Итоги одного демарша
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №14(452), 2016
Итоги одного демарша
Сергей Косяченко
журналист
Хабаровск
831
Итоги одного демарша
Война 1950–1953 годов в Корее была самой масштабной и кровопролитной после Второй мировой войны

Летом 1950 года началась Корейская война. Против армии Северной Кореи воевали войска ООН по специальной резолюции Совета Безопасности. Меня всегда занимал вопрос: как было возможно принять резолюцию об участии всех стран мира в борьбе против Северной Кореи, ведь СССР обладал правом вето в Совете Безопасности? 

В советско-российских источниках о принятии этой резолюции говорится непонятно: «...протащили резолюцию, пользуясь отсутствием представителя СССР». Этот самый представитель не явился на такое важное заседание СБ ООН и не наложил вето?

В этой войне примерно 90 процентов всех войск было из США и только десять – из всех остальных стран мира. Одним поднятием руки представитель СССР Малик мог уменьшить на 10 процентов силы, противостоящие Северной Корее, и лишить США шикарного прикрытия флагом ООН. Этим своим действием советский дипломат помог бы Китаю и СССР, когда последние тоже вступили в эту необъявленную войну. Китай помогал наземными войсками, а СССР – техникой и пилотами. Сталинский дипломат – это вам не нынешний депутат Государственной думы – вряд ли он прогуливал заседания Совбеза. Не верится и в то, что товарищ Малик вышел покурить, а в это время коварно проголосовали без него. Как говорил небезызвестный товарищ Бунша: «Меня терзают смутные сомнения».

Выясняется вот что. В то время и до 1974 года место Китая в ООН занимала не КНР, а Тайвань. Это еще одна малоизученная страница истории международных отношений. 13 января 1950-го Совет Безопасности ООН отвергает требование СССР исключить представителей китайских националистов (остров Формоза, ныне Тайвань) из ООН. Полагаю, что требование справедливое, ведь не может же небольшой остров говорить от имени многомиллионного Китая? Советские представители в ООН получили инструкции поддержать требование КНР об исключении делегации Гоминдана из ООН. Более того, советскому делегату предлагалось не участвовать в работе Совета Безопасности. После бурных дебатов в Совбезе в январе 1950 года представитель СССР Малик покинул заседание и заявил, что не вернется туда, пока там присутствует представитель Гоминдана.

Демарш советского представителя вызвал шок у Генерального секретаря ООН Трюгве Ли, который после консультаций с президентом США принял решение о поездке в европейские столицы, включая Москву. Во время личной беседы со Сталиным Трюгве Ли предложил провести встречу лидеров великих держав, но не встретил понимания ни у Сталина, ни у Трумэна. Советская делегация бойкотирует заседания ООН в течение восьми месяцев (до 1 августа). СССР решил заменить Китайскую Республику на КНР путем особо разработанной стратегии. Товарищ Сталин решил, что представитель СССР будет регулярно приходить на заседания СБ ООН и действовать следующим образом: увидев представителя Тайваня вместо китайца-коммуниста из КНР, разворачиваться с гордым видом и покидать помещение.

Вот так и приняли резолюцию о привлечении войск всех стран мира на борьбу с Северной Кореей. Никто ведь вето не наложил. Для лучшего понимания последствий отзыва советского представителя из Совета Безопасности полезно подробнее ознакомиться с его упущенными возможностями. В книге «Основные сведения об ООН» говорится, что Совет Безопасности, согласно уставу, несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Совет состоит из 15 членов: 5 постоянных (Китай, СССР, Великобритания, США и Франция) и 10 – избираемых Генеральной Ассамблеей на двухлетний срок. Для принятия решений требуется девять голосов, включая совпадающие голоса пяти постоянных членов совета. Это правило «единогласия великих держав», часто называемое «вето». Если постоянный член не поддерживает решение, но не хочет блокировать его принятие путем применения вето, то он может воздержаться при голосовании.

