Черная королева Екатерина Медичи
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №9(369), 2013
Черная королева Екатерина Медичи
Галина Бергер
журналист
Москва
157
Черная королева Екатерина Медичи
Екатерина Медичи

История хранит имена многих великих женщин. Правда, память о них не всегда добрая — есть и такие, кого вспоминают с содроганием. Или те, о ком так и не сложилось однозначного мнения, слишком уж противоречива была их личность. К числу подобных относится и мать трех французских королей Екатерина Медичи, которой современники дали прозвище «Черная вдова» или «Черная королева». Одни ее ненавидели, другие, напротив, ей восхищались. А стоит ли она на самом деле ненависти или восхищения?

Екатерина Мария Ромола ди Лоренцо ди Медичи родилась 13 апреля 1519 года во Флоренции. Ее отцом был Лоренцо II ди Пьеро ди Медичи — герцог Урбинский, а матерью — графиня Оверньская Мадлен де ла Тур из династии Бурбонов. К сожалению для Екатерины, ей так и не суждено было познать любовь родителей, потому что Мадлен де ла Тур скончалась на 15-й день после рождения дочери в возрасте девятнадцати лет, а Лоренцо II — через шесть дней после смерти жены, в возрасте двадцати семи лет (предположительно от сифилиса). В наследство родители оставили нашей героине герцогство Урбино, а еще через пять лет, когда умерла ее бездетная тетка Анна, старшая сестра матери, Екатерине отошли графства Овернь и Булонь, а также баронство Ла Тур. Заботу о новорожденной взяла на себя ее бабушка Альфонсина Орсини, мать Лоренцо II, но ее опека продолжалась совсем недолго, потому что через год Альфонсина умерла, и Екатерину стала воспитывать тетя, Клариче Строцци, младшая сестра ее отца. В 1528 году умерла и Клариче, так что Екатерина снова потеряла близкого человека. У Клариче Медичи-Строцци и ее мужа Филиппо Строцци было семь сыновей и три дочери. С ними и провела свое детство Екатерина, их она всю жизнь считала родными братьями и сестрами.

Преждевременная смерть близких — это то, с чем Екатерине приходилось справляться на протяжении всей жизни. Как в детстве она теряла родителей и теток, так затем, уже став королевой Франции, она одного за другим потеряла мужа и детей. Почти никто из ее детей не дожил и до 30 лет, а две дочери умерли во младенчестве. Только не слишком любимая дочь Маргарита (известная нам прежде всего по роману Александра Дюма «Королева Марго») дожила до шестидесяти двух лет, и, напротив, горячо любимый сын Генрих III Валуа «дотянул» почти до сорока.

Не только смерти близких людей сопровождали детство Екатерины, но и политические передряги. Так, в 1527 году, когда Екатерине было 8 лет, Медичи во Флоренции были свергнуты, а Екатерина стала заложницей. Иван Клуа в своей работе «Екатерина Медичи» пишет о той жизни, что вела Екатерина в заключении: «Уже два года Екатерина жила в бунтующей Флоренции, запертая в разных обителях. В декабре 1527 года она перешла из монастыря Святой Лючии в монастырь Святой Екатерины Сиенской; но там началась эпидемия заразной болезни, и посол Франции де Велли смог с согласия Синьории забрать ее оттуда вечером 7 декабря 1527 года и закутанную перевезти в бенедиктинский монастырь Мурате, или Замурованных. В этом аббатстве со строгим монастырским укладом жизни юную Екатерину Медичи ожидал присмотр, больше похожий на заточение… В монастыре, куда не доносилась пушечная канонада, почти ничто не нарушало установленного уклада жизни, заполненной простыми удовольствиями. Сестра Никколини рассказывает, что «матушки хорошо встретили и баловали эту хорошенькую восьмилетнюю девочку с очень изящными манерами, вызывавшую всеобщую любовь». Она была «такая мягкая и приветливая, что матушки очень сочувствовали ее горестям и неприятностям». Она с удовольствием слушала великолепное пение монахинь во время служб, на которые верующие стекались со всей Флоренции в церковь, открытую для внешнего мира. Екатерине было десять лет, когда началась памятная осада Флоренции, которой суждено было продлиться с октября 1529 по август 1530 года».

