Славянский след в деле Альдо Моро
КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
Славянский след в деле Альдо Моро
Владимир Скрынченко
журналист
Киев
531
Славянский след в деле Альдо Моро
Тело Альдо Моро, найденное в багажнике автомобиля

Призрак смерти Альдо Моро и поныне преследует Италию. Шквал автоматного огня боевиков «Brigate Rosse» («Красных бригад») на римской улочке виа Фани и похищение Альдо Моро, премьер-министра Италии и лидера Христианской Демократической партии, 40 лет тому назад стали кульминацией «свинцовых 70-х», как принято называть теперь эпоху террора на Апеннинах. Весь мир, затаив дыхание, ждал, чем закончится 55-дневная дуэль итальянской Фемиды с террористами. Финал оказался трагическим: труп Альдо Моро обнаружили в багажнике красного «Рено» 9 мая 1978 года на виа Каэтане. 

По делу Моро прорабатывались версии о причастности неофашистов из масонской ложи «Пропаганда-2», о «руке Москвы» – в облике КГБ и ЦРУ (США противились повороту Италии «влево»). Объектом неожиданного интереса в ходе расследования вдруг стал всемирно известный дирижер Игорь Маркевич. Именно об этом далее пойдет речь.

КРОВАВАЯ НАХОДКА В КРАСНОМ «РЕНО»

В тот день многие вышли на улицу, чтобы увидеть финал трагедии – друзья и политические соперники партии, все, кто хотел посочувствовать Италии в ее страшном горе. Жуткие кадры вскоре появились в европейской и мировой прессе. В багажнике красного «Рено» обнаружили тело Альдо Моро, завернутое в оранжевое одеяло. Он покрыт был темным плащом, левая рука – на груди, а голова покоилась на левом плече. Из тела убитого извлекли 11 пуль. 

Его любили, ему сочувствовали, за него боролись.

Машина с телом была брошена на виа Каэтане, как раз на полпути между штаб-квартирами партии Христианских Демократов и Коммунистической партии. 

Это своеобразная насмешка террористов над теми, кто в течение 55 дней безуспешно охотился за ними. Отныне кровь Альдо Моро навсегда связала политические институты Италии с партией Христианских Демократов.

РИМ, 16 МАРТА 1978 ГОДА, 9.00

…Для Альдо Моро этот день начинался как обычно – с тихой молитвы в церкви Санта Чиара, где он останавливался на несколько минут.

К 10 часам он собирался в парламент на чествование нового правительства во главе с Джулио Андреотти. Альдо Моро отбыл туда в 9 часов из своей римской квартиры на виа Форте Трионфале с телохранителями и в сопровождении кортежа из двух машин. 

В голове кортежа – темно-голубой «Фиат-130». За рулем – 43-летний Доменико Риччи, на заднем сидении – Альдо Моро. 18 лет Доменико верой и правдой служил Альдо. Справа от Доменико – Оресте Леонарди, по прозвищу «Джудо», многолетний телохранитель Моро. Остальные телохранители следовали сзади – в «Альфа-Ромео» кремового цвета: Джулио Ривера, Раффаэле Жоззино (обоим по 25 лет) и 35-летний Франческо Зиззи. Последний, волею судеб, оказался с ними рядом в тот самый день.

Этот путь длиною в 1/3 мили они преодолевали ежедневно и без приключений.

Но случилось непредвиденное. На перекрестке улиц виа Фани и виа Стреза машине премьер-министра внезапно преградил путь белый «Фиат-128» с дипломатическими номерными знаками. За рулем автомобиля сидела женщина. С виа Стреза задним ходом машина наехала прямо на «Фиат» Моро. Столкновения избежать не удалось: в белый автомобиль врезался «Фиат» Моро, а в него – «Альфа-Ромео». 

Спустя мгновение огненный смерч бушевал на римском перекрестке: женщина-водитель и ее пассажир-мужчина в упор расстреливали передние сидения «Фиата» Моро. Риччи и Леонарди погибли сразу, а группа мужчин в ярко-голубых авиационных униформах атаковали «Альфа-Ромео». 

Джулио Ривера погиб, пытаясь подать сигнал тревоги по радио, Зиззи умер спустя несколько часов в госпитале, а Жоззино, сумевший таки открыть ответный огонь, был застрелен террористом, поставленным на всякий случай. Уличное движение сдерживала группа прикрытия.

На все ушло 20 секунд и 95 выстрелов.

