Бой пьянству по велению партии
СССР
«Секретные материалы 20 века» №26(464), 2016
Бой пьянству по велению партии
Анатолий Мирошник
журналист
1487
Бой пьянству по велению партии
«Пред жгучей жаждой опохмелки. Все остальные чувства - мелки!» В.С. Шефнер, «Лачуга должника»

Тридцать лет назад, 19 января 1986 года, в Ялте покончил с собой выдающийся советский ученый в области виноградарства и виноделия Павел Голодрига. Боевой офицер, награжденный за свои ратные подвиги орденами и медалями, свел счеты с жизнью по собственной воле. Версий самоубийства было несколько, но все они в конечном итоге сводились к одной: ученый, отдавший всю жизнь созданию новых сортов винограда и вина, не выдержал последствий развернувшейся в СССР антиалкогольной кампании.

«МАГАРАЧ» УШЕЛ ПОД ТОПОР

В 1940 году Голодрига поступил в Кубанский сельскохозяйственный институт. Со студенческой скамьи ушел на фронт, закончил войну в звании капитана и должности начальника связи артиллерийского полка. Демобилизовавшись, вернулся в родной институт и после его окончания был направлен во Всесоюзный научно-исследовательский институт виноделия и виноградарства «Магарач» в Ялте. Отдал ему 40 лет своей жизни.

Научные работы Павла Голодриги посвящены селекции винограда. Он создал более 20 новых сортов, восемь из которых до сих пор культивируются и используются при производстве вин в различных регионах, а теперь уже независимых странах бывшего Союза. Ученый разработал уникальные экспресс-методы диагностики генотипов винограда. Он одним из первых внедрил в своей отрасли компьютерные методы. Хотя на тогдашних ЭВМ сделать это было непросто.

В 1985 году в СССР по решению ЦК КПСС началась антиалкогольная кампания. Передним фронтом войны с зеленым змием стали винные сорта винограда. Хотя в соответствующем постановлении об этом и не было сказано прямо, но партийные органы на местах проявляли инициативу. В Крыму вырубались коллекционные сорта. Плантации белого муската составляли в лучшие годы 5693 га. В период антиалкогольной кампании раскорчевали пять тысяч. Розовый мускат уцелел всего лишь на 30 га.

Укатали под асфальт бесценный черный мускат, построив на месте бывших плантаций гаражи всесоюзного пионерского лагеря «Артек». Уникальный сорт «Эким-Кара», который использовался для марки «Черный доктор», остался только в коллекционных подвалах. Вместо винных сортов насаждали столовые. При этом урожай некуда было девать.

Для ученого с мировым именем это стало настоящей трагедией. Он вывел несколько сортов, которые не боялись морозов и болезней, но не смог уберечь их от резолюций партийных начальников. Похороны Голодриги прошли без почестей, а в газетах запретили публиковать некрологи. «Хоронили знаменитого человека, а выглядело так, будто закапывали в землю преступника, – написал через несколько лет известный публицист эпохи перестройки Юрий Черниченко. – Ученый лишь благодаря гуманизму руководства смог лечь в землю рядом с хорошими людьми».

После смерти Голодриги выкорчевали бережно собранную им плантацию, включавшую 45 тысяч сеянцев. Их ученый собирал по всему миру. Несколько сотен самых ценных экземпляров его ученица Мария Костик тайно вывезла в Чечню. Там было не до борьбы с виноградом. В начале 90-х, когда антиалкогольная кампания сошла на нет, их вернули в Крым. Тогда еще украинский.

РУССКАЯ ТРАДИЦИЯ БОРЬБЫ С ПЬЯНСТВОМ

Спустя тридцать с лишним лет после начала антиалкогольной кампании многие считают ее одной из главных ошибок последнего генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Между тем начатый им поход против алкоголизма был последним в истории нашей страны, но отнюдь не первым.

