Залечь на дно
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №1(309), 2011
Залечь на дно
Константин Зубов
журналист
Санкт-Петербург
762
Залечь на дно
Анна Чэпмен – шпионка и звезда телеэкрана

Ни одно уважающее себя государство не может обойтись без разведки. Без ее данных немыслимо планирование и проведение в жизнь внешней (да и внутренней тоже!) политики. Руководители страны должны знать, что замышляют ее враги, друзья врагов, враги ее врагов, а также — что скрывают даже самые близкие друзья. Неловкие шаги, сделанные в политике наощупь или по наитию, могут привести к большим неприятностям, в лучшем случае — к большому конфузу.

ГЕРОИ ШПИОНСКИХ ИГР

Действия разведки естественным образом порождают активность контрразведывательных органов, и круговорот сбора и защиты пригодной для использования информации (о таких гадостях, как террор и диверсии, мы здесь говорить не будем) всякого рода — от военной до экономической и даже культурной — не прекращается ни на минуту.

К шпионским играм привлечены люди самых разных специальностей: карьерные дипломаты, журналисты-международники, завербованные или перевербованные агенты, работающие за деньги или из политических убеждений и иных принципов, и, конечно же, профессиональные контрразведчики и разведчики-нелегалы. Именно они становятся героями книг, фильмов и грандиозных международных скандалов.

Нелегалов пестуют, холят и лелеют годами, а то и десятилетиями. Одни проходят длительную спецподготовку на родине, других готовят к исполнению разведывательных функций исподволь, не вводя официально в штаты разведорганов, то есть не дают должностей и не присваивают званий. Для шпионов первой категории главное — придумать легенду: кто таков, откуда приехал и чем намерен заниматься в стране постоянного пребывания. Легенда — главное в жизни нелегала. От нее зависит успех его работы, личное благополучие, а нередко и сама жизнь. Легенда, как и документы, должна быть у нелегала безупречной. Она должна «сидеть» на его жизни безукоризненно, как лайковая перчатка на руке аристократа-гвардейца. Малейшая, даже микроскопическая прореха может привести к провалу агента-нелегала, на подготовку которого были потрачены огромные средства, а главное — годы и годы подготовки.

ЦЕНА ЛЕГЕНДЫ

Полвека тому назад советская внешняя разведка готовила к работе в одной из крупнейших капиталистических стран исключительно талантливого разведчика. Безупречный агент-нелегал обладал всеми необходимыми для такой деятельности достоинствами, кроме одного: у него было очень плохо с иностранными языками. Не то чтобы он не владел ими, нет — он знал почти в совершенстве все европейские языки, однако говорил на них с немыслимым акцентом.

Аналитики долго ломали голову над национальностью будущего нелегала, то есть пытались придумать легенду, которая могла бы объяснить его чудовищное произношение. Перебрали все мыслимые и немыслимые европейские языки, однако концы с концами не сходились: албанский и цыганский казались слишком экзотическими, даже диковатыми, носители мальтийского и ретороманского языков (уроженцы соответственно Мальты и Швейцарии), как правило, прекрасно владели основными европейскими языками, лотарингский и пикардский казались уж слишком изуверскими.

После долгих размышлений решили сделать нашего разведчика-нелегала венгром: страна европейская и вполне благополучная, несмотря на небольшое население — во всем мире чуть меньше пятнадцати миллионов, причем, подавляющее большинство проживает на родине. И лишь в США и Румынии их примерно по полтора миллиона. Язык, насчитывающий одиннадцать диалектов, невероятно сложен: даже «ближайшие родственники» по финно-угорской группе языков не в состоянии понимать мадьярскую речь. Так что все складывалось хорошо, и нелегала отправили на проклятый Запад под личиной венгра.

