Любеч — младший брат Киева. Часть 2
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Любеч — младший брат Киева. Часть 2
Александр Олейник
историк, писатель
Гомель
491
Любеч — младший брат Киева. Часть 2
Памятник Любечскому съезду русских князей

События, пролетевшие над Любечем и с участием любечан в XI веке, потомки помнили и через восемь столетий. Так известный петербургский поэт В. Плотников летом 1887 года в посвящении Любечу писал:
Часто в ночи бессонные, роем нестройным
Позабытые песни неслись предо мной
То с дружиной своей Святополк Окаянный
Из-за озера мчится, то гимн покаянный
Из пещеры Антония слышен порой...
А спустя сто лет наша память оказалась стертой... Боже, что же случилось с нами за семьдесят советских лет?! История больше не знает такого самоубийства великого народа!


Часть 1   >

КНЯЗЬЯ, КОНУНГИ И ПРИНЦЕССЫ

XI — начало XII веков стали временем расцвета Любеча как крупного торгового, военного и культурного центра Среднего Поднепровья, где часто происходили события судьбоносного для Руси значения...

В последние годы жизни Владимира Святого неспокойно стало в государстве. Зачинщиком смуты оказался один из сыновей: Ярослав, впоследствии прозванный Мудрым, княживший в далеком Новгороде. Владимир не успел «навести порядок», в 1015 году скончался. Сразу же после смерти отца между братьями разгорелась борьба за стол киевский. Оказавшийся ближе всех Святополк Туровский, «сын двух отцов», захватил власть, убив при этом своих братьев — Бориса Ростовского и Глеба Муромского, а позже и Святослава Древлянского. За это его и проклял народ «Окаянным». Такова официальная версия, есть и другие.

Против Святополка выступил из Новгорода Ярослав. Войска князей-братьев вновь встретились у стен родового гнезда — Любеча. О грандиозной любечской битве 1016 года писали все известные историки ХIX и XX веков. Победа открыла Ярославу ворота стольного Киева. По легенде, на дне Любечского озера нашел свою смерть покоритель радимичей старый воевода Волчий Хвост.

Некоторые ученые считают, что за победу под Любечем, Новгород получил от Ярослава первый письменный юридический свод законов «Правда и уставы», что в будущем позволит стать ему республикой — Господином Великим Новгородом.

В летописи статья «А се есть Правда Рускаа» стоит под одним годом с битвой сразу же после ее описания! Местные пословицы и это сберегли в народной памяти:
– Окаянный Святополк утратил под Любечем силу и толк.
– Князю Мудрому Ярославу Любеч дал победу и славу.

В XI веке Любеч фактически являлся щитом для столицы Руси, и киевские князья делали все возможное, чтобы удержать его в сфере своего влияния. Подобная задача была особенно актуальной во времена феодальной раздробленности.

Расплодившиеся Ярославичи возглавили отдельные княжества, но еще полтора столетия вели беспощадную борьбу за обладание первопрестольным Киевом, а значит и Любечем. Любечские стены и валы видели красавиц Ярославен, разлетавшихся из родового гнезда по миру. Самая известная из них — Анна, покидавшая Русь, чтобы стать принцессой де Валуа и королевой Франции, и увезшая с собой славянскую библию, на которой восемь веков будут присягать французские короли.

Любечские берега и древняя пристань помнят ладьи и шнеки Елизаветы, уплывавшей со знаменитым воителем, предводителем варяжской гвардии византийского императора Харальдом Суровым, ставшим впоследствии норвежским королем и сложившим голову в борьбе за престол Англии. Помнит Любечский замок и печальную фигуру жены Владимира Мономаха Гиты Гарольдовны, английской принцессы, дочери последнего англосаксонского короля, победившего Харальда Сурового, но погибшего под ударами Вильгельма Завоевателя.

МИРОТВОРЦЫ И СВЯТЫЕ

Именно Владимир Мономах, владевший Любечем несколько десятилетий и построивший неприступный по тем временам замок, понимал пагубность княжеских междоусобиц. По его инициативе в 1097 году в Любечском замке прошел первый княжеский съезд, пытавшийся выработать систему престолонаследия и положить конец кровавой борьбе:

 На съезде в Любече князья
Решили: княженецкой власти
Опоры нет, что воронье
Мы Русь родную рвем на части...
Пусть каждый вотчиной своей
Владеет в мире с этих дней,
И да не будет ссор меж нами.
Мы братья — нам ли быть врагами...

