«Инвентаризатор» Земли Русской
РОССIЯ
«Инвентаризатор» Земли Русской
Александр Соколов
историк
Санкт-Петербург
1204
«Инвентаризатор» Земли Русской
Петер-Симон Паллас

В 1764 году в результате дворцового переворота на российский престол взошла Екатерина II. Под влиянием идей Просвещения она стремилась заслужить репутацию государыни, пекущейся о благе и нуждах своих подданных и использовать эти знания для управления страной. Через год после воцарения императрица совершила полуторамесячное путешествие по российскому бездорожью длиной 1410 верст – от Твери до Симбирска.

ИССЛЕДОВАТЬ ВСЕ

Увиденное подтолкнуло к масштабному замыслу составить достоверное представление о России с подробным описанием ее ресурсов и всесторонней характеристикой отдельных областей. Для сбора данных снарядили несколько серьезных экспедиций с привлечением высококлассных специалистов, среди которых оказался знаменитый немец – Петер-Симон Паллас.

К моменту, когда Паллас прибыл в Россию, он уже был ученым с мировым именем. За плечами – качественное домашнее образование, полученное в семье отца – берлинского врача Симона Палласа, обучение в Медико-хирургической академии, защита диссертации по медицине в 19 лет, членство в академиях Лондона и Рима, а также ряд работ по зоологии, благодаря которым он получил известность как эксперт-натуралист. Именно ему было предложено руководить екатерининским проектом.

Материальным стимулом стало высокое жалованье – 800 рублей в год, а также звания действительного члена Императорской академии наук и профессора «истории натуральной». Деньги и вакансия пришлись весьма кстати. В год приезда в Россию Паллас стал мужем и отцом и испытывал некоторые денежные затруднения. Петер-Симон – или, как его величали в России, Петр Семенович – незамедлительно приступил к активным действиям и более 40 лет трудился на благо новой родины. 

По прибытии Палласу было поручено организовать работу пяти академических экспедиций на территории от Петербурга до Забайкалья и возглавить один из оренбургских отрядов. На подготовку ушел год, и только в июне 1768-го ученый со своей группой покинул столицу. Отъезд выглядел внушительно: в первой карете ехал он сам вместе с женой и малышкой-дочерью; за ним следовали кибитки с гимназистами, чучельником, стрелком, рисовальщиком и кухаркой; замыкали процессию подводы с научным оборудованием и личным имуществом путешественников.

Задача перед экспедициями стояла масштабная: «…исследовать свойства вод, почв, способы обработки земли, состояние земледелия, распространенные болезни людей и животных и изыскать средства к их лечению и предупреждению, исследовать пчеловодство, шелководство, скотоводство, особенно овцеводство». Требовалось также изучить «минеральные богатства и воды, искусства, ремесла, промыслы, растения, животные, форму и внутренность гор», вести географические, метеорологические и астрономические наблюдения, описать нравы, обычаи, предания, памятники и «разные древности».  

Каждый из отрядов шел собственным маршрутом, по единой «методике» собирая данные обо всех сторонах жизни местного населения. Группа, которой управлял «Петр Семенович», за шесть лет преодолела расстояние почти в 30 000 км, побывав в центральных губерниях, районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Алтая и Забайкалья.  

ЗДОРОВЬЕ НА АЛТАРЬ НАУКИ

Ученого мало интересовали внутренние проблемы России: об участи крепостных он в дневниках почти не упоминает. Разве что, описывая работу заводов на Урале, Паллас отмечает использование детского труда на рудниках, за который давали по 3–4 копейки в день. Его, как иностранца, больше привлекали вопросы геологического строения местности, сырьевая база Урала, этническая пестрота и многоукладность экономики с разбросом от металлургического производства на севере до разведения пчел в южных районах. В итоге силами исследователей для Екатерины II был подготовлен подробный отчет о стратегическом потенциале региона, с акцентом на состоянии промышленности. 

Паллас также дал исчерпывающую информацию о российских пограничных зонах с их системой защиты от внешних нападений. В его дневниках описаны сторожевые укрепления, доминирующие на южных и юго-восточных рубежах, обозначены оборонительные и береговые линии, а также засечные полосы на окраинах государства. 

Работа экспедиции требовала постоянного напряжения сил у участников процесса, изнурительных переездов по бездорожью, ночевок в заброшенных зимовьях, землянках, а иногда и под открытым небом, преодоления случавшихся недомоганий вследствие непривычного резко континентального климата. В Петербург в 1774 году 34-летний ученый вернулся седым и больным человеком. Заболевания желудка и воспаление глаз преследовали его далее всю жизнь.

Но результаты работы впечатляли: еще до возвращения из экспедиции, с 1771 года, началась публикация записок Палласа «Путешествие по разным провинциям Российской империи», в основу которых лег подробнейший путевой журнал исследователя с тщательной систематизацией полученного материала. 

Заметки вылились в фундаментальное пятитомное сочинение, которое высоко оценили современники. «Мы имеем труды Палласа... обратившие на себя общее и заслуженное внимание богатством фактов, подробным и добросовестным выполнением задачи, предложенной Великою Екатериной», – писал знаменитый российский ученый-натуралист Алексей Павлович Федченко. 

