«Когда шагают гёзы…»
ЯРКИЙ МИР
«Когда шагают гёзы…»
Александр Егоров
журналист
Санкт-Петербург
398
«Когда шагают гёзы…»
Гёзы отнюдь не обязательно были нищими

В переводе с голландского «гёзы» означает «оборванцы». Этому презрительному определению, полученному от испанцев, они сумели придать особый смысл. Помните слова песни из рок-оперы «Тиль»: «Поскольку есть свобода – готовы за свободу умереть…»? Так за какую свободу они сражались, не жалея жизни?

«КОШЕЛЕК» ГАБСБУРГОВ

К началу XVI века бывшие владения герцогов Бургундских стали владениями императора Карла V Габсбурга, которому принадлежали Испания вместе с ее колониями, Германия, значительная часть итальянских земель и Нидерланды. Нидерландские провинции стали своего рода «кошельком» могущественного правителя. Развитая торговля, промышленность и судоходство давали местным купцам сказочные прибыли.

Нидерланды управлялись наместниками Габсбургов – так называемыми штатгальтерами. Для решения тех или иных, главным образом финансовых, вопросов штатгальтеры собирали представителей сословий – Генеральные штаты, в которые наряду с депутатами от духовенства и дворянства допускались и представители купечества.

Но со временем Габсбурги увеличивали поборы, а права Генеральных штатов урезали. Купцам запрещали вести прямую торговлю с испанскими колониями.

При испанском короле Филиппе II – сыне Карла V – экономическое и политическое давление на Нидерланды усилилось. Но одновременно выросло и сопротивление жителей. К тому же возникли и религиозные противоречия – борьба представителей официальной религии Испании – католицизма с проникшей в Нидерланды новой протестантской религией. Протестантами становились в основном городская беднота, ремесленники, разорившиеся крестьяне, которые таким способом выражали свой протест против алчного католического духовенства.

Король Филипп II боролся с протестантской ересью в Нидерландах с помощью инквизиции. Уличенных в ереси пытали, сжигали на кострах, казнили. Особенно отличился в преследовании еретиков герцог Альба. Учрежденный им «совет по поводу беспорядков» стал орудием для подавления антигабсбургских выступлений и конфискации в пользу короля имущества осужденных. Это было судилище, лишенное каких бы то ни было юридических форм, творившее беззаконие и произвол. В докладе королю, мотивируя отказ от юристов при осуждении мятежников и еретиков, герцог Альба писал: «Люди закона осуждают только за доказанные преступления, тогда как Вашему Величеству известно, что государственные дела ведутся по правилам, вполне расходящимся с действующими здесь законами». В стране свирепствовал террор.

«АЛЬКАБАЛА»

Чаша терпения жителей Нидерландов переполнилась, когда в 1571 году герцог Альба решил ввести особый всеобщий налог – «алькабалу», предусматривавший единовременное взимание каждого сотого пфеннига со стоимости всех движимых и недвижимых имуществ, каждого двадцатого пфеннига – с каждой торговой сделки при купле и продаже земли и каждого десятого – при всякой торговой сделке.

Весной 1572 года страна была доведена, что называется, до ручки. В ней прекратилась всякая торговля. Наступил голод. Вот тогда-то и появились гёзы.

Еще лет за десять до этих событий разоренные мелкие торговцы и рыбаки северных провинций Нидерландов на своих небольших, но поворотливых и хорошо вооруженных корабликах стали нападать на испанские суда. Свое название гёзы получили из-за того, что они – протестанты-кальвинисты – носили скромную темную одежду, столь непохожую на пышные костюмы испанских идальго. Впрочем, капитанами кораблей были и дворяне-протестанты, имевшие свои счеты с католической церковью и инквизицией.

В апреле 1572 года эскадра гёзов под командованием Лумэ де ла Марка высадила десант в устье Мааса у города Бриль. На флаге гёзов были изображены десять злополучных пфеннигов как символ борьбы против ненавистной «алькабалы».