В то время как другие органы ООН дают рекомендации правительствам, один лишь совет имеет право принимать решения, которые государства-члены, согласно уставу, обязаны выполнять. Кстати, Андрей Громыко в своих мемуарах сообщает, что он предлагал Сталину принять участие в заседаниях Совета Безопасности с тем, чтобы иметь возможность применить право вето на любое решение, которое могло бы усложнить течение войны в Корее, но Сталин его отверг!

Все-таки не зря гордыня считается тяжким грехом, а гордыня государственного деятеля такого масштаба аукается втройне. 29 июня 1950 газета «Известия» поместила две заметки.

В первой говорится о том, что Трюгве Ли (Генеральный секретарь организации в то время) прислал руководству СССР сообщение о решении Совета Безопасности по корейскому вопросу от 27 июня 1950-го, в котором отмечается, что вооруженное нападение на Корейскую Республику войск из Северной Кореи представляет собой нарушение мира. Совет Безопасности ООН призвал к немедленному прекращению военных действий. Но власти Северной Кореи проигнорировали этот призыв и не отвели свои вооруженные силы к 38-й параллели. В связи с этим Совет Безопасности ООН рекомендует членам ООН предоставить Корейской Республике всякую помощь в отражении агрессии. Вторая заметка называется «Ответ советского правительства на сообщение г-на Трюгве Ли». Она начинается следующими словами: «Советским правительством получен от Вас текст резолюции Совета Безопасности от 27 июня с призывом к членам ООН о необходимости вмешательства в корейские дела в пользу южнокорейских властей». Далее идет обоснование неправомочности СБ принимать решения в отсутствие представителей СССР и КНР, которое заканчивается выводом: «Ввиду изложенного, совершенно очевидно, что указанное решение Совета Безопасности по корейскому вопросу не имеет законной силы». Но было уже поздно, решение принято, поезд ушел.

Не знаю, жалел ли потом генералиссимус о бойкотировании заседаний СБ ООН или нет, но последствия данного действа были ужасны. Войну 1950–1953 годов в Корее принято считать локальной, хотя это был самый масштабный и кровопролитный конфликт после Второй мировой войны, унесший несколько миллионов жизней. На этом фоне даже войны во Вьетнаме и Афганистане можно назвать войнушками. Потери (считая и убитых и раненых):

* Южная коалиция – от 1 271 000 до 1 818 000;

* Северная коалиция – от 1 858 000 до 3 822 000 китайцев и северных корейцев, 315 граждан СССР, умерших от ран и болезней (включая 168 офицеров).