Так писал об этом событии российский поэт Суриков в 1877 году. На съезде присутствовали влиятельнейшие русские князья, имевшие друг к другу наследственные или земельные претензии.

Хорошие начинания закончились трагически — один из участников, возвращаясь домой, был коварно схвачен и ослеплен, а остальные двинулись войной против виновников этого невиданного на Руси злодеяния. И тем не менее система вотчинного владения и наследования, выработанная в Любече, позволила задержать распад государства почти на полвека. Владимир Мономах, чтобы примириться с противниками Святославичами, отказался от Чернигова и своего любимого детища — Любечского замка. Так после съезда Любеч окончательно перешел во владение черниговских князей Ольговичей, распространивших свою власть на многие города Поднепровья.

Но не только крупные военные и политические события происходили в Любече в XI веке. Город все более развивался и как культурно-экономический центр. Так, именно здесь появился на свет святой Антоний, чей образ запечатлен на иконах и имеется во всех православных храмах мира. Жизнь и деятельность сего достойнейшего человека, просветителя земли Русской и основателя Киево-Печерского монастыря хорошо известна. Родился он на закате языческой эпохи и наречен был именем Антипа. И хотя социальное положение его неизвестно, можно считать Антипу дальним родичем Малуши и Добрыни.

По невыясненным причинам он выкопал пещеру в днепровских кручах и некоторое время обитал в ней, а затем спустился к Киеву откуда ушел в Византию. Имеются сведения, что местом пострижения Антипы-Антония был Иверский грузинский монастырь на горе св. Афон. Освоив грамоту, основы христианства и монастырский студитский устав, он вскоре вернулся в киевские пещеры. Здесь вокруг него начали собираться образованные люди, которым позже пришлось сыграть значительную роль в церковно-политической жизни Руси.

По просьбе Антония великий князь пожаловал монахам в вечное пользование гору, где и сейчас находится Киево-Печерская лавра. «И оттоле почася Печерский монастырь...» — гласит летопись, приводя данные, что Антоний назначил игуменом монастыря Феодосия (в будущем также канонизированного). На долгие годы и столетия Киево-Печерский монастырь стал оплотом русского летописания, русского мировоззрения и общественной мысли, противостоящим византийскому влиянию.

Во время киевского восстания 1066 года Антоний Печерский, по неизвестным причинам, поддержал полоцкого князя-узника Всеслава Чародея, ставшего на короткий период великим киевским князем. Именно по этой причине, он позже вынужден был бежать в Чернигов, где основал существующий и поныне Елецкий монастырь. Умер просветитель в Киеве, в 1073 году, в возрасте 90 дет и был похоронен в Киево-Печерском монастыре. К великому сожалению, «Житие Антония Печерского» до наших дней не дошло. Развитие культа святого Антония началось в XIV веке на землях Твери и Суздаля, что доказывается сведениями «Летописца Переяславля-Суздальского» и подчеркивает культурное единство русских земель в столь тяжелое время.

Пещера Антония Печерского восстановлена в XVII веке в Любече, и в наши дни туда постоянно приезжают паломники с Украины, разных стран Европы, Америки и, конечно же, из соседней Беларуси.

Память о великом земляке звучит в местных пословицах, дошедших до наших дней:
— В Киеве в пещеру зайдешь, а в Любече выйдешь.
— Кто с горы любецкой перескочит на гору киевскую, тот станет святым.

РУИНА

По данным археологических раскопок, в период своего расцвета по размерам укрепленной территории Любеч равнялся Полоцку и далеко опережал такие известные города, как Псков, Рязань, Туров, Пинск, Курск, Путивль и другие. В XI — начале XII веков Любеч был признанным центром торговли, кузнечного ремесла, кораблестроения, гончарного и керамического производства, одним из главных центров стеклоделия и письменности.

Грамотность простых любечан доказана редкой находкой с надписью, доносящей сквозь века «вечные» чувства наших земляков и предков:
«Иванко создал тебе это, единственной дочери». Какая судьба была у этого «Иванки» и у его дочери, которой отец подарил миниатюрное пряслице? Может, их потомки и сейчас живут среди нас?!

