Демьян Бедный, мужик вредный
СССР
«СМ-Украина»
Демьян Бедный, мужик вредный
Феликс Зинько
журналист
Одесса
4414
Демьян Бедный, мужик вредный
Орденоносец Демьян Бедный и его антитроцкистский опус

В первые годы Советской власти он был самым привечаемым большевиками литератором. Ему даже выделили квартиру в Кремле, как государственному деятелю. Но в сталинскую систему он как-то не вписался и жил былыми заслугами. 

Ефим Алексеевич Придворов родился в 1883 году в бедняцкой крестьянской семье. С большим трудом ему удалось пробиться в фельдшерское училище. И лишь в двадцать лет Ефим смог сдать экстерном экзамены на аттестат зрелости и поступил в Петроградский университет на историко-филологический факультет.

В 1909 году в «Русском богатстве» были опубликованы его первые стихи. С 1911 года его стали регулярно печатать в газете социал-демократов «Звезда». Когда в 1912 году вышел первый номер «Правды», там уже было стихотворение Придворова. И там же был опубликован опус «О Демьяне Бедном, мужике вредном». С тех пор это имя стало его псевдонимом. В 1917 году он стал чуть не ежедневно бывать в редакции типографии. Там то и родились его первые басни. Ленин оценил их. По свидетельству многих современников Ленин полюбил басни Демьяна Бедного.

Правда, мы знаем, что Ленин не шибко любил поэзию и признавал только те стихи, которые работали на революцию. А Демьян был тут как тут. Он был плодовит, как кролик и чуть не в каждом номере «Правды» появлялись его опусы. Горький считал, что Демьян Бедный «идет за читателем, а надо бы быть немножко впереди». Это не помешало уже в 1933 году издать 13 томов сочинений «отстающего» автора.

В то же время Осоргин писал «поэт данной опричнины — пост малодаровитого Демьяна Бедного». Полагаю, это определение было точнее ленинского.

Ленин в годы гражданской войны предоставил Демьяну Бедному «индивидуальный вагон», в котором он мог разъезжать по всей стране. Он даже ездил на нем по всем фронтам. В 1923 году Демьян Бедный первым из писателей получил орден Красного знамени. Но в 1925 году решено было отнять такие вагоны, потому как слишком многие ими пользовались на халяву. Демьян Бедный немедля нажаловался Сталину. Но, похоже, вагона лишился. Более того, его выселили из Кремля, где он проживал в одном коридоре со Сталиным и Бухариным. Он снова написал Сталину несколько жалобных писем. Но Сталин выселил из Кремля всех и остался там, в гордом одиночестве.

После революции Демьян Бедный считался ведущим советским поэтом. Он присылал Сталину все свои басни, которые отказывались печатать, в надежде, что Сталин протолкнет. Словом, основательно надоедал ему. Он даже написал «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна» — этакое кощунство над великим литературным произведением древности.

Демьян был крупным человеком. Ходила о нем эпиграмма Сергея Шевцова:

Добраться до вершин Парнаса
Ему мешает тяжкий груз:
Ведь этого любимца муз
С трудом вывозят три Пегаса!

Получая огромные гонорары, он зажил, как советский бонза, ходил в этакой шаляпинской шубе из дорогих мехов, и соответственно вел себя. Он любил говорить: «Я сам не из навоза сделанный», «Даже когда я ковыряю пальцем в носу, то это не значит, что я только этим и занят, а не обдумываю, скажем, ответ на «особенное мнение». Библиотека у него была роскошная, это все знали. Когда он мотался по всей России в своем вагоне, то скупал редкие старинные книги. Тягаться с ним мог только известный конферансье Смирнов-Сокольский.

Однажды, вернувшись из заграницы, он показывал знакомым последнюю покупку — партию иностранных книг, за которые уплатил 450 рублей. Там был Казанова, 1001 ночь и прочее, все с прекрасными по технике печатными гравюрами.

28 июня 1928 года Демьян Бедный встретился с Максимом Горьким. Прощаясь, он предложил посмотреть свою знаменитую библиотеку. Горький сказал, что давно о ней слышал. Бедный похвастался:
— У меня есть книжка, которую Вы разыскиваете — «Непридуманные приключения нижегородского мещанина купца Баранчикова»!
— Да что Вы! — воскликнул Горький.
— Да, и даже два экземпляра.
— Какое у вас издание? С портретом или без него?
— Когда я узнал, что Вы ищете эту книжку, забрал две, чтобы потом подарить Вам, или не дарить?
— Подарите, пожалуйста, обязательно!

