Мюнхенская находка на миллиард евро
КРИМИНАЛ
Мюнхенская находка на миллиард евро
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
354
Мюнхенская находка на миллиард евро
Корнелиус Гурлитт и дом в Швабинге, где были найдены картины на миллиард евро

В первых числах ноября 2013 года весь мир облетело сенсационное известие о том, что в скромной квартире в мюнхенском районе Швабинг были случайно найдены сотни картин знаменитых художников XIX–XX веков, в том числе Эдгара Дега, Огюста Ренуара, Анри Матисса, Пабло Пикассо, Марка Шагала, Эдварда Мунка, Отто Дикса, Макса Бекмана, Франца Марка, Тулуз-Лотрека. Общая стоимость находки оценивается не менее чем в миллиард евро.

Мюнхен всегда славился художественными находками (не зря ведь, в отличие от Берлина – административной столицы или Гамбурга на Майне – финансовой столицы, главный город Баварии издавна считается культурной столицей Германии!). Вспоминаю, что примерно в 2000 году мюнхенские газеты сообщили очередную сенсацию: на чердаке старого дома родственники недавно умершего человека нашли картину, которая показалась им интересной. Они решили направить ее для освидетельствования в известный исследовательский центр в Париже. Особенность этого центра состоит в том, что, если картина оказывается подделкой, ее там уничтожают. На этот раз картина оказалась подлинником: она принадлежала кисти Василия Кандинского, давно значилась в списке его работ, датировалась, если не ошибаюсь, 1925 годом, и эксперты оценили ее в 250 000 марок.

То, что картину нашли в Мюнхене, никого не удивило: во-первых, Василий Кандинский провел многие годы в этом городе; во-вторых, именно в Мюнхене состоялась организованная нацистами в 1937 году выставка так называемого «Дегенеративного искусства», на которой демонстрировались картины модернистского направления. К этому течению принадлежали Василий Кандинский, Франц Марк, Анри Матисс, Пабло Пикассо, Макс Бекман и другие. После упомянутой выставки их картины были изъяты из музеев, а художники, чтобы не умереть с голоду, вынуждены были продавать свои произведения за бесценок. Все сказанное имеет непосредственное отношение к упомянутой ноябрьской находке 2013 года.

СКРОМНЫЙ ПАССАЖИР

Немецкая пресса ноября 2013 года запестрела заявлениями типа «Сенсационная находка более чем 1400 картин великих художников в квартире 79-летнего Корнелиуса Гурлитта, сына одного из коллекционеров, остается загадкой». В этой фразе можно подвергнуть сомнению едва ли не каждое слово. Взять хотя бы слово «сенсационная»: ведь о нахождении этой коллекции в Мюнхене еще в феврале 2012 года сообщил журнал Focus. Журналисты этого престижного издания известили о том, что работники таможенной службы обнаружили в обычной съемной квартире 121 картину в рамах и 1285 полотен без рам. Свое мнение о том, почему более полутора лет «сенсация» не получала широкой огласки, мы расскажем ниже. Но сначала о том, как таможенники вышли на такую находку.

Корнелиусу Гурлитту, скорее всего, просто не повезло: в сентябре 2010 года во время стандартного таможенного осмотра пассажиров поезда, следовавшего из Цюриха в Мюнхен, таможенные чиновники обнаружили у него в сумке пакет с 9000 евро, происхождение которых он никак не смог объяснить. Так как найденная сумма не превышала положенные для декларирования при въезде в Евросоюз 10 000 евро, Гурлитта отпустили, но взяли на заметку.

Оказалось, что этот гражданин ни в каких официальных документах Германии не значится: у него нет налогового номера, нет никакой медицинской страховки, о нем ничего не знают социальные службы, он не получает никакой пенсии, хотя регулярно выплачивает 650 евро за свою однокомнатную квартиру в Швабинге (точного адреса пресса не называет).

