Дезертиры из вермахта
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №26(438), 2015
Дезертиры из вермахта
Галина Сиднева
переводчик
Санкт-Петербург
143
Дезертиры из вермахта
Людвиг Бауманн с вынесенным ему приговором

Правосудие Третьего рейха приговорило Людвига Бауманна к смертной казни. После войны соотечественники его считали преступником, врагом нации, предателем. Только к его 90-летнему юбилею справедливость вроде бы восторжествовала и были признаны заслуги Людвига Бауманна в борьбе за реабилитацию дезертиров из вермахта и так называемых «изменников Родины». Бауманн много лет посвятил этой борьбе.

Он знает сотни запутанных и трагических биографий немцев своего поколения, записал рассказы многих людей, пытался помочь тем, кого никто даже выслушать не хотел. Его собственная судьба тоже часть истории. Бауманн взялся за трудное дело и всю свою жизнь героически продолжал борьбу за справедливость. Теперь, через 70 лет, его назвали немецким героем, а раньше деятельность бывшего дезертира характеризовали прямо противоположными определениями.

Людвиг Бауманн — многолетний председатель Федерального союза жертв нацистской военной юстиции — начал взрослую жизнь солдатом на войне. Вторая мировая шла к концу, к бесславному поражению гитлеровской Германии. У молодого солдата было достаточно возможностей с честью пасть на поле боя, он успел на собственной шкуре испытать, что такое война.

В год 70-летия разгрома нацистского Третьего рейха Людвиг Бауманн остался, вероятно, последним дезертиром из вермахта. Тот факт, что в Бремене городские власти чествовали дезертира как героя, говорит о глубоких изменениях немецкого менталитета. Пенсионер Людвиг Бауманн, безусловно, внес свою лепту в эти изменения, прославился тем, что по всей Германии добивался отмены приговоров, вынесенных военно-полевыми судами и другими инстанциями нацистской юстиции. Помогая людям, он тем самым и себе помогал изжить прошлое, преодолеть тяжкие воспоминания, которые давили на психику и не отпускали его много лет после окончания войны.

Таких людей, как Бауманн, Гитлер считал врагами нации: «Солдат может погибнуть, а дезертир обязательно должен умереть». Тридцать тысяч дезертиров, «уклонистов» и предателей военная юстиция Третьего рейха приговорила к смерти, и примерно 20 тысяч смертных приговоров приведено в исполнение.

Людвиг Бауманн родился в Гамбурге 13 декабря 1921 года, когда Германия с трудом возвращалась к мирной жизни после Первой мировой войны. Отец торговал табачными изделиями, дела шли неплохо, и семья была зажиточной. Мальчик с диагнозом «легастения» с трудом научился читать и писать, так что о продолжении образования речи не было. Людвиг стал учеником каменщика.

Идти на войну он не хотел, но выбора не было — его призвали на военную службу. В 1942 году вместе со своим другом Куртом Ольденбургом ефрейтор Бауманн дезертировал во французском городе Бордо. Незадачливых беглецов поймали, подвергли пыткам и приговорили к смерти. Десять месяцев оба провели в камере смертников. Воспоминания об этом ужасе преследуют Бауманна до сих пор. Если бы беглецы, которых остановили на таможне, стали отстреливаться, им, возможно, удалось бы скрыться, но два друга твердо решили никого не убивать.

Суд высшей инстанции отменил им смертный приговор и заменил его на 12 лет заключения в лагере. Людвиг Бауманн узнал об этом только весной 1943 года. Долгие месяцы в камере смертников неизгладимо, на всю жизнь врезались в память: «Каждое утро, когда охранники сменялись, я ждал, что меня поведут на казнь».

Дни в камере, не заполненные ничем, кроме страха и мучительного ожидания смерти, тянулись бесконечно долго. Отец Бауманна хлопотал за сына и благодаря своим связям добился смягчения приговора. В апреле 1943 года Людвига Бауманна наконец вывели из камеры смертников, но отправили не на казнь, а в следующий круг ада — в концлагерь Эстервеген. Потом перевели в военную тюрьму вермахта Форт Цинна в Торгау и под конец послали в штрафной батальон на Восточный фронт.

В Торгау Бауманн познакомился в санчасти с Йоханном Локашицем, соседом по койке, старшим ефрейтором. Бауманн болел дифтерией, а у Йоханна на руках и ногах гноились раны, оставшиеся от тяжелых цепей. Людвиг запомнил Йоханна как человека рассудительного, спокойного, добросердечного. Люкашиц был приговорен к смертной казни за «недонесение о готовящейся измене присяге и Отечеству».

