Гвардия – последний «козырь» Наполеона
ВОЙНА
Гвардия – последний «козырь» Наполеона
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
1938
Гвардия – последний «козырь» Наполеона
Инвалид, подающий прошение Наполеону на параде гвардии. Худ. Орас Верне

В кампании 1812 года своим главным военным козырем Наполеон считал гвардию. Этот козырь он берег так старательно, что не стал использовать его даже при Бородино, когда использование отборных частей, казалось, могло переломить ход сражения. Но даже бережно хранимая императором гвардия тоже заплатила России кровавую цену.

«МОСКОВСКИЕ КУПЦЫ»

Сразу же после переворота 18 брюмера (11 ноября) 1799 года Первый консул Наполеон Бонапарт начал формирование гвардии консулов, комплектовавшейся солдатами из гвардии Директории и гвардии Законодательного собрания.

Третьим источником для пополнения этой привилегированной части стал Корпус гидов, личный состав которого принял в перевороте самое активное участие.

После провозглашения Наполеона императором Франции декретом от 18 мая 1804 года Консульская гвардия была переименована в Императорскую.

На тот момент она насчитывала в своих рядах 9775 человек. В 1805 году численность возросла до 12 175 человек, в 1806 году – до 15 470, в 1809 году – до 23 917человек, в 1810 году – до 32 330, в 1811 году – до 51 906, в 1812 году – до 56 200 человек.

В гвардию отбирались военнослужащие, прошедшие не менее двух кампаний и имевшие общую выслугу: для пехоты и артиллерии 5 лет, для кавалерии – 6 лет. Естественно, это были дисциплинированные, храбрые и выносливые солдаты, причем обязательно ростом не ниже 1,67 м. А вот национальных ограничений не было; помимо французов в гвардию зачислялись немцы, голландцы, бельгийцы, итальянцы.

С 1811 года Императорская гвардия состояла из Старой, Средней и Молодой гвардии, а накануне Русского похода (10 марта 1812 года) Наполеон издал приказ об организации трех пехотных и одной кавалерийской дивизий.

Этим элитным частям посвящено немало книг и научных трудов, содержащих в том числе описания ее быта, обмундирования и привилегий. Нам же более интересны воспоминания солдат и офицеров, посвященные участию гвардейских полков в Русском походе. И далеко не все из них комплиментарны по отношению к гвардейцам.

Вот, например, фрагмент из записок старшего вахмистра 2-го кирасирского полка А. Тириона: «Императорская гвардия была идолом своего шефа – императора, который донельзя ее баловал, почему она стала заносчивой и дерзкой по отношению к армии, которая ее не любила и к тому же упрекала в том, что она не ходила в огонь и не несла тягостей сражений. Упрек заслуженный, но его следовало отнести более к императору, который не хотел пускать ее в бой. Гвардия была его резервом, и он не хотел, чтобы говорили, что он был вынужден прибегнуть к этому резерву, не допуская и мысли, чтобы тела его гвардейцев покрывали собой поля сражений. Я участвовал во многих сражениях и только один всего раз, при Ганау, видел гвардию, построившую боевой порядок и пошедшую в атаку с почетным конвоем включительно.

Если бы в день Бородинского сражения, вечером, император двинул вперед нам на смену свою свежую, нетронутую гвардейскую кавалерию, о чем напрасно его умоляли, то исход сражения был бы другой; мы же, вследствие невероятного утомления и истощения людей и в особенности лошадей, уже не были способны решить участь дня; остатки русской армии были бы уничтожены, тогда как ей была предоставлена возможность спокойного отступления. Но император хотел вступить в Москву со своей гвардиею, столь же прекрасной и столь же многочисленной, как и при ее выступлении из Парижа, и если только он хотел похвалиться ею перед жителями Москвы, то он в этом успел бы. Так или иначе, но, явившись в Москву, гвардия решительно всем овладела, отодвинула чинов армии и жила в полном довольстве, так как после пожара, вернувшись на развалины домов, гвардейцы рылись в подвалах, в которых жители припрятали всякого рода провизию, вина, ликеры и всякого рода предметы; и вот гвардейцы устроили себе лавочки и открыли для армии торговлю чем только можно. Подобное поведение окончательно вооружило против них всю армию, которая в насмешку называла их «московскими купцами» и «московскими жидами». Конечно, далеко не все гвардейцы этим занимались, но упреки, сыпавшиеся на гвардию, имели свои основания. То, что говорю, могу подтвердить, так как сам купил себе сукна на одном подобном базаре, устроенном гвардейскими гренадерами.

