Вытеснение навалом
СССР
«Секретные материалы 20 века» №9(499), 2018
Вытеснение навалом
Константин Ришес
публицист
Санкт-Петербург
2985
Вытеснение навалом
Ракетный крейсер «Йорктаун»

В 1988 году лишь немногие знали, насколько близко 12 февраля человечество оказалось к новой страшной войне. Но обошлось, и день этот остался в истории лишь датой очередного советско-американского противостояния на море. Поводом для конфликта послужило вторжение в Черное море военных кораблей США.

Впрочем, с позиции мирового права термин «вторжение» здесь не совсем уместен. С давних пор в Советском Союзе Черное море рассматривалось почти как свой внутренний водоем. Всякое появление в нем чужих военных кораблей, тем более кораблей «потенциального противника», США, воспринималось в СССР крайне болезненно.

География распорядилась так, что Черное море являет собой один из тупиков мирового океана, отчего редко кто из посторонних сюда заглядывает. Правда, ходят вблизи своих берегов немногочисленные корабли еще дружественных нам в те времена Болгарии и Румынии да не столь дружественной Турции. Однако Турции в этом регионе принадлежит особая роль: она прочно оседлала проливы — единственный выход из тесноватого Черного моря в Средиземное и дальше в океан.

Конечно, каждый может назвать что-либо своей собственностью, но, когда речь идет о целом море, приходится считаться с Конвенцией ООН по Морскому праву, принятой 1982 году и узаконившей понятие «территориальные воды». Таковыми допускается считать лишь те, что простираются на 12 морских миль (22 км) от береговой линии любого государства. И в них-то заходить незваным гостям не допускается. Чужие здесь не ходят!

Однако в феврале 1988 года, вероятно почувствовав слабину погрузившегося в перестройку СССР, в советские территориальные воды решили заглянуть корабли 6-го (средиземноморского) флота США. Миновав турецкие проливы, в Черное море вошел американский ракетный крейсер «Йорктаун» в сопровождении эсминца «Кэрон». Эти новейшие по тому времени корабли были нашпигованы оружием и мощными средствами радиоэлектронной разведки. Они взяли курс прямехонько к берегам Крыма, нацелившись на главную базу советского флота — Севастополь.

Однако сразу же после выхода из Босфора американцы оказались под наблюдением находящихся в море двух советских кораблей, получивших приказ не спускать глаз с непрошеных визитеров. Эта задача легла на плечи БПК (большой противолодочный корабль) «Беззаветный» и СКР-6 (малый сторожевой корабль). «Беззаветный», по сегодняшней классификации — фрегат проекта 1135.2 (шифр «Буревестник»), сошел со стапелей Керчинского завода «Залив» в 1978 году и успешно нес службу в составе Черноморского флота (ЧФ). Корабль был не слишком велик (водоизмещение 3200 т, длина 123 м), но неплохо вооружен и быстроходен. Скромнее выглядел СКР-6. Построенный в 1966 году на Калининградском заводе «Янтарь», он имел водоизмещение всего 1100 т при длине 82 м. Однако успел и на Балтике послужить и даже по молодости лет повоевать в Египте. В рядах ЧФ корабль оставался до 1990 года.

Советским кораблям противостояли серьезные оппоненты. Еще совсем молодой (1984 года постройки) «Йорктаун» по размерам втрое превосходил судно «Беззаветный». СКР-6 также уступал «Кэрону» раза в четыре. Но такое неравенство весовых категорий не смутило черноморцев.

12 февраля американцы уже приблизились к границе советских территориальных вод и, похоже, не собирались менять курс. Командующий ЧФ адмирал Хронопуло получил из Москвы приказ в случае нарушения американцами морской границы действовать самым решительным образом (каким именно, не уточнялось). «Беззаветный» и СКР получили указание любыми средствами не допустить захода американцев в советские территориальные воды. А тем временем чужие корабли уже были вблизи крымских берегов, между Ялтой и Форосом. В 09.45 (за полчаса до предполагаемого времени входа американцев в Форосский залив) с «Беззаветного» передали на «Йорктаун»: «Ваш курс ведет в территориальные воды СССР. Предлагаю лечь на курс 110». Сигнал был оставлен без ответа. Тогда начальник штаба ЧФ приказал командиру «Беззаветного» передать на американский крейсер предупреждение: «По существующим советским законам проход иностранным военным кораблям в этом районе запрещен. Во избежание инцидента настоятельно рекомендую изменить курс с целью предотвращения нарушения границы». На что с «Йорктауна» ответили: «Ничего не нарушаю. Действую согласно международным нормам».

