Леди с лампой
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №4(364), 2013
Леди с лампой
Галина Бергер
журналист
Москва
175
Леди с лампой
Флоренс Найтингейл — сестра милосердия и общественный деятель Великобритании

Общеизвестно, что профессия медсестры — одна из самых сложных и благородных. Хотя в нашей стране, к сожалению, ее можно назвать одной из самых непрестижных и малооплачиваемых. Это странно, ведь без звезд шоу-бизнеса, случись что, мы легко обойдемся, а без медсестер — сильно сомневаюсь. История профессии «медсестра», что называется, уходит корнями в глубь веков. Конечно, поначалу их никто не называл медсестрами, но обязанности у них были те же самые — уход за больными. Каждый мало-мальски здравомыслящий человек понимает, что ухаживать за больным — дело совсем нелегкое, и не только потому, что нужно всегда быть рядом — то таблетку подать, то перевязку сделать, то постель поменять, а потому, что правильный уход — это порой обязательное условие выздоровления.

Первые ласточки милосердия

Когда-то, давным-давно, ухаживать за больными было исключительно обязанностью родственников или слуг. Такая помощь была далека от профессиональной и заключалась в основном в том, чтобы обеспечить прикованному к постели человеку возможность вовремя получать еду, питье и лекарство. Что же оставалось делать тем больным, у которых не было совсем никого? Даже в таком благородном деле действует закон рынка — спрос рождает предложение. Поэтому еще в Древнем Риме начали появляться организации, преимущественно женские, предлагавшие подобные услуги. Но не будем забираться в глубь веков, а обратимся к 1184 году, когда в Люттихе (Льеж) священник Ламбер ле Бег основал женскую общину. Ее обитательниц назвали бегинками в честь основателя. Существует, правда, точка зрения, что название произошло от средненижненемецкого слова «beggam», что значит «нищенствовать», но она менее распространена. Община не была религиозным орденом в привычном понимании, но все-таки имела непосредственное отношение к церкви.

Устав бегинок гласил: «Им должно иметь в виду, что хотя они не принадлежат к религиозному ордену, так как его устроение не сочетается с обязанностями их призвания, тем не менее обязаны вести жизнь столь же добродетельную, как если бы они были посвящены в религиозный орден. Поскольку они более открыты миру, чем монахини, то их монастырь — не что иное, как обитель больного; их келья — наемная комната; их капелла — приходская церковь; их затвор — общественные улицы и палаты больных; их убежище — послушание; их покров — страх Божий; их ограда — святая скромность. Где бы они ни соприкасались с миром, им должно держать себя с такой же степенью собранности, чистоты сердца и тела, отстраненности от тварного и подавать такой же назидательный пример, как и монахиням в затворе своих монастырей...».

Бегинки помогали страждущим — особенно женщинам в беде, а также ухаживали за больными. При общинах бегинок создавались больницы и так называемые странноприимные дома, то есть богадельни. Нуждающихся содержали на деньги, которые собирала община, что было чрезвычайно важно, поскольку оплачивать подобные услуги большинство больных не могли. Бегинки занимались и тем, что сегодня называется «патронаж на дому», а кроме того, помогали безутешным родственникам готовить к погребению мертвых. Пожалуй, именно бегинки стали первыми, кто осуществлял функции сестер милосердия организованно, согласно уставу своей общины. Но сестрами милосердия они, конечно, не назывались. Это наименование закрепилось только в XVII веке — его носило католическое Общество дочерей милосердия, основанное во Франции. Это общество дало толчок к развитию деятельного католического женского монашества, то есть монашества, рассматривавшего служение Богу прежде всего как ежедневную тяжелую работу на благо нуждающихся. Кстати, Общество дочерей милосердия существует до сих пор — в 2008 году в нем состояло порядка 30 тысяч сестер.

Основал Общество французский священник Венсан де Поль (1581–1660), а его главной помощницей и единомышленницей была Луиза де Марийяк. Эти два удивительных человека посвятили свою жизнь помощи людям, за что были вознаграждены благодарными потомками. В 1737 году Венсан де Поль был канонизирован, получил имя святой Викентий и вскоре стал считаться покровителем бедняков. Была канонизирована и Луиза де Марийяк, правда, существенно позже, — только в 1934 году. Оба этих человека, независимо от того, позволяют ли вам убеждения считать их святыми или нет, были людьми неординарными и очень много потрудились на благо общества.