Еще в середине XIX века в России началось движение за трезвость. Оно, как уверяют историки, было инициативой снизу. Накануне отмены крепостного права крестьяне поголовно отказывались от потребления продававшейся откупщиками дорогой и некачественной водки. Тогда она именовалась хлебным вином. Целые деревни давали обеты трезвости.

Поначалу движение носило мирный характер, но в мае 1859 года крестьяне стали громить питейные заведения. Волнения охватили 15 губерний. Зачинщики были преданы военному суду, биты шпицрутенами и сосланы в Сибирь. Правительство, правда, сделало выводы и заменило откупную систему акцизной.

На рубеже XIX и XX веков повсеместно стали возникать общества трезвости, члены которых личным примером агитировали за отказ от потребления любых алкогольных напитков. Одну из таких организаций под называнием «Согласие против пьянства» организовал Лев Толстой. За несколько месяцев он привлек в его ряды 744 человека, среди которых были не только его дворники, кухарки и пчеловоды, но и такие известные в России люди, как художники Николай Ге и Илья Репин, ученый Николай Миклухо-Маклай, генерал Аркадий Толышин. Сам классик занимался трезвеннической публицистикой, а его единомышленники агитировали новых сторонников и взаимодействовали с чиновниками.

Большая часть обществ трезвости в дореволюционной России создавалась под эгидой православной церкви. Одному из них в 1914 году был присвоен статус всероссийского. Движение за трезвость приобрело такой размах, что власти даже отменили продажу сначала водки, а затем менее крепких алкогольных напитков. Сторонники здорового образа жизни до сих пор объясняют это успехом пропагандистской работы православных и прочих активистов. Хотя куда более логичным выглядит связь введенного Николаем II сухого закона с началом Первой мировой войны.

БОЛЬШЕВИКИ ПОДХВАТИЛИ ЭСТАФЕТУ

Ограничения на продажу алкоголя были сняты сразу же после Февральской революции. Правда, водка была под запретом до октября 1925 года, когда Советское государство возобновило ее продажу. Эту меру иностранным делегациям рабочих разъяснил в ноябре 1927-го лично товарищ Сталин: «Государственная монополия на продажу водки – это временная мера. Она будет снята, как только в нашем народном хозяйстве найдутся новые источники дохода для дальнейшего развития промышленности». Только другого столь же надежного и эффективного источника пополнения государственного бюджета за годы советской власти так и не нашли.

Буквально через несколько лет после введения госмонополии на продажу водки в СССР было создано Общество борьбы с алкоголизмом. Просуществовало оно чуть больше четырех лет, а потом вместе с «Союзом безбожников» и обществом «Долой неграмотность» было преобразовано в единое общество «За здоровый быт». В походе на грязь и вшей о водке стали постепенно забывать. Партийные руководители провозгласили, что проблемы с потреблением алкоголя уйдут сами собой, когда поднимутся благосостояние и культурный уровень советского народа.

Шли годы. В СССР уже достигли этапа развитого социализма, но пить меньше не стали. Видимо, благосостояние и культурный уровень не соответствовали провозглашенным партией нормам трезвой жизни. В 1958 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «Об усилении борьбы с пьянством и наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками».

После его выхода выпить бокал вина, не говоря уж про рюмку водки, в аэропортах и на вокзалах можно было только с ресторанной наценкой. Не допускалась продажа спиртных напитков в непосредственной близости от промышленных предприятий, учебных заведений, в местах массового отдыха. Только еще Николай Карамзин отмечал, что строгость законов в России нивелируется необязательностью их исполнения. В советской России ничего не изменилось.

В 1972 году пришлось выпускать новое постановление «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма». Уже в самом названии чувствуется, что писали его явно не на трезвую голову. Хотя посылы были благие. Предполагалось сократить производство крепких алкогольных напитков, но взамен расширить производство виноградного вина и пива. Полностью прекратили производство водки крепостью 50 и 56 градусов. Время торговли спиртным ограничили с 11 до 19 часов. Были созданы лечебно-трудовые профилактории, куда направляли на добровольно-принудительное лечение хронических алкоголиков, и брошен лозунг «Пьянству – бой».