Неизвестно, облагодетельствовал Бедный Горького или нет. Мог ведь и не дать книжку. Он был человек настроений.

Да что там Горький! Демьян Бедный как-то покровительственно сказал Ахматовой: «Я бы считал Вас первым поэтом, если бы не считал им себя».

Когда Луначарский написал пьесу «Лохмотья и бархат», а его жена Розенель сыграла в ней, кто-то сочинил эпиграмму:

Нарком стреляет рублики
И метит точно в цель –
Лохмотья дарит публике,
А бархат — Розенель.

Демьян Бедный вставил эту эпиграмму в свой фельетон в «Правде». Луначарский ответил:

Все говорят, ты — Беранже,
Но я, нарком, не лицемерю,
Ты просто Б, ты просто Ж,
А то, что Беранже — не верю!

Ходил по рукам и второй вариант эпиграммы Луначарского:

Демьян, ты мнишь себя уже
Почти советским Беранже.
Ты, правда, «б», ты, правда, «ж»,
Но все же ты не Беранже.

Когда Демьяна Бедного выставили из Кремля, он по 1944 жил на Рождественском бульваре, потом переехал на улицу Горького, в дом напротив Моссовета.

В 1930 году ЦК принял разгромное постановление о его фельетонах «Слезай с печки» и «Без пощады». Он снова пожаловался Сталину. Тот сказал, что это реакция «неприятная болезнь, называемая зазнайством». Демьяна Бедного исключили из партии и из Союза писателей, перестали печатать.

В 1935-м Сталин пригласил его к себе на дачу, и вообще стал заигрывать, рассчитывая на прославление. В 1936 году был второе приглашение. Но видать Демьян не внял.

И все-таки в 1933 году к 50-летию он получил орден Ленина. До него такой награды из литераторов был удостоен лишь Максим Горький.

И снова он пишет Сталину, что его балладу «Осо-Богатырь» не хотят печатать. Через три дня она появилась в «Правде». «Заодно я прилагаю агитпоэму «ВКЛАД»... достаточно Вам пробежать в ней только одну часть — «Образцовая семья», чтобы убедиться, какой первосортный — и с художественной, и с агитационной стороны — материал пущен мной в оборот». Демьян Бедный всегда бы завышенного мнения о своем таланте и произведениях. Но тут дело было плохо, и он писал тогда Сталину: «Самая возможность происходившего обмена мнений уже показывает, что восхищаться собой мне не приходится. Умудрился-таки я создать для себя обстановочку. Тут и мое несчастье, и моя вина. И я не пытаюсь никого убеждать, что в своем несчастьи я неповинен. Вины хоть отбавляй, а глупости и того больше. Чего уж тут! Но я все-таки убежден, что мне было с чего и малость поумнеть. Если со стороны этого не видно, опять моя беда».

Выступая на Первом съезде писателей в 1934 году Демьян Бедный сказал: «Загляните в розданный вам текст печатного бухаринского доклада. Как там обстоит дело со мною! Бухарин взял труп Есенина, положил меня на этот труп и присыпал сверху прахом Маяковского. Точка. Покойся с миром...Я, оказывается, уже не бухаринский современник (Смех. Аплодисменты»).

В апреле 1935 он снова пишет Сталину, выпрашивая новую дачу.

3 июля 1935 он выпрашивает новую автомашину вместо старенького своего «Фордика».

16 июля 1935 пишет стихи «Сталину за все!» и посылает их ему. На оригинале рукой Сталина: «В мой архив.Ст». Сталину, видать, надоел Бедный Демьян.

В 1937 году он написал басню «Борись или умирай». Сталин написал письмо Мехлису — редактору «Правды»: «На Ваш запрос о басне Демьяна «Борись или умирай» отвечаю письмом на имя Демьяна, которое ему можете зачитать.

Новоявленному Данте, т.е. Конраду, то бишь... Демьяну Бедному.

Басня или поэма «Борись или умирай», по-моему, художественно-посредственная шутка. Как критика фашизма, она бледна и неоригинальна. Как критика советского строя (не шутите!), она глупа, хотя и прозрачна.

Так как у нас (у советских людей) литературного хлама и так не мало, то едва ли стоит умножать залежи такого рода литературы ещё одной басней, так сказать...

