Путь князя от зверя к Богу
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №5(469), 2017
Путь князя от зверя к Богу
Павел Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
665
Путь князя от зверя к Богу
Кадр из фильма «Викинг»

Фильм режиссера Андрея Кравчука «Викинг» стал одним из самых масштабных постсоветских кинопроектов. вышел на экраны в самом конце прошлого года. На премьеру пришел Владимир Путин — Кравчук говорит, что президент сам попросил показать ему фильм. «Бесспорно, Владимир Ростиславович (министр культуры Владимир Мединский. — Ред.) как историк скажет, что есть вопросы, которые, с точки зрения специалистов, могут быть оспорены, — сказал Путин после сеанса. — Но это же не документальное, это художественное произведение, поэтому уверен, что такие вещи нужны. Безусловно, интересно. С удовольствием посмотрю еще раз».

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР

Надо думать, такое внимание главы государства к фильму вызвано не только его известным увлечением историей, но и темой картины. Она посвящена приходу к христианству киевского великого князя Владимира Святославовича. Интерпретации этого события имеют сейчас огромное политическое значение. По крайней мере, с 1988 года, когда пышным празднованием тысячелетия Крещения Руси ознаменовался отказ страны от коммунистического эксперимента. А в 2015 году, когда тысячелетие преставления князя торжественно отмечали во всех трех славянских государствах бывшего Союза, он стал камнем преткновения между Россией и Украиной. Президент Петр Порошенко издал указ под примечательным названием «О чествовании памяти князя Киевского Владимира Великого — создателя средневекового европейского государства Руси-Украины». В пику «москалям» — наш князь, а не ваш.

Петра Алексеевича не смутило, что во времена равноапостольного князя никакой Украины не было. Как, впрочем, и России. Украиной — «окраиной» эта часть русских земель стала называться, когда вошла в состав польско-литовского государства. При этом Владимир, бесспорно, был одним из отцов русской (в широком смысле) цивилизации. Так что долгожданное открытие 4 ноября прошлого года в Москве на Боровицкой площади памятника ему вполне уместно. Но только не в глазах нынешнего украинского режима. «В Кремле, возле не похороненного Ленина, они открыли памятник нашему киевскому первоапостольному князю Владимиру. Это демонстрация попытки гибридного присвоения истории», — возмутился Порошенко, неправильно произнеся, кстати, церковное именование князя. Такая обиженная реакция выглядит несколько по-детски. Как и отказ Украины от проката «Викинга», права на который уже купило более 60 стран.

РАВНОДУШНЫХ НЕТ

О том, что фильм не проходной, свидетельствовали многочисленные отзывы на него. Нейтральных не было — хвалили и ругали с одинаковым энтузиазмом. Вот два мнения, причем из одной части политического спектра — национально-консервативного. «Викинг» позволит зрителю постичь: как видит русскую историю тот, кто ее не знает и кому она представляется сплошной грязью», — выносит вердикт публицист Егор Холмогоров. С ним не согласен писатель Дмитрий Володихин, между прочим, доктор исторических наук: «Те, кто крещен, те, кто еще колеблется, те, кто просто любит свою страну, желает ей добра и уважает ее историческую судьбу, — идите и смотрите! Это НАШ фильм».

Часть обвинений вызвана многочисленными отступлениями от летописных источников. Например, исторический прототип варяга Свенельда никак не мог находиться тогда вместе с Владимиром. В «Викинге» Свенельд заменяет Добрыню, дядьку Владимира. Однако причины на то у создателей фильма были. «Замена Добрыни на Свенельда продиктована драматургической необходимостью. Важно было связать Владимира с памятью о его легендарном отце», — говорит сценарист фильма Андрей Рубанов. Речь идет о князе Святославе, чьим приближенным был Свенельд. «За этим фильмом я вижу, как историк, «перебор версий»: так сказано о Древней Руси X века в хорошо известных источниках, вот так — в малоизвестных. Вот эдак, теоретически, могло быть, а могло и не быть. А вот разэтак точно быть не могло, но это простительная игра сценариста с историческим материалом ради связности и динамичности сюжета», — говорит Дмитрий Володихин.

