Трагедия и доблесть «Волынцев»
ВОЙНА
«СМ-Украина»
Трагедия и доблесть «Волынцев»
Дмитрий Веденеев
историк
Киев
494
Трагедия и доблесть «Волынцев»
Партизаны в Карпатах

Оперативная группа Наркомата госбезопасности Украины «Волынцы» была лишь одной из почти сотни зафронтовых опергрупп, оперотрядов и резидентур НКВД-НКГБ УССР, ведших разведывательно-диверсионную работу в тылу агрессоров, вдали от «Большой земли». На долю сотрудников и бойцов группы выпало немало рискованных заданий, драматических моментов, успехов и безвозвратных потерь, героизма и малодушия, решительности и неоправданной жестокости. Их противниками были и оккупанты, и земляки-украинцы, разделенные гражданским вооруженным противостоянием. Воссозданная нами по документам спецслужб история «Волынцев» дает современникам реалистичную картину того драматического времени, лишний раз подчеркивая цену Победы…

ЗАФРОНТОВАЯ РАБОТА — ПРИОРИТЕТ СПЕЦСЛУЖБ

В годы Великой Отечественной войны одним из ведущих направлений деятельности органов госбезопасности стала разведка и диверсионная работа на оккупированной территории, ведшаяся силами выведенных за линию фронта оперативных групп, оперативных отрядов, созданных в тылу агрессора резидентур, а также разведывательных подразделений партизанских отрядов и соединений (они, как правило, возглавлялись кадровыми сотрудниками спецслужб, да и опергруппы предпочитали работать на основе партизанских баз).

В ходе перестройки деятельности советских спецслужб в соответствии с требованиями военного времени, в августе 1941 года, создали 4-е Управление НКВД СССР (во главе со знаменитым «террористом №1 СССР», уроженцем Запорожской области, генералом Павлом Судоплатовым), которое занималось организацией зафронтовой разведывательно-диверсионной работы Соответственно, 4-е отделы возникли в НКВД УССР и его областных управлениях, а с апреля функционировало 4 Управление НКВД УССР.

Только в январе-марте 1942 года 4 Управление НКВД УССР подготовило и вывело в тыл противника 1045 разведчиков (из них 800 — в составе разведгрупп). После создания в июле 1942 года Украинского штаба партизанского движения (УШПД) 4-е Управление НКВД УССР передало в подчинение УШПД 1017 партизанских отрядов (25 тысяч бойцов), а само сосредоточилось на подготовке и руководстве работой оперативных разведывательно-диверсионных формирований (таковых в Украине насчитывалось не менее 95). Они же обеспечивали и контрразведывательную защиту партизанских отрядов, да и, чего греха таить, присматривали за теми народными мстителями, которые путали мирных жителей с противником, или стремились к возрождению нравов Гуляй-Поля. С началом Освободительного похода Красной армии в оккупированные страны Восточной Европы, туда передислоцировали из Украины 53 опергруппы (780 участников) и 759 агентов-одиночек — на их базе вырастали партизанские отряды и бригады Польши и Чехословакии, и даже в Пражском восстании мая 1945 года сражались 10 украинских опергрупп.

Всего же в 1944-1945 годах зафронтовые группы НКВД-НКГБ УССР вывели из строя 22,5 тысяч немцев, их союзников и колаборантов, пленили 10 тысяч врагов, подорвали 18 складов, 9 бронепоездов, 207 воинских эшелонов, 110 мостов.

После воссоздания в апреле 1943 года Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ), зафронтовой работой ведало 4-е Управление НКГБ УССР. Его первый отдел занимался руководством оперативными группами за линией фронта, внедрением агентуры в спецслужбы и органы военно-политического управления агрессоров, а также антисоветские повстанческие формирования и РОА генерала Власова. Второй отдел занимался организацией «Д» и «Т» — как в служебных документах именовалась диверсионная и террористическая работа, а также вел следствие по фактам измены агентов 4 Управления и по предателям Родины. На третий отдел возлагались обеспечение радиосвязи, материально-техническое обеспечение и ведение оперативных учетов.

