Самый дорогой «Спаситель мира»
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №26(490), 2017
Самый дорогой «Спаситель мира»
Павел Ганипровский
журналист
Санкт-Петербург
546
Самый дорогой «Спаситель мира»
«Спаситель мира» на аукционе

Картина Леонардо да Винчи «Спаситель мира», принадлежавшая российскому миллиардеру Дмитрию Рыболовлеву, 15 ноября 2017 года продана на торгах Christie’s за 450 миллионов долларов, став, таким образом, самым дорогим произведением искусства из реализованных на аукционах. Торгам предшествовала помпезная пиар-кампания.

ОЛИГАРХ ПРОТИВ АРТ-ДИЛЕРА

Судя по всему, для Рыболовлева это был вынужденный шаг. Дело в том, что бывший владелец «Уралкалия», известный прилежной скупкой произведений искусства, с некоторых пор судится со своим арт-дилером Ивом Бувье. Рыболовлев уверен, что тот, «притворяясь другом и советником», обманул его примерно на миллиард долларов. Именно столько бизнесмен, по его мнению, переплатил за шедевры, купленные им при посредничестве Бувье.

— Продажа картины помогла отчасти восстановить стоимость коллекции господина Рыболовлева, — признался Сергей Черницын, советник миллиардера.

Действительно, для того чтобы возместить потери, Рыболовлев обращает сейчас свою коллекцию в деньги. Так, в марте, тоже на Christie’s, из нее были проданы картины Пабло Пикассо, Поля Гогена и Рене Магритта. Теперь пришла очередь «Спасителя мира».

Впрочем, по поводу атрибуции этой работы имеются серьезные сомнения. Известно, что такую картину великому художнику действительно заказал король Франции Людовик XII. Сохранилось и несколько ее эскизов, а также так называемых леонардесков на этот сюжет — то есть картин, написанных последователями Леонардо в его манере. Не исключено, что проданное полотно и есть один из таких леонардесков.

В любом случае картина за века была искажена многочисленными записями и исправлениями. Достаточно сказать, что, когда в 1958 году ее тогдашние владельцы попытались реализовать ее через аукцион «Сотбис», они смогли продать ее лишь за… 45 фунтов.

Однако с тех пор картина подверглась тщательной реставрации, и часть специалистов признала ее принадлежащей кисти Леонардо. Впрочем, некоторые эксперты считают, что современные художники работу больше не восстанавливали, а дописывали.

— Девяносто процентов этой картины создано в последние пятьдесят лет, — утверждает американский искусствовед Джерри Сальц. — Она напоминает выдуманную кем-то версию утраченного оригинала. Кроме того, на рентгенограммах видны трещины, разрушения красочного слоя, вздувшееся дерево, стертая борода и другие детали, скорректированные, дабы сделать эту копию более похожей на оригинал.

Однако Бувье купил картину за 80 миллионов долларов и почти тут же перепродал Рыболовлеву за 127 с половиной миллионов.

МЕЦЕНАТЫ ИЛИ ТОРГАШИ?

Рыболовлев не единственный российский бизнесмен, увлекающийся искусством. Впрочем, «увлекающийся» здесь не то слово. Почти все нажившие в России состояние люди скупают предметы искусства — потому что это отличный способ сохранить и даже приумножить капиталы в бурных водах отечественного бизнеса. Но крайне редко собранные этими людьми коллекции, иногда поражающие воображение своим богатством, могут увидеть простые соотечественники олигархов-меценатов. Ну, разве что коллекцию изделий ювелира Карла Фаберже, в свое время купленную президентом фонда «Сколково» Виктором Вексельбергом за сто миллионов долларов. Он охотно показывает эту коллекцию, и не только в Петербурге, в Шуваловском дворце, где им основан Музей Фаберже, но и в других городах России.

Открыл музей, но уже в Москве и владелец группы O1 Properties Борис Минц. Он много лет собирает произведения импрессионистов и показывает свою коллекцию публике. А вот член совета директоров Альфа-банка Петр Авен пока выставлял свою коллекцию русских модернистов стоимостью в полмиллиарда долларов лишь в Нью-Йорке. А еще планирует открыть музей в Риге, откуда был родом его дед.

ТРАГЕДИЯ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Остальные предпочитают держать принадлежащие им шедевры вдали от людских глаз, в защищенных хранилищах, да еще и желательно не в России. Что, естественно, вызывает негатив у многих сограждан. В частности, многие сравнивают поступок Дмитрия Рыболовлева, продавшего картину Леонардо, с акциями захвативших власть большевиков, которые, ради продвижения мировой революции и укрепления своего государства, распродавали веками собиравшиеся в России произведения искусства.

Это действительно была страшная трагедия для российской культуры, последствия которой не избыты до сих пор.

