ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №1(491), 2018
Искусство на обед
Николай Шипилов
журналист
Санкт-Петербург
237
Искусство на обед
Профессионализм Вателя вошел в историю

О Франсуа Вателе вот уже четвертую сотню лет пишут книги, в честь него называют корабли, а между тем… кроме имени и даты смерти, о нем ничего не известно! Его прославляют как гения кулинарии, зная, что он… не придумал и не приготовил в своей жизни ни единого блюда! Профессионализм Вателя вошел в историю, притом что… он погиб, не справившись с выполнением должностных обязанностей! Споры о том, был ли этот человек «невольником чести» или «жертвой дворцовых интриг», ведутся до сих пор. И потому — начнем.

Нувель кюизин

Внимательно изучив церковные книги, исследователи обнаружили несколько тезок будущего «угодника чревоугодников». Поэтому принятая большинством историков версия, согласно которой Франсуа, сын кровельщика Вателя и Жакетт Лангруа, был крещен 14 июня 1631 года, может считаться лишь предположительной.

Почему именно эта? Сказать трудно. Однако сведения о том, что Франсуа с восьми лет служил у кондитера Эверара «ублиером» разносчиком вафельных трубочек, позволили исследователям сделать вывод: таланты Вателя проявились в раннем возрасте. Может быть, так и обстояло, хотя это, разумеется, не объясняет, где будущий «магистр удовольствий и празднеств» обучился оформлять столовые салфетки своим коронным, практикуемым по сей день способом «бастоне-фризе», при котором кусок ткани сначала собирают в мелкие складочки, а потом еще и складывают квадратиками.

Говорят, правда, будто бы «король-солнце» не особенно ценил подобные изыски и вообще предпочитал есть руками... Но, как бы то ни было, именно во времена Людовика XIV появилось понятие «нувель кюизин» — новая, требующая особой сервировки кухня. Чтобы наглядно представить себе ее пышность, достаточно прочесть заметки «законодателя столовой моды» Франсуа Вателя. В одной из них сказано: «...Двенадцать глубоких блюд следует распределить по всей поверхности стола так, чтобы образовался правильный квадрат. В блюда, стоящие по четырем углам, следует положить: по одной стороне — жареное мясо, по другой стороне — свежие тропические фрукты, а в два блюда посередине — паштет из голубей и каплунов, без костей, а другое должно быть с дынями, горячим куриным фрикасе или с рагу из пулярок».

Комментарии здесь, разумеется, излишни, ясно одно: получать удовольствие в те времена умели. Впрочем, и платили за житейские радости соответственно их уровню. Как, допустим, в истории с первым хозяином Вателя — суперинтендантом финансов Франции Никола Фуке…

Издержки несравненности

Перипетии праздника в Во хорошо известны нам с детства по роману «Виконт де Бражелон». Пожалуй, единственное, о чем умолчал Александр Дюма, — это роль в данной истории дворецкого Фуке, Франсуа Вателя, который, как обычно, действовал согласно правилу: «Пригласить человека в гости — значит взять на себя заботу о его счастии на все то время, что он пребывает под вашим кровом».

Как записано в приходно-расходных документах того периода, дворецкий суперинтенданта по своему усмотрению приобретал посуду и мебель, надзирал за строительными и садово-парковыми работами. Помимо того, на него были возложены бухгалтерские обязанности и… закупка лошадей для французской армии!

Какое именно отношение имел Ватель к кавалерии, точно не известно. Но, если верить Лафонтену, никогда еще Во не выглядел настолько великолепно, как в день приезда «короля-солнце». Сто десятиметровых, расположенных по обеим сторонам аллеи фонтанов создавали иллюзию водяных стен. Еще тысяча фонтанов, пониже, производила шум, сопоставимый с «журчаньем струй возле подножия трона Нептуна». Прогулки в позолоченных гондолах, охота, премьера в зеленом театре «Докучных» Мольера — безукоризненно было все. За исключением маленькой детали — это «все» показалось королю чересчур роскошным…