Как ни странно, многие безапелляционно обвиняют создателей фильма в русофобии. Вплоть до того, что в Интернете собирают подписи с требованием запретить на этом основании фильм к прокату в России. В качестве аргументов указывают, что жизнь древних славян показана слишком грязной и убогой. «Никакой специальной грязи в «Викинге» нет, — отмахивается Андрей Рубанов. — Грязь увидели те, кто ожидал, что ему покажут лубок, былину, условно-сусальную Древнюю Русь, как на картинах Ивана Билибина».

ПОХВАЛА ХРИСТИАНСТВУ

Вообще-то, контраст между темным и убогим Киевом и сияющей под крымским небом византийской Корсунью — явное противопоставление мира язычества миру христианства. И это — главная идея картины, которая вызвала отторжение у многих из тех, кто лелеет мифы о «светлом и мудром язычестве». В этом отношении российский «Викинг» — еще и своеобразный ответ зарубежным фильмам на тему завоеваний норманнов. Западные телесериалы — и канадо-ирландский «Викинги», и британское «Последнее королевство» — несут явный антихристианский заряд. Именно поэтому, мне кажется, создатели российского фильма дали ему такое название.

Конечно, никаким викингом — то есть членом отряда северных воинов, выходящих в море ради завоеваний и грабежа, — князь Владимир не был. Название лишь подчеркивает коренное отличие героя от, скажем, героя сериала «Викинги» конунга Рагнара Лодброка. Грязь и зверство есть в обоих фильмах, — кстати, скандинавские зрители почему-то не считают это глумлением над предками. Но если Лодброк гибнет во мраке, в яме со змеями, призывая мщение на головы врагов, то Владимир своих врагов прощает и стоит на коленях в море под сияющем небом.

Именно поэтому равноапостольный князь — настолько раздражающий фактор для части общества. «Цивилизационный выбор святого Владимира для создания русской государственности был связан с христианством — ненавистным как для крайне правых, так и для крайне левых», — говорит протоиерей Владимир Вигилянский. Отсюда нападки на фильм и протесты против памятника в Москве. Потому весь юбилейный год СМИ публиковали статьи о том, каким жестоким и развратным человеком был князь. Забавно, кстати, было читать эти «сенсационные разоблачения», давно известные из житий святого. Да, именно так все и случилось: зверь сделался человеком и привел к свету всю страну. Возможность такого перерождения многим непонятна. Отсюда возмущение и недоумение не только светских, но даже и некоторых церковных гуманистов: как можно показывать положительную историческую фигуру столь непривлекательной! Но ведь в этом-то и вся соль. «Языческая тьма клочьями слезает с Владимира, он сам сдирает ее с болью, с кровью душевной и становится... не только христианином, но и просто нравственно чистым человеком», — говорит Дмитрий Володихин.

ПРОБЛЕМЫ РУССКОГО КАГАНАТА

Но этот переворот имел гигантские последствия и для страны. Она, кстати, никогда не назвалась Киевской Русью. Этот термин принят в науке как условный только в XIX веке. Согласно многим историческим источникам, это государство носило название Киевский каганат. «Каган» — титул тюркский (а не иудейский, как многие почему-то думают), заимствованный, очевидно, у хазар. Население каганата состояло в основном из восточных славян, а правящей верхушкой были русы. Это не обязательно пришельцы из Скандинавии, вероятно, это было германское племя, давным-давно осевшее в Восточной Европе.