Климент VII, представитель Медичи на Святом престоле, был вынужден короновать Карла Габсбурга императором Святой Римской империи в обмен на помощь в возвращении Флоренции и освобождении Екатерины. В 1529 году войска Карла Габсбурга осадили Флоренцию, но город не спешил сдаваться. Осаждающим угрожали смертью заложницы или ее бесчестием (кое-кто предлагал оставить ее обнаженной на крепостных укреплениях, чтобы она погибла под пулями осаждавших город), однако это не помогло, и 12 августа 1530 году Флоренция, измученная голодом и чумой, была вынуждена сдаться. Спасенная Екатерина отправилась в Рим к Папе — именно он решил устроить ее дальнейшую судьбу и, в первую очередь, найти девушке подходящего жениха. И вот в 1531 году о желании сделать Екатерину женой своего сына Генриха заявил король Франции Франциск I Валуа. Воистину, это была блестящая партия! Так в возрасте 14-ти лет Екатерина стала женой наследника французского престола. И юной невесте было что предложить своему мужу — приданое Екатерины, помимо имеющихся у нее земель, включало также 130 тысяч дукатов. Однако совсем не приданое было главным для ее новых родственников — брак этот, конечно, был чисто политическим ходом для французской короны. Хотя хорошая, как теперь принято говорить, материальная база невесты была, разумеется, приятным бонусом.

Но Екатерина неожиданно полюбила своего супруга и любила его, несмотря ни на что, до конца его дней. А вот Генрих, напротив, до конца своих дней оставался к супруге равнодушным, поскольку сердце его было отдано другой.

Впрочем, в день своей свадьбы юная невеста ничего об этом не знала. Она просто очень хотела произвести хорошее впечатление на французский двор, поэтому продумала свое появление до мелочей. Екатерина не была красавицей, но, по мнению современников, могла считаться очаровательной. Ее кожа была достаточно белой, а волосы достаточно густыми, чтобы соответствовать стандартам миловидности, принятым во Франции того времени. Правда, у Екатерины был длинноватый нос, зато глаза были такими выразительными, что этого маленького недостатка практически никто не замечал. Но Екатерина была достаточно дальновидна, несмотря на возраст, чтобы понимать, что, когда она впервые появится при дворе, рассматривать ее будут очень внимательно и ни один недостаток не будет пропущен, так что надо подать себя в наиболее выгодном свете. Ну а для этого надо потрудиться. К примеру, Екатерина была маленького роста, так что ей просто необходимо было стать повыше, чтобы выглядеть более представительно. Нельзя же, в самом деле, допустить, чтобы придворные шептались, что наследник престола женится на какой-то мышке! А как добиться необходимого? Ну конечно же, надо надеть туфли на высоком каблуке. Такие туфли были изготовлены для Екатерины во Флоренции. Позаботилась она и о роскошном туалете — он произвел настоящий фурор.

Итак, 28 октября 1533 года состоялась свадьба, равной которой, пожалуй, еще не было. Ну а затем начались нерадостные будни. По большей части проблемы возникали из-за существенной разницы между образованными утонченными дамами двора и недостаточно образованной, не слишком готовой к такой блестящей жизни Екатериной. Она не умела так хорошо говорить, как окружающие ее придворные, поэтому предпочитала молчать. Ее мучило чувство собственной неполноценности, поэтому она стала отдаляться от двора. Надо сказать, что никто особенно этому не печалился, потому что многие даже не пытались скрывать неприязни к невестке Франциска I. Неприязнь эта возникала потому, что она, во-первых, была итальянкой, а во-вторых, казалось глуповатой. На самом-то деле Екатерина вовсе не была глупой, как раз напротив, просто она выросла в совсем другой обстановке, и многое из того, что для придворных было в порядке вещей, ее удивляло.

