«Лузитания» — парадоксы и домыслы
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«СМ-Украина»
«Лузитания» — парадоксы и домыслы
Ирина Хроль
журналист
Киев
5487
«Лузитания» — парадоксы и домыслы
Гибель «Лузитании»

7 мая 1915 года, в самый разгар Первой мировой войны в 8 милях от мыса Олд-Хед оф Кинсейл на южном побережье Ирландии было торпедировано пассажирское судно «Лузитания». До Ливерпуля, куда британский королевский корабль возвращался из трансатлантического путешествия, оставалось пройти совсем немного… «Лузитания» был одним из самых крупных и быстроходных лайнеров своего времени, великолепным обладателем Голубой Ленты Атлантики и гордостью судоходной компании «Кунард».

ПРАВО НА УБИЙСТВО

А еще в феврале этого же года Германский Адмиралштаб объявил «все воды, омывающие Великобританию и Ирландию, включая весь Ла-Манш, …зоной военных действий». Это значило, что все вражеские торговые суда, обнаруженные в этой зоне, должны «уничтожаться вне зависимости от опасности для экипажа и пассажиров».

Столь жестокие правила немцы обосновывали, ссылаясь на намерения противника: мол, «Британское Правительство приказало своим судам использовать для прикрытия нейтральный флаг», из-за чего «…невозможно избежать атак нейтральных судов, ошибочно принятых за вражеские».

На все эти «мудрствования» уже существовали Гаагские конвенции от 1899 и 1907 годов, которые давно разграничили отношения между воюющими и нейтральным сторонами: «запрещалось без предупреждения нападать на любые торговые и пассажирские суда». А «без предупреждения» — это значит, что прежде чем потопить невоенный корабль противника, следовало заранее предупредить находящихся на борту людей о своем намерении, а также предоставить пассажирам и команде время и возможность спастись.

Впрочем, благородные постулаты Конвенции не были безупречны: ведь, чтобы «заранее предупредить» судно противника, подлодка должна была всплыть и вступить в переговоры. А значит, обнаружить себя и превратиться в объект атаки.

Конвенции принимались еще до широкомасштабного применения боевых субмарин и, по сути, их нормы самим подлодкам грозили западней. К тому же, всем транспортным судам разрешалось иметь на борту орудия, а такой гигант, как «Лузитания», мог запросто протаранить любую из подлодок того времени.

ТРАГЕДИЯ

Северная Атлантика встречала «Лузитанию» весенним теплом и покоем. Ничто не предвещало беды… Разве что, с утра корабль шел в прерывистой полосе тумана, но капитан Уильям Тэрнер приказал замедлить ход судна с 21 до 18-15 узлов, с минутными интервалами над судном взмывала противотуманная сирена. Но к полудню туман растаял, и пассажиры высыпали на палубы — прогуливались, отдыхали в шезлонгах и за столиками кафе, рядом шалили дети…

Именно в эти минуты с веранды корабельного кафе кто-то из пассажиров заметил в воде бурлящую дорожку, стремительно несущуюся к судну. Заметил ее и впередсмотрящий матрос, успел прокричать по мегафону в сторону капитанского мостика: «Торпеда по правому борту!», как уже через секунды судно вздрогнуло от оглушительного взрыва. Столб воды взметнулся над «Лузитанией», а затем вперемешку с паром, угольной сажей, грязью и обломками перегородок обрушился на палубы, сметая людей…

Часы показывали 14.10. А вслед за первым оглушительным взрывом раздался второй, более сильный. Со скоростью 880 тонн в минуту вода хлынула внутрь корабля, и уже за первые 5-7 минут катастрофы огромный лайнер завалился на правый борт…

Люди бросались к спасательным шлюпкам, но спустить их на воду оказалось невозможным: с левого борта шлюпки нависли над палубой, а с правого бешено раскачивались над волнами и были попросту недоступны. А когда все же удалось спустить на воду первую шлюпку, переполненную людьми, — она оказалось под другой шлюпкой терпящего бедствие лайнера. Эта вторая шлюпка сорвалась прямо на людей и раздавила несчастных… Паника усугубляла гибель людей и судна. В свалке пассажиры скользили по палубе и падали за борт, выхватывали друг у друга спасательные пояса, тщетно пытались надеть их…

18 СТРАШНЫХ МИНУТ

Размер бреши, пробитой торпедой под ватерлинией правого борта «Лузитании», называют равной около 3х6 метра. Уже в наше время, с привлечением компьютерных технологий, удалось проследить действие первого и объяснить «второй» взрыв. Первый ослабил заклепки и создал ударную волну, повредившую две нижние палубы. За считанные секунды вода залила 1000 кв. м трюма по правому борту. Из строя вышла корабельная электропроводка, что не позволило судну дать задний ход и снизить скорость (ниже 18 узлов).