Оказалось, что помимо квартиры в Швабинге ему принадлежит небольшой старый двухэтажный дом в одном из районов Зальцбурга. На дверях этого дома прибита табличка Cornelius Gurlitt. Но соседи рассказали следователям, что очень давно не встречали здесь хозяина.

Весной 2011 года, соблюдая все правовые нормы, в доме в Зальцбурге и в квартире в Мюнхене криминальная полиция провела обыск: в замусоренной кладовке мюнхенской квартиры, оклееной заплесневевшими обоями, среди старых вещей и консервов 30-летней давности была обнаружена упомянутая выше коллекция. Макс Холляйн, руководитель Штеделевского художественного музея во Франкфурте-на-Майне, заявляет, что находка подобного рода является абсолютно уникальным случаем и не имеет аналогов в современной криминальной практике.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

Отец Корнелиуса Гурлитта, Гильдебранд Гурлитт, был известным коллекционером, а до 1933 года – даже директором художественного музея в Цвикау. Он был известен как тонкий специалист по классическому модернизму, экспрессионизму, сюрреализму. Поскольку один из его родителей был евреем, нацисты уволили его с работы. Однако услуги такого специалиста вскоре понадобились. Считается, что по личному указу министра пропаганды Третьего рейха Йозефа Геббельса Гильдебранд Гурлитт начал покупать и собирать разные картины. Он стал одним из четырех уполномоченных Адольфа Гитлера по сбору ценностей и картин для создававшегося в Линце (Австрия) так называемого Всемирного музея искусств. Картины модернистского толка он продавал за границу, картины старых мастеров отдавал в фонды будущего музея.

Но в руки нацистов попадали не только картины, купленные Гурлиттом. 19 июля 1937 года в здании галереи в мюнхенском парке Хофгартен открылась известная выставка под названием «Дегенеративное искусство», на которой было представлено около 650 произведений 36 художников, конфискованных в 32 музеях Германии. После закрытия выставки все эти картины были перевезены в специальное хранилище в Берлине. Видимо, часть этих шедевров (по некоторым оценкам, не менее 100 картин) осела в личной коллекции Гильдебранда Гурлитта. Таким образом, скромное выражение немецкой прессы по поводу Корнелиуса Гурлитта как сына «одного из коллекционеров» не выдерживает критики!

После окончания Второй мировой войны Гильдебранд Гурлитт подвергся проверке американскими окупационными властями, но ввиду своего полуеврейского происходжения, а также доводов, что он, скупая картины у оставшихся в Германии художников и коллеционеров, помогал им собрать деньги для бегства из нацистского рейха, был реабилитирован. Газета Süddeutsche Zeitung сообщает даже, что ему была возвращена вся личная коллекция, хранившаяся вместе с другими конфискованными нацистскими ценностями в одном из хранилищ в Висбадене.

Гильдебранд Гурлитт умер в 1956 году. Его родственник, Вольфганг Гурлитт, уже после войны основал в Мюнхене галерею, где выставлял и продавал картины якобы из личной коллекции.

ПОЧЕМУ ТАК ДОЛГО МОЛЧАЛИ?

«О том, что такое собрание картин существует и находится на юге Германии, у специалистов никогда не было сомнений», – говорит Альфред Вайдингер, один из руководителей собрания картин в Венском Бельведере. А Центральный лондонский регистр похищенных и перемещенных во время Второй мировой войны ценностей возмущался замалчиванием немецкими органами списка найденных картин. И таких высказываний было немало. Пресс-секретарь немецкого правительства Аннат Вебб заверяет общественность: «Мы хотим как можно скорее опубликовать список найденных картин». Хотят, но не могут?!

Неизвестно, сколько еще начиная с февраля 2012 года информация о найденных в грязной каморке шедеврах утаивалась бы от общественности, если бы сведения о том, что именно за картины хранились в кладовке, случайно не проникли в печать.

