Всезнающие руки
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №5(313), 2011
Всезнающие руки
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
391
Всезнающие руки
Снятие отпечатков пальцев

«Ищите женщину» — автор этого популярного выражения, поручик парижской полиции Габриэль де Сартин, был абсолютно прав. Наверное, ни одно из событий мировой истории не обошлось без вмешательства представительниц прекрасного пола. Ну, например, кто бы мог подумать, что любовное приключение скромной английской учительницы Оттилии Мансонье ускорит внедрение дактилоскопии в практику криминалистов?

Опасное сходство

Мисс Мансонье познакомилась с пожилым, импозантным мужчиной по дороге на выставку цветов. Седовласый джентльмен, как и Оттилия, оказался любителем прекрасного. Вдоволь налюбовавшись цветочками, мисс Мансонье пригласила своего спутника зайти на чашечку чая. Вечернее чаепитие незаметно растянулось до утра. После ухода джентльмена мисс Мансонье заметила исчезновение золотых часов и колец. Через три недели Оттилия неожиданно увидела обманщика в Лондоне у дома номер 43 по улице Виктории.

«Мистер, остановитесь!» — воскликнула мисс Мансонье. «Простите, леди, я не имею чести вас знать. Что вам угодно?» — спокойно и вежливо осведомился мужчина. — «Мне угодно получить обратно часы и кольца»...

Джентльмен недоуменно посмотрел на взволнованную женщину, привычным движением дотронулся до своих роскошных усов и перешел на другую сторону улицы. Однако Отиллия Мансонье ни на шаг не отставала от соблазнителя, который украл у нее девичью честь, часы и два кольца. Мужчина подошел к констеблю и пожаловался, что его преследует особа, которая, видимо, сбежала из сумасшедшего дома. Вскоре джентльмен и Оттилия давали показания в полиции. Мужчина назвался Адольфом Беком и предъявил документы, которые удостоверяли, что он родился в 1841 году в Норвегии, переехал в Англию в 1865 году и теперь служит маклером судоходной компании. В полицейском участке также выяснилось, что еще 22 женщины были обворованы таким же образом, как мисс Мансонье. Доверчивые жертвы были приглашены в полицию на опознание. Одна за другой дамы указывали на Адольфа Бека и безапелляционно заявляли: «Это он! Жулик! Обманщик!»

«Леди! Я клянусь создателем, вы ошибаетесь!» — твердил Адольф Бек.

Надо заметить, что мисс Мансонье, давая показания в суде, вспомнила о шраме, который она заметила на правой стороне шеи преступника. Несколько свидетельниц припомнили, что у вора были карие глаза. У голубоглазого Адольфа Бека шрама не было. 18 декабря 1896 года в Скотланд-Ярд пришло анонимное письмо, где сообщалось, что настоящим преступником является некий Джон Смит, но судебную машину уже ничто не могло остановить. Адольф Бек был осужден и просидел в тюрьме пять лет, тщетно пытаясь доказать свою невиновность. Но на этом его злоключения не закончились.

Через три года после освобождения из тюрьмы судьба снова нанесла ему тяжелый удар. 15 апреля 1904 года господин Бек вышел из дома в приятном расположении духа, неожиданно к нему подбежала женщина и закричала: «Помогите! Этот человек украл мои драгоценности и соверен!»

Адольф Бек побежал, что было сил, но напрасно старался спастись от злого рока, его снова арестовали. Газеты раструбили о задержании афериста, и в полицию явились четыре женщины, которые утверждали, что они стали жертвами обманщика. Адольф Бек снова оказался в тюрьме. К счастью, преступник, обманывавший простодушных англичанок, газет не читал и продолжал совершать свои подлые кражи. Наконец, вора поймали с поличным. Преступника звали Джон Смит. Когда полицейские увидели его, их удивлению не было предела! Джон Смит и Адольф Бек были похожи как две капли воды. Мэлвилл Макнетти — шеф дактилоскопического бюро Скотланд-Ярда провел экспертизу отпечатков пальцев, которая подтвердила: все преступления — дело рук Джона Смита. Невиновность Адольфа Бека доказали его собственные руки, только отпечатки пальцев внесли полную ясность в это запутанное дело… В начале ХХ века преступления, раскрытые с помощью дактилоскопии, можно было пересчитать по пальцам, хотя этот метод идентификации человека был известен уже много веков.

