«Нам прекрасно жилось...»
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №6(392), 2014
«Нам прекрасно жилось...»
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
496
«Нам прекрасно жилось...»
Мельница в имении Штоля близ г. Луга. Россия, Ленинградская область, Лужский район, Луга

Эти слова написал классик советской литературы Вениамин Каверин в письме, адресованном сотрудникам Лужского историко-краеведческого музея. Но обо всем по порядку.

Конец 70-х годов прошлого века был щедр на мемуары, вы ходившие из-под пера знаменитых литераторов, военачальников и политических деятелей. Люди, родившиеся в конце XIX – начале XX века, прошли сквозь горнила двух мировых войн, революций, а также через войну гражданскую. Они спешили, подводя итоги своей жизни, запечатлеть все, что видели, знали и в чем участвовали. Конечно, по цензурным соображениям, что-то оставалось за строкой, но при желании и умении заглянуть за эту строку читатель мог почерпнуть много интересного.

Эти слова в полной мере можно отнести к творчеству замечательного писателя Вениамина Каверина, автора знаменитых романов «Два капитана» и «Открытая книга», а также других, уже забытых сегодня произведений.

В одном из толстых литературных журналов были опубликованы его мемуары, в которых вскользь говорилось о жизни и отдыхе автора в Луге. Набравшись определенной смелости, мы задумали направить Каверину письмо с просьбой поделиться воспоминаниями о тогдашней Луге, ведь наш город всегда славился своими незабываемыми природными красотами и привлекал этим творческую интеллигенцию Северной столицы. Быстрее можно написать о знаменитых людях града на Неве и России, которые здесь не были, чем только перечислить имена и фамилии тех, кто нашел в Луге «приют спокойствия, трудов и вдохновенья». Правда, письмо отправили не скоро, так как время было напряженное: шла подготовка к открытию экспозиции музея. А вот ответ был получен на удивление быстро. В нем Вениамин Каверин с удовольствием вспоминал о летних месяцах 1936–1940 годов, которые он провел вместе со своим другом, писателем Юрием Тыняновым (они были женаты на сестрах) в Луге, на берегах озера Омчино.

Естественно, как и все творческие люди, Каверин и Тынянов не оставляли на отдыхе свои литературные труды. Вполне возможно, что именно в Луге Тынянов делал наброски к роману «Пушкин» (роман выпускался к столетию со дня гибели поэта), а также писал статьи «Проза Пушкина» (1937 год) и «Безымянная любовь» (1939 год). В последней автор описывал чувства Пушкина к Екатерине Андреевне Карамзиной, которые поэт пронес через всю свою жизнь.

Подтверждают эти предположения мемуары Николая Чуковского «Литературные воспоминания», опубликованные в те же семидесятые годы ХХ столетия. Вот что пишет автор: «Начиная с 1938 года я три лета подряд снимал дачу в Луге и был соседом Тынянова. В то время там, в Луге, на берегу лесного озера Омчино, стояли новенькие дачи трех писателей – Юрия Тынянова, Вениамина Каверина и Николая Леонидовича Степанова.

Наши литераторские семьи жили очень тесно и дружно. Мы, с кучкой детей, вместе ходили купаться. Юрий Николаевич в наших прогулках участия не принимал – он был уже болен… Но когда мы к нему заходили, он бывал по-прежнему оживлен, говорлив и весел. Говорун он был именно блестящий: речь его была полна остроумия, неожиданных и точных определений, вкусно подаваемой отстоянной эрудиции. Он не любил сплетен, пересудов и никогда не говорил со мной, во всяком случае, о близких и знакомых людях. Не говорил он о современной литературе, которой, кажется, довольно мало интересовался. Почти всегда его речи были о минувшем, о вычитанном из книг и рукописей. Очень часто говорил он о Кюхельбекере, которого любил нежной любовью. Кюхельбекер был его детищем, созданием его рук: он открыл его неопубликованные рукописи, истолковал его, разрушил укоренившуюся легенду будто Пушкин относился к Кюхельбекеру пренебрежительно, он издал его сочинения, ввел их в русскую литературу. Но чаще всего говорил он о Пушкине, который занимал всегда в его мыслях главное место, а в те годы особенно: он тогда уже работал над своим последним романом «Пушкин».

Снова услышал я от него любимую его мысль, что в жизни Пушкина была потаенная любовь – никому неведомая, но прошедшая через всю его жизнь и оставившая яркий след во всем пушкинском творчестве. Тынянов был убежден, что Пушкин всю жизнь, с детства до последнего вздоха, любил одну женщину – Екатерину Андреевну, жену Карамзина, сводную сестру Петра Андреевича Вяземского. Со свойственной ему силой и конкретностью воображения он восстанавливал всю эту тайную драму до малейших подробностей.