Тем временем террористы затолкнули Альдо Моро в стоявший неподалеку «Фиат-132» и никем не потревоженные провезли его от виа Стреза до виа Массими, где пересадили в «рафик» и увезли в неизвестном направлении. 

Полиция очнулась лишь через 47 минут и заблокировала все дороги.

Дело Альдо Моро стало фигурантом первых полос итальянской и мировой прессы.

ПОД ПРИЦЕЛОМ «BRIGATE ROSSE»

Телефонный звонок в полицию через 48 часов расставил все точки над «i». Теракт и похищение Альдо Моро – дело рук боевиков «Brigate Rosse» («Красных бригад»). «Коммюнике номер один» и последующие пестрели пятиконечными звездами и угрозами в адрес «империалистического государства», которому объявлялась «классовая война за коммунизм». 

Сам же Моро, как сообщалось, содержался в «народной тюрьме» и дожидался «пролетарского правосудия». За освобождение Альдо Моро террористы требовали освобождения 13 своих товарищей. Цель похищения – вынудить правительство пойти на переговоры и признать «Brigate Rosse» субъектом политики и организацией, представляющей все их движение. 

К тому времени Альдо Моро был еще и автором «исторического» проекта, по которому коммунисты должны были войти в правительство. Мудрый политик, Альдо Моро понимал дух своей страны, ее разительные социальные контрасты и потому стремился к повороту «влево». В противостоянии левых и правых сил он разглядел взрывоопасную ситуацию, которая дестабилизировала внутриполитическую жизнь страны. Он нашел полное взаимопонимание с лидером коммунистов Энрико Берлингуэром, и их диалог вселял надежду. 

Для Запада это был беспрецедентный шаг: в правительствах стран НАТО коммунистов не было с конца 1940-х годов.

Но надеждам не суждено было сбыться. В переговорный процесс вмешались «Brigate Rosse». Неслыханная по дерзости акция «Красных бригад» странным образом вписывалась в недовольство США. Она произвела эффект разорвавшейся бомбы: вызов брошен не только Италии, но и всему мировому сообществу. Страна взбудоражена: прошли митинги и демонстрации протеста, объявлена всеобщая забастовка. С личной просьбой пощадить заложника к «Brigate Rosse» обратился генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм. Взывал к террористам и папа римский Иоанн Павел II: «Умоляю вас, стоя на коленях, отпустите Альдо Моро!» 

По мнению премьер-министра Джулио Андреотти, уступки террористам скомпрометируют политические институты Италии.

Заговорил и сам заложник. Альдо Моро говорил министру внутренних дел Франческо Коссига, что не хочет стать жертвой политических игр и нести бремя ответственности за всех. Он жаловался на равнодушие к его судьбе коллег по партии: «Если вы не вступитесь, в истории Италии будет написана кошмарная страница. Моя кровь будет на вас, на партии, на стране»… 

Похоже, Альдо Моро был прав. Неуступчивость Джулио Андреотти, его отказ от переговоров с «Brigate Rosse» фатальным образом сказались на судьбе заложника. 

Полиция предпринимала отчаянные попытки спасти Моро: было проверено 600 тысяч человек, обыскано 35 тысяч домов, но безуспешно. Со временем это послужит основанием для обвинения правоохранительных органов Италии в преднамеренном саботаже. 

Угрозы террористов нарастали и подкреплялись терактами…

У ИСТОКОВ ТЕРРОРА

К концу 70-х годов у «Brigate Rosse» накопилось немало «мокрых» дел: взрывы поездов и вокзалов, похищения ответственных чиновников, налеты на правительственные структуры и тюрьмы, где содержались их подельники. И хотя оперативно создавались подразделения по борьбе с терроризмом, моторизованные банды «Brigate Rosse» по-прежнему наводили ужас на обывателя. 

А начиналось все в 1968 году с молодежной революции, когда бунт молодых против традиционных буржуазных ценностей прокатился по всему миру. «Будьте реалистами – требуйте невозможного! – призывал Че Гевара. У революции молодые лица. И Председатель Мао в Китае вывел на улицы подростков-хунвэйбинов громить министерства и парткомы. В Париже у Сорбонны строились баррикады, а студенты хором скандировали: «Запрещается запрещать!» В центре Рима под аккомпанемент песен Челентано молодежь дралась с карабинерами. Шли бои в Турине и Мадриде, Брюсселе и Стокгольме. Подобного не было в Европе еще со времен революции 1848 года. Оружием протеста стала и рок-музыка: Джон Леннон и Йоко Оно шли с остальными «Beatles» в авангарде молодежного движения.

