Ледяной путь добровольцев
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №11(501), 2018
Ледяной путь добровольцев
Эдуард Ажаров
журналист
Санкт-Петербург
1212
Ледяной путь добровольцев
К походу присоединились и местные казаки. На переднем плане Сергей Гурьевич Немченко из станицы Отрадной

В конце апреля 1918 года завершился Первый кубанский поход белой армии, известный также под названием Ледяной поход. И спустя ровно сто лет после этого события, российские реконструкторы повторили его во всех подробностях: проделали тот же путь, что и Добровольческая армия в начале ХХ века, и сошлись в сражении с другой реконструкторской организацией, отыгрывающей красную армию.

Воссоздание Ледяного похода длится уже несколько лет. Посвятить исторической реконструкции сразу много времени в наш напряженный век сложно. Поэтому решено было разделить поход на этапы и каждый год повторять только один из них, проходить часть того пути, которым следовала Добровольческая армия. В этом году состоялся самый важный, завершающий этап похода, после которого он получил свое второе название — Ледяной. Сто лет назад весна на Кубани была очень холодной, в марте и апреле шел снег и стояли сильные морозы, и участникам похода пришлось преодолевать невероятные трудности. Теперешняя весна оказалась более теплой, снегопадов не было, но реконструкторам было не намного легче — почти все время шли холодные дожди, дороги оказались размыты, и пробираться по ним было так же трудно, как через снежные сугробы. Однако замерзшие и уставшие историки были даже рады, что им тоже пришлось терпеть серьезные лишения.

— Наш поход тоже был Ледяным в прямом смысле этого слова — идти приходилось по колено в ледяной воде, — вспоминает писательница Елена Чудинова, принимавшая участие в этом мероприятии. — Конечно, нам было легче, чем нашим предшественникам, но мы все-таки смогли хотя бы примерно представить себе, каково было им.

Холодная весна 18-го

Первый кубанский поход можно назвать одним из самых драматических событий Гражданской войны. К концу 1917 года на Дону собралось множество противников новой власти: среди них были офицеры и рядовые солдаты Российской императорской армии, а также огромное число добровольцев из всех сословий. В декабре все эти люди объединились в Добровольческую армию, командующим которой стал генерал Лавр Корнилов. После этого армия выдвинулась от Ростова-на-Дону в сторону столицы Кубани Екатеринодара, на которую в то же время наступали большевики. По дороге туда белые отряды сталкивались с красными и несли потери, а в марте еще и начались сильные морозы, и к концу пути Добровольческая армия была уже очень сильно ослаблена. Когда до Екатеринодара оставалось не больше двух-трех дневных переходов, стало известно, что он взят Красной армией, и генерал Корнилов решил повернуть назад — он считал, что их отряды не смогут справиться с более сильными на тот момент отрядами красных. Генералы Михаил Алексеев и Антон Деникин не были согласны с этим, но подчинились его приказу.

Вскоре после этого погода, и без того не самая лучшая, испортилась еще сильнее. Пошел дождь, который затем сменился заморозками, из-за чего размытые дороги обледенели, и идти по ним стало совсем трудно. Кроме того, мокрая одежда участников похода тоже покрылась льдом, стала тяжелой и сковывающей все движения. Мороз снова сменился оттепелью и дождем, за которым последовали новые заморозки, и так продолжалось несколько дней. А потом выпал глубокий снег, и температура упала до двадцати с лишним градусов мороза.

Как раз в это время, 15 марта 1918 года Офицерский полк Добровольческой армии столкнулся с красными. Это было неподалеку от станции Ново-Дмитриевская. Произошел бой, который участники похода назвали Марковским по фамилии командовавшего им генерала Сергея Маркова. Сам же поход стали называть Ледяным. По одной из версий, первым его назвал так генерал Деникин, по другой — одна из сестер милосердия Юнкерского батальона в разговоре с Марковым.

После этого сражения Добровольческая армия снова двинулась на Екатеринодар и 27 марта попыталась освободить его от большевиков. Бой за столицу Кубани шел четыре дня, но силы были неравными: более многочисленные красные отряды постепенно окружали белых. 31 марта генерал Корнилов был убит, и командование взял на себя генерал Деникин. Ему удалось вывести оставшихся участников похода из затягивающегося кольца большевиков, после чего Добровольческая армия вернулась на юг Донской области.