Вещие ладони

Я люблю держать в руках
Сухие горячие пальцы
И читать судьбу человека
По линиям вещих ладоней…

Вещие ладони... Почему с незапамятных времен люди верили, что в запутанных линиях руки зашифрована тайна будущего? И кто первым понял, что из мельчайших черточек на ладони складывается некая загадочная печать, которую каждому из нас суждено нести от рождения до смерти? Однозначного ответа на эти вопросы не существует, но очевидно, что узоры кожи на пальцах и ладонях издревле привлекали внимание человека. Археологи нашли множество изображений рук, сделанных в каменном веке. Пальму первенства в обнаружении узоров на подушечках пальцев надо отдать индейцам северной Канады. Зоркости их соколиных глаз можно только позавидовать. Не обладая современными оптическими приборами, индейцы прекрасно рассмотрели паутинку складочек на пальцах человека и воспроизвели их в своих наскальных рисунках.

Китайцы, как всегда, оказались «впереди планеты всей» в применении отпечатков пальцев для изобличения преступников, ведь этим методом в Поднебесной пользовались уже восемь веков тому назад. Китайские борцы с преступностью первыми стали собирать «базы данных», в которой хранились «следы прикосновений» злоумышленников. Если человек совершал преступление во второй раз, то белые листочки бумаги с черными отпечатками становились изобличающим доказательством.

В Китае гадали тоже по отпечаткам пальцев, а не по линиям руки. Вы можете легко научиться этой премудрости. Если на вашем пальце есть завиток, похожий на улитку, счастье будет улыбаться вам всю жизнь. Если же вы увидите в пальцевых узорах петельки — по-китайски они называются «ки» — то судьба будет к вам не очень благосклонна. Кому-то гадание может показаться полной чушью, но великий Аристотель говорил, что «линии на человеческой руке начертаны не без причины; они происходят из божественного влияния и собственной человеческой индивидуальности».

Знаки руки

В Европе долгое время исследование человеческого тела находилось под строгим запретом. Но даже пылающие костры святой инквизиции не смогли охладить пыл естествоиспытателей. Итальянец Марчелло Мальпиги был первым человеком в мире, который изучил руку человека под микроскопом и был потрясен увиденной картиной: «рассматриваю крайнюю верхнюю часть пальца и наблюдаю те бесчисленные морщины, которые идут кругообразно или извиваясь. Видны открытые отверстия для пота, расположенные посреди хребтов извивающихся морщин». В 1686 году Мальпиги написал трактат об изумивших его линиях на пальцах.

Всем известно, что закон тяготения Ньютон открыл, наблюдая падение яблока с ветки дерева. Дмитрий Иванович Менделеев увидел периодическую таблицу элементов во сне. Чешский ученый Ян Пуркинье очень любил длительные пешие прогулки по цветущим холмам родной Богемии, под пение птиц и шум деревьев было так приятно и легко формулировать законы физиологии человека. Однажды, шагая рядом со своим другом поэтом Гете, он задумался об узорах на пальцах человека и понял, что существует только девять их основных типов. В многотомном труде, который был опубликован в 1823 году, Пуркинье посвятил отпечаткам пальцев только четыре странички, но они стали основой, на которой базируется современная дактилоскопия.

Через три десятилетия англичанин Вильям Гершель нашел практическое применение отпечаткам пальцев. Гершель был чиновником английской администрации в индийском округе Бенгалия, и его возмущала страшная неразбериха при выдаче жалованья индийским солдатам-наемникам. Деньги в полковой кассе заканчивались, а очередь желающих получить денежное вознаграждение простиралась далеко за горизонт. Секрет был прост: наемники приноровились приводить с собой всех родственников и знакомых мужского пола. Для кассиров-европейцев все индусы были на одно лицо, а вместо подписи получатели ставили какие-то невообразимые закорючки. Прежде всего, Вильям Гершель распорядился, чтобы солдаты ставили на платежной ведомости отпечаток пальца. Он исходил из веры индусов в мистическую силу следа руки. Вскоре Гершель научился узнавать человека, взглянув на его отпечаток пальца.

