Долгий ли век отпущен разведчику
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №3(415), 2015
Долгий ли век отпущен разведчику
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
129
Долгий ли век отпущен разведчику
Рихард Зорге и Николай Кузнецов

Вряд ли кто станет отрицать, что в военное время работа разведчика-нелегала сравнима с хождением по канату, натянутому над бездонной пропастью. Один неверный шаг — и провал.

…Совсем недавно исполнилось 75 лет со дня казни в японской тюрьме легендарного советского разведчика Рихарда Зорге.

Зорге («Рамзай»), немец по национальности, начал сотрудничать с военной разведкой Красной Армии в 1924 году, затем возглавлял резидентуры в Китае, Японии и других странах. Оказавшись в Токио осенью 1933 года под прикрытием должности спецкора влиятельной немецкой газеты «Франкфуртер цайтунг», он буквально на пустом месте в сложнейших условиях тотальной слежки со стороны японской спецслужбы сумел создать блистательную агентурную сеть и на протяжении восьми лет вел эффективную разведывательную деятельность.

Незадолго до своего ареста 18 октября 1941 года Зорге передал в Москву важнейшую информацию о том, что «Япония, несмотря на нажим гитлеровской Германии, пока не вступит в войну против СССР».

Это сообщение, подтвержденное в последующие недели другими радиограммами «Рамзая», помогло советскому командованию решить вопрос о переброске сибирских дивизий для обороны Москвы.

Отважный разведчик, не щадивший собственной жизни ради защиты своей духовной родины — Советского Союза, встретил смертный час в 49-летнем возрасте.

Еще меньший срок был отпущен судьбой другому прославленному сотруднику нашей внешней разведки Николаю Кузнецову.

Проникнув в Ровно — город, превращенный немцами в «столицу» оккупированной Украины, он дерзко действовал под видом обер-лейтенанта Пауля Зиберта, кавалера двух Железных крестов. Играть роль самоуверенного офицера вермахта, якобы прибывшего в тыл после ранения на фронте, Кузнецову помогал безукоризненный немецкий язык, которым он овладел еще до войны, вращаясь по заданию «конторы» в дипломатической среде советской столицы. Да и «арийская» внешность пришлась как нельзя кстати. В Ровно разведчик ликвидировал ряд высокопоставленных нацистских функционеров, похитил и вывез из города командующего карательными войсками на Украине генерала фон Ильгена и личного шофера Эриха Коха, гауляйтера Украины.

Кроме того, Кузнецов передал в Центр немало ценнейшей информации. Фактически он первым предупредил Москву о подготовке в Тегеране германскими спецслужбами покушения на лидеров антигитлеровской коалиции.

В конце декабря 1943 года разведчик ликвидировал во Львове вице-губернатора Галиции Отто Бауэра и его помощника.

Кузнецов погиб, возвращаясь на свою базу — в партизанский отряд особо назначения «Победители». Он попал в засаду, устроенную украинскими националистами в урочище Боратин Львовской области.

Николаю Ивановичу Кузнецову было 32 года.

Но даже в мирное время, действуя в чужой стране и под чужим именем, разведчик живет в условиях угрозы внезапного разоблачения, колоссального нервного напряжения.

История разведки предоставляет примеры того, когда тот или иной нелегал, прошедший через горнило суровых испытаний и благополучно вернувшийся на родину, внезапно умирал в самой обыденной обстановке.

Генерал-майор Коротков в молодости вел агентурную работу во Франции и в фашистской Германии, принимал личное участие в «литерных» операциях по ликвидации перебежчиков и гитлеровских шпионов, не раз рисковал жизнью. Коллеги всегда отмечали его безупречную спортивную форму. После войны Коротков занимал различные руководящие должности в разведке, был уполномоченным КГБ по связям с восточногерманскими спецслужбами. В июне он встретился с Серовым, но не в кабинете, а на корте спортивного комплекса «Динамо». Во время этого теннисного поединка у Короткова случился разрыв аорты, и спасти его не смогли. Ему было всего 52 года.

Еще короче оказалась нить судьбы у полковника Конона Молодого, который в годы войны служил во фронтовой разведке, не раз ходил в тыл противника, добывал «языков». В середине 1950-х Молодый под видом канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла обосновался в Лондоне и создал эффективную агентурную сеть. В 1961 году, в результате предательства, был арестован и приговорен к 25 годам тюремного заключения. Но уже через три года разведчика обменяли на агента английской спецслужбы, арестованного в СССР. Вернувшись в Москву, Молодый работал в центральном аппарате внешней разведки. Он послужил прототипом советского разведчика Ладейникова в фильме «Мертвый сезон». Летом 1970 года Конон Трофимович отправился с семьей за грибами. Внезапно ему стало плохо, и он скончался на руках у родных в подмосковном лесу в возрасте 48 лет.

