Крылья свободы
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №11(423), 2015
Крылья свободы
Олег Семенов
журналист
Санкт-Петербург
107
Крылья свободы
Кадр из фильма «Кандагар»

На чем только люди не пытались бежать из неволи! Пешком, на лошади, на автомобиле, на пароходе… С появлением самолетов бежать стали и на них. Впрочем, учитывая, что управлять летательными аппаратами мог не каждый, число подобных побегов не столь велико. Расскажем о самых интересных из них.

«МЫ ЛЕТИМ, КОВЫЛЯЯ ВО МГЛЕ…»

Самым знаменитым побегом из вражеского плена считается побег, совершенный в феврале 1945 года летчиком-истребителем Михаилом Девятаевым. Но до этого было еще несколько подобных побегов, которые, к сожалению, остались малоизвестными. Один из них был совершен в 1943 году. Командир бомбардировщика ДБ-ЗФ лейтенант Аркадий Ковязин сбежал из вражеского плена на немецком двухмоторном истребителе мессершмитт. Вот, что рассказывает об этом подвиге командир 12-го гвардейского Гатчинского ордена Суворова 3-й степени дальнебомбардировочного авиаполка Николай Богданов: «В одном из боевых вылетов в конце 1941 года из-за отказа обоих моторов Ковязин произвел посадку в глубоком тылу противника. При посадке самолет был разбит, экипаж, к счастью, остался невредим. В прифронтовой полосе Аркадий Ковязин и его боевые товарищи — штурман Николай Колтышев и стрелок-радист Михаил Коломиец — неожиданно попали в засаду.

В короткой схватке с большой группой гитлеровцев они были обезоружены и взяты в плен. Потянулись месяцы и годы плена, концлагерей — вначале во Пскове, затем в Луге, откуда Аркадий Ковязин вместе с радистом бежал. На пятые сутки их схватили, нещадно избили и бросили в карцер. Допросы, побои, пытки, издевательства...

Когда была потеряна всякая надежда на жизнь, Ковязина неожиданно перевели в рижский лагерь № 350 для русских военнопленных. Через некоторое время его стали назначать на работы на рижском аэродроме. Там он познакомился с Владимиром Крупским, попавшим в плен на Ленинградском фронте. Крупский был в доверии у коменданта аэродрома, по его рекомендации комендант определил Ковязина кочегаром в один из ангаров. В погожий осенний день, когда технический состав ушел обедать, Ковязин и Крупский незаметно для охраны пробрались к подготовленному к полету самолету. После нескольких неудачных попыток Ковязину удалось запустить моторы...

Через несколько дней во фронтовой газете было опубликовано лаконичное сообщение: «4 октября 1943 года возле города Ржева в расположении наших войск приземлился боевой самолет немцев. На нем бежал из фашистского плена летчик советских ВВС лейтенант Аркадий Михайлович Ковязин».

Еще один схожий побег совершил побег летчик Владимир Муратов.

В плен он попал за год до Победы, в мае 1944 года. По сообщению сотрудника тамбовского военкомата, к тому времени он был уже воздушным асом, сбил 11 самолетов противника.

Муратов в числе прочих военнопленных занимался обслуживанием аэродрома в Румынии. Там он подружился с техником — молдаванином, которому удалось отвлечь охрану и подготовить к взлету немецкий истребитель. Муратов взлетел на нем и благополучно дотянул до своих. Пройдя проверку в особом отделе, он вернулся в свою часть, где воевал до Победы, был награжден двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Красного Знамени и многими медалями.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ

Правда, не всегда летчиков, сбежавших из вражеского плена, встречали как героев. Порой им приходилось доказывать, что они не фашистские шпионы. И не всегда им это удавалось.

Младший лейтенант Николай Лошаков, летчик 14-го гвардейского истребительного полка, был сбит 27 мая 1943 года. Раненый пилот сумел на парашюте покинуть горящий самолет. В лагере для военнопленных Лошаков начал сколачивать группу для побега. Однако кто-то выдал их, и сообщников разбросали по разным лагерям. На новом месте Лошакова начали усиленно обрабатывать, склоняя к сотрудничеству. Летчик согласился, решив при первой же возможности бежать…

После того как Лошаков дал согласие на сотрудничество, его направили на немецкий аэродром на Псковщине. Здесь он познакомился пленным сержантом Иваном Денисюком, заправлявшим на взлетном поле самолеты, который тоже вынашивал планы побега. Имея доступ к самолетам, Денисюк запоминал расположение приборов в кабине и вечером рисовал для Лошакова схемы.

