«Трофейные» ГЭС на реке мира
ВОЙНА
«Трофейные» ГЭС на реке мира
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
374
«Трофейные» ГЭС на реке мира
Бои в районе Энсо ГЭС. 1941 год

Зимняя война 1939–1940 годов с Финляндией, ценой огромных жертв, позволила отодвинуть границу от Ленинграда в среднем с 50 до 150 километров. Это если касаться геополитики. А энергетика СССР получила неожиданный подарок в виде двух «трофейных» финских гидроэлектростанций — Роухиала и Энсо. В последующие пять лет они переходили из рук в руки еще дважды.

Говоря о Вуоксе, обычно имеют в виду не только реку (143 километра), но и входящие с ней в единую систему озера и протоки. При общем перепаде от истока до устья в 72 метра сама природа вдохновляла инженеров использовать характерное для многих участков бурное течение.

Еще в начале ХХ века Генрих Графтио предложил построить на этой реке гидроэлектростанцию, которая, по его расчетам, могла обеспечить электроэнергией всю промышленность Петербурга. Но Вуокса находилась на территории имевшего автономию в рамках Российской империи Великого княжества Финляндского. Сейм княжества должен был дать согласие на строительство и при желании инвестировать в проект финские деньги. Пример Сайменского канала, казалось, показывал, что речь идет о выращивании новой курицы, способной нести золотые яйца. Однако проект в сейме провалили.

Финны считали, что имперские власти их угнетают, а немецкие агенты ловко разжигали это недовольство. Смысл проведенной германским лобби интриги заключался в том, чтобы в преддверии Первой мировой войны петербургские оборонные предприятия не получили стабильный источник энергоснабжения. И когда мировая война действительно грянула, столицу постиг топливный кризис.

Проблему пытались решить срочным строительством гидроэлектростанций, но такие сложные в техническом плане объекты по щелчку пальцев не появляются. Созданная в апреле 1917 года Партия по исследованию водных сил Севера России занялась изысканиями, с тем чтобы определить самые оптимальные места для строительства. Но приступить к самому строительству стало возможным только после окончания Гражданской войны и принятия плана ГОЭЛРО (в декабре 1920 года). Поскольку Финляндия обрела независимость, ГЭС для заводов Петрограда — Ленинграда возводились в Ленинградской области (Волховская) и Карелии (Нижне-Свирская).

К середине 1930-х годов первый этап ГОЭЛРО был благополучно выполнен и перевыполнен. Однако расширение СССР заставляло корректировать следующие этапы грандиозного плана.

Прочерченная в марте 1940 года советско-финская граница на Карельском перешейке проходила и по Вуоксе, хотя часть течения реки осталась на территории Финляндии. Населения на этих территориях практически не осталось, поскольку еще в ходе войны жителей эвакуировали вглубь Суоми. Прибывавшим из центральных районов СССР переселенцам предстояло работать на новых и оставшихся от финнов промышленных предприятиях, энергоснабжение которых осуществлялось с «трофейных» ГЭС Роухиала и Энсо.

Станция Энсо получила свое имя по одноименному поселку.

Еще в 1887 году, во времена Российской империи, барон из шведских финнов Карл Август Стандершельд приобрел участок земли возле водопада Ряйкеллы и построил завод по производству древесной массы. Бизнес пошел, появились новые пайщики, которые в 1906 году решили построить регулирующую плотину.

Что-то финские инженеры не рассчитали, и первую плотину снесло в 1906 году за одну ночь. Пришлось привлекать известного промышленного архитектора Акселя Юселиуса Сандстундина, проект которого оказался намного удачней.

Бумажный завод разрастался, став в 1920-х годах собственностью концерна Enso Gutzeit Tornator (EGT). В следующем десятилетии растущие потребности производства и поселка уперлись в нехватку электрической мощности. Концерн заказал проект реконструкции, по завершении которой мощности ГЭС хватило бы не только на завод, но и на предприятия по производству силикат-глыбы, целлюлозы и картона.

ГЭС Роухиала была «моложе», чем Энсо, хотя поселок Яяски, на котором она находилась, считался одним из древнейших населенных пунктов на Карельском перешейке. Успехи концерна EGT на ниве деревообрабатывающей промышленности привлекли на берега Вуоксы и других финских бизнесменов. Для создаваемых ими предприятий тоже требовалась электроэнергия, и в 1934 году группа финских инженеров предложила проект гидроэлектростанции общей мощностью 92 МВт. Финансирование взяла на себя организованная в 1936 году компания Kuiti oy, которая параллельно вела и строительство первого в Суоми завода искусственного волокна, производящего также целлофан, штапель, искусственный шелк и вискозу. Делалось все быстро: уже к концу 1937 года ГЭС с четырьмя гидроагрегатами и плотиной длиной 151 метр работала на полную мощность.

В Зимнюю войну и с Роухиалы, и с Энсо все, что можно, финны успели эвакуировать. На Энсо плотина частично была взорвана. От оборудования и объектов осталось не более 30%.

Для оценки ситуации на станции прибыли специалисты из института Ленгидэп (в настоящее время — Ленгидропроект), развернутого на базе Партии по исследованию водных сил Севера России. В числе спроектированных его специалистами ГЭС были и все станции Северо-Запада РСФСР, включая Волховскую, Нижне-Свирскую, Кондопожскую.