Непреклонная Флоренс

А следующим человеком, кому, безусловно, нужно быть благодарными, является англичанка Флоренс Найтингейл — всемирно известная «Леди с лампой». Эта исключительная женщина родилась 12 мая 1820 года во Флоренции (Италия) в аристократической семье. Уже имя, которое она получила, было необычным, поскольку в те времена так называли только мальчиков. Имя ли тому причиной, но характер у Флоренс оказался не по-женски твердым. Вот что пишут о ней Джон Ллойд и Джон Митчинсон в замечательной «Книге мертвых»: «…родись эта женщина мужчиной, она могла бы стать величайшим философом-моралистом вроде Джона Стюарта Милля или достопочтенным историком, таким, например, как Томас Карлейль (оба, кстати, восторгались ее писательским мастерством). Вместо этого Флоренс росла и воспитывалась в среде, где мужчины праздно теоретизировали, а женщины растрачивали жизнь на «разглядывание гравюр, вышивание и чтение книжиц». Остро сознавая тяготы викторианской бедноты, еще в шесть лет Флоренс поставила себе цель: «Профессия, ремесло, занятие, дело — что-нибудь, где бы я могла реализовать мои способности без остатка».

Юная Флоренс могла похвастаться исключительной тягой к знаниям. Ей удалось получить прекрасное образование, что было совсем нетипично для представительниц прекрасного пола в Англии XIX века. Особенную склонность Флоренс питала к языкам и искусствам, но науками также занималась со всей страстью. Газета «Таймс» писала о ней как о молодой леди исключительной одаренности. Люди, знавшие ее, сходились во мнении, что ум Флоренс существенно превосходил ум всех ее знакомых. Поразительно, кстати, как при такой исключительности она не нажила большого количество врагов, потому что умных людей светское общество недолюбливало во все времена, а уж умных женщин и подавно. Однако о врагах ее ничего толком не известно, а вот о том, что некоторые из ее знакомых считали Флоренс Найтингейл дамой в высшей степени странной — это правда. Уже одно то, что молодая привлекательная девушка отказывается выходить замуж, потому что у нее совсем другие цели в жизни, вызывало недоумение.

Желание стать сестрой милосердия Флоренс Найтингейл впервые высказала в возрасте шестнадцати лет, и семья ее совершенно не пришла в восторг. Как раз наоборот, родители сделали все, чтобы помешать дочери. Дело в том, что работа в больницах в то время была настолько тяжелой, что за нее брались либо монахини, либо женщины, которых просто не брали ни на какую другую работу. В те времена больные умирали в госпиталях несравненно чаще, чем теперь, так что трудно себе представить родителей, которые пожелали бы своей любимой дочери работу в трудных условиях, да еще и сопряженную с ежедневным созерцанием мучительной смерти.

Конечно, Флоренс Найтингейл была не единственной шестнадцатилетней девушкой, решившей стать сестрой милосердия и получившей в ответ строжайший запрет от родителей. Сколько таких девушек по всему миру рассталось из-за этого с юношескими мечтами? Нет им числа. Но только не Флоренс, она была непреклонна. Правда, сделать шаг к своей мечте ей удалось только через 15 лет, в 1851 году. 31-летняя Флоренс, незамужняя, вооруженная знаниями и решительная, прибыла в Германию в Общину диаконис. При Общине имелась больница и, что имело огромное значение для Флоренс, школа обучения ухода за больными. В этой школе Флоренс провела два года, а в 1853 году уехала в Париж, где продолжала учиться сестринскому делу у монахинь и проходить практику в монашеских больницах. Хотя Флоренс с энтузиазмом ухаживала за больными, она все-таки была по складу своему ученым-теоретиком, поэтому не собиралась ограничиваться работой в больнице — она хотела изменить систему, переписать ее заново. Именно это, в конечном итоге, и помогло Флоренс совершить ее личную революцию.

Правда, для начала нужно было вооружиться необходимыми знаниями, собрать статистику, исследовать все на практике. Необходимо все это было потому, что любая хорошая теория должна строиться на опыте, иначе она по сути является далеким от жизни философским мудрствованием, а медицина — это не та область, где подобное можно себе позволить. Так что практика и еще раз практика — таким можно считать девиз Флоренс Найтингейл в то время. Вернувшись в Англию, мисс Найтингейл получила пост суперинтендента в учреждении, осуществлявшем уход за больными женщинами из высшего общества, но уже в ноябре 1854 года она оказалась в военном госпитале в Скутари (Турция) — шла Крымская война, и в газетах постоянно появлялись сообщения о том, в каких ужасных условиях содержатся раненые, эвакуированные из Крыма в Турцию.

Джон Ллойд и Джон Митчинсон пишут: «Свежий воздух, чистота, здоровое питание и физические упражнения — такими были ее главные принципы. Среди хаоса и зловония ее сестры всегда выглядели безукоризненно, а медицинские записи велись с военной тщательностью. Сама Флоренс неизменно находилась на переднем крае борьбы: каждую ночь с лампой в руке она обходила четыре мили больничных палат, проверяя условия быта и содержания каждого раненого. И хотя Флоренс всегда была больше теоретиком медсестринского дела, чем тем практиком, что выносит судна и меняет бинты, именно эти ее ночные обходы породили легенду о «леди с лампой», быстро докатившуюся до британских берегов».

