Забытая война
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №14(374), 2013
Забытая война
Владимир Нестеров
журналист
Санкт-Петербург
508
Забытая война
Американские военные на корейской войне

Об этой войне в Стране утренней свежести, которая закончилась более 60 лет тому назад, большинство из нас не знает ничего. Пожалуй, теперь даже из старшего поколения не многие помнят, что, как принято было говорить в то время, «американский империализм пытался поработить Северную Корею», но при помощи СССР и Китая народ этой страны отстоял свою свободу.

Во всех советских источниках — словарях, энциклопедиях — говорится, что 25 июня 1950 года южнокорейцы напали на северокорейцев и стали развивать наступление. Но непонятно: если армия Южной Кореи решила использовать фактор внезапности, как она могла через три дня потерять Сеул — столицу своей собственной страны? Нет ни слова о том, что «разрешение на войну» было дано в Москве, что советские войска (авиация, зенитные части) участвовали в ней на стороне северокорейцев. Каждый северокорейский генерал имел наших советников, которые пытались направить действия своего подопечного в выгодное для себя русло. План военной кампании 1950 года был разработан высшими советскими офицерами под руководством главного военного советника генерал-лейтенанта Николая Алексеевича Васильева.

Корея в течение многих лет находилась в руках японцев. После разгрома Японии осенью 1945 года советскими и американскими войсками к северу и югу от 38-й параллели пролегли две зоны оккупации. В советской зоне началось строительство социализма под руководством великого вождя Ким Ир Сена. Наши войска были выведены с территории Северной Кореи осенью 1948 года, американские — летом 1949-го. Страна оказалась разделенной на две части. Северная Корея с таким разделом не могла примириться. В январе 1950 года Ким Ир Сен сказал в своем кругу: «Мы должны объединить страну. Но победа не придет сама по себе. Победу нужно завоевать».

Про южнокорейскую армию северокорейцы вроде бы все знали — сколько лет было на разведку! — и спланировали против нее «красный блицкриг», продолжительностью в два месяца. Сталина беспокоило только одно — вероятность вмешательства американцев. В беседе с Кимом в Москве он сказал:

— Южане и американцы не должны прийти в себя, оказать сильное сопротивление и мобилизовать международную поддержку.

Мао также одобрил планы Кима и уверенно заявил, что США не вмешаются. Но просчитался.

Вторжение войск КНДР на Юг началось очень удачно. Они прорвали фронт и, пользуясь подавляющим численным превосходством и внезапностью, стремительно продвигались вперед. США обратились в Совет безопасности ООН с требованием принять резолюцию — остановить агрессию. Советский Союз бойкотировал Совбез. Военная операция США и ее союзников в Корее проходила под сенью голубого флага ООН. Свои воинские части послали Австралия, Великобритания, Греция, Канада, Нидерланды, Новая Зеландия, Турция, Филиппины. Режим Чан Кайши предложил 33 тысячи тайваньских солдат, от помощи которых силы ООН отказались.

Резкий переход от мира к войне парализовал южнокорейскую армию. Морально подавленная, она потеряла больше половины личного состава и в беспорядке отступала. За первый месяц войны северокорейские войска продвинулись на 400 километров, прижав в сентябре южнокорейские и американские войска к юго-восточной оконечности полуострова. Образовался так называемый «Пусанский треугольник».

1 июля 1950 года в южнокорейском порту Пусан приземлились самолеты, которые доставили 256 американских солдат. Английский генерал Кэуд, командир бригады, срочно переброшенной из Гонконга, вспоминал: «Моя бригада была первой из контингента ООН, прибывшего в Корею. Нас сразу же бросили на помощь американцам, которые отчаянно пытались удержать плацдарм для высадки международных сил в районе порта Пусан. Нам тоже пришлось туго. Сил было мало, а северокорейцы беспрерывно атаковали. В нашей обороне зияли огромные бреши, и нам крупно повезло, что нас не окружили».