Все шло как надо — оседание, внедрение в нужные круги, бизнес-контакты и все прочее. Наш агент даже по-настоящему подружился с одним исключительно крупным чиновником, который стал для него источником бесценной разведывательной информации. И вот однажды этот чиновник пригласил нашего шпиона в свой загородный дом, пообещав преподнести ему приятный сюрприз. А для разведчика-нелегала, как известно, любой сюрприз — вещь пренеприятнейшая.

Приехав на загородную виллу друга-чиновника несколько раньше назначенного времени, наш агент потратил немало времени на то, чтобы выяснить, что за сюрприз тот ему готовит. Сказалась прекрасная психологическая подготовка, и важная персона раскололась: «Дорогой друг, я знаю, как ты истосковался по своей родной маленькой Венгрии! И вот сегодня ты получишь уникальную возможность: я пригласил в гости культурного атташе из венгерского посольства, и ты сможешь, наконец, поболтать на родном языке». Это был бы грандиозный провал, если бы не идеальная подготовка — не забывайте, советская разведка была одной из самых сильных в мире! Наш герой, естественно, обрадовался, и, ожидая земляка, с энтузиазмом принялся изучать коллекцию крепких спиртных напитков хозяина, налегая на «родную» палинку — крепчайшую венгерскую фруктовую водку. К приезду культурного атташе посольства Венгрии наш герой спал сном праведного алкоголика...

ШПИОНЫ ВТОРОГО РАЗРЯДА

Но, как мы уже говорили, существуют и другие агенты-нелегалы. Их не готовят к работе за рубежом специально, а если и дают какое-то «шпионское» образование, то исключительно в рамках «неполного среднего». Как правило, таких агентов подбирают из числа граждан, выбравших иные страны в качестве постоянного места жительства. Среди них могут быть люди, ранее завербованные в качестве милицейских осведомителей, либо лица, по той или иной причине «стучавшие» в контрразведывательные органы госбезопасности. С такими внешней разведке работать намного легче: не надо долго и муторно готовить к вербовке людей, никогда ранее не входивших в тесный контакт со спецслужбами.

Времени на тщательную подготовку этих шпионов просто не хватает. К тому же, такой контингент весьма ненадежен — он легко поддается перевербовке и становится источником дезинформации, а то и вовсе старается оборвать все связи со своими «кураторами». К тому же, такие агенты, как правило, весьма жадны до денег... Потому наспех завербованным агентам предлагают просто вживаться в страну, привыкать к ней, словом — жить, как ни в чем не бывало, заводя связи, знакомства, бизнес и т. д., и т. п. А в один прекрасный день им придется по заранее оговоренному сигналу «всплыть со дна» и заняться непосредственно разведывательной (или иной подрывной) деятельностью. Словом, совсем как в песне у Высоцкого: «…И еще. Оденьтесь свеже, и на выставке в Манеже к вам приблизится мужчина с чемоданом. Скажет он: «Не хотите ли черешни?» Вы ответите: «Конечно». Он вам даст батон с взрывчаткой — принесете мне батон».

Ненадежность такого контингента с лихвой окупалась массовостью. Особенно, когда выезд граждан СССР на ПМЖ стал практически массовым и беспрепятственным.

СЮЖЕТ ДЛЯ НЕБОЛЬШОГО РАССКАЗА

Тридцать лет тому назад нечто подобное случилось с моим добрым приятелем Сергеем К., работавшим гидом-переводчиком в «Интуристе». Он полюбил американскую аспирантку, которая стажировалась на филологическом факультете ЛГУ. Чувство оказалось взаимным, и они решили пожениться. Формальных запретов на «межгосударственные» браки в нашей стране тогда уже не было, однако на такие дела в официальных учреждениях смотрели косо. Вскоре после свадьбы Сергея вызвали в соответствующие органы, где ему настойчиво рекомендовали по окончании стажировки супруги выехать вместе с ней в США.

