Как «панцерваффе» сломались под Сольцами
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №19(509), 2018
Как «панцерваффе» сломались под Сольцами
Александр Обухов
историк
Санкт-Петербург
1185
Как «панцерваффе» сломались под Сольцами
Освобожденный от немцев город Сольцы. Июль 1941 года

Успехи немцев в первый катастрофичный для Красной армии месяц войны во многом объяснялись умелой тактикой танкового блицкрига. Однако на Северном фронте, под Сольцами, прорывавшимся к Ленинграду германским танковым дивизиям довелось пропустить один из первых советских контрударов.

Для захвата Ленинграда со стороны Прибалтики действовала немецкая группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала Вильгельма фон Лееба. На части Прибалтийского Особого военного округа, преобразованного в Северо-Западный фронт, фашисты обрушили удар 42 дивизий, действовавших при поддержке 13 тысяч орудий и более тысячи самолетов. Командование группы армий «Север» считало, что основные силы советских войск в Прибалтике разбиты к концу июня и дальнейшее наступление 4-й танковой группы, 16-й и 18-й полевых армий пойдет еще более быстрыми темпами. Гитлер полагал, что Ленинград будет занят немецкими войсками не позднее конца июля.

24 июня на базе управления и войск Ленинградского военного округа был образован Северный фронт под командованием генерал-лейтенанта Маркиана Попова. Военный совет фронта получил 4 июля директиву начальника Генерального штаба, в которой указывалось, что в связи с явной угрозой прорыва противника в район Остров — Псков необходимо срочно организовать оборону от Финского залива и далее на юго-восток по северному берегу рек Луга, Мшага, Шелонь и до озера Ильмень. Так создавалась Лужская полоса обороны, простиравшаяся на 300 километров.

5 июля военный совет Северного фронта принял решение создать Лужскую оперативную группу во главе с заместителем командующего фронтом генерал-лейтенантом Константином Пядышевым. На Лужский рубеж командование фронта перебрасывало все свои резервы, но вот только уж очень скудными они были.

Фашистские войска, продвигавшиеся в среднем за сутки по тридцать километров, после захвата Пскова решили ударом танковой группы отрезать Ленинград с востока и юго-востока от остальных областей сражающейся страны. С этой целью 4-я танковая группа генерал-полковника Эриха Гепнера, не дожидаясь подхода главных сил 16-й и 18-й армий, продолжила наступление 41-м моторизованным корпусом генерала Рейнгардта на Лугу, а 56-м моторизованным корпусом генерала Эриха фон Манштейна через Порхов на Чудово, чтобы перерезать железнодорожную линию Москва — Ленинград.

10 июля две танковые, моторизованная и пехотная дивизии 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы немецких войск вынудили 118-ю стрелковую дивизию Красной армии отойти к Гдову. 12 июля немецкие войска столкнулись с частями прикрытия Лужского оборонительного рубежа в районе реки Плюсса.

Кто противостоял фашистам на этом направлении? 191-я и 177-я стрелковые дивизии, 1-я дивизия народного ополчения, 1-я горнострелковая бригада, курсанты Краснознаменного Ленинградского пехотного училища и Ленинградского стрелково-пулеметного училища. 13 июля противнику удалось вклиниться в полосу обеспечения, но уже на следующий день враг был выбит из предполья.

Тогда Райнгардт решил действовать иначе. Оставив у Луги 269-ю пехотную дивизию, основные силы 41-го корпуса он бросил в обход города и захватил два плацдарма на правом берегу реки Луги, у деревень Ивановское и Большой Сабск. 14 июля в районе Кингисеппа части 2-й дивизии народного ополчения, усиленные танковым батальоном, атаковали противника на захваченном им плацдарме. А у Большого Сабска дорогу фашистам преградили курсанты пехотного училища им. С. М. Кирова.

Особенно неприятными для немецких танкистов оказались встречи с нашими танками КВ. Пушки немецких «панцеров» не могли пробить его броню, в то время как «мастодонт» — так прозвали его фашисты — уже на дальних дистанциях поражал противника. Даже Гитлер сказал: «Если бы этот пройдоха Канарис (шеф военной разведки абвер. — Ред.) поставил меня в известность, что у Советов есть такая военная техника, то на Россию я бы не пошел».

Манштейн повел 56-й моторизованный корпус на Порхов и Дно. Ему противостояли 180-я и 182-я стрелковые дивизии, входившие в состав 22-го эстонского корпуса Красной армии. Эти дивизии, понесшие большие потери в Прибалтике, все же изрядно потрепали корпус Манштейна. В боях под Порховом фашисты потеряли 500 солдат и 20 танков. И все же Порхов пришлось оставить. Убедившись, что в направлении на город Дно наши позиции сильны, немецкое командование оставило в Порхове дивизию СС «Тотенкопф», а 3-ю моторизованную и 8-ю танковую дивизии бросило в наступление на Сольцы и Шимск. Для поддержания духа немецких танкистов, боявшихся встреч с советскими танками КВ, им были приданы все 88-миллиметровые зенитные орудия.