Однако северокорейцам не хватило сил и средств, чтобы сбросить противника в море и одновременно защитить свой оголенный тыл. 15 сентября 1950 года американцы, применив тактический прием «прыжок лягушки», высадили десант морской пехоты, численностью 50 тысяч, в порту Инчхон (Чемульпо) в 30 километрах к западу от Сеула. Тем временем на Юге 8-я американская армия под командованием генерала Уолтона Уолкера прорвала северокорейский фронт в районе «Пусанского треугольника». Ее передовые части 26 сентября соединились с морскими пехотинцами в районе деревни Осанн в 30-ти километрах южнее Сеула. Северокорейский фронт с севера и юга был рассечен, большая часть армии оказалась в «котле». Управление войсками было полностью потеряно.

В районе Сеула были окружены четыре северокорейские дивизии, остальные потеряли связь со вторыми эшелонами. В американском плену оказалось 60 тысяч северокорейцев. Авиация США господствовала в воздухе. Создалось критическое положение. Началось быстрое отступление северокорейской армии. Сеул был сдан. Когда противник пересек 38-ю параллель, казалось, что ничто его не остановит. Американцы и южнокорейцы прижали отступавшие части северокорейцев к пограничной с Китаем реке Ялуцзян. А ведь десять дней назад Ким Ир Сен докладывал в Москву, что «победа близка!» Но 29 сентября ему пришлось отправить в высшей степени тревожное сообщение. Он вынужден был признать, что они на грани поражения, собственными силами не смогут остановить противника, и обратился к Сталину: «Помогите собственными силами, в крайнем случае, организуйте выступление на нашей стороне добровольческих частей и соединений стран народной демократии. Мы полны решимости преодолеть все трудности, стоящие перед нами, чтобы Корея не стала колонией и военным плацдармом американских империалистов».

Сталину доложили о телеграмме ночью. Он тут же продиктовал шифровку Мао. Китайцы не отвечали несколько дней. Наконец они поняли, что Сталин просит прямого участия регулярных частей китайской армии, хотя и предлагает условное название «китайские добровольцы». Председатель ЦК КПК, вступая в войну, надеялся убить сразу «двух зайцев» — стать фактическим хозяином Кореи, а также проверить силу своей армии на случай вторжения на территорию Тайваня. Кроме того, Мао опасался, что США могут захватить не только весь Корейский полуостров, но и вторгнуться в Китай.

В октябре американские «туристы в камуфляже» взяли Пхеньян. Китай начал перебрасывать в Корею войска, первый эшелон из девяти дивизий. Переход через границу проходил по ночам, в основном по двум мостам в районе городов Синыйчжу и Манпхо, а также мелкими группами на подручных средствах по всему течению реки Ялуцзян. При отсутствии дорог китайцам понадобилось десять дней, чтобы ввести свои дивизии в бой. Соотношение в живой силе изменилось: 236 тысячам китайцев и северокорейцев противостояли войска ООН — 211 тысяч южнокорейцев, американцев и солдат стран-сателлитов. В середине октября китайцы под командованием маршала Пэн Дэхуая перешли в контрнаступление. Массированные бомбежки американской авиации не смогли остановить их. Воины Поднебесной зарылись в землю. Была создана обширная сеть подземных ходов сообщения.

После вступления в войну Китая положение резко изменилось. Американцам пришлось отступать в спешном порядке. Был освобожден Пхеньян, вновь взят Сеул. До конца октября американцы господствовали в воздухе и не несли почти никаких потерь. Вот как описал бомбардировку северокорейского города Синыйджу американский фронтовой корреспондент Бойл: «Этот город с населением 100 тысяч человек расположен на корейской стороне реки Ялуцзян, протекающей на границе Кореи с Маньчжурией… В 12 часов 07 минут первое звено бомбардировщиков сбросило свой смертоносный груз. Бомбы упали на северо-восточную окраину города. Бомбардировщики атаковали звено за звеном. Шаг за шагом город внизу уничтожался. От огня глиняные стены разваливались на части, соломенные крыши горели, деревянные постройки были охвачены пламенем. Люди умирали или спасались бегством».