Однако самой большой проблемой Екатерины были вовсе не придворные с их насмешками, а любовь всей жизни Генриха — Диана де Пуатье. Диана де Пуатье вошла в историю как фаворитка фавориток. Ни одна другая любовница короля, кроме маркизы де Помпадур, блиставшей при французском дворе двумя веками позже, не оставила о себе такой памяти. Диана родилась 3 сентября 1499 года в Сент-Валлье в Альпах. Отцом ее был Жан Пуатье, сеньор де Сент-Валлье (у него было гораздо больше титулов, но нет смысла все их здесь перечислять), а матерью — Жанна де Батарнай. Когда Диане исполнилось 15 лет, ее выдали замуж за сенешаля Нормандии Луи де Брезе, внука короля Карла VII. Титул «сенешаль» в те времена носил высший придворный чиновник, ведавший военными делами округа (сенешальства) и имевший право чинить суд от имени короля на вверенной ему территории. Луи де Брезе был старше Дианы почти на сорок лет, однако это не мешало супругам любить друг друга и жить счастливо. В этом браке на свет появились две дочери — Луиза и Франсуаза. Кстати, свою репутацию роковой женщины Диана приобрела уже после смерти мужа, а до этого хранила ему верность, поскольку действительно любила его. Сам король Франциск I называл Диану «красавицей, недоступной обольстителям». В 1531 году Луи де Брезе умер, закончился 17-летний счастливый брак Дианы. Она носила траур по мужу до конца своей жизни, а пережила его на 35 лет. После смерти мужа Диана де Пуатье сама стала сенешалем Нормандии и выполняла эти обязанности с успехом.

Диана де Пуатье познакомилась с Генрихом, когда ему было 6 лет, а ей 25. При той встрече она поцеловала его в лоб, что произвело на будущего французского монарха неизгладимое впечатление. Настолько неизгладимое, что, став взрослым, он тут же стал добиваться ее благосклонности. Такая страсть к женщине намного старше Генриха могла бы показаться удивительной, если бы Диана не славилась на всю Францию удивительной красотой, перед которой никто не мог устоять. Но красота не была ее единственным достоинством. Диана была, по отзывам современников, очень умна и прекрасно разбиралась в политике. Она сумела стать Генриху не только любовницей, но и другом, что было особенно важно для него. Генрих часто советовался с Дианой по делам управления и даже доверял ей писать официальные письма от своего имени. Не уставал Генрих и баловать любимую женщину подарками. Так, в 1548 году он пожаловал своей возлюбленной титул герцогини Валентинуа.

Конечно, такое положение вещей не могло не трогать Екатерину. Страсть Генриха к Диане приводила ее в ярость, но что она могла поделать? Положение королевы было шатким (в первую очередь из-за того, что Екатерина 11 лет не могла родить Генриху наследника), а любовь короля к фаворитке — безграничной. Но 20 января 1544 года произошло событие, которое несколько упрочило позиции Екатерины: она наконец родила ребенка. И что было особенно важно — сына. Мальчика назвали Франциском в честь его деда. После этого о бесплодии королевы говорить уже не приходилось — наследники появлялись на свет один за другим. Считалось, что излечить королеву от бесплодия смог знаменитый врач, астролог и алхимик Мишель де Нострдам (Нострадамус). В настоящее время его помнят в первую очередь как предсказателя, но он, конечно, был прежде всего врачом.

Всего у Екатерины и Генриха родилось 10 детей, из которых пятеро — сыновья (трое из них стали в конечном итоге королями Франции). Последними родились двойняшки Жанна и Виктория, но роды были очень тяжелыми. Жанна умерла еще до рождения, а Виктория — вскоре после. Екатерине эти роды чуть не стоили жизни, а потому врачи посоветовали супругам больше не обзаводиться потомством. После этого Генрих практически забыл о существовании жены: появляться в супружеской спальне ему больше было незачем. Он проводил все свободное время в объятиях Дианы де Пуатье.