Надо думать, ко времени рождения будущего крестителя русы и славяне слились в один народ. Об этом говорит то, что его дед и бабка еще носили германские имена Игорь (Ингвар) и Ольга (Хельга), а отец — вполне славянское, Святослав. Кстати, констатация германского происхождения древнерусских правителей служит поводом для обвинений в поддержке создателями фильма теории норманизма. Очевидно, однако, что обвинители не очень понимают, что это за теория. А заключается она не в признании непреложного факта присутствия норманнского элемента в Древней Руси, а в идее, что ее государственность и культура пришли из Скандинавии. Сейчас эту теорию не поддерживает ни один серьезный ученый. «То, как в фильме показаны варяги, не оставляет ни малейшего шанса для сочувствия норманизму. Никакую положительную государственность и никакой мало-мальски устойчивый порядок показанная банда разбойников принести на Русь не могла по определению», — уверен православный публицист Александр Люлька.

Святослав был смелым и удачливым полководцем, но посредственным правителем. По характеру именно он, а не его сын напоминал диких конунгов эпохи викингов. Война была его единственным идеалом. Разрушив Хазарский каганат, от которого, очевидно, Древнерусское государство долгое время было зависимо, он сражался против болгар и византийцев. Похоже, Святослав был фанатичным язычником и врагом христианства, приверженцев которого уже тогда было на Руси много, вплоть до матери Святослава — равноапостольной княгини Ольги. Есть предположение, что князь по возвращении из похода планировал репрессии по отношению к христианам. Однако на обратном пути из Болгарии он был убит печенегами. В «Викинге» вина за это возлагается на византийцев, якобы предупредивших печенегов о продвижении князя, однако это очень спорный вопрос. В любом случае «с гибелью князя-язычника Киевская Русь стала превращаться в тихую и спокойную державу, где христианское учение приобретало все больше сторонников», писал Лев Гумилев. Кстати, Андрей Рубанов говорит, что при написании сценария он опирался на работы этого ученого.

НОРМАЛЬНЫЙ ЯЗЫЧНИК

Владимир был младшим сыном, да еще и от наложницы — ключницы Малуши. По поводу ее личности есть много гипотез. Известно, что Владимира считали сыном рабыни, «робичичем», что в фильме нашло отражение в сцене его первой встречи с Рогнедой. Так что шансов стать великим князем у него было мало. На Золотой стол Киевский воссел его старший брат Ярополк. Вскоре между ним и двумя другими братьями разгорелась междоусобица, в ходе которой средний, Олег, погиб, а Владимир бежал в Норвегию. Он вернулся оттуда с войском викингов-варягов и воевал с братом. В ходе войны взял Полоцк, отказавший ему, когда он сватался к княжне Рогнеде. По некоторым свидетельствам, он изнасиловал ее на глазах отца и братьев, а затем приказал тех убить. В «Викинге» он творит это под воздействием дурманящего зелья. В результате Ярополка убили на переговорах с братом его наемники, и Владимир утвердился в Киеве.

Владимир имел нескольких жен и сотни наложниц, «ибо был знатный прелюбодей», как гласит летопись. Среди них была и жена Ярополка, бывшая греческая монахиня. В фильме ее зовут Ирина, и Владимир испытывает к ней лишь платоническое чувство. Вот таким человеком был будущий святой — нормальный языческий правитель, даже не самый жестокий. Это понимает любой, кто знаком с ранним Средневековьем. Конечно, создатели фильма могли предложить привычный былинный образ, однако это было бы весьма далеко от исторической правды.

Язычество — вовсе не идиллический культ природы, а достаточно мрачная система верований, ставившая человека в зависимость от воли божеств, обладавших всеми слабостями и страстями смертных в сочетании с потусторонним могуществом. Отсюда и жизненная позиция язычников, имевших, конечно, понятие о добре и зле, но понятие сильно размытое. Арабский землепроходец и писатель X века Ахмад ибн Фадлан оставил описание похорон знатного руса, которые он видел во время своего путешествия в Волжскую Булгарию. Читать это описание, подробно повествующее о человеческих жертвоприношениях и сексуальных обрядах, тяжело…«Языческий культ — это страшное, сатанинское по своей сути явление, даже если речь идет о гораздо более цивилизованном эллинском язычестве. Не случайно идолы всегда считались местом обитания бесов и их после крещения народа старались уничтожать», — говорит церковный историк Владислав Петрушко.