Как водится, не обошлось без перегибов. В ходе начавшейся антиалкогольной кампании из фильмов стали вырезать сцены с употреблением спиртных напитков. Просто удивительно, как Эльдару Рязанову удалось отстоять на худсовете всенародно любимую «Иронию судьбы».

ПЕРЕСТРОЙКА НА ТРЕЗВУЮ ГОЛОВУ

Несмотря на меры, принятые партийными и советскими властями, потребление спиртного в СССР к 80-м годам достигло рекордного уровня. Ни в Российской империи, ни в эпоху Сталина оно не превышало 5 л на человека в год. Это с учетом грудных младенцев, кормящих матерей и убежденных трезвенников. В 1984 году достигло, только по официальным данным, 10,5 л, а по оценкам экспертов, знавших толк в самогоноварении, и всех 14. Партийные власти забили тревогу.

Уже через два месяца после прихода к власти Михаил Горбачев объявил крестовый поход против зеленого змия. Очередная и пока последняя антиалкогольная кампания получила название «горбачевской». Хотя решение принималось на заседании Политбюро ЦК КПСС коллегиально, а его главными, как сейчас говорят, лоббистами были Егор Лигачев и Михаил Соломенцев.

Как вспоминал внук и тезка последнего, занимавший серьезный пост в пресс-службе мэрии Москвы, ставший при Юрии Андропове руководителем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС и членом Политбюро Соломенцев до конца жизни (а прожил он до 95) был убежден в своей правоте. Считал, что просто на местах неправильно провели в жизнь линию партии.

«О вырубке виноградников в постановлении, которое так ретиво взяли на вооружение в регионах, речь не шла, – утверждал сам Соломенцев в одном из своих последних интервью. – На Политбюро мы решили в течение года ликвидировать производство бормотухи, как окрестил народ дешевые плодово-ягодные вина. Постепенно и очень медленно должно было снижаться потребление водки. В год примерно на 10 процентов. Вопрос не стоял о том, пить или не пить. Говорилось о том, что пить и сколько».

Ну, об этом еще Омар Хайям писал в своих рубаи. Вот только «этой истины простой не соблюдал он сам». Как и члены Политбюро ЦК КПСС, которые охотно прикладывались к рюмке на правительственных приемах, на охоте в заповеднике Завидово и даже на трибуне Мавзолея во время ноябрьских демонстраций трудящихся. Выдержать несколько часов, не согревшись глинтвейном, а то и чем покрепче, было сложно даже убежденным борцам за трезвость.

К числу долгожителей относится и Егор Лигачев. В конце ноября ему исполнилось 96, и он еще успел в качестве дуайена депутатского корпуса открыть заседание Госдумы РФ третьего созыва, куда был избран, естественно, от КПРФ. Уже в российский период своей политической карьеры Егор Кузьмич признал ошибочность стратегии стремительной антиалкогольной кампании.

«Мы хотели избавить народ от пьянства, но заблуждались, – отметил Лигачев. – Чтобы справиться с этой задачей, нужны долгие годы активной и умной антиалкогольной политики. Наскоком отучить народ от многолетней привычки не удалось».

АКАДЕМИК УГЛОВ КАК ЗЕРКАЛО БОРЬБЫ ЗА ТРЕЗВОСТЬ

Главным идеологом «горбачевской» антиалкогольной кампании стал выдающийся хирург Федор Углов. Он более сорока лет руководил кафедрой госпитальной хирургии в Ленинградском медицинском институте, создал свою школу, стал академиком Российской академии медицинских наук. Дожил Углов до 104 лет и чуть ли не до последнего дня продолжал оперировать. Сам академик был убежденным сторонником здорового образа жизни.