После ареста Фуке, Ватель, опасаясь за свою жизнь, спешно бежал из Франции, и когда он вернулся на родину, сказать трудно. Впервые его имя в бумагах семейства Конде появилось в 1667-м. В них значится, что «Франсуа Ватель действительно состоит генеральным контролером дома их светлейших высочеств». Согласно другим документам, Ватель был взят дворецким. Впрочем, как бы ни называлась его должность, это не объясняет, почему принц Конде, находившийся в то время в опале, не побоялся принять на службу человека, с именем которого была связана сомнительная (если не сказать — опасная!) история…

Но, так или иначе, едва поступив на новую службу, Ватель получил приказ подготовить замок Шантильи к визиту короля. Надо полагать, задание вряд ли могло показаться ему чрезмерно сложным. Трудность заключалась в другом: подготовительные работы к приезду двух тысяч человек он обязан был осуществить всего за две недели — к 23 апреля 1671 года!

Словом, то была сверхзадача. Как писала мадам де Севинье, за предшествовавшие приезду короля 11 ночей дворецкий ни разу не сомкнул глаз. Но зато, судя по заметке в Gazette de France, устроенные им зрелища и пиры первого дня королевского визита имели «самый блестящий успех».

Произошедшие затем события известны из еще одного письма маркизы, в котором рассказывалось, что обходя вверенное ему хозяйство в четыре утра 24 апреля, Ватель зашел в кухонное помещение. Сообщение повара, что заказанная к постному дню свежая рыба вряд ли будет доставлена, довело его до исступления. После чего «Ватель поднимается к себе в комнату, приставляет шпагу к двери и пронзает себя в сердце, но лишь с третьего раза — два первых удара оказались не смертельны, — и падает замертво. Между тем рыбу везут… Чтобы ею распорядиться, ищут Вателя, поднимаются в его комнату, где он лежит в луже крови».

Новая жизнь старой сказки

Какую бы роль ни приписывали Вателю историки, все сходятся на том, что увековечила его имя именно произошедшая в Шантильи трагедия. Но, надо признать, эта смерть не вызвала к себе особенного сочувствия. В Gazette de France, подробно освещавшей праздник в Шантильи, не было о Вателе ни слова. А его хозяин, принц де Конде, узнав, что остался без дворецкого, по сообщению мадмуазель де Монпансье, «был рассержен, потому что ничто не было в срок приготовлено к ужину короля». Лишь век спустя, вспомнив, что последними словами Вателя стали: «Я обесчещен; это позор, которого я не перенесу», — французы окрестили его «невольником чести». Появились поэмы и пьесы, вышли (подложные, разумеется!) мемуары погибшего, а также несколько кулинарных книг «от Вателя».

К слову, к этому же времени относится версия, что дворецкий свел счеты с жизнью, так как был уличен в обкрадывании своего господина. Но время, как известно, меняет нравы, и в 1854 году Луи Бюрго издал «Подлинную историю смерти Вателя», в которой рассказывалось, что Франсуа Ватель, влюбленный герцогиню де Вентадур, решил больше не жить, поняв, что счастье невозможно. Причем то, что самоубийство удалось лишь с третьей попытки, подчеркивалось в книге как доказательство великой страсти. Но, если допустить, что именно так оно и произошло, возникает вопрос: а как, собственно, такое оказалось возможно? Любой врач объяснит, что после первого же серьезного ранения самоубийца должен был потерять сознание! А значит, Вателю кто-то «помог»! Но кто?!

В обществе заговорили о том, что мадам де Вентадур, являвшаяся в то время фавориткой Людовика, вполне могла иметь мимолетную связь и с дворецким, а потому наверняка желала избавиться от случайного любовника…

История гибели Вателя, все больше запутываясь, постепенно трансформировалась из высокой трагедии в бульварный детектив. Двадцатый век добавил к уже имеющимся собственный вариант: 24 апреля 1671 года вообще ничего не случилось. Ватель дожил до глубокой старости и почил в кругу семьи и в полном достатке…

Что нового привнесет в историю Вателя нынешнее столетие, пока не ясно. Ну что ж… Поживем — увидим…


30 Декабря 2017

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
78790
Виктор Фишман
66668
Борис Ходоровский
58111
Богдан Виноградов
45752
Дмитрий Митюрин
30454
Сергей Леонов
27934
Роман Данилко
27477
Дмитрий Митюрин
13574
Светлана Белоусова
12769
Татьяна Алексеева
12422
Александр Путятин
12298
Наталья Матвеева
11865
Сергей Леонов
11195