Это поистине была революция, однако закончилась она банально. Как всегда, победили деньги, а бывшие бунтари стали успешными конформистами. Баррикады разобрали, инакомыслие узаконили, а Че Гевара остался лишь символом на модной майке. 

Однако 1968 год не прошел бесследно. Последние революционеры 60-х, верные прежним идеалам, перешли от уличных боев к политическому террору. Так, в Западной Германии возникла группировка Баадер-Майнхоф, а в Италии – «Brigate Rosse». 

Со временем следствие установит, что Альдо Моро стал объектом похищения как наименее охраняемый из всех политических лидеров правящей партии христианских демократов. К операции готовились 60 террористов. Для проведения операции были украдены «Рено», «Фиат-128» и «Фиат-132», а для содержания пленника оборудовали «народную тюрьму» в квартире на тихой улочке виа Монтеверде. 

Процесс по делу Альдо Моро был завершен к весне 1983 года, но следствие продолжалось еще два десятилетия. 

Арестовано до 1000 террористов, 200 из них отбыли различные сроки тюремного заключения. Немало боевиков «Brigate Rosse» до сих пор еще в розыске. 

«СЛАВЯНСКИЙ СЛЕД» В ДЕЛЕ АЛЬДО МОРО

Совершенно неожиданно в ходе расследования объектом пристального внимания стал всемирно известный дирижер Игорь Маркевич. Следствие заинтересовалось им еще тогда, когда его имя «засветилось» в показаниях одного из членов «Brigate Rosse». Так, в рапорте итальянских спецслужб 1980 года, приобщенного к делу Альдо Моро, сообщалось, что одну из главных ролей в организации «Brigate Rosse» играл «…некий Игорь из семьи князей Каэтане. Он же проводил все допросы Моро в ходе заседаний «трибунала».

Полицейские искали того, кто предоставил квартиру для похищенного премьера: так появилась версия «Амфитрион» (по имени гостеприимного героя греческой мифологии). Было установлено, что, кроме квартиры на виа Монтеверде, было еще одно убежище. По гипотезе сенатора Джованни Пеллегрино, это был римский палаццо княгини Каэтане, жены Игоря Маркевича. В те годы Маркевич возглавлял хор и оркестр Национальной Академии Santa Cecilia в Риме.

Вспомнили и «коммунистическое прошлое» маэстро, его участие в итальянском Сопротивлении. В книге «Made in Italy», написанной сразу после войны, И.Маркевич вспоминал коммуниста Сандро, героя войны в Испании и командира отряда Сопротивления, которому был многим обязан. Годы в итальянском подполье стали «одним из самых важных этапов» в его жизни: «Я словно аккумулировал в себе значительный материал – принципы и наблюдения, оказавшиеся весьма полезными для меня в последующей дирижерской деятельности». Не скрывал он свои политические взгляды и в мемуарах, поддерживая лидера итальянской компартии Антонио Грамши. 

Тогда и возникла у следствия версия о связях маэстро с «Brigate Rosse». 

Появилась и гипотеза об источниках финансирования. При аресте в декабре 1978 года Паоло Баскьери, одного из боевиков «Brigate Rosse», дело Альдо Моро пополнилось еще списком неких финансовых спонсоров из Швейцарии. Так возникла версия о швейцарском финансировании боевиков. Как следует из записки министра внутренних дел Вирджинио Роньони в парламентскую комиссию по делу Альдо Моро, «…вероятно, что капиталы итальянских террористов хранились в 11 финансовых институтах Лугано». И опять вспомнили об Игоре Маркевиче: его швейцарский замок находился как раз неподалеку от Лугано.

Мнения о Маркевиче весьма противоречивы. За последние годы у итальянской Фемиды на него скопилось достаточно компромата по делу Альдо Моро. Однако…

«Не верю!» – кричала во все горло Карла Фраччи, звезда итальянского балета, которая много лет знала Игоря Маркевича. «Не верю, что он мог быть таким! Хотя следует отметить, что это был человек непростой, разносторонний. Но не настолько же, чтобы подкладывать бомбы! Ни одной минуты я не верю в то, что он был заодно с террористами! Хотя он был загадочен...»

Недавно Джованни Пеллегрино заявил, что он более не придерживается «славянской» версии в деле Альдо Моро.


10 Декабря 2019


Последние публикации