В 1877 году Вильям Гершель придумал термин «дактилоскопия», который родился из соединения двух греческих слов — «daktylos», что значит «палец», и «skopeo» — смотрю. Гершель двадцать лет занимался «пальцесмотрением» и сделал открытие, которое сегодня считается очевидной истиной: отпечатки пальцев в течение человеческой жизни не меняются. Гершель понял, что дактилоскопию может успешно применяться не только при выдаче жалования, но и в полиции для идентификации преступников. Он не без основания считал, что его первенство в открытии дактилоскопии неоспоримо. Но тут явился еще один претендент!

Чтобы познакомиться с ним, нам надо перенестись в Японию, где в одной из токийских больниц трудился английский врач Генрих Фолдс. Он был чрезвычайно трудолюбив и, что немаловажно, очень удачлив. Однажды в доме соседей Фолдса произошла дерзкая кража. Зная интерес доктора к изучению отпечатков пальцев, его пригласили осмотреть место преступления. Фолдс заметил на одном из бокалов бесцветный след, который оставили потовые железы на кончиках пальцев. Эти отпечатки были такими же четкими, как если бы руку злоумышленника окунули в краску или сажу. Надо сказать, что, проводя свои исследования, Фолдс снимал отпечатки пальцев у слуг из окрестных домов. Сравнив след на бокале с оттиском из своей коллекции, он безошибочно обнаружил вора! Эта счастливая случайность окончательно убедила доктора Фолдса, что он открыл новый метод разоблачения преступников. Он сообщил о своем открытии британскому министру внутренних дел Великобритании, шефу лондонской полиции и даже Чарльзу Дарвину, но не получил вразумительного ответа. Более того, через одного из своих знакомых он узнал, что в Скотланд-Ярде его считают аферистом. Вопрос о приоритете открытия отпал сам собой, а полицейские продолжали работать старыми проверенными методами.

Приговор на лице

17 апреля 1863 года. Эта дата не отмечена ни в одном календаре. А жаль! В этот день и защитники прав человека, и самые закоренелые преступники смогли вздохнуть спокойно. 17 апреля 1863 года в Российской империи было официально отменено клеймение осужденных. За 170 лет действия «Указа о клеймении преступников» было обезображено бесчисленное количество людей.

До конца XV наказывали не по закону, а «по понятиям», каждый боярин сам придумывал муки для преступников. Воров чаще всего «пятнали», то есть палач прикладывал ко лбу железо, раскаленное до красна, а когда пыточная камера наполнялась тошнотворным запахом паленого мяса, отрывал клеймо вместе с обоженным куском кожи. Иван Грозный узаконил грозные наказания, четко расписав в Соборном уложении 1649 года, как карать за провинности. К примеру, за кражу, разбой, ловлю рыбы в чужом пруду следовало отрезать левое ухо. Как известно, Петр I не оставил без внимания ни одну сторону российской жизни, в клеймении преступников он тоже предложил ряд новшеств. Царь повелел делать клейма с острыми иглами, которые глубоко вонзались в кожу. В образовавшиеся кровоточащие отверстия палач втирал порох, «многажды, накрепко, чтобы они тех пятен ничем не вытравили и не живили и чтобы те пятна на них были по смерти их». У заклейменного преступника приговор был написан на лице. «В» — «ВОР», «У» — убийца, «Л» — лжец.

В 1845 году клеймение еще продолжали совершенствовать, предписав употреблять при экзекуции три клейма: для каторжников — «КАТ», для ссыльнокаторжников — «СК», для ссыльнопереселенцев — «СП». Специальная медицинская комиссия занималась изготовлением состава, который втирался в кожу, чтобы клеймо невозможно было вывести, а врачи должны были присутствовать при проведении этой варварской операции и несли ответственность... Нет, не за здоровье человека, а за правильность наложения клейм. Отрубание рук и ног, вырывание ноздрей до кости, отрезание языка, клеймение — это были не только страшные наказания, но и чисто полицейские меры «регистрации» злоумышленников. Если человек с клеймом на лице не имел при себе справки об отбытии наказания — его немедленно арестовывали. Однако хочется разочаровать тех, кто сегодня требует ужесточения наказаний: самые чудовищные пытки никаких ощутимых результатов в снижении преступности не дали.

