Как никотин стал никотином
ЯРКИЙ МИР
Как никотин стал никотином
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
466
Как никотин стал никотином
Индейцы и европейцы раскуривают трубку мира

Из Нового Света моряки Христофора Колумба привезли три вещи, сильно повлиявшие на жизнь среднестатистического европейца. Первой и самой полезной, бесспорно, оказался картофель. О сифилисе – без комментариев. И наконец, табак, к которому поначалу не знали, как относиться. Его выращивали как декоративное растение, нюхали, жевали, но, в общем-то, популярность этой заморской диковинки не выходила за пределы Пиренейского полуострова. Каким же образом интерес к растению превратился во вредную привычку, отравившую жизнь миллиардов людей, топтавших землю на протяжении четырех последних столетий?

ПОДАРОК ИЗ ПОРТУГАЛИИ

Дата, когда табак начал свое победоносное шествие по Европе, известна довольно точно…

В 1560 году вдовствующая французская королева Екатерина Медичи получила от своего посланника в Португалии Жана Нико небольшую шкатулку с растертыми в порошок листьями заморского растения.

Ее величество еще только начинала свою блистательную карьеру отравительницы, однако табак требовался ей для себя, а не для врагов. Екатерина страдала мигренями, и верный Нико посоветовал нюхать этот порошок как можно чаще. «Происходившие от сего насморк и чихание» должны были освободить голову королевы «от плохого».

От плохих мыслей голова Екатерины не освободилась, однако лечение пришлось ей явно по вкусу, и вскоре, следуя примеру августейшей особы, придворные тоже стали нюхать табак уже вне зависимости от состояния собственного здоровья.

История знает множество случаев, когда стремление принести человечеству благо приводит к прямо противоположным результатам. Мог ли просвещенный интеллектуал Жан Нико догадываться, что его имя окажется увековеченным в названии ядовитого вещества никотина? Вероятно, он сам предпочел бы, чтобы его помнили в качестве составителя одного из первых словарей французского языка с громоздким названием Thresor de la langue franсoyse tant ancienne que moderne. Но славу не всегда выбирают…

Жан Нико появился на свет в 1530 году на юге Франции, в городе Ниме, в семье бедного нотариуса. Он принадлежал к той полубуржуазной-получиновничьей среде, представители которой время от времени пополняли ряды выбиваемого в ходе многочисленных войн дворянства.

Мы не знаем, каким образом Нико обратил на себя внимание властей предержащих, но в 1558 году ему поручили ответственную дипломатическую миссию в Италии, которую он успешно выполнил. И тут же последовало назначение послом в Португалии.

Именно от позиции этой страны в значительной степени зависел исход многолетнего соперничества между Францией и Испанией. Несмотря на свои весьма скромные размеры, маленькое и зажатое в горных отрогах королевство уже начало превращаться в огромную всемирную империю.

Задачей Нико было устроить брак дочери Генриха II и Екатерины Медичи шестнадцатилетней Маргариты Валуа (воспетой Александром Дюма королевы Марго) с пятилетним португальским королем Себастьяном.

Принципиальное «да» французский посланник получил сразу же, что объяснялось не столько его дипломатическим искусством, сколько складывающейся политической ситуацией. В Португалии прекрасно понимали – обширность заморских владений никак не поможет обороне страны от возможного испанского вторжения, если не будет сильных союзников в самой Европе. Правда, с самим браком решили повременить до тех пор, пока Себастьян немножко не повзрослеет.

На удивление легко достигнув своей главной цели, Нико остался в Лиссабоне, деля время между служебными обязанностями и своими многочисленными научными увлечениями, среди коих не последнее место занимали ботаника и медицина.

Летом вместе с португальским двором, он отправлялся в загородную королевскую резиденцию Синтру, расположенную всего в 30 километрах от Лиссабона и 8 километрах от побережья.

С большим удовольствием Нико бродил по роскошным садам, изучая доставленные из Индии и Америки растения. Одно из них – табак – привлекло его внимание. А то, что Нико о нем услышал, еще больше его заинтриговало.

ОТКУДА ПРИШЕЛ ТАБАК?

Источники расходятся в вопросе о том, где именно Христофор Колумб впервые столкнулся с курильщиками. По одной версии, это произошло на островах Багамского архипелага, по другой – в провинции Табаго на Гаити (отсюда и название – табак), по третьей – на Кубе при знакомстве с племенем тайно.

«Туземцы ходили туда-сюда с тлеющими головешками в руках и вдыхали дым», – писал впоследствии испанский историк Бартоломе де Лас Касас. На самом деле «головешки» были предками современных сигар, представляя собой свернутые в трубочку листья.

На предложение попробовать некоторые моряки ответили согласием. Правда, потом выяснилось, что индейцы используют табак еще и при религиозных церемониях, расценивавшихся богобоязненными испанцами как идолопоклонничество. Но было уже поздно – морякам понравилось.

Мало того, сопровождавший вторую экспедицию Колумба (1493–1494) монах Роман Пинэ, вместо того чтобы заниматься обращением язычников в истинную веру, не придумал ничего лучше, как привезти семена этого растения в Испанию.

В 1496 году в стране появились первые табачные плантации, продукция которых быстро расхватывалась богатыми сеньорами. Правда, католическая церковь новое увлечение не приветствовала. Однако за табак вступились медики, приписывавшие ему болеутоляющие свойства. Наконец, табачные листья можно было не курить, а нюхать, потом чихать и таким образом очищаться от «плохого».