13 июля передовые части 8-й танковой дивизии немцев завязали бой за город Сольцы. Для того чтобы не допустить переправы немецких частей на правый берег Шелони, подрывники 40-го саперного батальона капитана Савина ценой собственных жизней подорвали мост через реку. И все же после боя, длившегося сутки, нашим частям пришлось оставить Сольцы.

Манштейн, любивший «бурю и натиск», все же «заигрался». Теперь он поставил задачу захватить в целости и сохранности мост через Мшагу и продолжить победоносное наступление. При этом генерал и слушать не хотел, что правый фланг его частей, никем не прикрытый, растянулся на 70, а левый — на 40 километров.

Получив от наших разведчиков секретную карту штаба 56-го моторизованного корпуса, изъятую у языка, командующий Северо-Западным фронтом генерал-майор Петр Собенников отдал приказ войскам 11-й армии осуществить контрудар в районе города Сольцы. Были сформированы две ударные группировки — северная, в которую входили 21-я танковая, 237-я и 70-я стрелковые дивизии, и южная, состоявшая из 183-й стрелковой дивизии.

Командование фронта поставило перед 11-й армией задачу окружить и уничтожить противника. Наступающим войскам были приданы дополнительно три артиллерийских полка, мотоциклетный полк и отряд народного ополчения. На правом берегу у Сольцов для отражения попыток немцев переправиться на другую сторону позиции заняли остатки 202-й советской эстонской мотострелковой дивизии, в которой хотя и оставалось после отступления из Прибалтики всего 600 бойцов, но каждый стоил десятерых. Это сейчас в Эстонии стремятся забыть тех, кто воевал в рядах Красной армии, и всячески превозносят легионеров ваффен СС. А вот в доперестроечные годы в Прибалтике все знали Арнольда Мери, сражавшегося в 202-й мотострелковой дивизии и за бой под Порховом и Сольцами получившего первым из эстонцев звание Героя Советского Союза.

14 июля советские войска перешли в контрнаступление. Внезапный контрудар оказался полной неожиданностью для Манштейна. Ударами бойцов только одной 202-й дивизии было подбито 70 танков противника, около 120 машин, уничтожен большой штаб на 26 машинах. В окружении оказалась 8-я танковая дивизия генерал-майора Эриха Бранденбергера. То же самое произошло и с 3-й моторизованной дивизией гитлеровцев. Когда же Брандербергер попытался прорвать кольцо окружения, на его пути встал 68-й стрелковый полк Героя Советского Союза Анатолия Краснова. Две пехотные роты полка открыли со своих оборонительных позиций шквальный огонь по немецким танкам, заманивая их в наступление. Когда же фашисты ринулись на окопы советской пехоты, с левого и правого флангов по ним ударили наши «сорокапятки». Потеряв 20 танков, противник отошел на исходные позиции.

15 июля фашистам пришлось впервые с начала войны сбрасывать с самолетов боеприпасы и продовольствие окруженцам. После войны Манштейн писал в книге «Утерянные победы»: «Нельзя сказать, что положение корпуса в тот момент было весьма завидным. Мы должны задаваться вопросом, не шли ли мы на слишком большой риск, недооценив под влиянием своих прежних успехов противника на нашем южном фланге?»

68-й полк капитана Краснова первым вошел в освобожденные Сольцы. Под городом противник потерял в общей сложности более 70 танков и 400 автомашин, многие из которых были захвачены нашими бойцами.

Фашисты были отброшены на 40 километров, причем их 56-й моторизованный корпус за пять дней боев под Сольцами потерял больше людей и техники, чем за все время наступления от границы. Наши командующие, да и все красноармейцы, поняли, что врага можно и нужно крепко бить при помощи хорошо продуманных и смелых ударов. У тех бойцов, которые отступали от границы, появилась уверенность в грядущей победе.

Что же касается противника, то 19 июля командование вермахта дало своим войскам указание: продвижение «в направлении Ленинграда возобновить лишь в том случае, если 18-я армия сможет соединиться с 4-й танковой группой, а ее наиболее глубоко продвинувшийся восточный фланг будет надежно прикрыт силами 16-й армии».

Так к середине июля удалось задержать продвижение немецкой группы армий «Север», остановив ее на рубеже рек Луга и Мшага. Время, выигранное благодаря стойкости бойцов регулярной армии и ополчения на Лужской линии обороны, дало возможность Ленинграду подготовиться к встрече врага.


9 сентября 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86743
Виктор Фишман
69681
Борис Ходоровский
61946
Богдан Виноградов
49171
Сергей Леонов
40494
Дмитрий Митюрин
35744
Сергей Леонов
32929
Роман Данилко
30849
Светлана Белоусова
17734
Борис Кронер
17582
Дмитрий Митюрин
16998
Татьяна Алексеева
15908
Наталья Матвеева
15411
Светлана Белоусова
15259
Наталья Матвеева
14511
Александр Путятин
14401
Алла Ткалич
13077