Пугачев XX века
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №25(489), 2017
Пугачев XX века
Наталья Матвеева
журналист
Санкт-Петербург
188
Пугачев XX века
Александр Антонов и тамбовские повстанцы

Пламенный революционер Александр Антонов, беззаветно боровшийся за народное счастье и с царизмом, и с советской властью, получил от нее именное оружие и пулю в спину. До сих пор в судьбе предводителя самого крупного антибольшевистского крестьянского восстания множество белых пятен. Которые, с открытием советских архивов, постепенно заполняются.

В начале марта 1917 года рабочие Санкт-Петербургского порохового завода, которых на предприятии насчитывалось около восьми тысяч, освободили узников Шлиссельбургской центральной каторжной тюрьмы. Тогда же были уничтожены многие документы из тюремного архива. Такова версия, изложенная в справочно-энциклопедическом издании периода развитого социализма. Хотя более поздние исследователи утверждают, что 3 марта 1917 года во все учреждения Главного тюремного управления (оно входило в структуру Минюста) пришла депеша из столицы России от министра юстиции Временного правительства Александра Керенского о немедленном освобождении всех политических. Единодушны историки лишь в одном: амнистированные уничтожали арестантские и оперативные дела, особенно архивы последнего периода.

МИЛОСЕРДИЕ ГЕНЕРАЛА ПЛЕВЕ

Среди прочих заключенных Шлиссельбургского централа восставшими рабочими был освобожден и бессрочный каторжанин Александр Антонов, приговоренный в 1909 году к смертной казни через повешение. Никто из приговоренных к смертной казни прошений о помиловании не подал. От петли палача тогда его спас рапорт командующего войсками Московского военного округа генерала от кавалерии Павла Плеве (не путать с министром внутренних дел Вячеславом Плеве). Этот рапорт был написан 26 марта 1910 года и адресован самому Петру Столыпину, тогда министру внутренних дел Российской империи.

Вот отрывок из этого документа: «Временный военный суд в г. Тамбове 15 сего марта приговорил мещанина Александра Антонова и крестьян Ивана Рогова, Федота Лобкова и Гавриила Ягодкина к смертной казни через повешение, признав их виновными в разбойном нападении 3 ноября 1908 года на станцию Инжавино Рязано-Уральской железной дороги, во время коего нападения из станционной кассы было похищено 4340 руб. 25 коп.

Принимая во внимание: 1) полное чистосердечное сознание всех названных осужденных на суде, а трех из них (кроме Антонова) и на следствии, тотчас же по задержании, и 2) то, что во время вышеупомянутого нападения злоумышленниками никому не было причинено никакого физического вреда, признавал бы возможным заменить названным осужденным смертную казнь ссылкою в каторжные работы: Антонова и Ягодкина — без срока, а Рогова и Лобкова — на 20 лет каждого».

Уже через три дня председатель Совета министров (и одновременно министр внутренних дел) Петр Столыпин телеграфировал ответ о своем согласии с мнением генерала Павла Плеве.

О главном фигуранте этого дела Александре Антонове из энциклопедических изданий 80-х годов прошлого столетия известно следующее: «Антонов Александр Степанович (1888–1922), главарь кулацко-эсеровского мятежа в Тамбовской и частично Воронежских губерниях в 1920–1921 годах. Член партии эсеров с 1906 года. Из мещан. После Февральской революции вернулся в Тамбов из ссылки, вошел в губернский комитет партии эсеров, был назначен помощником начальника 2-й части городской милиции. С октября 1917 года начальник уездной милиции в Кирсанове; окружил себя бывшими офицерами, дезертирами, деклассированными элементами; с начала 1918 года занялся политическим бандитизмом против советской власти. В августе, будучи изобличен в подготовке контрреволюционного заговора, бежал в лесисто-болотистую часть Кирсановского уезда, где в конце года организовал банду, явившуюся вооруженной опорой губкома партии эсеров. В ноябре 1920 года возглавил оперативный штаб мятежников. С августа 1921 года, после ликвидации Красной армией основных сил его «армии», скрывался. Убит при аресте 24 июля в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда».

Каким же на самом деле был предводитель крестьянского восстания на Тамбовщине, которого сегодня часто называют Пугачевым XX века?