Ледяной поход наглядно показал, насколько самоотверженно воевали во время Гражданской войны участники белого движения. Однако на протяжении всего ХХ века о нем знали только историки — как и другие подвиги белогвардейцев, он замалчивался советской властью. Теперь же реконструкторские организации восполняют этот пробел: делают так, чтобы о тех событиях узнали широкие массы.

Так возрождается память

Сама идея привлечь внимание к истории белого движения и воссоздать разные события Гражданской войны возникла в России в 2010-2012 годах. Тогда начали создаваться первые клубы исторической реконструкции, специализирующиеся на самых разных периодах, в том числе и на послереволюционном. А шесть лет назад руководители клубов, воссоздающих действия белой армии, решили повторить Ледяной поход. Эту мысль с радостью встретили все «белогвардейцы», и весной 2013 года состоялась реконструкция одного из этапов похода, после чего любители истории стали собираться на Кубани каждый год, чтобы повторить следующий этап. Многие реконструкторы принимали участие во всех этапах, но немало было и тех, кто узнал об этом масштабном действе, когда оно уже началось, и присоединился к современной Добровольческой армии позже.

Всего этом году в главном этапе Первого кубанского похода приняли участие около 250 человек. Примерно половина из них была из белогвардейских исторических клубов, в том числе 90 человек из объединения клубов «Первопроходцы», воссоздающего действия Марковской дивизии. Может показаться, что организовать такое большое количество людей, сделать так, чтобы каждый делал именно то, что от него требуется и не импровизировал по ходу действия, очень сложно, но один из руководителей «Первопроходцев» Глеб Яковицкий рассказал, что как раз в этом деле трудностей обычно не возникает.

— Все наши участники хорошо знают историю, много читали о том событии, которое мы воссоздаем, знают о нем все в подробностях, и поэтому сразу понимают, что именно они должны делать. Кроме того, у всех отрядов есть свои командиры, направляющие своих людей в нужную сторону во время боя. Так что в этом плане проблем у реконструкторов нет. Мы решаем, кто чем будет заниматься во время действия, и каждый делает то, что от него требуется, без какой-либо отсебятины. Гораздо сложнее в организации реконструкций подготовка костюмов, оружия и других необходимых вещей. Спонсоров у нас нет, а государство финансирует только те организации, которые занимаются историей Великой Отечественной войны. Так что нам приходится самим решать финансовые вопросы, скидываться на нужные нам вещи, самим шить костюмы. И с местными властями мы тоже сами договариваемся, чтобы нам разрешили провести реконструкцию на нужной нам территории. Хотя кое-где у нас есть помощники среди местных жителей — например, на Кубани нам очень помогает договариваться с администрацией о наших мероприятиях местный историк Олег Карпов.

Не возникает у белогвардейцев сложностей и с теми, кто участвует в реконструкциях на стороне красных. В отличие от любителей поругаться из-за политики в интернете, которые порой ведут себя очень агрессивно, члены исторических клубов в реальной жизни не только не ссорятся, но нередко даже дружат, и разница в политических взглядах им в этом не мешает.

— В России есть несколько реконструкторских организаций, воссоздающих действия Красной армии, а также несколько клубов реконструкторов-анархистов, и мы прекрасно с ними сотрудничаем, — рассказает Глеб Яковицкий. — На поле, во время действия, мы — противники, но в остальное время у нас вполне дружелюбные отношения. Мы не просто ладим, мы даже друг друга в гости на дни рождения приглашаем. Можно сказать, что то перемирие между красными и белыми, о котором много говорится в последние годы, в среде реконструкторов уже состоялось. И я считаю, что так и должно быть. У нас с красными реконструкторами есть общая цель — сохранить память об исторических событиях и привлечь к ним больше внимания. Без них мы не смогли бы это сделать — как и они без нас.

В клубы ведут разные пути

Вступить в ряды реконструкторов-белогвардейцев — или в какие-нибудь другие — может любой желающий, если он интересуется историей, хорошо разбирается в периоде, которым занимается тот или иной клуб, и не боится трудностей и лишений, а также расходов, связанных с воссозданием исторических событий. Многие узнают о реконструкторском движении случайно и потом, втянувшись в мероприятия устроенные тем или иным клубом, говорят об этой случайности, как о знаке судьбы.