О важном значении Любеча в период феодальной раздробленности говорят скудные данные о том, что именно с Любечского замка был «скопирован» первый детинец Москвы, а князь Андрей Боголюбский, пытаясь перенести столицу Руси из Киева во Владимир, основал недалеко от последнего поселок «Любеч».

Если до середины XII века летописцы называли Любеч «всей жизнью черниговских князей», то впоследствии значение города неуклонно падает. Виной всему — постоянные княжеские войны за Киев, приводившие к запустению Поднепровья, и незаметно меняющиеся торговые пути. Состоявшийся в 1135 году в Любече второй княжеский съезд снова не смог примирить враждебные стороны и во вспыхнувшей в 1140-х годах войне Ростислав Смоленский, впервые, неожиданным ударом берет и сжигает днепровскую твердыню Черниговского княжества.

Разорение родового гнезда Владимира Святого и Мономаховичей привело к эскалации военных действий и усилившейся переписке князей, обвинявших друг друга, что и зафиксировали древнерусские летописи.

После такого разгрома Любеча и округи значение города быстро падает, что дополнилось половецким набегом 1154 года. Память народная помнит и это лихо:
– Мчали половцы в Любеч как в гости, но сломали под ним свои кости.
В 1159 году Святослав Ольгович называет Любеч «пустым городом, где живут псари и половцы», что означало полное разорение.

Последнее упоминание города в летописях домонгольского периода относится к 1180 году, когда великий киевский князь Святослав Всеволодович собрал в Любече своих братьев, черниговских князей, среди которых был и Игорь, владетель Северского княжества, и Гомия, будущий герой Слова о полку Игореве.

Таким образом, ведущиеся почти непрерывно феодальные войны существенно ослабили русские княжества Среднего Поднепровья и привели к падению значения Любеча. Окончательный же удар по развитию города нанесло сокрушительное монголотатарское нашествие в середине XIII века.

Уцелевшее после азиатской резни славянское население южных городов массами уходило на север, на берега Белого моря, в новгородское и владимирское залесье, унося с собой легенды и былины, пословицы и память о золотом времени Владимира Красное Солнышко и Добрыни. Уходили и уцелевшие любечане, оставляя за собой некогда цветущий город с прекраснейшим названием «Любеч» и возвышающийся до наших дней величайший в славянских землях курган.

«Я, Люб, князь, Киевич», — с укором потомкам доносится из-под толщи земной.
Наступило время РУИНЫ, наступило забвение...

Название Любеча и славных любечан еще будет встречаться в летописях других государств... Время Руси ушло, но очень символичен, на мой взгляд, тот факт, что первый удар по монгольскому игу на Куликовом поле в 1380 году нанес монах-ратник Дмитрия Донского Александр Пересвет «из служилых брянских бояр, любечанин родом»…

ОТ ГЕТМАНЩИНЫ К СОВЕТАМ

История города в XIII-XIV веках практически не известна. По скудным данным, некоторое время еще существовало небольшое удельное Любечское княжество, входившее в состав обескровленного и потерявшего силу Черниговского княжества.

Воспользовавшись ослаблением Руси, великий князь литовский Ольгерд в середине XIV века захватил древние черниговские вотчины, в том числе и Любеч.

В течение XV-XVI веков город много раз переходил из рук в руки, став ареной борьбы Речи Посполитой и Московского государства, а в 1654 году вместе со всем левобережьем Днепра окончательно вошел в состав последнего, составляя Любецкую сотню Черниговского казацкого полка.

В начале XVIII века городом владел известный исторический деятель, гетман Украины Иван Степанович Мазепа, отстроивший прекрасный Любечский замок, описанный Пушкиным. А после Полтавской битвы и бегства гетмана именным указом Петра I Любеч был подарен черниговскому полковнику Павлу Полуботку в вечное владение. Правда, полковник, став наказным гетманом, возглавил борьбу за ликвидацию Малороссийской коллегии и восстановление гетманского правления на Украине, за что был схвачен и погиб в каземате Петропавловской крепости Петербурга. С тех пор в Любече сохранились развалины так называемой «каменицы Полуботка». Может, именно в ней до сих пор скрыты сокровища последнего мятежного украинского правителя, по легенде переправленные в Англию, которые так безуспешно искал император Российский?!