Дело в том, что на тот момент было еще неясно, будут ли картины, находящиеся на складе мюнхенской таможни, возвращены их законным владельцам или их потомкам. Пресс-секретарь Баварского художественного собрания Тина Нелер сообщала, что как минимум 11 картин ранее принадлежали еврейским галереям. Например, гуашь «Укротитель львов» Макса Бекмана, показанная в 1937 году на выставке «Дегенеративного искусства» и конфискованная нацистами, принадлежала коллеционеру еврейского происхождения Альфреду Флехтхайму.

По мнению немецких журналистов, немецкие правоохранительные органы молчали потому, что им надлежало выяснить происхождение каждой из 1401 картины, установить, живы ли наследники, и так далее. Этого же мнения придерживается и шеф мюнхенской таможни Зигфрид Клёбле. «Поздняя справедливость лучше, чем никакая», – заявлял в интервью баварской газете Passauer Neuen Presse бывший президент Центрального совета евреев Германии Дитер Грацман.

Сам Корнелиус Гурлитт долго скрывался, и было неизвестно, жив ли он и где находится. Его двоюродный брат, фотограф из Аргентины Эккерхард Гурлитт, рассказал журналистам, что Корнелиус умеет хорошо прятаться и найти его будет не просто. Эккерхард Гурлитт уверен, что в архиве его двоюродного брата могут быть сведения не только о владельцах найденных картин, но и о местонахождении Янтарной комнаты.

Но фискальные органы могли инкриминировать «скромному» коллекционеру и подпольному миллиардеру лишь неуплату налогов. Ведь он жил за счет продажи картин из своей кладовки. Последний зарегистрированный случай такой незаконной продажи связан с одной из картин Макса Бекмана, которая ушла с молотка за 864 000 евро. Сколько еще и кому были проданы картины из кладовки, предстояло выяснить немецким правоохранительным органам.

26 декабря 2013 года мюнхенская газета Münchner Merkur сообщила, что скрывавшийся от правосудия Корнелиус Гурлитт (против него было возбуждено уголовное дело пока лишь по факту неуплаты налогов за проданные картины) находится в одной из немецких клиник. Президент мюнхенского арбитражного суда Герхард Цирль уточнил, что срочное помещение этого человека в клинику вызвано медицинскими показаниями. Однако это ни в коей мере не означает прекращение уголовного дела.

Уголовное дело против Корнелиуса Гурлитта все же было прекращено на том основании, что адвокаты Гурлитта отвергли обвинения в насильственном отнятии этих картин у хозяев во время Второй мировой войны, а сам Гурлитт согласился с тем, что при обнаружении наследников тех людей, которым ранее принадлежали картины, он отдаст им эти полотна безвозмездно. И уплатит налог за уже проданные картины.

СКАНДАЛЬНАЯ СМЕРТЬ КОЛЛЕКЦИОНЕРА

Во вторник, 6 мая 2014 года, стало известно, что после операции на сердце 81-летний Корнелиус Гурлит умер в своей квартире в мюнхенском Швабинге. До этого он успел составить и оформить завещание, о котором стало известно на второй день после смерти хозяина картин: все свои сокровища Гурлитт завещал художественному музею в городе Берн (Швейцария). Со смертью Корнелиуса Гурлитта приостанавливается действие мандата, выданного при жизни Корнелиуса его попечителю, в соответствии с которым этот попечитель мог распоряжаться имуществом Корнелиуса Гурлитта. Адвокат Кристоф Эдель подчеркнул, что речь идет о «ничем не ограниченных и не обремененных никакими долгами» правах музея в Берне на передаваемые ему картины и рисунки. В соответствии с существующими законами музей в Берне вступил в свои права через шесть месяцев после смерти Корнелиуса Гурлитта.

Реакция представителей различных баварских структур и организаций неоднозначна. Оппозиция, например, обвиняет в бездействии баварские органы и, в частности, бывшего баварского министра юстиции Винфрида Баусбака (Winfried Bausback, CSU). Речь идет о том, что можно было договориться с Корнелиусом Гурлиттом, «и не только для того, чтобы коллекция осталась в Баварии, а в свете удовлетворения законных требований жертв национал-социализма относительно их наследства».