Однако среди знаменитых разведчиков, прошедших огонь, воду и медные трубы, наблюдается и обратная тенденция — долгожительство. Напомним, что, согласно статистике ООН, долгожителем считается человек, перешагнувший 90-летний рубеж.

Разведчик Борис Игнатьевич Гудзь прожил на белом свете более 104 лет. Еще в 1923-м по рекомендации Артура Артузова он стал сотрудником ОГПУ. Участвуя в знаменитой операции «Трест», Гудзь под видом журналиста совершил круиз по Средиземному морю, чтобы выяснить, в каком из зарубежных портов проще всего незаметно высадить, а затем принять на борт наших агентов-нелегалов.

Через некоторое время он уже в Маньчжурии, где проводит успешную операцию по захвату одного из подручных атамана Семенова.

В 1933 году Гудзь — резидент иностранного отдела ОГПУ в Японии. Он сумел завербовать местных жандармов, один из которых передал ему сведения о японской агентуре в советском посольстве в Токио. По возвращении Гудзя в Москву его прежний руководитель Артузов, переведенный на руководящую работу в Разведуправление Красной Армии, пригласил того на службу в военную разведку.

На новом месте Гудзь возглавил японское направление, став, по сути, куратором агентурной сети советской военной разведки в Стране Восходящего Солнца.

Он находился в курсе всех проводимых акций, обобщал поступавшую из Японии секретную информацию. На связи со своим куратором находился, в частности, Рихард Зорге.

Но в мае 1937 года разведчик был уволен со службы, по обвинению в связях с «врагами народа».

Каждую ночь Гудзь ожидал ареста, но каким-то чудом колесо «большой чистки» прокатилось мимо.

Позднее его восстановили в партии, но на работу в разведку уже не приглашали.

Жизнь пришлось начинать сначала. Пройдя путь от простого водителя до начальника большого автохозяйства столицы, Гудзь никогда не забывал о своей профессии разведчика.

Он работал в архивах КГБ, консультировал создателей фильма «Операция «Трест». До 90 лет сам водил автомобиль, нередко пересаживался за руль мотоцикла, много читал, обладал великолепной памятью.

В историю разведки навсегда вписали свои имена супруги Мукасей — Михаил Исаакович и Елизавета Ивановна. Познакомились они в Ленинграде в очереди к зубному врачу. А через три месяца стали мужем и женой. Семейная пара — идеальный вариант для разведки.

С 1939-го 1943год супруги находились на агентурной работе в Лос-Анджелесе. Михаил Мукасей, он же «Зефир», свел доверительные знакомства с голливудскими звездами — Мэри Пикфорд, Дугласом Фэрбенксом, Чарли Чаплиным, Уолтом Диснеем и другими, от которых получал конфиденциальные сведения, почерпнутые из источников, близких к президенту США. В частности, «Зефир» первым известил Москву, что Япония не будет воевать против СССР. Эту шифровку, как и все другие, отправила в Центр Елизавета Ивановна, кодовое имя «Эльфа».

В 1955 году «Зефир» выехал на нелегальную работу в Западную Европу, вскоре к нему присоединилась жена.

Переезжая из страны в страну, супруги находились за рубежом до 1977 года, выполняя сверхсекретные задания Центра, которые еще очень долго не станут достоянием гласности. Вернувшись в Москву, супруги передавали свой практический опыт молодым разведчикам.

А еще они успели выпустить книгу «Зефир» и «Эльфа», где, не раскрывая конкретных агентурных секретов, рассказали о своем 30-летнем пребывании за рубежом. Михаил Исаакович скончался 19 августа 2008 года, вскоре после своего 101-го дня рождения. Елизавета Ивановна ушла из жизни 19 сентября 2009-го. Ей было 97 лет.

В мае 2007 года президент РФ Владимир Путин вручил ветерану советской разведки Алексею Николаевичу Ботяну Золотую Звезду Героя России. Строка указа гласила: «…за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками».

Награда, наконец, нашла героя, ведь в советский период разведчика трижды представляли к званию Героя Советского Союза, но все ходатайства оказывались под сукном. Партийных чиновников смущало, что Ботян служил когда-то в армии Пилсудского.

Но разве это его вина, что Западная Белоруссия, где он родился, отошла в 1921 году к Польше? Вот и пришлось служить в польской армии, участвовать в скоротечной германо-польской войне 1939 года.

После недолгого пребывания в советском фильтрационном лагере, Ботян вернулся домой, работал учителем, вступил в комсомол, был направлен по комсомольской путевке в Москву, в школу НКВД.