Для борьбы с американской авиацией Сталин принял решение о непосредственном участии воздушных сил и ПВО СССР. И уже в ноябре в Москве начали создавать особый истребительный авиакорпус. Его задача — прикрывать стратегические объекты, а также Супхунскую ГЭС, снабжавшую электроэнергией как Северную Корею, так и Северо-Восточный Китай. 64-й ИАК состоял из четырех авиадивизий (50-я, 28-я, 151-я, 97-я), двух зенитных, плюс вспомогательные части. Второй эшелон: 324-я, 303-я ИАД, 351-й ИАП. Командир — генерал Белов — впоследствии заместитель главкома ВВС, маршал авиации. Корпус базировался вначале на аэродромах Северной Кореи, затем на приграничных с КНДР аэродромах Китая. Через пять-шесть месяцев полки уходили на территорию Союза, их сменяли новые. Так, в начале октября 1951 года в составе корпуса сражались 32-я, 133-я, 216-я ИАД. Наше командование преследовало учебно-тренировочную цель — приобрести боевой опыт в войне с американцами. Абсолютное большинство советских летчиков составляли пилоты, за спиной которых была Великая Отечественная война. Сражался в Корее и прославленный советский ас Иван Кожедуб, командовавший строго засекреченной 324-й ИАД «Крылов».

Советские ВВС применили в этой войне совершенно иной класс летательных аппаратов — реактивные истребители Миг-15. Корпус вступил в бой в феврале 1951 года. Командующий ВВС США генерал Хойт С. Ванденберг признавал: «Бомбардировщики стали сталкиваться с более сильным и метким огнем зенитной артиллерии и усиливающимся противодействием истребительной авиации. Летать стало опасно. Американская авиация столкнулась с решительными действиями противника и понесла самые тяжелые потери». До вступления в войну 64-го ИАК американские стратегические бомбардировщики В-29 работали по целям, как на полигоне. Они были способны нести 10 тонн бомб со скоростью свыше 600 километров в час. Атаки производились с высоты три тысячи метров. Экипаж мог сделать столько заходов на цель, сколько требовалось для ее полного уничтожения. Целями для В-29 были аэродромы, железнодорожные мосты, сортировочные станции и базы снабжения. Но именно советские летчики-истребители стали единственной силой, способной противостоять американской авиации. «Прогулки» в небе Кореи для американцев закончились…

12 апреля 1951 года Миги сбили шесть американских «летающих крепостей», после чего пилоты противника не пытались бомбить мост у Синыйджу, единственный железнодорожный мост, питающий войска в Корее. Но действительно этапным для американцев в истории войны стал «черный вторник» — 23 октября 1951 года. В этот день, с целью нарушить снабжение противника, американцы решили вывести из строя два крупных аэродрома и нанести мощный бомбовый удар по мостам, переправам, железнодорожным перегонам силами 10 штурмовиков и 12 В-29 307-го бомбардировочного авиакрыла.

Командир 64-го ИАК решил поднять в воздух две дивизии, последовательно вводя их в бой.

После того как В-29 отбомбились, они были перехвачены Мигами. В смертоносной карусели сражающихся самолетов часть Мигов прорывалась к В-29, часть сковывала боем истребители противника. Американский ас Гарольд Фишер вспоминал: «В один из самых страшных дней для наших ВВС большая группа самолетов из 12-ти В-29 вылетела в Северную Корею под прикрытием Ф-86. При отходе от цели их встретили Миг-15 в превосходных четырех самолетных звеньях. Миги вели огонь из пушек, даже не входя в зону пулеметного огня В-29, и стрелки бомбардировщиков оказались бессильны. Восемь В-29 были сбиты, а остальные оказались столь серьезно повреждены, что им едва удалось дотянуть до своих передовых баз в Южной Корее. Позже мы вылетели на поиск экипажей В-29, покинувших свои изрешеченные машины над морем».

Таким образом, Миги уничтожили всю группу В-29, плюс четыре штурмовика Ф-86. Наши потери — один Миг-15. После этого американские тяжелые бомбардировщики стали применяться только ночью.