Человекоизмерение

Преступность неудержимо росла, а новинки прогресса проникали в полицейские участки с большим опозданием. Судите сам. Считается, что фотография была изобретена в 1839 году, а парижская полиция начала составлять картотеку фотопортретов преступников только с января 1874 года. Правда, эти альбомы становились толще день ото дня, и вскоре были собраны тысячи фотографий убийц, грабителей, воров, насильников и других малопочтенных личностей. Однако, если подозреваемый не желал называть свою фамилию полицейским, то разыскать его фотографию в этом море снимков было задачей почти невыполнимой. Выход из этой безнадежной ситуации нашел Альфонс Бертильон. Долгие годы авторитет этого человека был незыблем среди криминалистов. В повести Артура Конан Дойля «Собака Баскервилей» есть примечательный диалог. Профессор Мортимер говорит Шерлоку Холмсу: «Считаю вас вторым по величине европейским экспертом...». «Вот как, сэр! Разрешите полюбопытствовать, кто имеет честь быть первым?» — довольно резким тоном спросил Холмс. «Труды господина Бертильона внушают большое уважение людям с научным складом мышления».

Альфонс Бертильон начал свою службу в полицейской префектуре Парижа со скромной должности писаря. С утра до вечера он заполнял карточки с описанием преступников: «лицо обычное», «никаких особых примет», «среднего роста»... Да половина жителей Франции соответствовала этим приметам! За четыре года беспрерывных экспериментов скромный писарь разработал оригинальный способ регистрации преступников, основанный на человекоизмерении, или антропометрии. С 1883 года к фотографии уголовника стали прикладывать результаты измерений его тела. Бертильонаж, так по имени изобретателя назвали этот метод, оказался достаточно надежным для установления личности, но только в том случае, если обмеривание соответствовало строгим требованиям: нужно было измерить 11 различных частей тела преступника с точностью до миллиметра!

К несчастью, многие служители Фемиды, в том числе и российской, не утруждали себя такой изнурительной работой. В 1909 году известный криминалист Лебедев жаловался, что задержанный в Харькове беглый каторжник был обмерен не по системе Бертильона, а «просто измерено тело сантиметром по разным линиям, причем производились измерения не костей или скелета, то есть величин неизменных, а мягких частей тела». Так точная французская система не выдержала проверки суровой российской действительностью. Но ничто не могло поколебать уверенность Бертильона в совершенстве разработанной их системы, он скептически относился ко всем новшествам.

«Пальцы не лгут»

«Пальцы не лгут» — так можно сформулировать суть научного открытия английского ученого Френсиса Гальтона. Он подсчитал, что среди 64 миллиардов пальцевых оттиск можно найти только два одинаковых, то есть практически совпадение отпечатков пальцев у разных людей невозможно. Казалось, что все преграды на пути внедрения дактилоскопии в криминалистическую практику сметены. Френсис Гальтон несколько раз обращался к Бертильону, пытаясь заинтересовать его своими работами по дактилоскопии, но получил вежливый отказ, мол «мои агенты малокультурны и едва ли смогут разобраться в тонкостях дактилоскопии».

А вот писатель Марк Твен разобрался в них весьма успешно. В 1882 году в сборнике рассказов «Жизнь на Миссисипи» он описал поиск преступника по сохранившемуся на месте преступления отпечатку пальца. Наверное, американские полицейские, читая эту детективную историю, посмеивались над фантастическими выдумками писателя. Однако факт остается фактом: Марк Твен описал использование дактилоскопии за десять лет до того, как этот метод стал известен в Соединенных Штатах. Здесь вполне уместно напомнить, что Марк Твен был членом Общества Психических исследований и увлекался парапсихологией. Может быть, идея использования отпечатков пальцев для опознания личности витала в воздухе и искала умную голову, которая бы смогла ее сформулировать.

Удар Моны Лизы

Последний, сокрушительный удар по окостеневшей системе Бертильона нанесла женщина, супруга флорентийского торговца шелком Лиза Герардини. Мона Лиза. Самую известную картину Леонардо да Винчи похитили из Лувра 8 августа 1911 года. Кража была смелой до наглости. В семь часов утра один из маляров, работавших в помещении музея, сказал приятелю, который пришел его проведать: «Смотри, Винченцо, в Лувре нет ничего дороже, чем картина с изображением этой женщины!».