Молодожены, напротив, планировали остаться жить в СССР, тем более, что мать Сергея была в солидном возрасте. Однако им пришлось уступить; не последнюю роль сыграло твердое обещание навсегда закрыть советскую визу американской аспирантке, что означало автоматическую утрату специальности. Перед выездом Сергею пожелали «удачно устроиться» на новом месте и сообщили, что год-другой он может спокойно жить, до тех пор, пока к нему не подойдет «товарищ из СССР» и сообщит, чем ему надо будет заняться. Одновременно Сергею напомнили, что на родине у него остается старушка-мать, с которой всякое может случиться... Обещание «товарища из органов», в случае чего, позаботиться о ней прозвучало весьма двусмысленно.

Сергею не оставалось ничего иного, как согласиться на сотрудничество. Через год с небольшим его мама скончалась — без всякой помощи со стороны «органов», просто больное сердце не вынесло практически насильственной разлуки с сыном. И тогда Сергей официально, через посольство СССР в США, уведомил «органы» о «прекращении сотрудничества». Не знаю, стало ли об этом известно ФБР или Госдепартаменту США: думаю, вряд ли, поскольку Сергей не совершил абсолютно ничего противозаконного, а на территорию США он прибыл совершенно легально.

В ответ на письмо родная страна оперативно лишила Сергея советского гражданства и запретила въезд на территорию СССР. Иных карательных мер не последовало, а вскоре и сам Советский Союз приказал долго жить. Сергей гражданство не восстанавливал — напротив, стал гражданином США, и теперь изредка приезжает в Петербург, чтобы навестить могилу матери.

КРУТОЕ ПИКЕ

Рассматривая вопрос о работе советской контрразведки и внешней разведки, нельзя упускать из виду, что тогдашний КГБ резко отличался от нынешних соответствующих органов. КГБ отличала железная дисциплина и последовательная, неукоснительная деятельность на благо государства. В этом, по сведениям «независимой газеты независимых мнений» «Русская Америка», ничуть не сомневался даже академик Сахаров: «С КГБ у Сахарова НИКОГДА не было проблем. Более того, незадолго до смерти, в конце своей непростой и нестандартной жизни, он привел в бешенство всех советских «диссидентов» и «демократов», заявив, что «КГБ — ЕДИНСТВЕННАЯ НЕКОРУМПИРОВАННАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СССР», что подразумевало необходимость управления страной людьми из органов госбезопасности».

О коррумпированности нынешних право-охранительных органов, в том числе и в среде сотрудников ФСБ, не пишет теперь только ленивый. Дело в том, что после 1991-го, а особенно после октябрьских событий 1993 года, из КГБ ушло огромное число профессионалов, не согласных с политическими преобразованиями в стране, особенно когда они совершались насильственным образом. На их места пришло достаточное количество плохо подготовленных, но весьма амбициозных людей, для которых личное благосостояние стоит гораздо выше интересов общества. Заявление бывшего генерал-полковника КГБ, генерала полиции, бывшего главы Госнаркоконтроля, бывшего руководителя Федерального агентства по поставкам вооружения о том, что Россия в 90-е годы прошлого века не обрушилась в пропасть только потому, что ее удержал «чекистский крюк», вызвало резко отрицательную реакцию как в либеральных кругах, так и в среде бывших чекистов. (Кстати, они также подвергают сомнению широко распространенный тезис о том, что «бывших чекистов не бывает»: в годы советской власти досрочно из «органов» уходили навсегда — пьяницы, болтуны, мздоимцы и прочая шваль; они-то и распространяли подобное мнение.)