В 1559 году произошло событие, положившее конец царствованию Дианы, — умер Генрих II. Во время боя с графом Монтгомери на рыцарском турнире Генрих сломал свое копье о доспехи соперника. Осколки копья попали в лоб и в глаз короля, что и привело к смерти несколько дней спустя — 10 июля 1559 года. После смерти мужа Екатерина выбрала себе «имидж», который в народе получил название «черная вдова». Она носила траур по супругу до конца своих дней. Ее эмблемой стало сломанное копье с надписью «Lacrymae hinc, hinc dolor», что переводится как «От этого все мои слезы и боль моя». Несмотря ни на что, Екатерина очень любила своего мужа и тяжело переживала его смерть.

Место короля занял старший сын Генриха — Франциск. В момент восшествия на престол Франциску было 15 лет, и по французским законам он считался совершеннолетним, а значит, имел право на единоличное правление. Однако Франциск был психически неустойчив и инфантилен. Король поручил дела государственные своим дядям — Франсуа де Гизу и кардиналу Лотарингскому (Карлу де Гизу), а сам проводил время с обожаемой женой либо на балах и на охоте. Екатерина стала регентшей при сыне, что упрочило ее положение при дворе и позволило избавиться от ненавистной соперницы. Екатерина не только потребовала от Дианы отдать все украшения, которые когда-либо дарил ей Генрих, но и приказала ей покинуть Париж.

Правление Франциска II продолжалось совсем недолго. Он умер 5 декабря 1560 года от гангрены, развившейся из-за свища в левом ухе. Так как детей у Франциска не было, его место на престоле занял его младший брат Карл IX, которому на тот момент было 10 лет. Екатерина оставалась регентшей и при этом короле, но только до 17 августа 1963 года, когда Карл решил править самостоятельно. Впрочем, ее положение при дворе вовсе не пошатнулось, так как король всегда прислушивался к советам матери. Вообще, все дети Екатерины хоть и побаивались ее, но относились к ней с любовью и уважением (кроме, пожалуй, самого младшего сына), поэтому ей не составляло труда руководить ими. Наконец-то Екатерина заняла то положение, о котором мечтала! Больше не было рядом ненавистной Дианы де Пуатье, король обращался к ней за советами, можно было хоть на время расслабиться. Правда, положение Франции на арене политических событий было не из легких. Правление Карла IX ознаменовалось для страны непрерывными религиозными войнами, которые в конечном итоге вылились в печально известную всему миру Варфоломеевскую ночь, пришедшуюся на 24 августа 1572 года. Тысячи католиков и протестантов (во Франции они назывались гугенотами от немецкого «еidgenosse», что означает «союзник», «сотоварищ») погибли в ту ночь на улицах Парижа и других крупных французских городов. И надо сказать, несмотря на то что приказ об истреблении гугенотов отдал именно король, ни у кого не было сомнений — за этим приказом стояла именно воля Екатерины. Екатерина и ее итальянские советники ожидали гугенотского восстания после того, как один из вождей гугенотов адмирал Гаспар Колиньи был ранен выстрелом в руку (некоторые историки приписывают Екатерине приказ убить адмирала), поэтому они решили действовать на опережение и перебить всю верхушку гугенотов, которая так удачно приехала в Париж на свадьбу Маргариты Валуа и Генриха Наваррского (впоследствии Генриха IV, первого из династии Бурбонов на французском престоле).