Через час Мона Лиза исчезла, но сотрудники музея даже не думали искать картину, считая, что шедевр унесли для фотографирования. Когда выяснилось, что Франция лишилась бесценного национального достояния, взоры общественности обратились к Сюрте — французской криминальной полиции и к Альфонсу Бертильону, который обнаружил на месте преступления единственную улику — след руки! Однако в антропологической системе Бертильона отпечатки пальцев относились к разряду особых примет преступников и не играли в его расследовании главной роли.

Кража века была раскрыта через 28 месяцев благодаря счастливому стечению обстоятельств. Все это время Мона Лиза таинственно улыбалась, спрятанная в каморке итальянца Винченцо Перуждио, а карточка с его отпечатками пальцев пылилась в полицейской картотеке. Если бы Альфонс Бертильон додумался сравнить следы на витрине музея с отпечатками грабителя — преступление было бы раскрыто в течение нескольких часов. Неэффективность системы Бертильона стала очевидна. Дактилоскопия одержала еще одну решительную победу...

Ночь, улица, фонарь, аптека...

«Торжество дактилоскопии! Торжество дактилоскопии!» — звонко выкрикивали мальчишки, продавцы газет, соревнуясь в умении правильно произносить мудреное слово. 12 ноября 1912 года все петербургские газеты опубликовали статьи о раскрытии злодейского убийства в Харламовской аптеке. Обстоятельства дела были таковы. 12 февраля 1912 года Василий Иванов, служащий аптеки на Екатерингофском проспекте, пришел на работу к восьми часам утра. Входная дверь аптеки была открыта, а стекло в правой створке выбито. Продавец Максим Шунько, дежуривший ночью в аптеке, увидев Иванова, с трудом пробормотал:

— Вайсброд убит...

Тело помощника провизора Вайсброда лежало в огромной луже крови, голова несчастной жертвы превратилась в кровавое месиво. Из кассы пропала ничтожная сумма денег — 6 рублей 43 копейки. Полицейские допросили испуганного Шунько, который твердил одну фразу: «Я спал и ничего не слышал».

Все улики указывали на Шунько, как на организатора преступления. Вскоре следствие вышло и на предполагаемого соучастника убийства — некого Алексеева, но он клялся и божился, что провел ночь в обществе девиц, которые готовы подтвердить его алиби.

Агент сыскной полиции Павлов решил вторично осмотреть место преступления и на лестничной площадке нашел осколок стекла с едва заметным отпечатком пальцев. След на стекле сравнили с отпечатками пальцев Алексеева, хранившимися в Регистрационном бюро при Департаменте полиции. Они полностью совпали! Дело можно было считать раскрытым.

В России впервые суду присяжных была предоставлена такая необычная улика — отпечаток пальца. Судебный процесс над Шунько и Алексеевым превратился в сражение сторонников и противников дактилоскопии. Ярым защитником прогрессивного метода опознания был эксперт-криминалист Лебедев. Он развесил в зале суда увеличенные в десятки раз фотографии следа на стекле и оттиска пальца Алексеева. Красными чернилами Лебедев отмечал совпадающие признаки, разъясняя суду научные основы дактилоскопии. Присяжные заседатели, вооружившись увеличительными стеклами, подсчитывали точки, соединения и разделения папиллярных линий на снимках. Адвокат Адамов, зашитник обвиняемого Алексеева, насмешливо улыбался, глядя, как почтенные господа присяжные измеряют расстояния между красными точками на огромных фотография пальца. Свою речь в защиту Алексеева он начал словами: «Дактилоскопия экзамен не выдержала!»

И оказался неправ. Присяжные совещались более двух часов и объявили свое решение: «Виновны».

Более двух веков понадобилось, чтобы дактилоскопия получила признание. Этот путь был тернист и полон драматических поворотов. Дактилоскопия давно не имеет противников. Более того, современные исследования показали, что по отпечаткам пальцев можно судить о характере человека, предсказать возможность возникновения некоторых заболеваний и даже прогнозировать удачный брак. Как оказалось, у счастливых супругов отпечатки пальцев очень похожи…


29 марта 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999