На 7-й минуте после попадания торпеды крен увеличился настолько, что вода хлынула внутрь корабля через открытые по правому борту иллюминаторы. На обесточенном судне не сработали герметичные двери — через угольные бункеры вдоль корпуса «Лузитании» (ниже ватерлинии) вода стремительно заполняла нижние палубы. И уже на 15-й минуте после торпедирования под водяным напором лопаются внутренние переборки, — увеличилась пробоина в правой носовой части и корма судна поднялась над водой; корабль развернуло и «Лузитания» под большим углом и носом вниз ушла на дно. Это была 18-я минута трагедии — лайнер-гигант затонул на виду совсем уже близкого берега.

СЛИШКОМ БЫСТРО ТОНЕМ!

Из 1257 пассажиров «Лузитании» погибло 785 (в том числе 128 детей) и 413 членов команды (из 702 человек). В числе погибших оказалось много женщин и почти все дети. Большинство погибших были этническими ирландцами. Среди жертв — 128 граждан США.

Для большинства пассажиров «Лузитании» не было секретом, что круиз этот связан с риском... Еще 1 мая германское посольство в США добросовестно опубликовало в центральных газетах Нью-Йорка предупреждения, — и даже в день отплытия «Лузитании», — о небезопасности морских круизов: «…Суда под британским флагом могут быть подвергнуты уничтожению в зоне боевых действий вокруг Британских островов». В газетах такие объявления помещались даже по соседству с расписанием судов и рекламой судоходной компании «Кунард». Но лишь единицы сдали свои билеты на этот рейс «Лузитании»…

ДЕПЕШИ И РАДИОГРАММЫ

«Всем путешественникам, намеревающимся отправиться в рейс через Атлантику, напоминается, что Германия и ее союзники находятся в состоянии войны с Великобританией и ее союзниками. Военная зона включает воды, примыкающие к Британским островам, и в соответствии с официальным предупреждением, сделанным германским имперским правительством, суда, несущие флаг Великобритании или любого из ее союзников, подлежат в этих водах уничтожению. Лица, намеревающиеся отправиться в военную зону на судах Великобритании или ее союзников, делают это на свой страх и риск. Германский имперский посол, Вашингтон. 22 апреля 1915 года».

На протяжении рейса, и даже в день трагедии британское Адмиралтейство посылало на «Лузитанию» одну за другой радиограммы, и последнюю — буквально за два часа до атаки: «Субмарины активны в южной части пролива Святого Георга. В последний раз их слышали в 20 милях к югу от Конинбергского плавучего маяка…» (первая из четырех радиограмм, полученных Тэрнером за день до катастрофы и утром 7 мая, повторялась шесть раз!).

Капитану «Лузитании» (уточним — всего лишь торговому моряку, не имеющему опыта боевых действий) рекомендовалось «вести корабль зигзагом». Тернер лишь замедлил ход, рассчитывая провести корабль в Ливерпуль с приливом, который позволил бы судну укрыться от субмарин в портовой акватории. И приказ идти зигзагом понял как «необходимость резко сворачивать при появлении противника» (из пояснений Тернера в суде).

Это уже потом специалисты будут уверять: если бы судно шло в фарватере зигзагом, да на полной скорости, — оно легко избежало бы встречи с подлодкой. А пока «Лузитания» — открытая и легкая добыча для опытного ловца, — медленно «ползла» прямым курсом к своей гибели. Но разве мог кто-то предположить, чтобы такой гигантский корабль стал мишенью?..

СУБМАРИНА U-20

А перископы немецкой субмарины U-20 «поймали» огромный лайнер с беспечными пассажирами и командой на борту… Командир подлодки капитан-лейтенант Вальтер Швайгер скомандовал «пуск» роковой торпеде! А затем, не мучаясь угрызениями совести или даже любопытством, — повернул субмарину на обратный курс…

Версий на счет преднамеренности и «невинности» Швайгера трактовалось немало. Мол, вряд ли капитан субмарины ожидал такого числа жертв, зная, что судно класса «Лузитании» после торпедной атаки могло продержаться на плаву от нескольких часов до нескольких суток. Притом до ирландского берега было рукой подать и шлюпок на борту было 48 штук!