Зенитные дивизии действовали также весьма эффективно. Так, одна из них, находясь на северо-западе КНДР, за февраль–март сбила 140 самолетов противника! Всего за время войны было уничтожено 1309 американских самолетов. Наши потери с февраля 1951 года — 351 машина, 311 летчиков погибли. Советские пилоты похоронены на старом русском кладбище в Порт-Артуре.

Ни один советский летчик не попал в плен, а многие в этой войне отличились. Ходили легенды о феноменальной неуязвимости Ивана Кожедуба, воздушного аса, трижды Героя Советского Союза. За командиром 324-й ИАД охотились лучшие пилоты ВВС США. Но он добавил к своим 62 сбитым немецким самолетам 17 американских (факт, не вошедший в официальную биографию). Хотя Ивану Никитичу Москва запретила летать, он продолжал лично участвовать в воздушных боях. В одном из ночных вылетов русский ас был сбит. Ему удалось выпрыгнуть с парашютом, приземлиться на территории противника. Едва не попал в плен, но был отбит «китайскими добровольцами». Эта история впервые была рассказана китайскими летчиками-ветеранами в 1991 году дочери Ивана Никитича — Ольге Ивановне. Полковник Евгений Пепеляев сбил 23 самолета (несколько машин даже над их собственными базами). На счету капитана Сморчкова — 12 побед. Александр Карелин одержал шесть побед над бомбардировщиками в ночное время... 

Но и американцы воевали на прекрасных боевых машинах, включая новейшие истребители Ф-86 «Сейбр». Киноленты с изображением Ф-86, сделанные в небе Кореи, наших авиаконструкторов не устраивали. Им хотелось своими глазами и руками пощупать каждый узел, каждую деталь американского истребителя. Нужно было захватить самолет. Вскоре высокое начальство в Москве и конструкторы смогли увидеть плененный «живой», целехонький «Сейбр».

А проходило пленение «Сейбра» так. Евгений Пепеляев: «…Уже выходил из боя мой самолет в пробоинах, а тут перед носом — «Сейбр». Пилот ничего не успел предпринять, как я первым открыл огонь. От места, где находился фонарь, потянул дымок, машина стала падать. Преследовать не стал, понял: далеко не улетит. Как оказалось, слегка повредил двигатель и катапульту. Пилоту ничего не оставалось, как посадить самолет. Надо отдать ему должное, сделал он это мастерски. Планируя, дотянул до моря и сел на гальку как раз в тот момент, когда начался отлив. Летчика тут же подобрала служба спасения — она у них действовала безупречно, самолет остался».

Наши инженеры и техники вытянули трофей подальше от берега, замаскировали его сеном. Ночью все узлы «Сейбра» разобрали по косточкам и бережно уложили в ящики. Чуть позже «пленника» в разобранном виде отправили в Москву, в НИИ ВВС. Советские конструкторы взяли из «Сейбра» радиодальномер, прицел, скопировали высотно-компенсирующий костюм.

Следует отметить, что и среди американских пилотов было немало воздушных асов, имевших богатый опыт, приобретенный в ходе Второй мировой войны. Это полковники Гарольд Фишер, Гаррисон Кинг. Джозеф Макконел — лучший ас корейской войны, сбил 16 самолетов. На счету бортстрелка 28-й эскадрильи сержанта Билли Бича — 158 самолетов противника. Герой Советского Союза Сергей Крамаренко, ведомый Кожедуба, вспоминает: «Меня взяла в «клещи» группа «Сейбров», как после выяснилось, во главе с американским асом полковником Фишером. Пришлось сделать десятки «штопоров», переворотов, петель с предельными нагрузками, чтобы выскользнуть из «клещей». С 1 января 1953 года американцы стали применять новые технические средства и менять тактику воздушного боя. В результате до конца войны В-29 потерь уже не несли. Нашим пилотам удалось лишь повредить пять «летающих крепостей».

К январю 1951 года наступление китайцев и северокорейцев выдохлось. При каждой их попытке возобновить атаки американцы и сателлиты буквально «перемалывали» противника. С 26 января по 24 февраля 1951 года их потери составили только убитыми 130 тысяч.