Движение гёзов возглавил один из главных оппозиционеров режиму герцога Альбы, умный, хитрый и дальновидный политик принц Вильгельм Оранский.

Морские гёзы укрывали свои небольшие кораблики за мелями и каменными банками, в глубоководных бухтах, в местах с дурной славой. Там они подстерегали проходящий мимо одинокий испанский корабль и внезапно нападали на него.

Гёзы действовали таким образом у берегов Голландии и Зеландии, в устьях Эмса и Эльбы, а также около Ла-Рошели. Их пристанища находились в таких британских портах, как Дувр и Лондон, где местные купцы с удовольствием скупали у них захваченные испанские товары.

16 сентября 1569 года флотилия гёзов подошла к острову Влиланд, где захватила богатую добычу, ограбив два торговых каравана, состоящих каждый из 100 парусников и пришедших из Балтийского моря. Затем они разрушили две церкви, единственные на острове.

МОРЕ ПОБЕЖДАЕТ СУШУ

В ночь с 31 октября на 1 ноября 1570 года в Северном море разразился страшный шторм. Гигантские волны разрушили дамбы, ограждающие побережье Нидерландов от моря. Страна ушла под воду, около ста тысяч человек стали жертвами этой катастрофы. Во Фрисландии и Голландии тела людей, трупы животных, мебель, обломки плавали вперемешку на затопленных полях, и уже нельзя было различить, где земля и где море. Страна была опустошена. Когда буря успокоилась, католические священники обвинили мятежников в ниспослании беды на их страну разгневанными святыми, изображения которых уничтожали гёзы-протестанты. Религиозные преследования усилились.

Однако гёзы не сложили оружие. Они переманили на свою сторону многих бельгийских и голландских капитанов, до сих пор остававшихся верными королю Испании Филиппу II.

Восстание же в Нидерландах росло и ширилось. Для лучшей организации войны на море Вильгельм Оранский составил военно-морской устав. Вот некоторые положения устава: «Корабли должны помогать друг другу. На каждом корабле должен находиться пастор. Добыча должна делиться на три части – одна часть Вильгельму Оранскому, другая офицерам, третья матросам и солдатам. В команду не должны приниматься пираты и люди плохой репутации. Кто будет богохульствовать, того привяжут к мачте, а в случае повторения – закуют в кандалы и накажут по усмотрению капитана. Кто заснет на вахте первый раз, будет закован в цепи и наказан перед мачтой, во второй раз – сброшен трижды с конца реи в море, а в третий раз – с веревкой на шее, привязанного к лодке, поволокут к берегу. Кто обнажит нож против кого-либо, тому будет этим же ножом пронзена рука и пригвождена к мачте. Кто потребует еды и питья больше, чем в состоянии съесть или выпить, будет закован в кандалы. Кто первым вступит на захваченный корабль, получит двойную долю добычи. Кто в битве увидит, что его товарищ отступает, может его убить как врага».

К февралю 1570 года число захваченных испанских кораблей достигло трехсот. Остановлена была вся морская торговля в Восточных Нидерландах. Гёзы решались нападать и на сильные эскадры испанцев, и не без успеха. Во время одного такого нападения на фландрскую эскадру, возвращавшуюся из Испании, было захвачено несколько больших кораблей, из которых на каждом оказалось добычи на 60 тысяч золотых. Доля добычи гёзов являлась одним из источников средств Вильгельма Оранского для найма военных отрядов.

По плану принца, разработанному летом 1571 года, морские гёзы должны были, захватив один из голландских приморских городов, поднять восстание в северных провинциях Нидерландов.

Поворотным моментом войны стала неудачная для испанцев осада Лейдена (с 26 мая по 3 октября 1574 года). Спасителями города и всей Голландии опять оказались гёзы. Оставшись без денег, которые перехватывали корабли гёзов, испанские солдаты и наемники взбунтовались. Испанский король был вынужден прекратить войну. Нидерланды стали свободной республикой – единственной в тогдашней Европе.


21 августа 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999