Лев Задов — бандит и чекист
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Лев Задов — бандит и чекист
Александр Егоров
журналист
Санкт-Петербург
562
Лев Задов — бандит и чекист
Лев Зеньковский стал самым известным соратником Нестора Махно

О многих исторических персонажах мы часто судим по тому, как они изображены авторами в художественных произведениях. Взять, к примеру, одного из соратников Нестора Махно – Льва Задова (Зеньковского), ярко и сочно описанного Алексеем Толстым в его трилогии «Хождение по мукам».

«Красный граф» так писал о Леве Задове: «Вошел, несколько переваливаясь от полноты, лоснящийся, улыбающийся человек в короткой поддевке, какие в провинции носили опереточные знаменитости и куплетисты. «Если ты, сволочь, – сказал Лева тихим голосом, – будешь мне еще врать, я с тобой сделаю то, что Содома не делала с Гоморрой». Только вот толстовский Лева Задов никакого отношения не имеет к тому человеку, который существовал в реальности. Личность Льва Зеньковского была яркой, сложной и противоречивой.

УХОДИЛИ АНАРХИСТЫ НА ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ…

Лев Николаевич Зодов – так правильно писалась его настоящая фамилия – родился в многодетной еврейской семье в колонии Веселой (Гупаловка) Мариупольского уезда. Его отец был владельцем двух десятин земли, а также родителем четверых сыновей и шести дочерей. В 1900 году его семья переехала в Юзовку (нынешний Донецк). Когда Леве исполнилось 16 лет, он пошел работать грузчиком на мельницу. В 18 лет стал настоящим пролетарием– рабочим в доменном цехе Юзовского металлургического завода. Перетаскивая тяжести, Лева, как сказали бы сейчас, «накачался» и со временем превратился в настоящего атлета.

Там же на заводе он впервые приобщился к политике. Это товарищами стали «анархисты-коммунисты», которые называли себя «Летучим боевым отрядом». Фактически это была банда, промышлявшая экспроприациями – так анархисты красиво называли свои налеты. В их компании Лева совершает несколько вооруженных нападений: на артельщика рудника, на почтовую контору и железнодорожную кассу в Дебальцево. Часть добычи налетчики честно отдавали на анархистскую агитацию, а часть использовали в личных целях.

Но царская охранка не зря ела свой хлеб – вскоре юзовский «Летучий боевой отряд» был разгромлен, а Лева за свои похождения получил восемь лет каторжных работ. Именно там он сменил свою не совсем благозвучную фамилию, став Зеньковским (встречается и другое написание – Зиньковский). И сидеть бы Леве, что называется, от звонка до звонка, если бы не февраль 1917 года. Царская власть была свергнута, а Временное правительство объявило амнистию всем «политическим заключенным». Двадцатитрехлетний анархист, отбывший половину своего срока и «пострадавший от проклятого царизма», был избран на родном заводе в Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Вскоре он возглавил вооруженный отряд и начал именем революции «экспроприировать экспроприаторов».

После Октябрьской революции отряд Левы перешел на сторону большевиков. В феврале 1918 года, когда австро-германские войска начали наступление против советских войск, анархисты направили против них свою «Черную гвардию». Но силы были неравные, и красные отступили, оставив Украину немцам и гетману Скоропадскому, которые быстро довели ее до всеобщего крестьянского восстания с его самым ярким лидером атаманом Нестором Махно.

ПРАВАЯ РУКА БАТЬКИ

Свой свояка видит издалека. Анархист Зеньковский ушел воевать в махновскую армию и быстро выдвинулся в командиры полка. Осенью 1919 года Лев Зеньковский становится членом штаба и начальником контрразведки 1-й Донецкой бригады Повстанческой армии Нестора Махно. Кроме этого, он еще и исполняет обязанности заместителя начальника махновской контрразведки, возглавляемой Левой Голиком. Из-за сходства имен Зеньковского часто путали с Голиком, говоря о первом как о начальнике всей махновской контрразведки.

Заслугой Льва Зеньковского была идея использовать для ведения агентурной разведки стариков и подростков, которые под видом местных жителей на телегах путешествовали по тылам врага. В разведке постоянно находилось несколько групп, и махновцы всегда прекрасно знали оперативную обстановку.