К концу апреля войска ООН находились немного севернее 38-й параллели, откуда началась война. Летом фронт застыл на линии Кэсон — Кунхуа — Маджон-ни — Мунсань-ни. Такое положение сохранялось до 2 июля 1953 года. Война затягивалась… Телеграмма Ким Ир Сена Сталину: «Мы ежедневно теряем 400–500 человек. Число жертв исчисляется сотнями тысяч, многими сотнями тысяч».

Разведка считала, что при новом наступлении северокорейцев американцы могут применить ядерное оружие. И это могло стать реальностью. Сталин задумался. По дипломатическим каналам американцам дали понять, что если они пойдут на это, то Советский Союз немедленно вступит в войну. Теперь в мире была атомная бомба, и расклад сил в нем стремительно менялся. Мир стоял на грани Третьей мировой войны. Утверждают, что «величайший» полководец в разговоре с членами политбюро сказал: «Пожалуй, в этой войне — «пат», ничья». В случае прямого военного столкновения с США он окажется в невыгодном положении. У Советского Союза тогда было только несколько единиц ядерного оружия. Производство его в промышленных масштабах только начиналось. Американцы же со своей мощной экономикой далеко оторвались от нас: ядерного оружия у них было в несколько раз больше. У нас тогда не было стратегических бомбардировщиков, межконтинентальных баллистических ракет, а во флоте — авианосцев.

В 1952 году стороны пошли на переговоры, стремясь поскорее закончить войну. К середине лета ситуация на фронте окончательно стабилизировалась, и 27 июля состоялось подписание перемирия. Конфликт, который называли «самой мерзкой из локальных войн», наконец-то был прекращен. Американский историк Брюс Камингс пишет: «В 1953 году Корейский полуостров представлял собой дымящиеся руины. От Пусана на юге до Синыйчжу на севере корейцы хоронили своих мертвых, оплакивая потери и пытаясь соединить осколки былой жизни. В столице Южной Кореи Сеуле пустые здания, подобно скелетам, стояли вдоль улиц, мощенных чудовищной смесью бетона и шрапнели. Возле американских военных лагерей, расположенных на окраинах столицы, толпы нищих ждали момента, чтобы покопаться в пищевых отходах, которые выбрасывали иностранные солдаты. Люди жили подобно кротам, ночуя в пещерах и штольнях, и просыпались в кошмаре наступившего дня».

Соглашение о военном перемирии действует до сих пор. Демилитаризованная зона между КНДР и Республикой Кореей создана по линии прекращения огня в 1953 году. Ее ширина 4 километра, длина — 260. В зоне размещены представители ООН.

Итоги войны: три миллиона погибших корейцев (в основном мирных жителей),миллион китайцев, шестьдесят тысяч американских солдат, четыре миллиона беженцев, разделенных семей.

Со временем Южная Корея, не имевшая никаких природных ресурсов и собственного промышленного производства, сумела стать мощной индустриальной державой и сейчас занимает одно из ведущих мест в мире по выпуску морских судов, бытовых электронных приборов, телекоммуникационного, металлообрабатывающего оборудования и другой продукции. Сегодня она входит в число лидеров по производству автомобилей. Корейские марки охотно покупают и в России. А Северная Корея под руководством Ким Ир Сена так и не смогла выбраться из отсталости и нищеты. Нигде сталинские режимы не держались так долго и нигде жизнь людей не является столь скудной и убогой. При всем том страна содержит миллионную армию с годовым бюджетом 2,3 миллиарда долларов.


1 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90011
Сергей Леонов
72086
Виктор Фишман
72083
Борис Ходоровский
64105
Богдан Виноградов
51063
Дмитрий Митюрин
39145
Сергей Леонов
34982
Роман Данилко
32950
Борис Кронер
23636
Светлана Белоусова
22009
Наталья Матвеева
21768
Светлана Белоусова
21729
Александр Егоров
21324
Татьяна Алексеева
20907
Дмитрий Митюрин
19056