ПО КЛИЧКЕ ОСИНОВЫЙ

Александр запомнился своим друзьям в скромной ситцевой косоворотке, подпоясанной ремнем, и в дешевых бумажных брюках, заправленных в сапоги. Из трехклассного училища он был исключен за хулиганство. Примерно в 1905 году он сблизился с эсерами и спустя некоторое время организовал «Тамбовскую группу независимых социалистов-революционеров». По данным тамбовских жандармов, в числе первых и наиболее активных ее членов были Александр Антонов и Николай Киселев. Эта группа фактически являлась спецподразделением при эсеровском губкоме и занималась в основном добычей денег и документов для партийных нужд, а при случае — и приведением в исполнение смертных приговоров, вынесенных эсерами «провинившимся» должностным лицам, провокаторам и предателям.

3 ноября 1908 года Антонов во главе четверки эсеров-налетчиков ограбил кассу на станции Инжавино. Войдя в кабинет начальника станции, экспроприатор направил на него револьвер и потребовал открыть сейф с деньгами. Чиновник впал в истерику, а затем и вовсе лишился чувств. Антонов открыл сейф и достал деньги. Можно было уходить, но пришедший в себя железнодорожник попросил грабителя… написать расписку об «экспроприации денег». Дело в том, что два месяца назад эта касса уже была ограблена предшественником нынешнего начальника и следствие это доказало. И Антонов выдал требуемую расписку. 20 февраля 1909 года налетчик был задержан в городе Саратове.

Из доклада от 20 декабря 1908 года начальника Саратовского охранного отделения ротмистра А. П. Мартынова:

«Прибывший в Саратов в ноябре сего года нелегальный из Тамбовской губернии, уроженец Кирсановского уезда, настоящие имя и фамилия его Отделению неизвестны… Отделению известен под кличкой наблюдения Осиновый».

К этому времени по решению Поволжского эсеровского губкома Антонов готовился к убийству командующего Казанским военным округом генерала Александра Сандецкого.

Из рапорта от 21 февраля 1909 года ротмистра А. П. Мартынова директору Департамента полиции:

«Антонов прибыл в Саратов в конце минувшего года, вошел в состав местной организации партии социалистов-революционеров под кличкой Осиновый; был зачислен Поволжским областным комитетом названной партии в боевую областную организацию и считался 1-м исполнителем по подготовлявшемуся в то время покушению на жизнь генерала Сандецкого… Антонов выехал без наблюдения в Самару, где проживал до середины января сего года. В Самаре взят в наблюдение не был и остался Самарскому жандармскому управлению неизвестен. После прибытия в Саратов вошел немедленно в наблюдение и 20 сего февраля арестован. По обыску у него отобран заряженный револьвер и паспорт на имя крестьянина Куриловской волости Новоузенского уезда Самарской губернии Петра Трофимовича Куликова и шифрованная запись.

По имеющимся у меня агентурным сведениям, Антонов предполагал в непродолжительном времени выехать в Тамбовскую губернию и совершить там ряд террористических покушений».

По данным историков, информацию о готовящемся покушении в Главное жандармское управление передал известный агент-провокатор Евно Азеф, один из лидеров партии эсеров. Несмотря на отменную конспирацию (это обстоятельство отмечали в своих донесениях филеры охранки), Антонов был выслежен и арестован. Арест был произведен настолько внезапно, что террорист не успел выхватить из кармана револьвер.

За покушение на генерала всем лицам, причастным к нему, грозила смертная казнь. Кроме того, лично за Антоновым уже тянулся кровавый след. В Тамбове во время вооруженного «экса» он тремя пулями тяжело ранил городового и нанес огнестрельное ранение леснику на лесном кордоне в 30 километрах от Тамбова. 12 марта 1910 года выездная сессия Саратовской губернской палаты рассмотрела в Тамбове дело по обвинению Антонова в причинении вреда здоровью лесника. Суд постановил сослать его на шесть лет на каторжные работы. Через три дня его судил военный суд, приговоривший Осинового к виселице. И лишь рапорт генерала Плеве спас его от «столыпинского галстука».

Телеграмма от 29 марта 1910 года министра внутренних дел П. А. Столыпина генералу от кавалерии П. А. Плеве:

«Смягчению участи Александра Антонова, Ивана Рогова, Федота Лобкова, Гавриила Ягодкина (в) предположенном размере препятствий не встречаю».