Наряду с автобиографическими книгами и научными работами Углов написал такие произведения, как «Ломехузы», «Правда и ложь об алкоголе», «В плену иллюзий». Антиалкогольная публицистика Углова, по мнению его соратников, продолжала традиции Льва Толстого. Одним из первых известный ученый и пламенный публицист выступил с заявлением о том, что Россия спивается и ее ждут великие потрясения, если не начать немедленное отрезвление.

Правда, и у него без перегибов не обошлось. С настойчивостью, достойной лучшего применения, серьезный ученый начал искать градусы в кефире. Особенно его волновало, что все детское питание в СССР выпускалось на основе этого напитка, который получался в результате брожения и мог содержать до полутора процентов алкоголя. По логике Углова, детишек в садах и яслях с малолетства приучали к вредной привычке, а уж после бормотухи на школьных дискотеках к 18 годам формировалась «нетрезвая Россия».

В качестве альтернативы предлагалось перейти на йогурты и другие кисломолочные продукты на основе неспиртового брожения. Только в эпоху перестройки, ускорения и гласности таковые в универсамах не продавались. Да и с кефиром вскоре возникли проблемы.

«МАГАЗИН ЗАКРЫТ ДО ДВУХ, КЛЮЧ У ГОРБАЧЕВА»

Одним из краеугольных камней горбачевской антиалкогольной кампании стало ограничение времени и места продажи спиртных напитков, а также повышение цен на водку. Популярный напиток, получивший в народе название «Андроповка» (он появился в продаже при этом генсеке), до начала кампании борьбы за трезвость стоил 3 рубля 70 копеек, но уже в августе 1986-го цена на самую дешевую бутылку взлетела до 9 рублей 10 копеек. Да еще и время работы магазинов, торговавших спиртным, ограничили пятью часами. Купить водку и вино можно было с 14 до 19.

Широкие массы населения откликнулись поэтическим творчеством:


В шесть часов поет петух,
В восемь – Пугачева.
Магазин закрыт до двух,
Ключ у Горбачева!


Многие вспомнили и времена, когда партия ослабила руководящую роль в борьбе за трезвость:


На недельку, до второго,
Закопаем Горбачева.
Откопаем Брежнева –
Будем пить по-прежнему!

Только мнение народа мало интересовало партийных руководителей. Они ведь даже пошли на беспрецедентные меры по сокращению доходов от продажи алкоголя, которые в середине 80-х составляли чуть ли не треть государственного бюджета. Правда, в полном соответствии с утверждением Карамзина строгость законов компенсировалась необязательностью их исполнения. В Москве первый секретарь горкома КПСС Виктор Гришин закрыл ряд специализированных магазинов по продаже алкоголя и отрапортовал в ЦК, что столица стала городом трезвости.

Во Всесоюзное общество трезвости, представителям которого даже мандаты на I съезд народных депутатов предоставили, заставляли вступать в добровольно-принудительном порядке. Правда, издаваемый им журнал «Трезвость и культура» старался привлечь читателей публикацией интересных произведений. Именно в этом издании впервые в СССР была опубликована знаменитая поэма в прозе «Москва – Петушки» Венедикта Ерофеева. В 1997 году журнал был закрыт из-за отсутствия читателей, но выделенное ему в разгар «горбачевской» антиалкогольной кампании здание в центре Москвы успешно приватизировали борцы за трезвый образ жизни.

Принимая беспрецедентные меры по борьбе с пьянством, партийные руководители как-то не учли, что на трезвую голову многое видится по-другому. К тому же, как ни старались внедрить безалкогольные свадьбы и отменить традиционный бокал шампанского под бой новогодних курантов и фронтовые 100 г в День Победы, все усилия оказывались тщетными. Даже рискуя положить на стол партбилет, руководители предприятий общепита закрывали глаза на шампанское в бутылках из-под минералки и коньяк в чайниках.