В январе 1943-го его диверсионная группа «Олимп» была переброшена через линию фронта. Обосновались в глухих лесах на стыке Киевской, Житомирской и Гомельской областей. Диверсанты Ботяна пускали под откос поезда, взрывали склады и коммуникации, устраивали засады на немецкие автоколонны, захватывали «языков», провели дерзкую операцию в небольшом украинском городке Овруч, взорвав штаб фашистских карателей. Затем был рейд через польские леса в направлении Кракова.

Стало известно, что фашисты вагонами завозят взрывчатку в древний Ягеллонский замок, собираясь заминировать исторические объекты и мосты Кракова, а также взорвать две плотины, расположенные над городом. Гитлеровцы рассчитывали, что, затопив Краков, они надолго задержат наступление советских войск.

Ботян предложил опередить фашистов и взорвать самим замок, чтобы такой ценой спасти от разрушения целый город. Его агент тайно пронес в замок мину. Взрыв прогремел 18 января 1945 года в 5 часов 20 минут утра. А на следующий день наши войска освободили Краков.

Алексей Николаевич решительно отвергает версию, будто Юлиан Семенов списал своего героя «майора Вихря» именно с него.

Ботян знает, что Семенов писал свой роман по материалам военной разведки. Сам же он, да, ву то время хоть и действующий сотрудник внешней разведки, но был в тот период личностью засекреченной. «Майор Вихрь» — образ собирательный, а главный спаситель Кракова — наш советский солдат», — утверждает ветеран.

В 2012 году, незадолго до своего 95-летия, Алексей Николаевич, встречаясь с молодыми десантниками, попросил «пострелять». И несказанно удивил всех, выбив 29 очков из 30. Еще совсем недавно он азартно играл в свой любимый волейбол, но сейчас отдает предпочтение шахматам. Его памяти могли бы позавидовать молодые.

10 февраля 2014 года Алексей Николаевич Ботян перешагнул 97-летний рубеж.

Существует мнение, что в разведку берут людей исключительно здоровых, без малейших физических изъянов. 25-летний Александр Феклисов, направленный в июне 1939 года в органы госбезопасности по путевке трудового коллектива, был глух на одно ухо. Травму он получил еще в юности, когда спасал людей из загоревшегося барака. С той поры при общении с кем-либо Александр поворачивался к собеседнику здоровым ухом, причем делал это с такой непринужденностью, что мало кто догадывался о его недуге.

Впрочем, на Лубянке придираться не стали, зачислив высокого и статного, физически крепкого молодого человека в Школу особого назначения Главного управления госбезопасности НКВД. Там же он получил свой первый псевдоним — «Каллистрат».

Уже в феврале 1941-го Феклисов, значившийся по документам Фоминым, оказался за океаном, в Нью-Йорке, действуя под прикрытием должности сначала вице-консула, затем третьего секретаря Генерального консульства СССР. Фактически же он являлся оперативным работником нью-йорской резидентуры научно-технической разведки.

В круг его источников входили представители руководящего научно-технического персонала ведущих американских компаний, таких как «Вестингауз», «Дженерал электрик» и других. В Центр уходила ценнейшая информация из области военной авиации и зарождавшейся ракетной техники, электроники, включая сонары, радары, компьютерные системы, зенитные радиовзрыватели и прочее.

С 1947 года Феклисов в Лондоне, как заместитель резидента по научно-технической разведке («Юджин»). Прикрытием служила должность второго секретаря посольства СССР в Великобритании. В британской столице он вел нашего агента, физика-ядерщика Клауса Фукса, получая от него важнейшую информацию по ядерной проблеме, в том числе по устройству водородной бомбы.

Затем работа в центральном аппарате ведомства, где с декабря 1955-го по август 1960 года Феклисов возглавлял Американский отдел Первого главного управления КГБ, фактически руководя разведывательной работой в странах Западного мира.

В качестве члена специальной группы при председателе КГБ он обеспечивал безопасность визита советского лидера Хрущева в США в 1959 году.

Спустя какое-то время снова США, теперь уже Вашингтон. Находясь на виду, как советник посольства СССР в США, под уже знакомой американцам фамилией Фомин, он руководил резидентурой нашей внешней разведки.

Именно в этот исторический период на долю Феклисова выпала ответственейшая миссия по нейтрализации Карибского кризиса.

Пружина взаимного недоверия между Москвой и Вашингтоном начала стремительно сжиматься после того, как в ответ на размещение в Турции американских ракет средней дальности «Юпитер», Хрущев принял решение скрытно разместить, заручившись согласием Фиделя Кастро, советские ядерные ракеты на Кубе, то есть, всего в 90 милях от штата Флорида.