Карл IX также умер молодым. Он никогда не мог похвастаться крепким физическим и, что, пожалуй, даже важнее в данном случае, психическим здоровьем, а события Варфоломеевской ночи окончательно его сломили. Король был не готов справиться с заговором, который возник против него и Екатерины. Несмотря на то, что заговор был раскрыт, а дворцовый переворот предотвращен, Карл IX не в состоянии оказался править дальше. Он слег в лихорадке в Венсеннском замке, где и умер 30 мая 1574 года. Вскрытие показало, что причиной смерти стал вторичный плеврит на фоне туберкулезной инфекции. Версия, согласно которой Карл IX был отравлен пропитанной ядом книгой, на сегодняшний день признана несостоятельной. Сомнительная слава отравителя приписывалась младшему брату Карла Генриху, взошедшему на престол после смерти Карла (полагали, что Генрих отравил брата по наущению матери), а также самому младшему из наследников престола — Эркюлю Франсуа. Кстати, заговорщики, собиравшиеся свергнуть Карла с престола, хотели видеть королем именно Эркюля Франсуа.

Если бы королем действительно стал самый младший из братьев Валуа, то жизнь Екатерины могла заметно осложниться. Младший сын недолюбливал ее (что, правда, было взаимно), вряд ли он стал бы прислушиваться к ее советам и относиться к ней с должным сыновним почтением.

Но королем младший Валуа так и не стал ни после смерти Карла IX, ни позже (он умер раньше, чем его брат — последний король этой династии). Престол за бездетным Карлом наследовал все-таки Генрих — любимый сын Екатерины. Генриху пришлось отказаться ради этого от польского престола, но вряд ли он об этом сильно жалел, став королем великой европейской державы.

Именно в период правления Генриха Екатерина получила все то, о чем раньше могла только мечтать. И прежде всего — любимого сына в роли короля. Генриха Екатерина обожала. Когда он был маленьким, она называла его «мое все» или «мой маленький орел». По мере того, как Генрих взрослел, любовь матери к нему только крепла. И Генрих отвечал матери взаимностью, доверяя ей и прислушиваясь к ее мнению. Во время правления своего любимого Генриха королева-мать много путешествовала по Франции, укрепляя власть короля и поднимая его авторитет, — для нее это стало делом жизни.

Любимец Екатерины Медичи, Генрих III, или, если говорить о его полном имени, Александр-Эдуард-Генрих, был фигурой противоречивой. Его никак нельзя было назвать мудрым правителем, да и наследство ему досталось от братьев очень неспокойное. При этом он не был трусом, был готов идти на риск, что часто помогало ему. И на войне он также проявлял отвагу. Еще в 16 лет Генрих командовал королевскими войсками и носил титул генерала-лейтенанта королевства. И, кстати, несмотря на помощь более опытных полководцев, он вовсе не был марионеточной фигурой, а командовал, прямо скажем, вполне неплохо. Ему приписывают две важнейшие победы католиков над гугенотами — при Жарнаке и при Монконтуре. Но проблема была в том, что воевать Генрих не любил, что в глазах современников было не слишком хорошей чертой характера короля. А еще он обожал роскошные туалеты и украшения. Именно поэтому в литературе часто выводился образ изнеженного, склонного к праздности короля-гомосексуалиста, которого наряды и балы интересовали куда больше, чем дела в его государстве, что, мягко говоря, не соответствовало действительности. Именно при Генрихе III была проведена реформа системы центрального управления (были созданы министерства) и реформа финансовой системы (в частности, была введена единая система пошлин). При Генрихе кардинально изменилась монетная система Франции: в сентябре 1577 года был введен экю, обеспеченный золотом. Генрих инициировал кодификацию законодательства и провел реформу королевского двора. Именно при нем был создан придворный этикет, достигший расцвета в XVIII веке, а также введен григорианский календарь. Кстати, согласно легендам, Генрих III был первым, кто во Франции начал пользоваться вилкой.