Не будем говорить о борьбе с «врагом унутренним» — борьба же с «врагом внешним» явно ослабла за последние годы. Что способствовало этому? Ослабление кадрового состава органов внешней разведки или затянувшаяся подковерная борьба российских спецслужб? Отсутствие явного внешнего агрессора, «достойного противника»? А чем объяснить ряд громких провалов завербованных в США агентов? Достаточно напомнить такие одиозные имена, как Олдрич Эймс, Гарольд Николсон (оба — офицеры ЦРУ), Эрл Питтс, Роберт Ханссен (оба — офицеры ФБР), Георгий Трофимов (офицер разведки армии США)... Всего же список арестованных в США, судимых и приговоренных от длительных сроков до пожизненного тюремного заключения советских и постсоветских нелегалов составляет не один десяток человек. А это, в первую очередь, свидетельствует не только о случаях предательства в самих органах отечественной разведки и контрразведки, но и о резком падении уровня подготовки внедряемых в иностранные государства, и в первую очередь в США, агентов-нелегалов.

НЫНЕШНИЕ БЕДЫ

Гром среди ясного неба раздался в конце июня нынешнего года: ФБР арестовало в США десять человек, которые, по его мнению, «работали» на Россию. Прямого обвинения в шпионаже не было: эти граждане прибыли в США нелегально, по поддельным документам, и занимались сбором информации самого различного рода, тем самым явились «незарегистрированными агентами иностранного государства» (следует подчеркнуть, что в данном случае слово «агент» рассматривается не в «шпионском», а в «представительском» смысле). Министерство юстиции туманно объяснило, что восемь человек из «десятки» выполняли «секретные задания» на территории США, а двое «участвовали в разведывательных программах России». Следствие несколько лет вели ФБР, служащие канцелярии государственного прокурора, а также отделения национальной безопасности при министерстве юстиции. По данным следствия, они собирали сведения о ядерном оружии США, военных базах, о политике в отношении Ирана, о новом руководстве ЦРУ, а также не гнушались слухами, исходящими из Белого дома и руководства политических партий.

МИД России вначале бодро потребовал от американской стороны объяснений, поскольку, по словам официального представителя, «из США поступает противоречивая информация». Премьер-министр Путин, встречаясь в те дни с Биллом Клинтоном, дружески попенял экс-президенту: «У тебя дома полиция разгулялась, отправляет людей в тюрьму». Что на это ответил Клинтон, неизвестно. Зато большим интервью разразился Олег Гордиевский. Этот самый знаменитый перебежчик с 1985 года живет в Великобритании, недавно ему исполнился 71 год. Он заявил, что Дмитрию Медведеву известно количество агентов-нелегалов в каждой стране: «Президент может не знать их имен, но общее количество ему известно».

Опираясь на собственный опыт, Гордиевский считает, что в США работает около четырехсот кадровых российских разведчиков. Кроме того, там находится от 40 до 50 семейных пар нелегалов, в обязанность которых входит установление и развитие контактов с военными и дипломатами, используя их как источники информации:

«Я хорошо знаю их ресурсы и не думаю, что они смогли подготовить агентов больше, чем в мое время. Может, их сейчас и стало несколько больше, но уж никак не более 60 пар».

Все перипетии этого забавного дела, завершившегося обменом в соотношении 10 : 4 (арестованных в США обменяли на четырех отбывающих срок американских шпионов — что свидетельствует о более высоком «качестве» американской агентуры) хорошо известны нашим читателям по сообщениям средств массовой информации. Потому интереснее выслушать мнение тех, кто десятилетиями изучает работу разведок мира.

НАЗАД, К МАТА ХАРИ?

Филипп Найтли, автор книги «Вторая древнейшая профессия», три десятка лет пишет о шпионаже. Вот его мнение о произошедшем: «Скорее всего, в данном случае речь идет о старой операции, начатой много лет тому назад. КГБ (так Найтли по инерции продолжает называть ФСБ. — К. З.) решил не прерывать ее, а посмотреть, что в итоге получится. Масштаб операции и цели, поставленные перед ее участниками, свидетельствуют о том, что она была чрезвычайно важна для ее авторов. Однако именно ее серьезность стоит подвергнуть сомнению. Если принять во внимание, что в последние несколько лет отношения между США и Россией достаточно хорошие, то вполне вероятно, что существует неизвестная нам некая причина, по которой служба — наследница КГБ решила продолжить операцию, несмот-ря на опасность подвергнуть пересмотру отношения между нашими странами. Эту причину ФБР обязана выяснить в течение нескольких ближайших дней».