— Когда я учился в Академии художеств в Санкт-Петербурге — это было в 1979-1985 годах — церковь Святой великомученицы Екатерины использовалась партийным и комсомольским руководством как зал заседаний. В алтарной части, на сколоченной из досок сцене, заседали президиумы, а под праздники в храме проводили танцевальные вечера и всякие балаганы «по-советски», — вспоминает писатель и публицист Владимир Хохлев, главный редактор журнала «Невечерний свет/INFINITE».

После перестройки мой однокурсник — теперь архимандрит Александр (Федоров) — стал настоятелем домовой церкви в Академии художеств и Императорского собора Петра и Павла в Петропавловской крепости. И занялся возрождением церковной жизни. Советская власть разграбила церковь академии, в закладке которой принимала участие сама императрица Екатерина II. Разграбила полностью, до основания. Сохранилось только то, что нельзя было разрушить, пилястры, лепнина под сводами… Восстанавливать храм пришлось всем миром. Храм стал первым в России из возрожденных в 90-е годы при высших учебных заведениях.

Спрашиваю у отца Александра: «Удалось ли найти следы изъятых и проданных церковных ценностей, икон храма, картин? Сколько средств на них было выручено? И помогли ли эти средства безумной власти?» Настоятель отвечает: «Ничего найти не удалось. Ни ценностей, ни их следов. Все изъятое собиралось в Москве, в комиссии Троцкого, и оттуда отправлялось на продажу. Никаких актов, других документов не осталось. И видимо, к этому советская власть и стремилась».

При этом, как свидетельствуют эксперты, доход от всех продаж всех ценностей — и церковных, и светских — составил не более одного процента валового дохода страны. Значит, ценности разворовывались не ради государства и его нужд. Ленинский призыв «грабь награбленное» позволил обогатиться частным лицам, у которых отобрать «награбленное» сейчас — юридически-законным способом — практически невозможно, — заключил Хохлев.

ДОСТОЯНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ И ЧАСТНОЕ

Впрочем, многие специалисты не спешат ставить знак равенства между продажей олигархом своей коллекции и прагматичным варварством большевиков. Вот что ответил на вопрос «Секретных материалов», не является ли выставление на торги «Спасителя мира» продажей национального достояния России, Михаил Аникин, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа, автор книги «Леонардо да Винчи, или Богословие в красках»:

— Нет, не является. Во-первых, Леонардо да Винчи — достояние всего мира. Во-вторых, эта картина никогда не была в России, поскольку Рыболовлев живет за границей и, скорее всего, обладает не только российским гражданством. Он купил ее на свои заработанные деньги и имеет право делать с ней все, что хочет. А если рассуждать иначе, тогда не существует священного права частной собственности.

— Но не напоминает ли эта продажа практику большевиков, которые продавали за рубеж шедевры? Ведь ситуация очень похожа: и там, и тут денежные проблемы возникли у людей, контролирующих великие произведения искусства, и они продали их на сторону…

— Большевики действительно распродавали национальное достояние. Но это достояние в основном принадлежало частным лицам, которые тоже платили за него свои деньги. Если дальше следовать вашей логике, тогда надо считать национальным достоянием нынешней России все те произведения искусства, которые были скуплены нашими олигархами. Например, Игорем Сечиным…

— Но вот Вексельберг, например, не продал яйца Фаберже за рубеж, а организовал музей…

— Частный музей, сборы от которого идут отнюдь не в государственною казну… Потом, ведь когда Рыболовлев покупал картину, он сильно рисковал — были и есть большие сомнения в ее подлинности. И если считать «Спасителя мира» российским достоянием, то риски эти перейдут на Россию. То есть в случае, если картина окажется не подлинной, Россия потеряет 500 миллионов долларов…

— А вы верите, что это подлинный Леонардо?

— Я человек науки и в данном случае не могу верить или не верить. Скажем так: я не исключаю, что это подлинник. Известно, что Леонардо неоднократно обращался к образу Христа. В любом случае необходимо собрать достаточную доказательную базу, а потом уже делать выводы о подлинности.

— Как известно, в России всего две подлинные картины Леонардо — «Мадонна Литта» и «Мадонна Бенуа»…

— Три. Я считаю хранящуюся в Эрмитаже «Донну Нуду» тоже принадлежащей кисти Леонардо, хотя многие мои коллеги с этим не согласны.

— Хорошо, пусть три. Нельзя ли сказать, что с продажей «Спасителя мира» Россия потеряла возможность получить четвертую?

— Думаю, это было бы преувеличением.

Может быть, оно и так. Но все же жаль, что образ Христа, возможно принадлежащий кисти самого Леонардо, вновь канет в недрах какой-нибудь частной коллекции и скроется от глаз человечества.


2 декабря 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91814
Сергей Леонов
85831
Виктор Фишман
73901
Борис Ходоровский
65523
Богдан Виноградов
52400
Дмитрий Митюрин
40972
Сергей Леонов
36426
Роман Данилко
34455
Александр Егоров
27818
Борис Кронер
27723
Татьяна Алексеева
27024
Светлана Белоусова
26787
Наталья Матвеева
25591
Наталья Дементьева
24208
Светлана Белоусова
24195