Неприязнь эта принесла свои плоды во время отступления, и солдаты армии за это главенство гвардии, которым она так грубо злоупотребляла, жестоко отомстили «московским купцам» впоследствии.

Отрываясь или отставая от своего корпуса, что случалось с людьми и других частей, гвардейцы брели обыкновенно совершенно одинокими и отовсюду, куда бы они ни подсаживались или ни пристраивались бы – к костру или какому-либо приюту, – их грубо отгоняли, ругая жидами и купцами.

К чувству эгоизма, овладевшему людьми, находившимися в непрестанном опасении за свое существование, которому угрожал противник и которое зависело от голода и холода, присоединилось еще чувство злопамятства по отношению к себе равным, но когда-то их унижавшим и продававшим им добро, ими же отвоеванное у противника; чтобы составить себе ясное понятие об этом чувстве и его проявлении, надо быть личным свидетелем этой жестокости людей, решительно во всем нуждавшихся, особенно в пище. Я не знаю, может быть, я и ошибаюсь, но мне кажется и я тогда заметил, что именно люди этого отборного войска были деморализованы более людей остальных частей, и, желая отдать себе отчет в причинах подобного, я нахожу объяснение в следующих обстоятельствах.

В то время когда армия дралась каждый день и бивакировала каждую ночь, подвергаясь всем соответственным лишениям, гвардия находилась на особом положении, располагалась по квартирам в городах, получала провиант от жителей и интендантских чиновников, которые не посмели бы чего-либо недодать гвардии, окружающей своего вождя, да и какого еще вождя... Большинство гвардейцев были уже люди пожилые, отвыкшие от трудностей бивачной службы и от лишений в пище.

В то время когда мы умирали от усталости и голода в знаменитом лагере около Калуги, гвардия оставалась в Москве в безопасности, пользуясь всеми благами, а когда она в конце концов подверглась жестокостям зимы и лишениям всякого рода, то она начала страдать больше нашего; ненависть же, которую она возбудила против себя, ее окончательно деморализовала.

Как следствие подобной вражды – несколько дуэлей между этими несчастными во время отступления, при 20 градусах мороза; так, еще под стенами Смоленска офицер полка карабинеров Дюборайль убил офицера полка гвардейских гренадер».

А теперь, после этого лирико-драматического вступления, рассмотрим, какие именно гвардейские части участвовали в Русском походе.

ГВАРДЕЙСКАЯ ПЕХОТА

1-й полк пеших гренадеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 31 офицер и 1294 нижних чинов) под командованием бригадного генерала барона Клода Этьена Мишеля, который одновременно командовал 2-й бригадой в 3-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Филибера Жана Батиста Кюриаля в гвардейском корпусе Старой гвардии маршала Лефевра.

Полк был сформирован 2 декабря 1796 года как полк Консульской гвардии.

С 15 апреля 1806 года стал именоваться 1-м полком пеших гренадеров Императорской гвардии. Сам Наполеон называл их «ворчунами».

В Русском походе 1-й полк пеших гренадер принимал участие в сражениях под стенами Смоленска, на Бородинском поле и второй битве у Красного.

2-й полк пеших гренадеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 33 офицера и 1112 нижних чинов) под командованием полковника барона Луи Арле находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Клода Этьена Мишеля 3-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Филибера Жана Батиста Кюриаля в гвардейском корпусе Старой гвардии маршала Лефевра.

Полк сформировали 15 апреля 1806 года, но 1 октября 1808 года слили с 1-м полком пеших гренадеров Императорской гвардии. А с 18 мая 1811 года эта воинская часть снова была восстановлена как 2-й полк пеших гренадеров Императорской гвардии.

В Русском походе полк принимал участие в сражениях под стенами Смоленска, на Бородинском поле и второй битве у Красного.

3-й (голландский) полк пеших гренадеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 41офицер и 1165 нижних чинов) под командованием бригадного генерала барона Ральфа Дундаса Тиндаля находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Клода Этьена Мишеля 3-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Филибера Жана Батиста Кюриаля в гвардейском корпусе Старой гвардии маршала Лефевра.