Найтли уверен в том, что в данном случае речь идет о классическом политическом шпионаже: «Я думаю, что они должны были показать себя как настоящие добрые американские граждане и попытаться проникнуть в высшие эшелоны американской политической жизни. Иными словами, они обязаны были просочиться в верховные американские политические институты. Единственное, что мне приходит в голову как возможное объяснение их намерений, это их попытки выяснить политические намерения американцев в сферах, соприкасающихся с российской внешней политикой. Возможно, они решили, что обычные разведыватель-ные каналы, дипломатические источники и прослушивание электронных средств связи не позволяют дать информацию желаемого качества, и потому решили применить старомодные способы ведения разведки, которые предполагают проникновение в высшие слои общества, где занимаются созданием американской внешней политики».

Звездой же свежего шпионского скандала стала Анна Чэпмен, урожденная Кущенко. Она родилась в Волгограде; ее мать — учительница математики, отец — дипломат. Юная Анна Васильевна, выпускница Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, быстро окрутила Алекса Чэпмена, а отец подарил им свадебное путешествие в Египет и Зимбабве, где он тогда работал. Анна не скрывала от мужа, что ее отец был высоким чином в КГБ. Однако ее не устраивала жизнь ни в Волгограде, ни в Англии, и вскоре она перебралась в Америку. Там она начала активно работать, одновременно закрутив роман с шестидесятилетним миллиардером Майклом Битаном...

Откровенно говоря, нет особого желания вслед за западными средствами массовой информации описывать похождения русской генеральской дочки, стремящейся к лаврам Мата Хари. В этой истории убедительно звучат только донесения агентов ФБР. Вот одно из них: «20 января 2010 года Чэпмен села за столик у окна в Starbucks coffee shop, на углу 47 улицы и 8 авеню, при ней была сумочка. Через десять минут мимо кафе проехал минивен. За рулем сидел «русский служащий № 1». Инструменты, используемые в операции, зарегистрировали, что между компьютером Анны Чепмен и компьютером в минивене была установлена беспроводная связь».

17 марта 2010 года агент ФБР заснял на видео Анну Чэпмен в книжном магазине на углу улиц Гринич и Уоррен (Манхэттен).

В это время на противоположной стороне улицы опять появился «русский государственный служащий № 1», на этот раз с портфелем в руке. Три минуты спустя было установлено, что компьютер Анны Чэпмен опять установил связь с другим компьютером... Однако прокурор не уточнил, перехватило ли ФБР это сообщение, и были ли при этом переданы секретные сведения.

26 июня в 16.30 агент ФБР представился Анне как сотрудник российского консульства по имени Роман; он передал ей поддельный паспорт с просьбой передать его на следующий день «нашему человеку», который проживает в Нью-Йорке под чужим именем. Она должна будет спросить незнакомца: «Простите, мы не встречались прошлым летом в Калифорнии?», на что должен был последовать ответ: «Нет, это было в Хемптонсе». Анна согласилась выполнить поручение.

Дорогие читатели, не напоминает ли вам эта сценка эпизод из старинного советского фильма «Подвиг разведчика»: «Здесь продается славянский шкаф?» Американские газеты ехидно отметили, что такой сюжет не прошел бы даже в самом дешевом телевизионном шпионском сериале! Правда, позже умная Аня посоветовалась с папой (видимо, по телефону?), после чего отказалась выполнять поручение таинственного Романа...

Так кто же во всей этой шпионской бодяге выглядел полным идиотом? Американцы — безусловно. Наши — ничуть не лучше. Будем следить за ситуацией и с нетерпением ждать, когда со дна на чистую воду выплывут очередные семейные пары из России...


3 января 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791