Конечно, современные врачи вряд ли признают действенность подобного способа лечения, но если пациент верит в прописанное ему средство, оно действительно может сработать.

Молва о целебных свойствах табака начала распространяться по Пиренеям. Отсюда легко прийти к выводу, что в Португалию табак попал из Испании. Но будет ли данное предположение справедливым? Еще в 1500 году, отправившись в Индию, Педро Альвареш Кабрал решил обогнуть острова Зеленого Мыса и сделал со своей экспедицией такой лихой крюк, что открыл Бразилию. А в Бразилии местные индейцы курили не меньше, чем на Кубе или Багамах.

Так или иначе, к середине XVII столетия табак хорошо знали не только в Испании, но и в Португалии, зато не знали в остальных странах Европы.

Впрочем, в 1550-х годах французский монах-францисканец Андре Тевэ выращивал его в своей обители в медицинских целях, но этот слуга Господа не был вхож в придворные сферы, да, судя по всему, не очень-то туда и стремился.

Иное дело Нико. Все модные новинки сначала опробовались в Лувре, и он вознамерился не больше не меньше как превратиться в главного табачного монополиста Франции. Но как сделать табак модным?..

Развертывая свою рекламную кампанию, Нико по традиции сделал акцент именно на целебных свойствах растения. Одного из своих знакомых, страдавшего болезнями носа, он вылечил компрессами из измельченных табачных листьев. Некоего благородного сеньора аналогичным способом избавили от абсцесса. Следующей пациенткой французского дипломата стала женщина с дефектами кожи: спустя пару месяцев пятна на ее лице исчезли.

История умалчивает, сколько больных так и остались не вылеченными, но те, кому табачные компрессы помогли, разнесли слух о достоинствах чудо-лекарства.

И вот уже сама Екатерина Медичи (недавно потерявшая своего мужа Генриха II) просит выслать ей партию табачных листьев. Присущий растению своеобразный аромат вкупе с чудесным излечением от мигреней произвели на нее такое впечатление, что она повелела именовать его Herba Regina (трава королевы).

ИМЯ ЕГО НЕЗАБВЕННО

Когда в 1561 году Жан Нико вернулся во Францию, табак нюхали дворяне и буржуа, престарелые дамы и юные фрейлины. Стараниями главы Мальтийского ордена во Франции новое увлечение распространилось даже среди монашеской братии.

Правда, позволить себе подобное удовольствие мог не каждый, слишком уж дорого оно стоило.

Королева Екатерина Медичи встретила Нико как родного и даже простерла свою милость до того, что, помимо Herba Regina, придумала для табака еще одно название – никотиана, а точнее, Nicotiana Tabacum.

Однако самому Нико никаких ощутимых финансовых дивидендов не досталось. Рынок невозможен без конкуренции, и наиболее ушлые купцы уже наладили поставки табака из Португалии, а также из испанских колоний (контрабандой).

Впрочем, из-за начавшихся гугенотских войн обстановка во Франции мало способствовала реализации крупных торговых проектов. Вдобавок акции Нико при дворе сильно упали, после того как подготовленный им брак Марго и Себастьяна оказался сорванным (по совершенно не зависящим от него причинам). Обидевшись на весь мир, дипломат удалился от активной деятельности и в 1600 году тихо скончался. Но начатое им дело продолжили другие…

Через Францию и Голландию табак распространился на немецкие земли, где его уже не столько нюхали, сколько использовали для отравления своих легких. В Англии в роли главного пропагандиста курения выступил фаворит королевы Елизаветы сэр Уолтер Рэйли, подхвативший эту дурную привычку во время своего путешествия в Америку. Правда, с восшествием на престол Якова I для курильщиков настали тяжелые времена.

Король даже не поленился лично написать труд о «О вреде табака», в котором констатировал: «Курение – отвратительный для зрения, омерзительный для обоняния, вредный для мозга и опасный для легких обычай».

И ладно бы только констатировал! Так ведь еще и ввел целую серию запретов на курение в общественных местах и на улицах. Хотя сами британские курильщики имели все основания благословлять своего монарха: ведь в благочестивой католической Италии любителей никотианы заживо замуровывали в стены, а в мусульманской Турции – сажали на кол.

Россия выглядит на этом фоне очагом либерализма: ведь здесь курильщиков «всего лишь» наказывали 60 палочными ударами по пяткам, а торговцам табаком рвали ноздри. Иностранных же подданных вовсе не трогали; пусть травятся!

Что касается Португалии и Испании, через которые началось победоносное шествие табака по Европе, то, в явном противоречии с буллой, изданной Папой Римским Урбаном VIII, бороться с никотианой здесь даже не пытались.

В XVIII, XIX и в особенности в XX веках дурная привычка к курению продолжала распространяться по миру. Правда, слово «никотиана» так и не прижилось, однако сам Жан Нико был очередной раз почтен в 1809 году, когда его соотечественник французский химик Луи Воклен выделил из растения алкалоид названный никотином.

Можно сказать, что наше небольшое расследование, посвященное вопросу о том, кто и каким путем распространил табак, завершилось, если бы не одно «но»...

В древнеегипетской гробнице II тысячелетия до нашей эры были обнаружены кальян и другие курительные принадлежности.


9 ноября 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633