Операция министерства обороны СССР проводилась в октябре 1962 года под грифом «совершенно секретно» и прикрывалась по линии КГБ. Об акции не знали ни советские дипломаты (за исключением министра иностранных дел Громыко), ни даже военная разведка ГРУ. Не знал о ней и советский посол в США Добрынин.

18 октября президента США Джона Кеннеди посетили Громыко и Добрынин. Наш министр категорически отрицал наличие любого «наступательного» оружия на Кубе.

Такая секретность понижала, конечно, уровень утечки информации, но, вместе с тем, блокировала дипломатический канал связи между СССР и США.

Между тем, американцы уже начали получать данные своей фоторазведки, которые неопровержимо свидетельствовали, что часть советских ракет уже находится на Кубе, а другие прибудут на остров в ближайшее время. В последующие дни положение продолжало осложняться.

Ситуация обострилась до предела после того, как 25 октября над Кубой был сбит американский разведывательный самолет У-2, а его пилот погиб.

Реакция Вашингтона на этот инцидент была молниеносной. Все участники совещания в Белом доме высказались за операцию вторжения на Кубу, осознавая, что СССР нанесет ответный удар. И без того хрупкий мир повис на волоске.

В самый напряженный период, когда возможности для компромиссов казались исчерпанными, Феклисов вступил в контакт с корреспондентом телекомпании «АВС Ньюс» Джоном Скали.

Скали не был его агентом и вообще не имел связей с какой-либо из спецслужб, зато для него всегда были открыты двери в доме Роберта Кеннеди, министра юстиции США и родного брата президента.

Встречались Феклисов (точнее, «Фомин») и Скали в вашингтонском ресторане «Оксидентал». Феклисов знал, что содержание их бесед Скали без промедления передает Роберту, а тот спешит информировать брата.

Знал Феклисов и о том, что в эти дни американские военные, руководители спецслужб, а также промышленные воротилы и нефтяные магнаты продолжают оказывать давление на президента Кеннеди, склоняя его к военному решению вопроса. И Феклисов пошел ва-банк. Много лет работая на американском направлении, он ясно представлял себе, какого рода информация вызовет сильнейшее беспокойство у «главного противника», как в секретной переписке именовались США.

По собственной инициативе, где-то в середине обеда, как бы вскользь, между сменой блюд, он заявил своему собеседнику, что если Кеннеди не пойдет на переговоры и не согласится на обоюдные уступки, то «русские возьмут Западный Берлин, менее чем за 24 часа».

Разведчик не ошибся. Скали быстро свернул разговор и, сославшись на важные дела, поспешил к выходу.

Вскоре Джон Кеннеди дал согласие на переговоры.

В конечном итоге СССР убрал свои ракеты с «острова свободы». США взяли на себя обязательство не вторгаться на Кубу, а позднее вывели свои ракеты с территории Турции. Карибский кризис был благополучно разрешен.

А общение «Фомина» с тележурналистом вошло в историю под названием «Канал Скали — Фомин». Позднее разведчик работал в центральном аппарате, в институте КГБ СССР.

После выхода в отставку занялся литературным трудом. Его перу принадлежат две книги воспоминаний — «За океаном и на острове» и «Признание разведчика».

Александр Семенович Феклисов скончался 26 октября 2007 года, на 94-м году жизни.

Список разведчиков-долгожителей не ограничивается перечисленными именами.

Сотрудник ГРУ Анатолий Маркович Гуревич («Кент»), один из руководителей легендарной «Красной капеллы», человек трудной судьбы, обвиненный в провале резидентуры, но добившийся через 45 лет полной реабилитации, умер в начале 2009 года, на 96-м году жизни.

Полный век (1900 — 2000) прожил на свете полковник госбезопасности в отставке Илья Григорьевич Старинов, участник гражданской войны в Испании, финской кампании, Великой Отечественной войны. Его, непревзойденного мастера минно-подрывного дела, коллеги уважительно именовали «диверсантом от Бога».

Всего лишь месяц не дожил до своего 93-го дня рождения Николай Григорьевич Ляхтеров («Марс»), прошедший путь от командира взвода в Туркестане до генерал-майора ГРУ.

На 90-м году жизни скончались Владимир Борисович Барковский, знаменитый «атомный разведчик», и Надежда Викторовна Троян, участница ликвидации палача белорусского народа Вильгельма Кубе.

А ведь есть еще целая плеяда выдающихся героев «невидимого фронта», перешагнувших 80-летний рубеж.

Характерно, что на вопрос о причинах своего долголетия ветераны разведки отвечали почти в лад. По их мнению, беззаветное служение Отечеству, осознание исполненного долга позволяет человеку жить в согласии с самим собой, а эта гармония есть тот самый фактор, который продлевает жизнь. Но каждый добавлял при этом: «Правда, еще требуется толика везения».


28 Января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356