У Пушкина были холодные отношения с матерью, и поэтому ему было естественно полюбить женщину старше себя. Он полюбил ее мальчиком и любил всегда, неизменно. Он уже знал многих женщин, он уже собирался жениться на Натали Гончаровой, но в душе все оставался верен Екатерине Андреевне и только ее имел в виду, когда в стихотворении «На холмах Грузии лежит ночная мгла...» писал: «…печаль моя светла, печаль моя полна тобою, тобой, одной тобой…» И, умирая, Пушкин попросил всех выйти из комнаты, чтобы одна Екатерина Андреевна Карамзина осталась с ним…»

Добавлю, что для творчества Тынянову не надо было запираться в отдельном кабинете. Эпоху Пушкина он знал досконально. Каверин так писал о литературном даре своего друга: «Опираясь только на ничтожные данные, на то, что можно назвать лишь тенью поступка, мысли, чувства, он угадывал главное и строил на нем свое повествование».

Однако если о Каверине и его произведениях наши современники знают хотя бы потому, что по упомянутым романам «Два капитана» и «Открытая книга» созданы кинофильмы, время от времени демонстрирующиеся по телевидению, то о творчестве Тынянова сейчас просто не говорится. А жаль...

Юрий Тынянов вошел в русскую литературу как автор замечательных исторических романов «Кюхля» (о Кюхельбекере – поэте-декабристе, друге Пушкина), «Смерть Вазир-Мухтара» (об Александре Сергеевиче Грибоедове), а также трех историко-гротескных повестей «Подпоручик Киже», «Восковая персона» и «Малолетний Витушишников». Мало сказать, что эти романы и повести ни с чем не сравнимы. Они написаны на основании великолепного и в чем-то провидческого знания истории. Не случайно известная исследовательница декабристского движения академик Милица Васильевна Нечкина в своем труде «Грибоедов и декабристы» более тридцати раз ссылалась на роман Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара».

В творчестве Тынянова счастливо соединились историческое исследование и жанр литературной сатиры в духе Салтыкова-Щедрина. Ведь произведения любого писателя ценны не только тем, что они отражают описываемую эпоху и мысли автора по отношению к прошедшим событиям, но и возможностью их сопоставления с днем сегодняшним.

Перечитайте Салтыкова-Щедрина, и вы поймете, насколько его слова актуальны сейчас. Прочитайте «Смерть Вазир-Мухтара», и всего лишь одна фраза перенесет вас из века XIX в век XXI: «По той причине, что вы новую аристократию денежную создать хотите, что тысячи погибнут, я буду всемерно ваш проект губить...»

Но вернемся в предвоенную Лугу. Вот как описывал в своих мемуарах Николай Чуковский последнюю встречу с Кавериным и Тыняновым в 1941 году: «В середине июня 1941 года мы, и Каверины, и Степановы, и Тыняновы, в четвертый раз приехали в Лугу. Погода стояла дождливая, холодная, лето еще не начиналась. Первое солнечное теплое утро выдалось только в воскресенье, 22-го. Мы встретились с Кавериным и пошли на пляж. Был уже второй час дня, когда на пляж пришла соседка-докторша и рассказала новость – Гитлер напал на СССР. Мы с Кавериным сразу поняли, что означала эта новость и для всех, и для нас с ним. Нам хотелось поговорить, но на пляже было людно, и многие прислушивались к нашим словам. Мы вошли в воду, выплыли на середину озера, и там, где никто не мог нас слышать, обменялась не столько мыслями, сколько волнениями. Нам было ясно, что мы оба немедленно должны ехать в город, потому что там, безусловно, нас уже ждут мобилизационные листки».

Что же касается Тынянова, то он был вывезен из Луги в Ленинград, а затем перевезен в Ярославль и Пермь. Умер он в декабре 1943 года в Москве. Так закончилась жизнь ныне забытого русского летописца, певца самых обольстительных и болезненных тайн русской истории.

Тынянов сейчас не востребован. Востребованы, к сожалению, дешевые бестселлеры, пропитанные жаждой денег и примитивных удовольствий. А над книгами Тынянова надо трудиться душой.

Последний раз массовым тиражом его роман «Пушкин» переиздавался лишь в 1987 году к скорбной дате 150-летия гибели поэта. Что же касается столетия со дня рождения самого Тынянова, которое пришлось на 1994 год, то оно не было отмечено выходом его произведений. Так же прошло и 110-летие со дня рождения писателя в 2004-м. Может быть, что-то изменится в 2014 году?


15 Марта 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655