ИЗ ЗЕКА В НАЧАЛЬНИКИ МИЛИЦИИ

Для 20-летнего бессрочного каторжанина началось девятилетнее скитание по казенным домам Российской империи. Довелось побывать ему в тюрьмах Москвы, Тамбова и Владимира. Дважды Антонов пытался бежать из Тамбовской тюрьмы, но неудачно. В знаменитом Владимирском централе за буйное поведение и неподчинение надзирателям Антонова шесть раз сажали в карцер. В конце концов начальство перевело его для отбытия наказания в каторжную тюрьму в Шлиссельбургскую крепость, откуда его и освободила в 1917 году Февральская революция.

Вернувшись на родину, Александр Антонов в октябре 1917 года был назначен на должность начальника Кирсановской уездной милиции. Кроме того, его ввели в состав местного совета.

Письмо от 24 октября 1917 года председателя Кирсановской земской управы В. Т. Окунева инспектору милиции Тамбовской губернии Невежину:

«Уездная земская управа честь имеет просить Вас откомандировать в г. Кирсанов помощника начальника Тамбовской городской милиции А. С. Антонова. Просьба эта вызвана тем, что кирсановская милиция по настоящее время совершенно не организована и, несмотря на принятые меры со стороны управы, до сего времени нельзя найти человека, которому можно поручить организацию милиции.

Ввиду того что и в городе, и в уезде царит полнейший непорядок, управа ходатайствует разрешить Антонову командировку в срочном порядке; дальнейшее промедление очень невыгодно отразится на общем положении дела».

Александру Антонову досталось нелегкое место службы. В Кирсановский уезд входило четыре района с 37 волостями и 438 населенных пунктов с 350 тысячами сельских жителей. Уездная милиция к моменту прихода Антонова насчитывала всего сто «активных штыков». А вот оперативная обстановка в уезде была хуже некуда. Уголовная преступность распускалась махровым цветом. Не отставала от нее и так называемая классовая борьба — разгром и грабеж помещичьих имений и богатых хуторов. Милиция была просто не в состоянии сколько-нибудь эффективно противодействовать безудержному разгулу преступности и беззакония и в лучшем случае старалась держать с грабителями и разбойниками вооруженный нейтралитет.

Антонов сразу же начал мотаться по всему уезду с небольшим отрядом конных милиционеров, гоняясь за шайками грабителей, конокрадов и прочих разбойников с большой дороги, которые со временем, надо отметить, заметно присмирели.

Поначалу он был лоялен новой власти и даже был награжден советом именным маузером за разоружение в мае 1918 года подразделения военнослужащих Чехословацкого корпуса, следовавших по железной дороге через Кирсанов. Но уже в июле 1918 года он добровольно ушел в отставку из-за несогласия с антикрестьянской политикой советского правительства.

ВОЖДЬ КРЕСТЬЯНСКОГО ВОССТАНИЯ

Так Александр Антонов и вошел в нашу историю как предводитель крестьянского восстания. Это было самое крупное во время Гражданской войны вооруженное выступление крестьян против власти большевиков. Восстание началось в середине августа 1920 года под лозунгами «Долой продразверстку!», «Да здравствует свободная торговля!». В январе 1921 года численность повстанческой армии достигла 50 тысяч человек, объединенных в две армии (в составе 14 пехотных, пяти кавалерийских полков и отдельной бригады при 25 пулеметах и пяти орудиях). Повстанцы разгромили 60 совхозов, взяли под контроль практически всю Тамбовскую губернию (в руках большевиков остались только города), парализовали движение по Рязано-Уральской железной дороге и успешно отбивали попытки советских войск вторгнуться на территорию восстания, нанося им большие потери.

6 февраля 1921 года в губернию была направлена Полномочная комиссия ВЦИК во главе с Владимиром Антоновым-Овсеенко, которая стала высшим органом борьбы с восстанием. 12 февраля 1921 года на основании решения Наркомата продовольствия на территории Тамбовской губернии было остановлено выполнение продовольственной разверстки, а в марте 1921 года X съезд РКП(б) принял решение отменить продовольственную разверстку, вместо которой вводили фиксированный продовольственный налог. Для рядовых повстанцев была объявлена амнистия (при условии сдачи оружия и информации о местонахождении командиров).