После смерти гетмана Любечем владели его потомки, а правнучка, София Семеновна Полуботок, вышла замуж за последнего черниговского полковника, в будущем генерал-майора Петра Степановича Милорадовича.
Таким образом, Любеч вплоть до 1917 года считался владением рода графов Милорадовичей, наиболее известными представителями которых являются:
— Петр Степанович Милорадович (1723-1799), последний черниговский полковник.
— Андрей Степанович Милорадович (1726-1796), участник Семилетней войны, с 1782 года — черниговский губернатор, руководил составлением описи Левобережной Украины.
— Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), сподвижник Суворова и Кутузова, герой войны 1812 г., губернатор Петербурга с 1818 года, смертельно раненный Петром Каховским на Сенатской площади во время восстания декабристов.
— Григорий Александрович Милорадович (1839-1905), известный историк, краевед, археолог, впервые изучивший и опубликовавший т.н. «Любечский синодик» — древнерусскую летопись с родоводом черниговских князей 1024-1372 годов и их родственников в других уделах, найденный среди документов упраздненного в 1786 году Екатериной II Любечского Антониевского монастыря.

В руках Милорадовичей в XIX веке сконцентрировалась основная территория Любеча и округи. Они превратили местечко в фамильное гнездо, центр обширных владений на Черниговщине. В Любечском имении действовали крупные пивоваренный и винокуренные заводы, а с 1890 года еще и ректификационный. В середине XIX века была построена паровая мельница со значительным количеством наемных рабочих, действовала крупная речная пристань, развитая система речного транспорта связывала Любеч с бассейном Днепра вплоть до Херсона. Любеч являлся центром еженедельных местных базаров, четырех крупных ежегодных ярмарок юга Беларуси и севера Украины. Центральная часть местечка была разделена на кварталы прямыми улицами, основанием которых являлась квадратная площадь.

В 1811-1817 годах на площади была возведена каменная Преображенская церковь. Строилась она известным архитектором Джоном Кларком как родовая усыпальница. Интересно то, что в это же время Д. Кларк возводит владельцу Гомеля, канцлеру Российской империи Н.П. Румянцеву такой же по архитектуре собор Св. Петра и Павла. В графской усадьбе были построены двухэтажный дворец, каменные хозяйственные постройки, разбит парк, ореховые аллеи, установлены с видом на Днепр боевые пушки.

В имении находилась богатая библиотека, ценный исторический архив, коллекция художественных изделий и картин. А в 1905 году в Санкт-Петербурге вышла книга Г.А. Милорадовича «Любеч и его святые» — первая попытка вернуть местечку забытое величие, великую историю.

Начавшаяся мировая война и последовавшие потрясения прервали мирную жизнь. Как только в Любеч пришла весть о Февральской революции и отречении царя — графская экономия была разгромлена.

Уже осенью 1917 года вдова графа Милорадовича в телеграмме на имя Керенского жаловалась, что, в связи с агитацией большевиков, крестьяне силой овладели землей и лесами, производят обыски в имении, угрожают разгромом и вынудили ее выехать из дома. Во время Гражданской войны имение было почти полностью уничтожено, а коллекции — разграблены. Вернуть прошлое, к сожалению, нельзя, но надо его хотя бы помнить!

На берегах Днепра, под высокими холмами и кручами, укрытые пушистым зеленым ковром, и сейчас мирно спят седые могильники наших предков, усыпальницы забытых владык, языческие святилища древних жрецов, пещеры первых христианских святых, осунувшиеся городища былинных героев. Над ними тихо проплывают тысячелетние легенды в виде облаков, а посередине, как и тогда, возвышается невиданных размеров холм, овеянный множеством сказаний.
«Я Люб, князь, Киевич», — с укором потомкам шепчет забытая великая история.

В 1997 году на вершине холма представители славянского мира установили памятник в честь 900-летия первой попытки остановить братоубийственные усобицы, предотвратить развал государства.
О Боже, почему мы снова все П О В Т О Р Я Е М !
Потому, что… З А Б Ы В А Е М !

Люб Киевич, Кощей Трепетович, Малуша Любечанка, Добрыня, Владимир Святославич, Антоний Печерский, Александр Пересвет, Милорадовичи! Великие князья и сказочные злодеи, летописные богатыри и святые, первые съезды и кровопролитные битвы — это наша история и земляки! Их именами и названиями гордятся теперь другие государства, но и наши дети имеют такое же право.


30 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713