Подсуетились народные умельцы, наладившие производство домашнего вина «Привет Горбачеву» и традиционно популярного самогона. Его, как было известно еще Остапу Бендеру, можно гнать даже из табуретки. Партийное руководство, правда, продолжало гнуть свою линию, не избегая перегибов. Особенно в области цензуры. Перефразировались тексты песен, вырезались сцены с употреблением алкоголя из спектаклей и кинофильмов, а по телевидению чуть ли не еженедельно показывали чехословацкую пародию на голливудские боевики «Лимонадный Джо». Это прозвище даже закрепили за Михаилом Горбачевым. Хотя многие предпочитали называть его Минеральным Секретарем.

Имидж убежденного сторонника потребления безалкогольных напитков последний генсек ЦК КПСС и первый, а также последний президент СССР сохранял вплоть до середины 90-х. Он даже приехавших к нему в гости звезд французского кино Пьера Ришара и Жерара Депардье, не помышлявшего еще о российском гражданстве, потчевал нарзаном. Лишь в последние годы Горбачев признал, что зря из него пытались сделать убежденного трезвенника.

КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ДЛЯ СЕБЯ

Антиалкогольная кампания сошла на нет сама по себе, но по сей день не утихают споры, принесла ли она пользу народу или стала одной из причин краха советской экономики, а затем и Советского государства. Сторонники первого тезиса уверяют, что замысел был верным, и в подтверждение приводят такой факт: в 1989 году доходы от реализации спиртных напитков сократились на 37 миллиардов рублей, но в сберкассы сэкономившие на этой статье расходов граждане положили на 45 миллиардов больше. Про инфляцию в те годы как-то забыли. Мол, просто неэффективность плановой экономики не позволила использовать эти деньги для подъема промышленности и сельского хозяйства.

Приводятся и такие статистические данные. В 1984 году от отравления алкоголем и его суррогатами погибли 44 тысячи человек, а в 1987 году – 11 тысяч. Всего за два года антиалкогольной кампании удалось снизить смертность в четыре раза. Кстати, в 1992 году, когда в России была отменена государственная монополия на водку, было зафиксировано увеличение смертности от потребления алкоголя и суррогатов почти на 10 тысяч человек, а в 2008-м – сокращение на 18 тысяч после введения акцизной марки.

Сторонники трезвого образа жизни уверяют, что и всплеск рождаемости в годы горбачевской антиалкогольной кампании вызван именно значительным снижением потребления спиртного. Только в одночасье превратить многомиллионную страну с устоявшимися традициями в регион абсолютной трезвости не получилось. Хотя в почти 80 странах мира (в основном исламских) действует сухой закон.

В России, как показали многочисленные антиалкогольные кампании, внедрить его сверху невозможно. Сегодня в стране продолжают действовать добровольные общества трезвости, но вступать в них не обязаны даже активисты правящей партии. Бокал вина и даже рюмка водки при наличии повода не считаются чем-то предосудительным, а самой популярной цитатой Омара Хайяма является классическое:

Пить можно всем, необходимо только
Знать: где, когда, за что и с кем и сколько.

А Михаил Горбачев, чье имя навсегда будет связано с антиалкогольной кампанией 30-летней давности, с сожалением констатировал, что из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно. О том, что пьянство исчезнет само собой после повышения благосостояния и культурного уровня народа, сегодня вообще предпочитают не вспоминать.

25 декабря 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88919
Виктор Фишман
71164
Сергей Леонов
63662
Борис Ходоровский
63276
Богдан Виноградов
50238
Дмитрий Митюрин
37922
Сергей Леонов
34161
Роман Данилко
31935
Борис Кронер
21537
Светлана Белоусова
20211
Наталья Матвеева
19463
Светлана Белоусова
19348
Дмитрий Митюрин
18189
Татьяна Алексеева
17935
Татьяна Алексеева
17435
Наталья Матвеева
16758