Однако, еще 30 апреля, уходя в рейд с военно-морской базы Эмден (Северное море), капитан германской подлодки U-20 Вальтер Швигер получил четкий приказ: «искать и уничтожать вражеские военные, транспортные и торговые суда в водах вокруг Британских островов». А это — район Ирландского моря недалеко от Ливерпуля, в порт которого как раз и возвращалась «Лузитания». Пройдя курсом севернее Шотландии и западнее Ирландии, 5 мая U-20 уже прибыла в район назначения, и в этот же день успела потопить шхуну у южного побережья Ирландии; а 6 мая — уничтожила два больших парохода.

АХИЛЛЕСОВА ПЯТА КОРАБЛЯ

Когда стали известны подробности трагедии, многих — специалистов и военных — будоражил вопрос: как могла одна единственная торпеда потопить такой лайнер, да к тому же — за 18 минут! Версии выдвигались одна убийственней другой, но истина оставалась за гранью достоверности: «добила «Лузитанию» вторая торпедная атака», «детонация контрабандных боеприпасов в трюме» и даже… «умышленный подрыв лайнера по приказу британского правительства»…

Приводились и «самые конкретные факты»: «Лузитания» тайно и незаконно перевозила в ящиках из-под масла и сыра опасный при хранении бездымный пироксилиновый порох» — он, мол, и спровоцировал «загадочный второй взрыв», ускоривший гибель судна. Отсюда следовало предположение: «А не сознательно ли британское правительство и компания «Кунард» подвергали пассажиров смертельному риску?».

Эти версии были опровергнуты лишь в 1993 году, после исследования останков корабля с помощью подводных камер: трюм «Лузитании» практически не пострадал, и пробоина в корпусе, согласно трехмерному компьютерному моделированию, образовалась не от внутреннего взрыва.

Причиной же быстрого ухода «Лузитании» под воду было то, что немецкая торпеда попала в «ахиллесову пяту» гиганта-лайнера — в один из водонепроницаемых барьеров, разделяющих трюм на отсеки. «Через пробоину вода хлынула в два угольных бункера, идущих вдоль всего судна. Ее нарастающее давление согнуло другие переборки, вскрыв соседние отсеки и нарушив устойчивость корабля».

Только в наше время компьютерное моделирование процесса повреждений, вызванных торпедным ударом, позволили совместить детали трагедии с полученным результатом. И исследования подтвердили — одной торпеды оказалось достаточно...

По поводу же второго взрыва оспаривались три версии: наличие взрывчатки в трюме «Лузитании», попадание торпеды в котлы судна и третья — взрыв скопившейся в бункерах угольной пыли. Хотя немцы и настаивали именно на первой версии, от нее пришлось отказаться после тщательного анализа документов и правовых норм морских грузоперевозок.

Не подтвердилась и версия попадания торпеды в котлы судна, — никто из спасшихся кочегаров и механиков «Лузитании» ничего подобного не вспомнил; от этой версии отказались и члены экспедиции Р. Балларда, исследовавшие затонувший лайнер: носовая часть «Лузитании» цела, а вокруг нее — кучи угля. Наиболее вероятной остается версия о взрыве угольной пыли в бункерах...

ЛЕГКОМЫСЛИЕ КАПИТАНА ТЕРНЕРА

После гибели лайнера газеты мира запестрели рисунками очевидцев, запечатлевших панику и хаос, царивших на «Лузитании» при эвакуации. Подтвердило и следствие, проведенное по факту трагедии: «скорость погружения судна и недостаточная подготовка команды погубили почти две трети тех, кто находился на борту».

Это заключение полностью отнесено к «легкомыслию капитана Уильяма Тернера». Как оказалось, некоторые спасательные шлюпки на «Лузитании» были накрепко привинчены к палубе — «чтобы не болтались»; вопреки правилам, на судне не проводились учебные тревоги — «чтобы не нервировать пассажиров» (в результате люди надевали спасательные пояса неправильно, и в воде их попросту переворачивало вверх ногами).