Эту войну именуют неизвестной и забытой, ее хронику упрятали в архивы и спецхраны. Опыт этой войны не был востребован, многие ее герои пребывают в безвестности, а павшие похоронены тайно в чужой земле. Интересно, как голосовали постоянные и временные члены СБ? За – проголосовали США, Великобритания, Индия, Куба, Эквадор, Китайская Республика (Тайвань), Норвегия, Франция, Египет. Воздержалась Югославия (это к вопросу славянского братства, единства социалистического лагеря и т. п.). Кроме США, свои войска в Корею послали Англия, Турция, Бельгия, Греция, Колумбия, Индия, Филиппины и Таиланд; всего в составе войск ООН воевали представители 16 государств. Остальные ограничились посылкой медперсонала и технической помощью. Командующим войск ООН в Корее был назначен американский генерал Дуглас Макартур (смещен в апреле 1951-го Трумэном за неудачи в войне). Ситуация в ходе Корейской войны быстро и драматично менялась. Силы противоборствующих сторон неоднократно пересекали 38-ю параллель, Сеул и Пхеньян переходили из рук в руки. К концу октября 1950 года силы ООН под командованием США вышли к реке Ялуцзян на корейско-китайской границе. При этом «случайно» американская авиация бомбила советский аэродром в Приморье, были убитые и раненые. В начале 1953 года Гарри Трумэна в Белом доме сменил Дуайт Эйзенхауэр. Он пригрозил Китаю применением ядерного оружия, если Пекин не будет сговорчив в вопросе о перемирии в Корее. В марте 1953 года умер Сталин, и советская внешняя политика стала заметно сдержаннее. 27 июля 1953 года в местечке Пханьмыньчжон вблизи 38-й параллели было достигнуто соглашение о прекращении огня. Корея оказалась разделена по 38-й параллели на Корейскую Народно-Демократическую Республику и Республику Корея. Любопытно, что соглашение о перемирии в июле 1953 года не подписали представители Южной Кореи – Ли Сын Ман упорно считал, что войну нужно продолжать до полного разгрома коммунистов. Оба корейских лидера стоили друг друга в своей готовности воевать до последнего корейца, правда чужими руками, предварительно проявив свою полную несостоятельность в качестве полководцев. Поэтому формально Республика Корея до сих пор находится в состоянии войны с КНДР. Занимательно, что после окончания войны корейские государства находились в положении, диаметрально противоположном нынешнему. Северная Корея тогда считалась динамично развивающейся и передовой страной, а Южная Корея была типичным нищим, «несостоявшимся государством», погрязшим в терроре и коррупции. Уровень дохода на душу населения на юге тогда был меньше, чем в Нигерии, а больше половины доходов бюджета составляла американская помощь. Только к началу семидесятых годов благодаря реформам Пак Чон Хи и так называемому «корейскому экономическому чуду» Южная Корея обогнала Северную в своем развитии. В Корейской войне никто не победил. Мирного договора нет до сего дня. До сих пор на 38-й параллели под флагом ООН дислоцированы американские войска, что вызывает непрекращающиеся протесты со стороны КНДР. Корейская война была первым вооруженным конфликтом времен холодной войны и явилась прообразом многих последующих конфликтов. Она создала модель локальной войны, когда две сверхдержавы воюют на ограниченной территории без применения ядерного оружия. Корейская война подлила масла в огонь холодной войны, в то время больше связывавшейся с конфронтацией между СССР и некоторыми странами Европы.

После войны серьезно ухудшились советско-китайские отношения. Хотя решение Китая вступить в войну во многом диктовалось его собственными стратегическими соображениями (в первую очередь – стремлением сохранить буферную зону на Корейском полуострове), многие в китайском руководстве подозревали, что для достижения собственных геополитических целей СССР сознательно использовал китайцев в качестве пушечного мяса. Недовольство вызывало и то обстоятельство, что военная помощь, вопреки ожиданиям Китая, не оказывалась на безвозмездной основе. Возникла парадоксальная ситуация: Китаю пришлось использовать кредиты от СССР, изначально полученные на развитие экономики, для того чтобы платить за поставки советского оружия.

Корейская война внесла немалый вклад в рост антисоветских настроений в руководстве КНР и стала одной из предпосылок советско-китайского конфликта. Однако то обстоятельство, что Китай, полагаясь исключительно на свои силы, по сути, вступил в войну с США и нанес американским войскам серьезное поражение, говорило о растущей мощи государства и явилось предвестником того, что скоро в политическом смысле с Китаем придется считаться.

Сегодня легко судить, зная необратимые последствия, были действия сталинской дипломатией верными или ошибочными. Просто всегда необходимо помнить, что в политике нет «завтра» и нет «вчера», есть только вечное «сегодня».


12 июня 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
99186
Сергей Леонов
93505
Виктор Фишман
75609
Борис Ходоровский
66870
Богдан Виноградов
53511
Дмитрий Митюрин
42731
Сергей Леонов
37776
Роман Данилко
35937
Татьяна Алексеева
35700
Александр Егоров
32471
Светлана Белоусова
31556
Борис Кронер
31324
Владислав Фирсов
30468
Наталья Дементьева
29165
Наталья Матвеева
29143
Феликс Зинько
28563