— В моем случае это точно была судьба, — вспоминает Елена Чудинова. — Я готовилась к презентации своего альтернативно-исторического романа «Побѣдители», в котором много внимания уделяется белой армии и, в частности, марковской дивизии, и мне пришла в голову мысль, что было бы здорово, если бы на ней присутствовали люди в форме Добровольческой армии. Я бросила клич в социальных сетях: есть ли среди тех, кто меня читает, историки-реконструкторы, занимающиеся белым движением? И оказалось, что таких очень много! В результате я не только пригласила нескольких таких людей на презентацию, но и познакомилась с ними поближе, узнала, чем они занимаются, во всех подробностях и тоже захотела в этом поучаствовать. Так я и стала сестрой милосердия марковской дивизии и уже два года остаюсь ею.

Бывает и так, что человек натыкается на информацию о реконструкторах в интернете, когда ищет что-нибудь другое, а бывает, что новичков приглашают на мероприятие участвующие в нем знакомые. Большинство, поучаствовав в какой-нибудь одной реконструкции, понимают, что хотели бы испытать это еще раз, и возвращаются на подобные мероприятия снова и снова. Для одних это возможность испытать себя, проверить, насколько они способны справляться с трудностями, для других — проявить свои артистические способности, для третьих — пообщаться с единомышленниками, а для некоторых — все вместе. Кроме того, есть люди, еще со школы интересующиеся тем или иным периодом истории и присоединяющиеся к реконструкторам, чтобы в прямом смысле слова прикоснуться к любимой эпохе, увидеть ее изнутри и понять, как смотрели на жизнь, что думали и чувствовали жившие тогда люди. Подобные мероприятия позволяют узнать все это во всех подробностях, поскольку во время каждого из них организаторы стараются повторить то или иное событие как можно точнее. Точность соблюдается в прямом смысле во всем: от времени и места действия до малейших деталях в одежде и личных вещах участников.

Именно поэтому реконструкции военных походов и сражений обычно проводятся в тех же числах, когда проходили сами эти походы и сражения — даты могут лишь немного сдвигаться. С местом действия порой бывает сложнее: там, где сто лет назад были необитаемые земли, теперь могут быть построены целые города, так что некоторые события реконструкторы воссоздают совсем на другой территории, выбирая похожую местность. Хотя Ледяному походу в этом плане повезло: на всех этапах его участники шли по тем же самым дорогам, что и их предшественники, и каждая остановка, каждое сражение и каждый привал происходили в те же самые дни, что и сто лет назад.

Почувствуй живую историю

А вот на поле боя порой случаются и отступления от исторических реалий, и вынужденные импровизации, о которых участники не договаривались заранее. Хотя потом нередко оказывается, что отступления получились не такие уж и серьезные и что нечто подобное тоже было во время настоящего боя, только с другим отрядом и в другом месте.

— В этот раз я неожиданно остался почти без людей во время реконструкции атаки на один аул, — вспоминает Николай Копылов, командовавший одним из отрядов марковцев. — Нас осталось шесть человек, красные были уже близко, а изначально такая ситуация не предполагалась. Мне нужно было самому быстро принять решение, и я посчитал правильным приготовиться к бою с нашими противниками, несмотря на то, что силы были неравными. И как оказалось, я был прав, потому что почти сразу после этого к нам пришла подмога, отряд корниловцев. А позже, когда все уже завершилось и мы устроили разбор полетов — сравнивали то, что произошло с нами на поле, с реальными событиями — выяснилось, что во время Ледяного похода была очень похожая ситуация. С той лишь разницей, что она имела место во время другого боя. До начала похода мы об этом не знали — и вот так случайно «угадали» уже во время действия!

Этот бой Николай Александрович еще долго будет вспоминать с горящими глазами. По его словам, именно в такие моменты можно почти полностью проникнуться теми ощущениями, которые испытывали военные во время настоящих сражений.

— Полностью погрузиться в реальность боя, конечно, невозможно, ведь там, в отличие от реконструкций, люди находятся в настоящей опасности, но можно очень серьезно приблизиться к пониманию того, что они испытывали. В том бою за аул обстановка была невероятно похожа на реальные военные действия. Когда к нам пришло подкрепление, мы все ощутили то, что обычно называют «вторым дыханием», этот удивительный подъем, когда непонятно откуда берутся новые силы и уверенность в них. Это просто бесценное ощущение! Для меня тот бой стал одним из двух самых ярких событий этого похода. А вторым таким событием был переход по размытым дорогам под дождем, которому мы с другими участниками дали название «Великие грязи».