Уверенность капитана Тернера в мощи своего судна сыграла с ним злую шутку: рассчитывая, что даже и при торпедной атаке его корабль продержится на плаву достаточно долго, чтобы без паники организовать полную эвакуацию, он даже и не требовал закрывать иллюминаторы в каютах. А радиограмма от 6 мая предупреждала Тернера о присутствии по курсу «Лузитании» германских субмарин…

Что, собственно, и породило слухи: с одной стороны — о сговоре капитана с немцами, со стороны противоположной — о выполнении Тернером секретного приказа своего же Адмиралтейства, согласно которому, якобы, «подставная» атака на британский лайнер должна была подтолкнуть США к войне с Германией. Как же иначе объяснить отсутствие у «Лузитании» вооруженного эскорта?.. Но при этом опускался факт, что согласно действовавшим на то время правилам ведения военно-морских действий, как раз и… разрешалось противным сторонам атаковать суда, сопровождаемые эскортом… Которого так и не дождался Капитан Тернер.

Под эскортом, полагающимся «Лузитании» на подходе к Ливерпулю, подразумевался быстроходный эсминец со скоростными возможностями в 35 узлов. Он должен был обнаруживать и отгонять подводные лодки с маршрута пассажирского лайнера. Но подошедшую к берегам Ирландии «Лузитанию» встретил устаревший крейсер «Джуно» — едва поспевавший за ней на своих 17-18 узлах, и даже не оснащенный глубинными противолодочными бомбами…

На сигнал «SOS» с «Лузитании» спасательные суда прибыли к месту трагедии лишь через два часа. Из воды спасли немногих, оставшихся в живых, а в порт отбуксировали несколько шлюпок — из тех, что удалось спустить на воду…

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОДОПЛЕКА?

Гибель «Лузитании» встряхнула мировую общественность. Мир осуждал кайзеровскую Германию за посягательство на международные законы. Нейтральная Америка оплакивала 128 своих сограждан — пассажиров злосчастного лайнера. Эта трагедия стимулировала массовую запись ирландцев в армию — людей призывали к мести разошедшиеся по всему миру плакаты с изображениями торпедированной «Лузитании». Газета «Курьер Джорнэл» из Луисвилла писала в те дни: «Ничто в анналах пиратства не может сравниться по бессмысленной и звериной жестокости с уничтожением «Лузитании».

Спустя три дня после трагедии (10 мая) германское правительство вручило Вашингтону ноту с выражением своего «глубочайшего сочувствия» по поводу смерти американских граждан. И… всю вину за трагедию возложило на Британию: мол, «мы были вынуждены предпринять подобные шаги, чтобы противодействовать британской блокаде Германии, отрезавшей ее от необходимых поставок продовольствия и полезных ископаемых…»

Но «за кулисами» воинственной дипломатии оставалась политика правительства самой Британии. Последняя не афишировала тот факт, что британское Адмиралтейство издало приказ, обязывающий все транспорты «при встрече с вражеской подлодкой таранить ее или поражать огнем орудий». Немцы знали об этих приказах — они во множестве находили их на захваченных британских кораблях. Выходит, что капитан подлодки U-20 действовал… небезосновательно? А прекрасно сознавая: его лодке не выдержать столкновения с таким гигантом, как «Лузитания».

Кстати, еще утром 7 мая капитан U-20 Вальтер Швигер остановил мелкую шхуну и потопил ее, предоставив команде время на эвакуацию. Однако возмущенная международная общественность не переставала дискутировать на больную тему — о правах и правилах применения оружия против гражданских судов — и требовала призвать виновных к ответу.

Германия оправдывалась тем, что на борту «Лузитании» одновременно с людьми перевозился и военный груз: 4200 ящиков винтовочных патронов, 1250 ящиков шрапнельных снарядов и 18 ящиков ударных взрывателей. А значит, «Германия имеет право не допускать попадания контрабандного груза к союзникам, — писал госсекретарь Германии У.Д. Брайан Президенту США В. Вильсону. — Корабль, везущий контрабанду, не должен прикрываться пассажирами как щитом от нападения».

К тому же, в грузовом манифесте «Лузитании» действительно значились взрыватели, шрапнель и патроны. Но почему-то дополнительный список с перечнем военного груза появился в манифесте и был подписан… только через 4 дня после отплытия судна. Впрочем, и этот факт скоро потерял свою актуальность: международные правила перевозок разрешали судам иметь подобный груз на борту. С другой стороны, весь вышеперечисленный военный груз не мог взорваться при торпедной атаке!

И НИКАКИХ УГРЫЗЕНИЙ СОВЕСТИ…

Что же до «главного героя» лузитанской трагедии, — Германия содеянное Швигером восприняла как большой успех своего флота. Хотя в правительственных кругах отношение к «герою» очень скоро засквозило прохладой — из-за необходимости оправдываться перед мировой общественностью. Швигер обелял себя перед коллегами: мол, он не видел, какой корабль атаковал.