НЕПРОЧНЫЕ СКРЕПЫ

Сначала Владимир пытался централизовать языческие верования и использовать их в государственном строительстве — «духовные скрепы» придумали не сегодня. В Киеве воздвигли капище с идолами шести богов: Перуна, Хорса, Семаргла, Мокоши, Даждьбога и Стрибога. Славянскими были только три последних, первый имел балто-скандинавское происхождение, еще два — иранское. То есть новая государственная религия была полиэтнична. «Любой приехавший издалека мог видеть, что в столице почитаются не только свои, киевские, боги, но и бог его племени», — писал академик Борис Раушенбах.

Служение этим богам было кровавым. Известно, что во славу Перуна в 983 году были убиты отец и сын Феодор и Иоанн, норманны-христиане, ставшие первыми на Руси мучениками веры. Эпизод этого жертвоприношения занимает в «Викинге» одно из главных мест, хотя несколько отличается от того, как события описаны в житии святых мучеников. По фильму, именно их подвиг заставляет Владимира сделать первый шаг к крещенской купели. Это вполне законное допущение — в летописях не сказано, что именно подвигло его к отказу от язычества, в любом случае не одни политические соображения. Об этом свидетельствует высказывание князя после крещения: «Был как зверь, творил в язычестве много зла и жил как скотина». «Языческая тьма страшна тем, что она, обещая и даже давая, порой большую силу отдавшемуся ей человеку, выращивает в нем внутреннего зверя — хищного, злого, беспощадного», — говорит Дмитрий Володихин.

Впрочем, разумеется, имели место и практические мотивы. Через какое-то время стало ясно, что, сколько язычество ни реформируй, на роль идеологии великого государства оно не тянет. Кроме того, очевидно, князя раздражали властные амбиции волхвов. Кстати, фильм критикуют еще и за «неисторичность» этих служителей культа. Однако, во-первых, как выглядели волхвы, точно неизвестно. А во-вторых, в фильме дан их символический образ, намекающий в том числе и на адептов современной гуманистической религии.

ВЫБОР ВЕРЫ

Вероятно, Владимир давно примеривал христианство на место государственного культа. Но была одна трудность: константинопольские басилевсы полагали, что принятие православия автоматически делает страну вассалом Византии. Это категорически не устраивало Владимира, и, скорее всего, именно этим объясняется оставшийся за рамками фильма летописный рассказ о выборе веры — князь думал о вариантах. Трудно сказать, действительно ли произошел при киевском дворе религиозный диспут между православными, католиками, мусульманами и иудеями. Возможно, летописец объединил рассказы о нескольких делегациях разных конфессий, которые князь принял в разное время. Но причины, по которым Владимир все-таки выбрал именно православие, изложены внятно.

Узнав, что ислам запрещает употребление спиртных напитков, Владимир отказал муллам известной фразой: «Руси есть веселие пити». Не стоит преувеличивать приверженность князя алкоголизму, тут другое. «По русскому обычаю, князь делил трапезу с дружиной. Этот обязательный ритуал скреплял дружбу князя с воинами, а что могло быть для князя важнее?» — писал Лев Гумилев. Католиков князь обескуражил замечанием: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого». Дело в том, что еще в середине Х века на Русь прибыл епископ Адальберт с миссией крещения, однако потерпел неудачу. Можно предположить, что сыграла роль скверная репутация Рима. «В 955 году на папский престол воссел 16-летний юноша, нареченный папой Иоанном XII. Ватиканский двор стал вертепом продажных женщин… Римский первосвященник давал пиры с возлияниями в честь древних языческих богов и пил за здоровье сатаны. Конечно, вести о таких «подвигах» достигали Руси», — предполагал Гумилев. Что касается иудеев, то в ту пору это могли быть только хазарские евреи, чью страну разорил Святослав. Воспоминания о владычестве Хазарии над Русью были слишком свежи — князь даже не стал разговаривать с раввинами.

