Места не столь отдаленные. Часть 1
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №9(343), 2012
Места не столь отдаленные. Часть 1
Валерий Ерофеев
журналист
Самара
695
Места не столь отдаленные. Часть 1
«Секретный дом» Алексеевского равелина был снесен еще до революции

Из сотен тюрем Российской империи выделялось несколько наиболее известных учреждений, предназначенных для особо важных государственных преступников. Прочие же «места не столь отдаленные» тоже разделялись на несколько групп, предназначенных для заключенных, совершивших разные правонарушения как по их виду, так и по степени тяжести.

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ

Одной из наиболее мрачных и суровых политических тюрем Российской империи в течение 300 с лишним лет была Петропавловская крепость. Как свидетельствуют хроники, 16 мая 1703 года ее заложил лично Петр I, и поначалу эта крепость была лишь одним из оборонительных сооружений у правого берега Невы, на острове Енисари. Главным ее предназначением была защита Санкт-Петербурга от возможного нападения на город шведских войск. Первоначально крепость была земляной, но с 1706 года здесь началось возведение каменных укреплений, и это строительство с перерывами продолжалось вплоть до 1780-х годов.

Крепостные стены Петропавловки выложены в виде шестиугольника, охватывающего весь остров. В его углах расположены бастионы. Стены, соединяющие бастионы, внутри полые и называются куртинами, а помещения внутри них – казематами. Для дополнительной защиты крепости вокруг нее устроены равелины – добавочные стены для защиты входов. Подсчитано, что быстрое строительство Петропавловки стоило жизни не менее чем ста тысячам рабочих.

Но вот исторический парадокс: хотя эта крепость с ее высокими и толстыми стенами и специальными укреплениями была возведена специально для защиты от внешних врагов, тем не менее она за свою историю так ни разу их нападению и не подверглась. Поэтому власти Российского государства уже вскоре после ее постройки стали использовать Петропавловку для борьбы с врагом внутренним – с лицами, проявившими себя в противостоянии господствующему в стране режиму. В течение многовекового существования этого сооружения в его казематах в основном помещались политические противники власти, и лишь изредка – особо опасные уголовные преступники.

Самыми первыми заключенными Петропавловской крепости стали 22 матроса-бунтовщика с корабля «Ревель», арестованных в 1717 году. А уже в 1718 году узниками крепости оказались царевич Алексей Петрович, сын Петра I, несколько его единомышленников, а также царевна Мария Алексеевна, сестра императора. Из других известных политических фигур того времени, побывавших в казематах Петропавловки, следует назвать писателя Александра Радищева, брошенного сюда по распоряжению Екатерины II в 1790 году, после выхода в свет его знаменитой книги «Путешествие из Петербурга в Москву».

Немного раньше, в 1775 году, в крепости умерла от туберкулеза княжна Елизавета Тараканова, которая, как известно, выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и за наследницу российского престола. За такую вольность ее по тайному приказу Екатерины II арестовали в Италии, вывезли в Санкт-Петербург и заключили в Петропавловку. Кстати, существует предание о том, что Тараканова погибла во время наводнения в крепости, о чем повествует сюжет известной картины русского живописца Константина Флавицкого. На самом же деле, как установлено, действительности эта легенда не соответствует.

Количество заключенных Петропавловской крепости возрастало из года в год. В связи с этим в ее полых стенах еще в XVIII веке начали создавать новые казематы для заключенных, имевшие вместо окон узкие зарешеченные щели-амбразуры. Дневной свет в такие камеры почти не попадал, а сами казематы круглый год были сырыми и холодными. Но самым суровым местом заточения на территории Петропавловской крепости был знаменитый Алексеевский равелин, детище императора Павла I. Самыми знаменитыми узниками этого места заключения были 19 дворян-декабристов, помещенных сюда после восстания на Сенатской площади в декабре 1825 года.

Здешние одиночные камеры даже на фоне других мрачных казематов этой политической тюрьмы были самыми морозными и влажными. Поэтому в них помещали наиболее упорных и строптивых противников режима, чтобы сломить их моральный дух голодом, холодом и страшной сыростью. Впрочем, даже если жуткие условия содержания и не заставляли узников отказываться от своих политических убеждений, все равно многомесячное заключение заметно укорачивали жизнь практически любого арестанта, попавшего сюда. Но ныне Алексеевский равелин уже не существует: эту тюрьму снесли еще в 1896 году.

Другими, не менее страшными местами политического заключения на территории Петропавловской крепости были Трубецкой бастион и Невская куртина. В первом из них насчитывалось 72 камеры, тоже крайне сырых и холодных. В качестве мест лишения свободы они использовались не только при царском режиме, но и в первые годы Советской власти. В частности, сразу же после Октябрьского переворота 1917 года здесь некоторое время содержались министры Временного правительства, которых, впрочем, довольно быстро выпустили под честное слово в дальнейшем не бороться против Советов. Лишь гораздо позже Петропавловская крепость стала музеем, а с 1993 года – историко-культурным музеем-заповедником.