Явно юлил капитан подлодки! Как опытный моряк, он был прекрасно осведомлен, что в мире на то время существовало всего три подобных корабля: «Мавритания», «Лузитания» и «Олимпик». И спутать эти три гиганта с каким-то другим судном было невозможно!

Выдержки из Бортового журнала U-20 (время среднеевропейское, отличное от Гринвича на 1 час) гласят:
«14.20. Прямо перед нами я заметил четыре трубы и мачты парохода, под прямым углом к нашему курсу, шедшего с юго-запада. В нем был опознан пассажирский пароход.
14.35. Пароход повернул, взяв направление на Куинстаун, и тем самым дал нам возможность подойти на дистанцию выстрела. Мы пошли полным ходом, чтобы выйти на должную позицию.
15.10. Выпущена торпеда с дистанции 700 метров, установленная на углубление 3 метра.
…А уже через четыре месяца тот же Швигер потопил еще один британский лайнер, «Хеспериэн» (погибли 32 человека), проигнорировав строгие указания своего же правительства (от 5 июня того же года) о прекращении атак на пассажирские суда. На допросе по поводу нарушения приказа Швигер опять пенял на случай: и тут он… «перепутал «Хеспериэн» со вспомогательным крейсером»!

Ирландский суд над Швигером был менее покладист:
«Смерть покойных наступила вследствие продолжительного погружения в море в 8 милях на SSW от мыса Олд-Хед оф Кинсейл в пятницу 7 мая 1915 года в результате гибели королевского торгового судна «Лузитания» от торпед, выпущенных без предупреждения германской подводной лодкой. Мы находим, что это ужасное преступление противоречит международным законам и соглашениям всех цивилизованных наций, и поэтому обвиняем перед судом цивилизованного мира офицеров указанной подводной лодки, императора и правительство Германии, по приказу которых они действовали, в предумышленном и массовом убийстве».

Свою «деятельность» Швигер закончил в сентябре 1917 года — погиб в бою, потопив немало британских кораблей и получив высшую награду военно-морского флота Германии.

НЕМЕЦКАЯ ШИФРОВКА

Однако, не только гибель «Лузитании» толкнула США во всемирную бойню, главную роль в этом сыграла немецкая шифровка, попавшая в руки англичан. В марте 1917 года американские СМИ буквально ошеломили своих читателей публикацией т.н. «секретной телеграммы» министра иностранных дел Германии А. Циммермана, адресованной немецкому послу в Вашингтоне, графу И. фон Бернштоффу. Американцев возмутила не только вероломность высших германских чинов, оговаривающих за спиной мировой общественности возобновление в Атлантике «неограниченной подводной войны» (лишь два года назад отмененной после гибели «Лузитании» самим же германским кайзером), но и «сверхнепристойные тайные намеренья» Германии, предложившей Мексике союз. Союз, который на случай германской победы в этой войне сулил Мексике возврат Техаса, Аризоны и Нью-Мексико, отошедших к США в 1836-1846 и 1848 годах. Тем самым немцы рассчитывали нейтрализовать США от возможного вмешательства в мировую войну, уже разгоревшуюся в Европе...

2 апреля 1917 года Президент США Вильсон заявил в Конгрессе: «Нейтралитет невозможен и нежелателен, когда речь идет о мире на Земле». Немцы изначально ориентировали свое воинство «придать Первой Мировой войне зверский истребительный характер». Но именно этим Германия и восстановила против себя даже страны, относившиеся к ней более-менее терпимо, — атаки немецких субмарин на пассажирские суда сослужили в этом роль главного отторгающего фактора.

А история гибели «Лузитании», — при наличии практически всех фактов и разоблачений, — так и остается загадкой во Времени, и к тому же стоит в ряду событий, покачнувших систему моральных ценностей человечества…


2 апреля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
121668
Владислав Фирсов
111522
Сергей Леонов
96181
Виктор Фишман
78264
Борис Ходоровский
69254
Богдан Виноградов
55641
Дмитрий Митюрин
45278
Татьяна Алексеева
41933
Сергей Леонов
39928
Роман Данилко
37942
Светлана Белоусова
36805
Александр Егоров
35514
Борис Кронер
35374
Наталья Дементьева
34586
Наталья Матвеева
34309
Борис Ходоровский
32960