Предпринятые меры широко освещались в печати и агитационных материалах (всего было выпущено 77 наименований воззваний, листовок, плакатов и брошюр), и они сыграли определенную роль в пересмотре частью крестьянства своей позиции в отношении советской власти. 21 февраля 1921 года в приказе № 21 по 1-й повстанческой армии А. С. Антонов отмечает: «Среди партизанских отрядов начинает слабеть боевой дух, наблюдается постыдная трусость». Тем не менее сражения продолжались с переменным успехом: так, 11 апреля 1921 года пятитысячный отряд антоновцев разгромил гарнизон в Рассказово, при этом в плен попал целый батальон красноармейцев.

Положение резко изменилось с окончанием советско-польской войны и разгромом Русской армии барона Петра Врангеля в Крыму. Это позволило большевикам высвободить против повстанцев дополнительные силы Красной армии. Советские власти ввели в губернии осадное положение. Владимир Ленин поручил Феликсу Дзержинскому и Эфраиму Склянскому организовать разгром антоновщины. Туда были направлены большие силы Красной армии, которыми командовали Михаил Тухачевский, Иероним Уборевич, Григорий Котовский. Наряду с регулярными частями Красной армии в ликвидации мятежа участвовали войска ВЧК, ВОХР и ЧОН. Не последнюю роль в разгроме крестьянского бунта на Тамбовщине сыграли жестокие репрессивные меры против восставших, их семей и односельчан. 11 июня 1921 года Полномочной комиссией ВЦИК был издан приказ № 171 «О начале проведения репрессивных мер против отдельных бандитов и укрывающих их семей».

По оценкам историков, общее число крестьян Тамбовской губернии, подвергшихся репрессиям, составило от 30 до 50 тысяч человек. Михаил Тухачевский отмечал: «Без расстрелов ничего не получается. Расстрелы в одном селении на другое не действуют, пока в них не будет проведена такая же мера». Иногда, как в деревне 2-я Кареевка, состоявшей из 65–70 дворов, жителей выселяли, их имущество конфисковывали, а саму деревню сжигали. Летом 1921 года основные силы повстанцев потерпели поражение. В начале июля руководством восстания был издан приказ, согласно которому боевым отрядам предлагалось разделиться на группы, скрыться в лесах и перейти к партизанским действиям или разойтись по домам. Восстание распалось на ряд мелких изолированных очагов, и повстанцы вернулись к партизанской тактике, которую они использовали до августа 1920 года. Боевые действия на Тамбовщине продолжались до лета 1922 года и постепенно сошли на нет. 16 июля 1922 года Михаил Тухачевский доложил ЦК РКП(б): «Мятеж ликвидирован, советская власть восстановлена повсеместно». По предложению Владимира Ленина советское правительство после этих событий отказалось от военного коммунизма и начало переход к НЭПу (хотя не стоит забывать и о политическом резонансе Кронштадтского мятежа).

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Александр Антонов после поражения главных сил восставших скрывался в лесах Кирсановского уезда. Здесь в июле 1922 года его выследили чекисты. Антонова предполагалось взять живым, а безотлучно находившегося при нем брата Дмитрия — «как придется». Дело несколько осложнялось тем, что никто из чекистов не знал Антонова в лицо. Поэтому пришлось срочно разыскать тех немногих уцелевших мятежников, которые лично знали своего предводителя и могли бы помочь в его задержании. Вскоре несколько таких бывших антоновцев были найдены и тайно доставлены в село Перевоз, что в пятнадцати километрах севернее Уварово.

Чекистам удалось выяснить, что братья Антоновы вооружены двумя маузерами. С членами группы захвата был проведен последний инструктаж, им приказали всячески избегать жертв со своей стороны, а с братьями Антоновыми особо не церемониться — «застать врасплох и застрелить».

Больной малярией Александр вместе с младшим братом отстреливался до последнего патрона. Оба были расстреляны в упор сотрудниками уездной ВЧК.

Неизвестно место, где покоятся останки Александра Антонова. Установлено лишь, что из Нижнего Шибряя трупы братьев привезли в Тамбов, в бывший Казанский монастырь, где размещался тогда губотдел ГПУ, и бросили на пол в одну из маленьких кладовых. А голодные монастырские крысы успели основательно «обработать» трупы. Впрочем, чекисты все же продемонстрировали их знавшим Антонова людям — чтобы навсегда прекратить слухи, что грозный вожак по-прежнему жив.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


25 Декабря 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606