При этом король был хорошо образован — прекрасно знал литературу, в особенности античную, любил вести беседы на философские и религиозные темы, обнаруживая прекрасное понимание предмета. Екатерина с детства заботилась о хорошем образовании для своих детей. Возможно, памятуя о том, как она сама растерялась, впервые оказавшись при дворе среди образованных и утонченных особ, Екатерина сделала все, чтобы дети никогда не испытали этого чувства. Образованием Генриха (как и его братьев) занимался, в частности, Жак Амио — писатель, переводчик и педагог, который в 1570 году стал епископом Осера. Кстати, Генрих не забыл, сколько сделал для него Амио, поэтому в 1578 году удостоил его звания Командора Ордена Святого духа. Это был редчайший случай, когда орден вручался лицу недворянского происхождения.

Как матери, Екатерине, вероятно, доставляли множество горьких минут слухи о гомосексуальности Генриха. Слухи эти возникали не только из-за любви Генриха к нарядам, но и из-за того, что у короля не было наследников, зато было множество фаворитов. Но гомосексуалистом Генрих вовсе не был, слава о его любовных похождениях в молодости полностью опровергала эту теорию.

В период правления Генриха III Екатерина приобрела поистине зловещую славу. Несмотря на то, что не было теперь человека, который смел бы не считаться с ней, «черная вдова» по-прежнему не пользовалась любовью окружающих, напротив, к ней относились настороженно и с недоверием. Ей приписывали убийства, отравления, колдовство. Между тем не так была ужасна Екатерина, как ее пытались представить. Просто она слишком рьяно отстаивала интересы династии Валуа, для которой родила аж трех королей. Но не только политические интриги, в которых королева-мать была сильна, интересовали ее. Екатерина любила искусство и была меценаткой. Особенно увлекала ее архитектура. Именно благодаря ей было построено новое крыло Лувра и замок Тюильри. В 1564 году по приказу Екатерины у замка был разбит сад, ставший основой знаменитого садово-паркового ансамбля. Она любила книги и собирала их — в ее библиотеке были сотни редких древних рукописей. Она внедряла при дворе итальянскую кухню, а французам прививала любовь к балету. Дамы вслед за Екатериной приучились носить нижнее белье. Екатерина, страстная любительница верховой езды, стала первой женщиной, надевшей панталоны. Любила Екатерина и живопись. Она собрала коллекцию из 476 картин, которые сегодня являются частью собрания Лувра.

Екатерина Медичи умерла 5 января 1589 года в возрасте 70 лет в замке де Блуа. Ее любимый сын пережил мать всего на 8 месяцев (он был убит 22-летним монахом-доминиканцем Жаком Клеманом, религиозным фанатиком). К счастью, Екатерина так об этом и не узнала, поскольку она, похоронившая к тому времени почти всех своих детей, до безумия боялась потерять любимого сына. Также для черной вдовы невыносимой была бы мысль, что династия Валуа, ради которой она столько сделала, прекратила свое существование. Екатерину похоронили в аббатстве Сен-Дени рядом с ее любимым мужем, Генрихом II. Хоть и после смерти, но ей удалось занять место, которое при жизни Генриха занимала Диана де Пуатье.

Была ли Екатерина столь мистическим персонажем, каким ее иногда хотят представить? Конечно же, нет. Она, безусловно, была женщиной, много пережившей, много страдавшей, но также волевой, целеустремленной и обожавшей власть, как все Медичи. Она была настоящей личностью, а не просто фигурой в длинном ряду французских королев, о которых практически никто не вспоминает. Кто помнит сегодня жену Людовика XV? Или супругу любимого сына Екатерины Генриха III? Кто знает, как звали жену Карла IX или хотя бы одну из супруг Франциска I? Екатерину Медичи знают все, потому что она была не просто женой Генриха II, — она смогла выйти из тени Дианы де Пуатье, тогда как Марии Лещинской так и не удалось задвинуть на второй план маркизу де Помпадур. Екатерина, несомненно, заслужила свое место в истории, наряду с другими удивительными женщинами, о которых мы сегодня можем сказать, что они делали историю.


29 апреля 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820