Испытать себя на прочность и погрузиться в историю реконструкторы могут не только во время боевых действий. У тех, кто не участвует в сражениях, тоже есть все шансы понять людей из прошлых эпох. Переход через «Великие грязи» был одним из таких моментов для всех участников Ледяного похода.

— Обычно реконструкторы собираются вместе ради боевых действий, но в этот раз нам всем было важно в первую очередь пройти тем памятным маршем, которым шли марковцы, — рассказала Елена Чудинова. — И это было просто невероятное ощущение! Ощущение живой истории.

Впрочем, настроение у участников марша не всегда было торжественным — они могли и посмеяться. Без хорошей шутки идти по размытым дорогам под дождем, трясясь от холода и падая от усталости, было бы совсем невыносимо. Чтобы преодолеть эти трудности, необходимо было еще и чувство юмора.

— Многие из нас взяли с собой бутылки с питьевой водой, но она быстро кончилась, — вспоминает Елена Петровна. — И вот представьте себе диалог между мной и одним из офицеров: «Сестра, водички нет?» — «Только в сапогах. Но вы же не польский пан, чтобы из них пить?»

Вообще, быть сестрой милосердия во время реконструкций — занятие не менее сложное, чем воевать. Сестрами назначают тех, кто на самом деле имеет медицинские знания, и у каждой из них должна быть с собой походная аптечка — на случай каких-нибудь мелких неприятностей у участников. Во время Ледяного похода без них тоже не обошлось — Чудинова рассказала, что к концу пути истратила все пластыри для мозолей.

При этом у сестер милосердия были еще и игровые аптечки с искусственной кровью — чтобы во время боя они могли оказывать помощь «раненым» и это выглядело максимально реалистично. Содержимое этих аптечек к финалу похода тоже закончилось — потому что реалистичность была на высоте.

А завершающим аккордом воссозданного Ледяного похода стало вручение каждому из его участников памятного знака — меча в терновом венце. Он тоже в точности повторяет тот знак, который сто лет назад получили выжившие после Первого Кубанского похода белогвардейцы.

История повторяется. Снова и снова

Долго отдыхать после тяжелого похода его участники не собираются. В планах марковцев — в мае этого года воссоздать еще один эпизод Гражданской войны в Белгороде. Там будет проходить Второй военно-исторический фестиваль, в котором примет участие еще больше реконструкторов. Организация Глеба Яковицкого готовится повторить наступление Добровольческой армии в Каменноугольном районе, состоявшееся летом 1919 года. Это был один из самых успешных ее походов, во время которого она заняла Харьков и несколько других городов. Воевать ей тогда пришлось и против красных, и против зеленых.

Хлопоты, связанные с подготовкой к этому мероприятию, уже в самом разгаре — командиры-белогвардейцы не успели даже толком прийти в себя после Ледяного похода.

— Меня сейчас практически в прямом смысле разрывают на части в связи с этим фестивалем, — признался Глеб Алексеевич. — Надо договориться с очень многими людьми, надо подготовить костюмы, холостые патроны и много других вещей, надо найти транспорт для тех, кто туда едет из разных городов… Для организатора реконструкций это почти как вторая работа. Для меня, по крайней мере, это именно так — я даже не знаю, на что больше трачу времени, на основную работу или на исторические походы. Энергии точно трачу больше на реконструкции. И мне это нравится.

Мы часто повторяем, что историю нельзя забывать и что без прошлого нет будущего. Но для реконструкторов исторических событий это не просто красивые фразы, а самая настоящая реальность. Они собственными руками возрождают прошлое — и, возможно, именно благодаря им у всех у нас есть будущее.


19 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107203
Сергей Леонов
94629
Виктор Фишман
76370
Владислав Фирсов
71730
Борис Ходоровский
67833
Богдан Виноградов
54480
Дмитрий Митюрин
43683
Сергей Леонов
38590
Татьяна Алексеева
37611
Роман Данилко
36681
Александр Егоров
33816
Светлана Белоусова
32925
Борис Кронер
32838
Наталья Матвеева
30819
Наталья Дементьева
30360
Феликс Зинько
29811