С «Беззаветного» ушло еще одно предупреждение: «До входа в территориальные воды СССР остается 20 кабельтовых. В случае нарушения вами территориальных вод имею приказ вытеснять вас любым путем — вплоть до навала». Так называют маневр, в ходе которого корабль на повышенной скорости под незначительным углом упирается в борт противника и пытается изменить курс последнего. Но с «Йорктауна» вновь ответили: «Курс менять не буду. Пользуюсь правом мирного прохода. Ничего не нарушаю». В этот момент оба американских корабля фактически пересекли границу территориальных вод СССР. Стоящий на рейде Фороса (на траверзе известной правительственной резиденции) пограничный корабль «Измаил» поднял сигнал: «Вы нарушили границу территориальных вод СССР». Этот же сигнал подняли оба преследовавших американцев советских корабля.

И сразу же СКР-6 пустился в погоню за американским эсминцем, который пытался уклониться от навала, увеличивая скорость хода. «Беззаветный» в этот момент находился у левого борта «Йорктауна». Американские корабли все еще упорно продолжали движение в сторону побережья. Вероятно, изменение курса не предусматривалось их планами, а возможно, подобное решение было вне компетенции командиров кораблей. В 10.56 на «Кэроне», заметив приблизившегося к нему на 150 м СКР-6, подняли сигнал: «Не подходить к борту!» «Беззаветный» следовал всего в полусотне метров от «Йорктауна». Последовал еще один безрезультатный обмен сигналами, после чего оба советских корабля, резко увеличив ход, начали навал.

На кормовой палубе у борта «Йорктауна» столпились матросы, которые наблюдали за приближением советского корабля. Было 11.02, когда «Беззаветный» со скрежетом навалился на левый борт крейсера, смяв его леера и пусковую установку ракет «Гарпун». Одновременно СКР навалился слева на корму «Кэрона», разбив тому шлюпку, но и сам получив вмятины. Так точный расчет и мастерство командиров обоих советских кораблей позволили выполнить непростой приказ, продемонстрировав решительность, но не переступив при этом опасную грань. В результате в этой сложной ситуации удалось избежать более серьезных повреждений и человеческих жертв.

В 11.40 последовал приказ: «Отойти от американцев, передать им требование покинуть территориальные воды СССР. Быть готовыми к повторному навалу». Отойдя от американских кораблей на безопасное расстояние, «Беззаветный» и СКР продолжили сопровождение нарушителей в полной готовности к повторению маневра. Но оба американских корабля взяли курс на выход из советских территориальных вод и больше не возвращались.

Оказавшись в нейтральных водах, они легли в дрейф, а после весьма активных радиопереговоров со своим командованием взяли курс на Босфор. Больше они к советским территориальным водам не приближались. Позже стало известно, что «герой» этого похода капитан I ранга Филип Дик от командования крейсером был отстранен. Обида американцев была не слишком долгой: тот же «Йорктаун» уже в 1992 году совершил дружеский визит на базу теперь уже российского Северного флота в Североморск, где на этот раз был принят со всеми подобающими почестями.

Описанная выше драматическая история напомнила автору схожую ситуацию, с которой ему довелось соприкоснуться. Осенью 1959 года группа старшекурсников ленинградского Военмеха пребывала на эксплуатационной практике на одной из береговых ракетных батарей ЧФ, расположенной в подземелье неподалеку от Балаклавы. Как-то среди ночи нас подняли по тревоге. По команде «Бегом марш!» мы потрусили на батарею, где каждый занял свою штатную позицию вокруг направляющей балки пусковой установки, на которую уже накатывали самолет-снаряд (так тогда называли крылатые ракеты) «Стрела». Подумалось — учебная тревога, но уж больно суетились чем-то сильно озабоченные командиры, и прибывало высокое начальство. Раздвинулись гигантские ворота, и пусковая балка со снарядом выползла из-под земли на стартовый дворик, расположенный метрах в 300 над морем. Казалось, все было готово к старту. Но его не произошло. Часа через два прошла команда: «Все в исходное!», балка со снарядом попятилась в свое подземелье, ворота закрылись, а мы отправились досыпать в казарму. Утром отцы-командиры поведали нам, из-за чего разразился ночной сыр-бор: оказывается из Босфора в Черное море вышел некий неопознанный военный корабль, возможно американский.

Как видно из сообщений СМИ, и сегодня обстановка в Черном море далека от спокойной… Надо надеяться, нынешний состав ЧФ действует в подобных ситуациях столь же решительно, как и их советские предшественники.


7 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720