В один из дней им улыбнулась удача: на полосе стоял заправленный одномоторный двухместный самолет-разведчик Fi-156 «Шторьх». Улучив момент, Лошаков и Денисюк забрались в кабину и успешно взлетели. Вслед за беглецами в погоню помчались истребители. Лошаков был ранен, но сумел уйти от преследования и после 400-километрового перелета сел в Новгородской области. Это произошло летом 1943 года.

Летчик и его товарищ были арестованы военной контрразведкой.

В ходе «силового» допроса Денисюк, не выдержав, дал «признательные» показания об измене Родине. Лошакова сломать не удалось.

4 декабря 1943 года Особое совещание при НКВД СССР приговорило Денисюка к 20 годам, а Лошакова — к 3 годам лишения свободы.

12 августа 1945 года Лошакова на год раньше срока освободили со снятием судимости. Денисюка освободили из лагеря лишь в 1951 году.

Не все гладко было и в случае с побегом из плена Михаила Девятаева. Хотя его и наградили за совершенный им подвиг Золотой Звездой Героя Советского Союза, но произошло это лишь в августе 1957 года. А до этого летчика 10 месяцев «фильтровали» в специальном лагере. Вот что вспоминал об этом сам Михаил Девятаев: «Тогда, в 1945 году, когда у меня все расспросили, отправили на сборный пункт. Потом нас пешком повели из Германии через Польшу и Белоруссию в Псковскую область, на станцию Невель. Привели к озеру. Вокруг озера — лес. Ворота, над ними написано «Добро пожаловать», а кругом колючая проволока. Говорят: «Ройте себе землянки». Мы сделали землянки, сена накосили, на сене спали.

В октябре уже стало холодно. Домой не отпускают и переписываться нельзя. Там, в Невеле, содержались бывшие пленные и вывезенные в Германию советские женщины... Потом все-таки меня в декабре отпустили... Мне еще повезло, не посадили. Все-таки не все дураки, хотя дураков у нас много».

ОДИН ШАНС ИЗ ТЫСЯЧИ

Наши летчики бежали из неволи и в мирное время. Благодаря фильму «Кандагар» многим известен подвиг летчиков транспортного самолета Ил-76.

3 августа 1995 года российский самолет совершал рейс по маршруту Шаржа — Кабул с грузом патронов на борту. Экипаж состоял из семи человек: командира Виктора Шарпатова, второго пилота Газинура Хайруллина, штурмана Александра Здора, бортинженера Асхата Аббязова, радиста Юрия Вшивцева, ведущих инженеров Сергея Бутузова и Виктора Рязанова. Над Кандагаром истребитель талибов под угрозой уничтожения заставил наш самолет сесть на местном аэродроме.

Груз, который перевозил наш борт, был изъят, а летчиков захватили в плен. Пилоты закрыли самолет и несколько дней провели возле него. Спали они на коечках, которые талибы поставили прямо под крылом машины.

Потом летчиков перевели в дом, ставший на долгое время их тюрьмой. Двор дома (примерно 30 на 30 метров) был окружен трехметровым забором. Везде стояла охрана. Лишь в туалете было небольшое оконце, из которого можно было увидеть кусочек дороги. И то потом это окно забили.

Первое время пленники требовали встречи с властями, просили дать им средства связи. Но талибы не шли ни на какие уступки. Прошло несколько месяцев, но о российских летчиках так никто и не вспоминал.

Тогда они решили разработать план побега. Поначалу предполагалось уйти пешком. Но далеко в горах не уйдешь. Оставался один-единственный путь, хотя и фантастический (шансов было мало), — побег на самолете.

Летчики заявили талибам, что самолет не должен долго простаивать и что нужно периодически запускать движки. Мол, машина без этого может сломаться, а она новая и дорогая. Афганцы согласились, но к самолету возили не всех. Однажды четверо летчиков отказались обслуживать самолет, потребовав, чтобы на летном поле был весь экипаж. Тогда талибы вывезли пленников в поле и сымитировали расстрел. После этого случая пилоты решили больше не рисковать. Они решили бежать 16 августа 1996 года, в выходной день по мусульманскому календарю.

Когда талибы увидели, что самолет выходит на взлетную полосу, они открыли по нему огонь. Боевики сели на «Уралы» и помчались на середину полосы в надежде перекрыть ее. Но самолет успел проскочить.

Ил-76 поднялся в небо. На минимально низкой высоте самолет взяла курс на Иран. Вечером того же дня самолет совершил посадку в Объединенных Арабских Эмиратах.

Год и тридцать дней провели в плену российские летчики. За героизм, мужество и стойкость, проявленные при освобождении из неволи, Газинуру Хайруллину и Виктору Шарпатову присвоили звание Героев России. Все остальные члены экипажа были награждены орденом Мужества.


19 Мая 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606