От практики к теории

Поначалу врачи вовсе не пришли в восторг оттого, что в их госпитале появился такой «женский десант». Сначала новоявленных помощниц даже не допускали до больных, а поручали делать только грязную работу. Однако Флоренс удалось переломить эту ситуацию — ее знания, умение оперировать фактами, дар убеждения и энтузиазм сделали свое дело. Доподлинно известно, что смертность в госпитале после того, как Леди с лампой стала претворять свои идеи в жизнь, снизилась с сорока девяти процентов до двух. И для этого пришлось проделать огромную работу, начиная с выведения крыс и заканчивая организацией прачечных и кухонь, а также устройства новых палат, поскольку до этого раненые только что не лежали друг на друге — при таком их количестве в палатах элементарно не хватало места. Флоренс Найтингейл заботилась не только о поддержании физического состояния больных, но и том, чтобы они не были полностью погружены в свою болезнь. Для этого она и помогавшие ей сестры читали больным вслух, помогали писать родным, да и просто разговаривали, если это было необходимо. Действия Флоренс Найтингейл и ее соратниц были действительно революционны, а их значение для развития сестринского дела невозможно переоценить.

Когда в 1856 году Флоренс вернулась в Англию, ей поручили такое, казалось бы, совсем не женское дело, как реорганизация армейской медицинской службы. Именно благодаря Найтингейл в больницах появились канализация и системы вентиляции, была введена статистическая обработка данных по больным, а также развернута информационная программа, целью которой являлось просвещение военнослужащих по поводу болезней и их профилактики. Удивительно, но многие не только солдаты, но и военные чины не знали вещей, которые сегодня кажутся элементарными даже ребенку. Помимо этого, чтобы работать в больнице, отныне было недостаточно являться опустившейся женщиной или монахиней, необходимо было пройти соответствующую профессиональную подготовку в военно-медицинской школе. Именно благодаря Флоренс Найтингейл в Великобритании была создана система профессиональной подготовки среднего и младшего медицинского персонала. Медсестры, прежде чем приступить к работе, должны были прослушать теоретический курс, который читали профессиональные медсестры, а затем пройти практику под руководством опытных наставниц в больницах. Только после успешного прохождения теоретического и практического курсов эти женщины получали право работать медицинской сестрой.

Флоренс Найтингейл не только вела разъяснительную работу и составляла необходимые программы, у нее хватало времени и на то, чтобы писать книги. Наконец-то она могла с полным правом взяться за столь любимую теорию! Тогда она и создала всемирно знаменитую книгу «Заметки по уходу за больными», в которой подробно анализируются все тонкости сестринского ухода и правила, которым должны следовать профессиональные медсестры. Свежий воздух и чистота — вот что, по мнению Леди с лампой, имело первостепенное значение для больных. Сегодня это кажется нам само собой разумеющимся, но для того, чтобы мы могли считать данное положение таковым, необходим был человек, который додумался до этого первым.

Надо сказать, что несмотря на столь бурную деятельность, Флоренс Найтингейл и сама была очень больным человеком.

Считается, что последние 50 лет своей жизни она провела в статусе инвалида, фактически прикованная к постели. Да, Флоренс много работала, писала статьи и книги, вела активную переписку (она написала порядка 14 000 писем за свою жизнь) и принимала посетителей (правда, в худшие дни — не более одного в день), но все это давалось ей с огромным трудом. Ей буквально приходилось заставлять себя встать, чтобы встретить посетителей. А затем она вновь возвращалась в постель, где продолжала работать. Симптомы, которые проявлялись у Флоренс Найтингейл (а она их с неизменной точностью записывала), свидетельствуют о том, что с большой долей вероятности она страдала бруцеллезом. Практически постоянная боль в суставах, необъяснимые подъемы температуры, слабость и головокружения, потливость... Скорее всего, Флоренс заразилась во время Крымской войны, так как, работая в госпитале в Скутари, пила непастеризованное молоко. С 1861 по 1868 годы она практически не ходила, и из комнаты в комнату ее приходилось носить на руках. Но несмотря на то что порой страдания становились невыносимыми, Флоренс Найтингейл продолжала работать на благо общества, оставаясь верной своим юношеским убеждениям.

Профессия — медсестра

Флоренс Найтингейл умерла 13 августа 1910 года. Джон Ллойд и Джон Митчинсон пишут: «Она умерла во сне, в возрасте девяноста лет, вскоре после того, как стала первой женщиной, награжденной орденом «За заслуги». В последние двадцать лет сердце ее стало намного мягче. Интеллектуальное высокомерие, нетерпимость к глупости и перфекционизм отошли на задний план. Флоренс превратилась в эксцентричную, снисходительную старушку, целиком и полностью преданную своим четвероногим питомцам. Кошки всегда были ее утешением, и она часто рекламировала пациентам их целительную силу».