ШЛИССЕЛЬБУРГСКАЯ КРЕПОСТЬ

«Сестрой» Петропавловки по праву считается Шлиссельбургская крепость. Еще в 1323 году на одном из островков в месте выхода Невы из Ладожского озера новгородцы построили небольшой городок, названный Орешком, который вскоре получил неплохие для того времени укрепления. Однако в 1649 году этой крепостью овладели шведы, которые переименовали ее в Нотебург. Лишь в 1702 году Петр II отвоевал Орешек обратно, и с той поры крепость стала называться Шлиссельбургской. С середины XVIII века это укрепление стало постепенно терять свое оборонное значение, и тогда же ее стали использовать в качестве политической тюрьмы общегосударственного масштаба.

В общей сложности на территории Шлиссельбургской крепости насчитывается шесть бастионов. Непосредственно внутри нее в царские годы находились две тюрьмы – «Нумерная казарма» и «Секретный дом», построенные в 1762 году. Кроме того, здесь же располагались церковь, дом коменданта с садом, а также множество других административных зданий и подсобных помещений. В народе же Шлиссельбургскую крепость прозвали «безысходной тюрьмой», так как в нее заточали только по личному указанию российских императоров, и если кого-то иногда и выпускали, то тоже лишь по особому царскому повелению.

Одним из первых высокопоставленных заключенных Шлиссельбургской крепости стал русский император Иван VI Антонович, сын принца Антона Ульриха Брауншвейгского. Он родился в 1740 году, и, еще будучи младенцем, сразу же после смерти императрицы Анны Иоанновны был провозглашен российским государем. За нового царя по причине его малолетства империей сначала правил фаворит покойной государыни Эрнст Бирон, провозгласивший себя регентом. Но уже через несколько месяцев он был с позором изгнан из Санкт-Петербурга, и вместо Бирона регентшей стала Анна Леопольдовна, мать Ивана Антоновича.

Однако в 1741 году младенец-император в свою очередь был свергнут с престола в результате заговора гвардейцев, которые вместо него возвели на российский трон Елизавету Петровну, дочь Петра I. А полуторагодовалого Ивана Антоновича вместе с его матерью тогда же заключили в Шлиссельбургскую крепость, где он находился вплоть до 1764 года, когда его попытался освободить подпоручик Смоленского полка Василий Мирович с немногочисленными сподвижниками. Однако этот заговор провалился: 24-летний Иван Антонович был убит в ходе перестрелки, а мятежный подпоручик схвачен охраной и вскоре казнен по приказу Екатерины II, незадолго до того взошедшей на российский престол.

Еще одним знаменитым узником Шлиссельбургской крепости можно назвать писателя, журналиста и издателя Николая Новикова, выпускавшего еженедельные журналы «Трутень» и «Живописец». За вольнодумные статьи в этих журналах, направленные против крепостничества и лично против Екатерины II, он и попал в шлиссельбургские бастионы, где отсидел с 1792 по 1796 годы. Однако сразу же после смерти императрицы по указу свыше Новиков был освобожден. Впоследствии он политики почти не касался, а вплоть до своей кончины в 1818 году занимался исключительно просвещением простого народа.

С 1851 по 1857 годы здесь же в заключении находился известный теоретик анархизма Михаил Бакунин. В целом же в течение XIX века в Шлиссельбургской крепости побывали участники почти всех наиболее известных антиправительственных выступлений и политических организаций: декабристы, петрашевцы, народовольцы, и так далее. Кстати, последних оказалось так много, что в 1884 году внутри бастионов специально для них пришлось строить новую тюрьму, которую в 1905 году преобразовали в каторжный централ.

Во время Октябрьского переворота 1917 году эта бывшая тюрьма для народовольцев была разрушена и сожжена революционными массами, хотя прочие здешние здания устояли. Во время Великой Отечественной войны почти весь Шлиссельбург оказался оккупирован немецко-фашистскими войсками, однако в саму крепость врагам так ни разу и не удалось войти в течение всех лет Ленинградской блокады. Ныне Шлиссельбургская крепость превращена в историко-культурный музей.


Читать далее   >


4 мая 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
2608637
Александр Егоров
269857
Татьяна Алексеева
212078
Яна Титова
201854
Сергей Леонов
198831
Татьяна Минасян
182614
Татьяна Алексеева
132493
Светлана Белоусова
131875
Борис Ходоровский
126587
Сергей Леонов
105603
Павел Ганипровский
92736
Виктор Фишман
87797
Борис Ходоровский
77321
Наталья Матвеева
77135
Павел Виноградов
71147
Наталья Дементьева
65223
Валерий Колодяжный
64566
Богдан Виноградов
62709