Этот полк был сформирован как гвардейский полк голландского короля Людовика Бонапарта и включен в Императорскую гвардию 13 сентября 1810 года (после поглощения Голландии Французской империей) под именем 2-го полка пеших гренадеров. После 18 мая 1811 года номер 2-й заменили на номер 3-й, что объяснялось восстановлением 2-го полка пеших гренадер, ранее слитого с 1-м.

В Русском походе 3-й полк пеших гренадер принимал участие в сражениях под стенами Смоленска, на Бородинском поле и во второй битве у Красного, причем в последней битве понес громадные потери.

1-й полк пеших егерей (1-й и 2-й батальоны общей численностью 34 офицера и 1452 нижних чина) под командованием бригадного генерала барона Жана Луи Гро находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Жозефа Буайе де Ребеваля 3-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Филибера Жана Батиста Кюриаля в гвардейском корпусе Старой гвардии маршала Лефевра.

Полк был сформирован 2 декабря 1796 года как полк Консульской гвардии. С 15 апреля 1806 года стал именоваться 1-м полком пеших егерей Императорской гвардии. В Русском походе принимал участие в сражениях под стенами Смоленска, на Бородинском поле и во второй битве у Красного.

2-й полк пеших егерей (1-й и 2-й батальоны общей численностью 41 офицер и 1245 нижних чинов) под командованием бригадного генерала барона Жана Луи Гро находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Жозефа Буайе де Ребеваля 3-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Филибера Жана Батиста Кюриаля в гвардейском корпусе Старой гвардии маршала Лефевра.

Полк был сформирован 15 апреля 1806 года, но 16 января 1809 года его слили с 1-м полком пеших егерей Императорской гвардии, а с 18 мая 1811 года снова восстановили как 2-й полк пеших егерей Императорской гвардии.

В Русском походе полк принимал участие в сражениях под стенами Смоленска, на Бородинском поле и во второй битве у Красного.

Полк фузилеров-гренадеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 30 офицеров и 1391 нижний чин) под командованием полковника барона Пьера Бодлэна находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Луи Леже Буальдьё 2-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Франсуа Роге в гвардейском корпусе маршала империи Мортье.

Этот полк был сформирован в Сен-Клу декретом от 19 сентября 1806 года из двух батальонов гренадер-велитов.

В Русском походе участвовал в сражениях на Бородинском поле и во второй битве у Красного.

Полк фузилеров-егерей (1-й и 2-й батальоны, 33 офицера и 1322 нижних чина) под командованием полковника барона Пьера Франсуа Вриньи находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Луи Леже Буальдьё 2-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Франсуа Роге в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был сформирован декретом от 13 декабря 1806 года из двух батальонов егерей-велитов. В Русском походе полк участвовал в сражениях на Бородинском поле и у Красного. Именно в полку фузилеров-егерей проходил службу сержант Бургонь, оставивший мемуары о Русском походе. Вот лишь небольшой отрывок из его воспоминаний, дающий полную картину положения войск Средней и Молодой гвардии после Красного и у Березины: «Это множество людей на ходу оставляло за собой мертвых и умирающих. Мне пришлось подождать с час, пока прошла вся колонна. Дальше тянулась длинная вереница еще более жалких существ, следовавших машинально, на значительных промежутках. Эти дошли, выбиваясь из последних сил, – им не суждено было даже перейти через Березину, от которой мы были так близко. Минуту спустя я увидал остатки Молодой гвардии, стрелков, фланкеров и несколько вольтижеров, спасшихся в Красном, когда полк, командуемый полковником Люроном, был на наших глазах смят и изрублен русскими кирасирами».

Полк фланкеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 25 офицеров и 1134 нижних чина) под командованием полковника Пьера де Будона де Помпежака находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Луи Леже Буальдьё 2-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Франсуа Роге в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был сформирован декретом от 4 сентября 1811 года практически из новобранцев – сыновей солдат охранных частей и лесников. Отличительной особенностью полка были зеленые мундиры – «зелень их лесов» – с желтой выпушкой.

В Русском походе полк участвовал во второй битве у Красного.

1-й полк тиральеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 22 офицера и 928 нижних чинов) под командованием полковника шевалье Огюста Николя Ле Нуара находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Жана Пьера Ланабера 2-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Франсуа Роге в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был сформирован декретом от 30 декабря 1810 года из 1-го полка тиральеров-гренадер. В Русском походе полк участвовал в сражениях на Бородинском поле и во второй битве у Красного.