Оставалось только православие. Этот выбор давал Руси сильного союзника, претендующего, конечно, на главенство, но с которым можно было договориться — больше всего Византия хотела от Руси прекращения разорительных набегов. Это мирило князя со значительной частью собственного населения, которая уже была православной. Важно отметить, что выбор был не только лично княжеским. «Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей», — сказали Владимиру бояре.

ДУША ПРАВИТЕЛЯ

Внешнеполитические события тоже благоприятствовали. В 987 году к Константинополю подошел с войском взбунтовавшийся военачальник Варда Фока и объявил себя императором. Законный басилевс Василий II попросил помощи у Владимира. Тот выдвинул жесткие условия: после крещения он получает в жены сестру императора, то есть становится равной ему политической фигурой. Таким образом Русь превращалась в дружественное Византии, но суверенное государство.

Мятежники были разгромлены, а Владимир принял крещение — вероятно, в Крыму, в Корсуни (Херсонес), который русы взяли в подкрепление княжьих притязаний на политический брак. Но возможно, это было в Киеве или где-то еще — неважно. Этот спорный вопрос, кстати, в фильме аккуратно обойден, а кульминацией стала потрясающая сцена исповеди Владимира священнику Анастасу Корсунянину. Еще есть рассказ, что в Корсуни князь ослеп, но сразу после крещения был исцелен. И надо думать, действительно произошло нечто, сделавшее политический ход искренним личным покаянием. После женитьбы на царевне Анне Владимир отпустил всех своих жен и наложниц, помиловал врагов, низверг идолов и на месте их капищ воздвигал церкви.

Фильм заканчивается сценой массового крещения киевлян в водах Днепра. Принято считать, что это произошло в 988 году, но точная дата не очень важна. Главное, что это событие перевернуло жизнь страны. «Из крещальной купели святого Владимира разрозненные и враждовавшие между собой племена вышли одним народом», — говорил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Многие исследователи отмечают, что Крещение Руси произошло по сравнению с другими странами довольно мирно и быстро. Сопротивление, как в Новгороде, объяснялось скорее причинами политическими, нежели религиозными. Дольше всего противились утратившие власть волхвы — вплоть до XI века.

ПЛОДЫ ВЫБОРА

Выбор князя и народа предопределил судьбу страны на века. «Если бы Святослав восторжествовал, он превратил бы Киев в базу разбойничьих набегов, в нечто подобное тому, чем был балтийский остров Руга (современный Рюген). Там гнездились славянские пираты, молившиеся богу Святовиту и наводившие ужас на немецких и датских купцов. Пираты воевали со всеми вокруг и в конце концов были уничтожены», — замечал Лев Гумилев. Вместо этого настал золотой век Древнерусского государства. «Все окутано дымкой оптимизма, того оптимизма, который был присущ раннему христианству Киевской Руси», — писал об этом периоде профессор Владимир Мавродин.

В результате крещения наша страна стала самой мощной евразийской державой, каковой остается до сего времени. «Если бы Владимир думал так же, как наши некоторые современники, он никогда бы не сделал свой выбор, он бы остался язычником или стал бы христианином лично, но не крестил бы Русь, тогда не было бы ни Руси, ни Российской православной державы, ни Российской империи, ни современной России», — говорил на открытии памятника Владимиру патриарх Кирилл.

Интересно, что историей не зафиксировано официальное прославление князя Владимира церковью. При этом ни у кого не возникало сомнений в его святости. Еще в середине XI века Иларион — первый русский по происхождению митрополит — сравнивал его с апостолами. Он был прав: по масштабу свершений, по глубине личного перерождения святой Владимир действительно напоминает первых учеников Христа. А самое убедительное доказательство благотворности деятельности Владимира — народное признание, выраженное в его былинном образе Красного Солнышка.


25 Февраля 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437