Я, конечно, понимаю, что я обязан извиниться пред Демьяном-Данте за вынужденную откровенность.

С почтением, И.Сталин».

Тут еще был фокус — Демьян пытался выдать свое произведение за перевод с немецкого некоего Конрада Роткемпфера. Мехлис, что был тогда редактором «Правды», докладывал Сталину: «Я выполнил поручение ЦК и прочитал ему Ваше письмо.

Прикидываясь дурачком, Демьян говорил:
— Я либо сумасшедший, либо кляча. Стар, не понимаю.

Он всячески пытался представить, что речь в «поэме» идет о конине, хлебе и т.п. вещах, но отнюдь не о чем-либо другом.

— Придется, — говорил он, — поехать в деревню, поливать капусту, — выражая мысль, что писать ему нельзя».

Вы думаете, он успокоился? Как бы не так!

Он написал стихотворную балладу «Как 14-я дивизия в рай шла». Это произведение даже попало в школьную хрестоматию. Демьян Бедный совершенно бессовестно украл у Булгакова весь сюжет своей баллады. Это — стихотворное переложение сна Алексея Турбина из «Белой гвардии». Отрывки романа печатались в журнале «Россия» в 1925 году. Потом Бедный умудрился сделать из баллады сценарий для театра. И снова провалился. К концу года на него обрушилась критика. Был запрещен музыкальный спектакль на музыку Бородина — «Богатыри» по тексту Бедного. Тогда Бедный стал проситься к Сталину на прием, но тот отказал. Бедный разговаривал со Ставским. «Пусть меня называют дураком, пусть смеются, пусть что хотят делают, но пусть говорят обо мне без той тенденции, что я хотел обмануть партию. Я буду таскать в кармане «Правду» и говорить: вот, я никого не обманул. Ты знаешь, когда Молотов пришел и посмотрел пьесу и вскипел, только тут я понял: «Мать честная! А мы-то прикрашивали разбойников». Пьеса вызвала погромное постановление Политбюро ЦК партии.

В октябре 1937 года он снова разразился стихом «Неумирающий подвиг», посвященным гибели Кирова. Мехлис опять переслал это «шедевр» Сталину и на этом творческая жизнь Бедного Демьяна окончилась. В январе 1938 он пытался откликнуться на смерть Троцкого, но Сталин наложил резолюцию: «Слабо. Это не удар по Троцкому, а царапина небольшая».

В 1938 году Бедный предложил «Правде» памфлет на фашизм «Ад». Сталин сделал на рукописи надпись: «Передайте этому новоявленному Данте, что он может перестать писать».

Его обвинили в фактах непартийного поведения. Он, якобы, в разговоре с Гронским, когда тот спросил: «Почему вы не пишете о колхозах?» — ответил:

— Вы вот все говорите о колхозах, об успехах, а народ голодает. Надо еще посмотреть, что даст нам колхозное движение». Гронский, конечно, настучал.

В августе 1938-го Бедного второй раз исключили из партии, и из Союза писателей. Перед ним закрылись все двери редакций и издательств.

И все-таки 5 августа 1944 года он не удержался и написал Сталину о своих заслугах по случаю приближающегося юбилея Ивана Крылова, продолжателем дела которого считал себя. В большом письме он прославлял свои заслуги: «В учебниках теории поэзии так и значилось: «Басня — вымершая литературная форма». Оброненное Крыловым оружие я бесстрашно поднял и воскресил...на вооружение рабочего класса. В радикальной «большой прессе» появился ряд статей обо мне, одна из которых была озаглавлена «Внук дедушки Крылова». И вдруг этот «внук» не включен в юбилейный комитет! Какой пассаж!

Не понимал Бедный, что в это время у Сталина появился новый баснописец — Сергей Михалков. Этот прекрасный детский поэт, переквалифицировался и стал строгать во всю ивановскую басни. Потом Гимн Советского Союза...

Демьян Бедный скончался как раз в это время — в 1945 году.


16 апреля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
92676
Сергей Леонов
92159
Виктор Фишман
74818
Борис Ходоровский
66199
Богдан Виноградов
52940
Дмитрий Митюрин
41852
Сергей Леонов
37075
Роман Данилко
35230
Татьяна Алексеева
31087
Александр Егоров
30302
Светлана Белоусова
29634
Борис Кронер
29396
Наталья Матвеева
27378
Наталья Дементьева
27094
Феликс Зинько
25705