Во Флоренции, в храме Святого Креста в честь Леди с лампой воздвигнута статуя. На постаменте можно прочесть следующие слова: «Она была примером служения людям и прообразом международного милосердия, носителем которого позднее стал Красный Крест».

Через два года после смерти Флоренс Найтингейл, в 1912 году, Лига Международного Красного Креста и Красного Полумесяца учредила медаль ее имени, которая до сих пор является высшей наградой для сестер милосердия во всем мире. На сегодняшний день насчитывается 1380 сестер, получавших когда-либо эту медаль. Чаще всего ее удостаивались сестры милосердия из Японии и Польши (по 101 разу). У французских сестер милосердия 88 медалей. Удостаивались этой медали и наши соотечественницы. В 1961 году эту высокую награду получили гвардии полковник танковых войск Ирина Николаевна Левченко и хирургическая сестра, председатель первичной организации Красного Креста на фабрике «Скороход» в Ленинграде Зинаида Михайловна Тусналобова-Марченко. В 1975 году медаль вручили бывшей сандружиннице Вере Ивановне Ивановой-Щекиной, помогавшей людям в блокадном Ленинграде.

Вообще же, если говорить о профессии сестры милосердия в нашей стране, то она возникла в 1803 году — именно тогда появилась Служба сердобольных вдов. Сердобольные вдовы помогали нуждающимся, в частности, ухаживали за больными и сиротами. Тогда же, в 1803 году, в Петербурге и Москве были учреждены две больницы для бедных по 200 коек каждая. А первая община сестер милосердия была открыта в 1844 году. В 1874 году она получила название «Свято-Троицкая». В эту общину принимались девушки и женщины в возрасте от 20 до 40 лет. В течение первого года они должны были продемонстрировать необходимые для работы сестрой милосердия качества — как физические, так и душевные, а также проходили профессиональную подготовку: учились ухаживать за больными, перевязывать раны, изучали фармацию и рецептуру. Если в течение этого года кандидатка укреплялась в своем намерении стать сестрой милосердия и проявляла себя с лучшей стороны, то она получала право принять присягу и стать членом общины.

В 1845–1856 годах общину посещал Николай Иванович Пирогов. Он, кстати, считал, что никто лучше женщины не может ухаживать за больными, и очень высоко ценил сестер милосердия. Именно Пирогову принадлежит идея разделения сестер на отдельные категории со своими функциональными обязанностями — перевязочные, дежурные, сестры-хозяйки, аптекарки. Он разработал для каждой из категорий то, что в настоящее время принято называть должностной инструкцией. Благодаря этим инструкциям удалось существенно повысить уровень ответственности сестер и качество их труда.

Во время Крымской войны множество наших сестер милосердия отправились в военные госпитали, чтобы ухаживать за ранеными. В честь сестер, участвовавших в Крымской войне, Крестовоздвиженская община учредила наградной крест, которого были удостоены 158 сестер милосердия.

К 1877 году в России уже было порядка 300 дипломированных сестер. Это достаточно много с учетом того, что институт сестер милосердия начал развиваться только 33 года назад. Участвовали сестры милосердия и в Русско-турецкой войне, причем шесть из них были удостоены медали «За храбрость».

А вот отдельные профессиональные учебные заведения для подготовки медицинских сестер стали открываться с 1920 года. В 1922 году была проведена 1-я Всероссийская конференция по среднему медицинскому образованию, на которой определили типы средних учебных заведений и основные профили медицинских сестер. Так в стране появились медсестры для социальной помощи, медсестры для лечебных учреждений и те, кто работал исключительно с младенцами и роженицами.

Уже в 1926 году была подготовлена реформа по унификации обучения среднего медицинского персонала. Вместо большого количества разрозненных учебных заведений — школ, курсов, училищ — появились единые средние учебные заведения — медицинские техникумы. В медицинских техникумах учащиеся получали единую общемедицинскую подготовку с дальнейшей специализацией. Медсестры обучались 2,5–3 года. В 1927 году было решено отказаться от названия «сестра милосердия» в пользу «медицинской сестры». В том же году был разработан важнейший документ — Положение о медицинской сестре, в котором были прописаны все ее обязанности и требования к квалификации. Так медсестры окончательно получили профессиональный статус.

С момента смерти Флоренс Найтингейл прошло 100 с лишним лет, но дело ее живет и процветает, отстаиваемые ею принципы по-прежнему актуальны, а дело помощи больным все также жизненно необходимо.


14 февраля 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279