В части, где служил Люкашиц, солдаты организовали по советскому образцу солдатский совет. Йоханн не захотел присоединиться к совету, но не выдал товарищей, не донес. За это имперский военный трибунал 3 февраля 1944 года приговорил его к смерти. Через несколько дней «предателя» Йоханна Люкашица казнили. Ему было 24 года.

Именно такие судьбы, а также и своя собственная заставили Бауманна начать борьбу за реабилитацию, ведь приговоры ему и его казненному товарищу после войны не были отменены. В 2002 году бундестаг принял закон о реабилитации дезертиров вермахта, а также лиц, уклонявшихся от призыва и подрывавших оборонную мощь. Но «военные предатели» в этом законе не были упомянуты, поскольку не исключалась вероятность, что они причинили вред мирному населению и немецким солдатам.

Что касается приговоров «предателям», то это было «последнее табу».

Бауманн очень трудно приспосабливался к мирной послевоенной жизни. В родном городе он чувствовал себя изгоем. Таких, как он, считали трусами и изменниками. «Однажды в Гамбурге на меня напали несколько бывших солдат и избили. Когда я пришел в полицию и заявил о нападении, мне еще добавили полицейские», — рассказывал Бауманн. В послевоенной Германии общество нетерпимо относилось к доморощенным «пацифистам».

Бауманн искал утешения в алкоголе и пропил значительное отцовское наследство. Только смерть жены заставила его взяться за ум: «Нет худа без добра. Я почувствовал ответственность за детей, бросил пить, начал работать».

Политической деятельностью Людвиг Бауманн занялся в начале 1980-х, присоединившись к движению в защиту мира. В 1990 году он объединил 37 своих товарищей по несчастью в Федеральный союз жертв нацистской военной юстиции. Эта организация настойчиво напоминала законодателям о необходимости восстановить справедливость. Только в 2002-м, через 60 лет после вынесения смертного приговора Бауманну, бундестаг объявил позорные приговоры нацистских военных трибуналов полностью недействительными.

Это был большой успех, но Бауманн не мог довольствоваться достигнутым. Бундестаг отменил после личного вмешательства канцлера Герхарда Шредера приговоры дезертирам и уклонившимся от призыва, но эта запоздалая амнистия не коснулась «предателей». Политики СДПГ опасались упреков со стороны консерваторов в том, что они якобы стремятся возвеличить изменников Родины. Бауманн видел в этом вопиющую несправедливость, потому что не забыл Йоханна Люкашица и считал своим долгом восстановить его доброе имя. Бауманн продолжил борьбу за реабилитацию убитого друга.

Поддержка пришла с разных сторон, откуда он и не ждал, — из научных и политических кругов. Инициатива реабилитации «изменников» через 64 года после окончания войны принадлежит прежде всего депутату от левой партии Яну Корте. Молодой депутат и его коллеги по партии провели упорную и активную кампанию против политики замалчивания исторических фактов. Они собрали в один том документы по делам «изменников» и наглядно показали, как много лет из чисто политических и ревизионистских соображений их полную реабилитацию откладывали и затягивали.

Бауманну и Корте удалось сдвинуть дело с мертвой точки благодаря помощи известного ученого Ветте и юриста Хельмута Крамера, которые доказали, что «военные предатели и изменники», осужденные военным трибуналом, были не предателями, а порядочными людьми и их поступки имели этические причины.

Кроме того, левый депутат сумел привлечь на свою сторону депутатов от других партий, а также священников. Счел нужным вмешаться даже Йоахим Гаук, политик, которого трудно заподозрить в близости к левым (в 1990–2000 годах он был первым управляющим архивами министерства госбезопасности ГДР (Штази)).

Бундестаг под нарастающим давлением общественности наконец отменил приговоры «предателям». Бауманн находился среди публики и с трудом сдерживал слезы: «Я не люблю громких слов, но в этот момент сбылась моя мечта».

Из 37 членов Федерального союза жертв нацистской военной юстиции остался в живых один Бауманн. Самый известный дезертир Германии не ушел на покой, несмотря на преклонный возраст. Он ездит по стране и выступает в школах, на митингах — всюду, где хотят послушать рассказы живого свидетеля и участника давних событий. Ветеранов войны осталось совсем мало, а их внуки и правнуки не порицают Бауманна за дезертирство, а чествуют как немецкого героя.


15 декабря 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820