
30687
Сергей Леонов
30475
Роман Данилко
27689
Дмитрий Митюрин
13770
Светлана Белоусова
12995
Сергей Леонов
12614
Александр Путятин
12557
Татьяна Алексеева
12546
Наталья Матвеева
12023