5-й полк тиральеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 28 офицеров и 917 нижних чинов) под командованием полковника барона Жана Франсуа Эннекена находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Пьера Ланюсса 1-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала графа Анри Франсуа Делаборда в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был создан по декрету от 18 мая 1811 года, причем помимо французов он комплектовался также солдатами из Германии, Голландии и Италии, многие из которых были призваны в 1811 и 1812 годах. В Русском походе полк участвовал во втором сражении у Красного и при обороне Вильно и Ковно.

6-й полк тиральеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 25 офицеров и 621 нижний чин) под командованием полковника шевалье Жана Николя Луи Карре находился во 2-й бригаде бригадного генерала барона Пьера Ланюсса 1-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала графа Анри Франсуа Делаборда в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был создан согласно декрету от 28 августа 1811 года. В Русском походе 6-й полк тиральеров участвовал во втором сражении у Красного и при обороне Вильно и Ковно.

1-й полк вольтижеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 25 офицеров и 788 нижних чинов) под командованием полковника барона Антуана Жана Лорена Малле находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Жана Пьера Ланабера 2-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала барона Франсуа Роге в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был сформирован декретом от 30 декабря 1810 года из 1-го полка тиральеров-егерей. В Русском походе полк участвовал в сражениях на Бородинском поле и второй битве у Красного, причем у Красного этот полк практически полностью погиб, не отступив ни на шаг с занимаемой позиции.

5-й полк вольтижеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 28 офицеров и 917 нижних чинов) под командованием полковника барона Жозефа Викторэна Зикара находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Пьера Бертезена 1-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала графа Анри Франсуа Делаборда в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был создан в соответствии с декретом от 18 мая 1811 года.

В Русском походе полк участвовал во втором сражении у Красного и при переправе через Березину.

6-й полк вольтижеров (1-й и 2-й батальоны общей численностью 25 офицеров и 621 нижний чин) под командованием полковника шевалье Руссо находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Пьера Бертезена 1-й пехотной дивизии Императорской гвардии дивизионного генерала графа Анри Франсуа Делаборда в гвардейском корпусе маршала Мортье.

Этот полк был создан в соответствии с декретом от 28 августа 1811 года.

В Русском походе полк участвовал в во втором сражении у Красного и при переправе через Березину.

В корпусе маршала Мортье во время Русского похода находились приданные Императорской гвардии польские полки из легиона «Висла».

1-й пехотный полк легиона «Висла» (1-й и 2-й батальоны общей численностью 19 офицеров и 1319 нижних чинов) под командованием полковника барона Миколая Александра Касиновского находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Гжегоша Юзефа Хлопицкого пехотной дивизии Вислинского легиона дивизионного генерала графа Мишеля Мари Клапареда корпуса маршала Мортье.

2-й пехотный полк легиона Вислы (1-й и 2-й батальоны общей численностью 28 офицеров и 1256 нижних чинов) под командованием полковника барона Юзефа Хлусовича находился во 2-й бригаде бригадного генерала Миколая Брониковского графа фон Оппельна пехотной дивизии Вислинского легиона дивизионного генерала графа Мишеля Мари Клапареда корпуса маршала Мортье.

3-й пехотный полк легиона Вислы (1-й и 2-й батальоны общей численностью 27 офицеров и 1245 нижних чинов) под командованием полковника барона Павла Фондзельского находился в 1-й бригаде бригадного генерала барона Гжегоша Юзефа Хлопицкого пехотной дивизии Вислинского легиона дивизионного генерала графа Мишеля Мари Клапареда корпуса маршала Мортье.


26 июня 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1169273
Александр Егоров
267650
Татьяна Алексеева
207447
Яна Титова
196555
Сергей Леонов
193352
Татьяна Минасян
155494
Татьяна Алексеева
127496
Светлана Белоусова
127480
Борис Ходоровский
116382
Сергей Леонов
104379
Виктор Фишман
86507
Павел Ганипровский
84185
Борис Ходоровский
76371
Наталья Матвеева
73388
Павел Виноградов
67184
Богдан Виноградов
61798
Наталья Дементьева
61275
Валерий Колодяжный
61268