В мае 1920 года Зеньковский становится членом «Комиссии по антимахновской деятельности» – своего рода махновского трибунала. С октября 1920 года, когда все силы армии Махно были брошены против Врангеля, Льва Зеньковского назначили комендантом Крымского корпуса Повстанческой армии. К тому времени Красная армия разбила Деникина и вновь оказалась на Украине. Тогда же Махно и его сторонников объявили врагами трудового народа. Армия анархистов потерпела поражение не столько из-за военных неудач, сколько из-за вспыхнувшей эпидемии тифа.

Болезнь беспощадно косила и красных, и белых, и анархистов. Лев Зеньковский тоже заболел, но ему удалось вылечиться. Именно тогда он спас Махно от смерти, спрятав его в надежном убежище. Махновцев выручило новое изменение политического курса советского руководства. Батьке предложили заключить мир с красными и помочь в борьбе против остатков армии Врангеля, засевших в Крыму. С осени 1920 года Зеньковский воевал в Крыму и участвовал в окончательном разгроме барона Врангеля.

На последнем этапе махновского движения (с декабря 1920 года по август 1921 года) он становится личным адъютантом Махно и фактически начальником контрразведки. В марте 1921 года Лева дважды спасает тяжело раненного Махно, вынося его на руках с поля боя.

На службе ГПУ

К середине 1921 года армия Нестора Махно была разгромлена. В конце августа ее остатки – семьдесят семь человек, считая и самого «батьку», перешли румынскую границу. Так Зеньковский оказался в эмиграции. Бывшая правая рука Махно вместе с братом работал на лесопилке. Но румынская разведка решила, что такой ценный кадр достоин лучшего применения, и завербовала Зеньковского. Ему предложили работать в диверсионной группе, которую планировали забросить на советскую Украину для проведения террористических актов.

Впрочем, биографы считают, что Лева с самого начала решил провести румынских разведчиков, чтобы оказаться в СССР не с пустыми руками. Он тщательно собирал агентурные сведения о работе румынской разведки против Советского Союза. Перебравшись через Днестр, Лева сказал своим спутникам – бывшим махновцам: «Ребята, ну его к черту, этот террор. Пошли сдаваться!»

Группу Зеньковского, как и полагается, взяли под стражу. Всех его соратников отпустили, а вот его самого еще долго и тщательно допрашивали. Почти полгода чекисты решали, что с ним делать дальше. Наконец в органах сочли нужным взять Зеньковского на нелегальную работу. У бывшего махновца был богатейший и уникальный опыт работы в разведке и контрразведке. Такой послужной список ценился в НКВД. Кроме того, обвинения в участии в повстанческом движении были уже несостоятельны. Зеньковский, как и тысячи других сторонников Махно, был амнистирован в 1922 году согласно решению советского правительства.

Так в конце 1924 года Лев Зеньковский стал сотрудником ОГПУ по Одесской области, где занимался борьбой с контрабандой. Через некоторое время он был переведен в Иностранный отдел ОГПУ по Одесской области уполномоченным.

Имея большой опыт, Зеньковский с успехом занимался формированием в Румынии сети разведки, используя бывших махновцев. Работы в Одессе было выше крыши: в СССР из Румынии до середины 1930-х годов постоянно шли группы диверсантов, агитаторов, разведчиков. Брали их с боями, в которых чекист Зеньковский дважды был ранен. Четырежды его награждали почетным оружием, благодарностями и денежными премиями. Его брат служил в Тирасполе, занимаясь румынской агентурой и «окнами» через границу. Но вполне возможно, они были двойными и даже тройными агентами.

В начале 1928 года при переходе границы были задержаны два махновских эмиссара с великолепно сделанными фальшивыми документами. На допросе они указали на то, что деньгами, документами и проходами через «окна» их снабдил работник ОГПУ – ЧК по Одесской области Лев Зеньковский. В конце 1935 года в Румынии провалилась вся агентурная сеть чекистов. Информация о ней якобы поступила из Одесского ИНО ОГПУ.

Льва Зеньковского арестовали в августе 1937 года. Его обвинили в шпионаже в пользу Румынии. Процесс шел целый год. 25 сентября 1938 года бывший махновец был расстрелян.

Сын Задова, Вадим Львович, носивший подлинную фамилию отца – Зеньковский, стал офицером военно-морского флота СССР и уже после Великой Отечественной войны вышел в отставку в звании контр-адмирала. Сам Лев Зеньковский был посмертно реабилитирован лишь в начале 1990-х годов.


14 апреля 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762