Книгу перевели на несколько языков. Долгое время она оставалась для научного мира достоверным источником знаний о природе и населении значительной части Российской империи, также служила «охранным» документом от недругов, намекая на мощный экономический, а следовательно, и стратегический потенциал огромной страны. Работа экспедиции также способствовала ходу Генерального межевания – грандиозного мероприятия по составлению межевых карт уездов, которое проводилось на территории Российского государства в течение примерно 100 лет.

В ПОИСКАХ ПРАЯЗЫКА

По возвращении из экспедиции Петр Семенович 20 лет безвыездно жил в Санкт-Петербурге. 

Внешне все было благополучно. Профессор трудился в Топографическом отделе Российской империи, имел должность историографа Адмиралтейства, преподавал естественные науки августейшим внукам – будущему императору Александру I и его брату Константину, а к 50-летнему возрасту получил высокий чин статского советника. Собранный им «Кабинет достопамятностей природы» не пылился на дальних полках забытых аудиторий, а в 1786 году был приобретен для коллекции Эрмитажа. 

Паллас активно писал труды по зоологии, энтомологии, ботанике, географии, этнографии и истории, которые сделали его одним из авторитетов европейской науки и любимцем Екатерины II. Среди сочинений выделяются «Замечания о ленточных червях у людей и животных» (1781) с изложением мыслей о борьбе с гельминтами и «Флора России» в двух томах (Flora Rossica) с описанием свода растений России (1784 и 1788). Серьезный характер имело и историко-географическое исследование «О российских открытиях на морях между Азиею и Америкою», а также ряд сочинений о различных млекопитающих и насекомых. В последних ученый не только систематизировал виды, но и делал их привязку к среде, выступая как один из зачинателей экологии.

В 1781 году Паллас основал журнал «Новые северные примечания» и на протяжении многих лет печатал в нем полезные материалы о природе России и путешествиях на далекую Аляску.

Чуть позднее на основе уже имевшихся материалов историка и лингвиста Бакмейстера ученый подготовил сравнительный словарь 200 языков и наречий народов Азии и Европы. Это было поручение Екатерины II, следовавшей идее француза  Кур де Жебелена о единстве всех мировых языков. Правда, масштабный проект современники оценили неоднозначно, пеняя составителям на поверхностность, а иногда и на ошибочность предлагаемых выводов.

Наука, безусловно, приносила плоды радости, но, как истинный ученый-естественник, профессор рвался «в поле», к новым исследованиям. Так, в 1776 и 1779 годах он принял деятельное участие в организации новых экспедиций по северу и востоку Сибири, пропагандируя несметность природных богатств края. Старания пропали втуне: ни одна из экспедиций не состоялась.

ПОД СОЛНЦЕМ КРЫМА

Надежда появилась вновь, когда в 1786 году началась подготовка к кругосветке под командованием капитана Григория Муловского. Палласу предложили составить инструкции для экспедиции, призванной зафиксировать права России на земли, открытые русскими мореплавателями. Активную работу прервала война с Турцией, и экспедиция также была отложена. 

Мечты ученого о дальних странствиях рушились одна за другой, и в 1792 году он стал действовать решительно. Паллас выхлопотал у Екатерины II разрешение на выезд из Санкт-Петербурга для поправления расстроенного здоровья. Весомым аргументом стало намерение прежде закрепления где-либо на жительство совершить путешествие в южные губернии России – Поволжье, Астрахань, Прикаспийскую низменность, на Северный Кавказ, в Крым и на Украину с составлением отчета для Академии наук. Все расходы профессор взял на себя.

1 февраля 1793 года вместе с женой и четырнадцатилетней дочерью он покинул столицу. По дороге случилась неприятность: при переправе через Клязьму Петр Семенович по пояс провалился под неокрепший лед и вынужден был, не меняя одежды, проехать 37 верст до города Судогды. Это привело к дальнейшему ухудшению его и без того слабого здоровья. 

После многомесячного путешествия по южным областям Паллас принял решение обосноваться в Крыму, который около десяти лет назад был присоединен к России. Екатерина пожаловала ему две деревни с участками земли в Айтодорской и Судакской долинах, дом в Симферополе и десять тысяч рублей на устройство училищ садоводства и виноделия. При этом сохранилось и академическое жалованье.

В Крыму ученый провел 15 лет. Научная работа кипела: на основании путевых записей был подготовлен к научной публикации двухтомник «Описание путешествия в южные провинции Русского государства в 1793–1794 годах», завершены начатые труды и исследования флоры и фауны, сочинения по геологии, истории и хозяйству Крыма. Собран огромный гербарий крымских растений и разбит сад с наиболее характерными экземплярами, сделано множество зарисовок. Также был завершен двухтомник «Российско-азиатская зоография», венец почти полувековых зоологических изысканий. По обширности материала, тщательности и разносторонности описания животных этот труд вплоть до начала XX века оставался главным источником знаний о фауне России.

Но климат Крыма, как и петербургский, ученому не подошел: его мучили постоянные лихорадки. Отнимали силы и судебные тяжбы с соседями из-за спорных участков земли. В 1810 году Паллас принял непростое решение вернуться на родину и, за бесценок продав крымские имения, уехал в Германию. Год спустя, 8 сентября 1811 года, он скончался в Берлине, не дожив две недели до своего 70-летия. 

Вклад «русского немца» Петра Семеновича Палласа в науку как нельзя точно отражают слова академика Алексея Николаевича Северцова: «Нет отрасли естественных наук, в которой Паллас не проложил бы новый путь, не оставил бы гениального образца для последователей…»


6 апреля 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720