Представители музея в Берне тоже озадачены: во-первых, Корнелиус Гурлитт ранее не имел с ними никаких контактов; во-вторых, получая столь богатый подарок, они понимают, что вместе с подарком наследуют тяжелейшие правовые и этические вопросы.

Сегодня картины хранятся в одном тайном месте, название которого не разглашается. Сколько точно картин и рисунков передано музею в Берне, общественности тоже неизвестно.

ПОСЛЕДНЯЯ РЕСТИТУЦИЯ

Изучение коллекции, доставшейся Корнелиусу Гурлитту от его отца, работавшего на нацистов, продолжается. Эксперты считают, что предположительно 458 картин имеют неясное происхождение и потому они должны остаться в Баварии, которой могут предъявить претензии родственники бывших хозяев картин. Адвокаты Корнелиуса Гурлитта согласны лишь с претензиями по поводу 40 таких картин.

В газетах часто фигурировали названия двух акварелей немецкого художника Отто Дикса: «Укротительница» и «Дама в ложе» – из наследия Корнелиуса Гурлитта. Исследователи пришли к выводу, что, очевидно, ранее обе акварели принадлежали еврейскому юристу и коллекционеру Исмару Литтману из Вроцлава. Спустя столько лет доказать, что картины действительно являлись собственностью Литтмана и были присвоены нацистами незаконно, фактически невозможно. Однако руководство Бернского художественного музея придерживается курса ответственного отношения к предметам искусства. Согласно этому курсу, пробелы в установленных фактах не должны препятствовать справедливому возврату арт-объектов законным наследникам. Коллекция Литтмана, к которой, вероятно, принадлежали две упомянутые картины Дикса, насчитывала около 6000 работ. При нацистском режиме Литтману запретили заниматься адвокатской деятельностью, он лишился средств к существованию и был вынужден продать или заложить часть коллекции. В 1934 году Литтман покончил жизнь самоубийством, а предметы из его огромной коллекции оказались разбросаны по разным городам и странам.

В рамках программы реституции восемь картин из коллекции Литтмана ранее уже были возвращены музеем Берна наследникам Исмара Литтмана. В декабре 2021 года этот же музей вернул наследникам Литтмана акварели «Укротительница» и «Дама в ложе».

Не умерла сегодня и идея создания так называемого музея Гурлитта в Баварии. Ведь среди авторов картин, найденных в квартире Корнелиуса Гурлитта, есть знаменитые немецкие имена, и передача таких картин Швейцарии обернется значительной потерей для Германии.

«В этом смысле картины Бекмана для Германии много ценнее, чем картины Матисса», – говорит Антон Штайнер, президент Немецкого форума наследственных прав.

Но рассуждения о музее Гулитта, скорее всего, лишь пустые разговоры. Вот что говорит о юридических аспектах этого дела Антон Штайнер: «Если бы в завещании значилось, что Корнелиус Гурлитт передает свое наследство Австрии, где он жил, решить вопрос о возвращении картин Германии на основе правил Евросоюза не было бы никаких проблем… Но относительно собрания картин Гурлитта (переданных музею в Берне. – В. Ф.)… в данном случае я не думаю, что можно что-либо подобное сделать».


25 декабря 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
179500
Сергей Леонов
137884
Сергей Леонов
97957
Виктор Фишман
79993
Борис Ходоровский
70671
Богдан Виноградов
56854
Павел Ганипровский
52066
Дмитрий Митюрин
47071
Александр Егоров
46451
Татьяна Алексеева
45700
Павел Виноградов
42174
Сергей Леонов
41417
Светлана Белоусова
40262
Роман Данилко
39238
Татьяна Алексеева
38416
Борис Кронер
38266