Реализацией подготовленных в Ленгидэпе проектов занимался входивший в ведение НКВД трест «Спецгидропроект № 2», так что заниматься финскими станциями предстояло мощной структуре с тысячами сотрудников.

В короткие сроки ленинградские инженеры подготовили проекты восстановления с увеличением мощности станций. Более того, Ленгидэп предложил построить на реке Бурной (южное устье Вуоксы) еще одну ГЭС условно названную Нижне-Вуоксинской. Выбранное место находилось всего в 1,5 километра от Ладожского озера, причем водохранилище при станции должно было раскинуться до самой Роухиалы. Проект выглядел многообещающе, но из-за Великой Отечественной войны его отложили. С тех пор к нему несколько раз возвращались, хотя к воплощению в жизнь так и не приступили.

Роухиалу запустили на удивление быстро: уже в сентябре 1940 года были проложены линии электропередач в Выборг и Ленинград, и производимый на ГЭС электрический ток стал подаваться в систему Ленэнерго.

Финские войска вторглись на советскую территорию 25 июня 1941 года. Боевые операции велись совместно либо координировались с немецкими войсками. Впрочем, не желая портить отношения с США и Великобританией, финское правительство позиционировало свою страну не как союзника гитлеровской Германии, а как «совместно воюющую державу».

На Карельском перешейке наступающие к 31 августа продвинулись до реки Сестра, где линия фронта и остановилась до июня 1944 года. Советские части сражались ожесточенно, что позволило эвакуировать с двух ГЭС значительную часть оборудования. На Энсо этими работами буквально под огнем неприятеля руководил сотрудник Ленгидэпа Петр Непорожний — будущий министр энергетики и электрификации СССР. Роухиалу наступающие заняли 21 августа.

Теперь восстанавливать станции пришлось уже финнам, причем работы они вели по советским проектам — то есть с расчетом на увеличение мощности. Но, несмотря на значительный временной запас, завершить так и не успели.

10 июня 1944 года началась Выборгская наступательная операция — первый этап «четвертого сталинского удара», стратегическая цель которого заключалась в выводе из войны Финляндии. Через десять дней, потеряв Выборг, финские войска отошли на третью линию обороны — VKT (Выборг — Купарсаааре — Тайпале), значительная часть которой проходила как раз по Вуоксе. 19 сентября Финляндия подписала перемирие, обязавшись вернуться к границе 1940 года и силой выставить немецкие войска со своей территории.

Чтобы минимизировать наказание за союзнические отношения с Германией, финны воздерживались от того, чтобы превращать возвращаемые СССР территории в «выжженную землю». На сей раз станции достались победителям в несколько лучшем состоянии, чем в 1940 году, хотя пригодное к транспортировке оборудование, разумеется, было вывезено.

И снова на ГЭС прибыли специалисты Ленгидэпа, под руководством которых начались восстановительные работы. Энсо была запушена в эксплуатацию 25 июня, а Роухиала — 19 декабря 1945 года. Теперь по названию переименованных поселков они именовались соответственно Светогорской и Лесогорской. Собственно переименование произошло еще после Зимней войны, но в документах и станции, и поселки продолжали фигурировать под прежними названиями.

В 1945 году на ГЭС запустили только первые гидроагрегаты, притом что на каждом объекте таких гидроагрегатов было по четыре. Сложности объяснялись тем, что гидроузлы приходилось не только восстанавливать, но и достраивать, причем достраивать, исходя из трижды менявшихся проектов. Сначала это были финские проекты 1930-х годов. Потом рассчитанные на модернизацию и повышение мощности советские проекты 1940 года. Далее, базирующиеся на разработках Ленгидэпа финские проекты 1941 года. И наконец, окончательные варианты, составленные опять же ленинградскими инженерами, исходя из той ситуации, которая имелась на сентябрь 1944 года.

В общем, на полную мощность Лесогорская (70,5 МВт) и Светогорская (100 МВт) ГЭС вышли в 1947 году, а еще через два года их объединили в единый Вуоксинский каскад ГЭС.

Отношения СССР и Финляндии после Второй мировой войны складывались образцово-показательно, что отражалось и в сфере гидроэнергетики. В 1964 году было подписано соглашение о пограничных водных системах СССР и Финляндии.

Вскоре совместной советско-финской комиссии по использованию пограничных водных систем пришлось разбирать конфликт на Вуоксе, где у финнов тоже имелось две ГЭС — Иматра и Тайнионкоски. После того как на Светогорской станции прошла реконструкция с повышением высоты плотины, на ГЭС Иматра снизились напор воды и, следовательно, выработка электроэнергии. Вопрос урегулировали в 1972 году, подписав соглашение, предусматривавшее компенсацию финской стороне недополученной электроэнергии.

По ходу реконструкций мощность обеих станций выросла на Лесогорской до 118 МВт, а на Светогорской — до 122 МВт.

Последние масштабные работы на Вуоксинских ГЭС осуществлялись в 2009–2012 годах, когда производилась замена гидроагрегатов. Периодически озвучиваются проекты, предполагающие строительство на Вуоксе новой ГЭС или улучшение судоходства.

В финской мифологии мир живых от мира мертвых отделяет мрачная подземная Манала-река. Бурная Вуокса, хотя на ее берегах часто гремели бои, может служить символом жизни. И она давно стала рекой мира.


4 Мая 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356