ОБЪЕКТ НОМЕР ОДИН — УКРАИНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ

10 августа 1943 года 1-й отдел 4 Управления Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ) УССР выдал руководителю опергруппы «Волынцы» Петру Форманчуку (псевдоним — «Петрич») задание по организации агентурно-оперативной работы в тылу противника.

Предусматривалось, что группу самолетом выбросят на базу партизанского соединения под командованием Героя Советского Союза Алексея Федорова на территории Волынской области. Первоочередной задачей (пункт «а» задания) «Волынцев» называлась «разработка «Организации украинских националистов» и военных формирований этой организации» (то есть Украинской повстанческой армии (УПА), созданной весной-летом 1943 года под политическим руководством ОУН Степана Бандеры. В обязанности спецгруппы входило, также, осуществление диверсий на железнодорожных коммуникациях и важных промышленных объектах противника.

Основу группы составили пять кадровых сотрудников НКГБ, и основной упор предполагалось сделать на агентурно-оперативной работе для подбора, «из числа преданных Советской власти людей», участников диверсионных групп, которые бы выводили из строя коммуникации и важные объекты.

За линией фронта группа должна была принять на связь агентуру, ранее приобретенную коллегами из партизанской разведки, для дальнейшего внедрения «лучших и проверенных агентов руководящие круги ОУН» и отряды «лесной армии». Одновременно «Волынцев» нацеливали на вербовку оперативных источников «из числа националистов» (по предварительному согласованию с НКГБ УССР и только с его санкции!), новой агентуры для «продвижения» в командный состав националистических формирований и повстанцев.

В свою очередь, опергруппа «Петрича» рассматривалась как база для продвижения «специальной агентуры» с заданиями от НКГБ УССР в города Ковель, Луцк, Владимир-Волынский, Ровно и Львов. Для нужд негласных источников спецслужбы требовалось создать на маршрутах ее следования явочные и конспиративные квартиры, изучить контрразведывательный и полицейский режим врага, подобрать надежных агентов-проводников, а также приобрести доверенных людей в административных учреждениях оккупантов для добывания образцов документов. Отдельно необходимо было приобрести агентов-связников, а также накапливать издававшуюся на оккупированной территории прессу, листовки, денежные знаки, обмундирование. Всех новозавербованных следовало проверить на конкретных поручениях, не допустить инфильтрации агентурной сети «предателями и провокаторами».

РОВЕСНИК «НОВОГО МИРА»

Командир «Волынцев» Петр Форманчук родился в 1913 году в семье батрака в селе Жизниковцы Каменец-Подольской области. В 1929 году поступил в Шепетовский педагогический техникум, а по его окончанию был мобилизован, как тогда говорили, ЦК ЛКСМУ на педагогическую работу. Учительствовал, работал инспектором районо, директором школы. Два курса техникума закончил заочно (отметим, что в дореволюционной России, которую так восхваляют российские ультра-патриоты и ценимые советской властью Станислав Говорухин и Никита Михалков, уровень грамотности населения не превышал 23% — при 98% в Германии и 96% во Франции).

Энергичный хлопец из народа использовал жизненный шанс, открытый миллионам его сверстников-крестьян новой властью, быстро выдвинулся: стал завотделом районной газеты «Социалистический фронт», заместителем председателя райисполкома. Срочную службу педагог прошел в боевой Отдельной Краснознаменной Дальневосточной Армии, и в июне1938-го попал по мобилизации в изрядно повыбитый волнами репрессивных «чисток» НКВД. Став в 1939-м членом партии (благо новый глава НКВД Лаврентий Берия на порядок умерил репрессивный маховик), Форманчук служил старшим оперуполномоченным в Водном отделе НКВД УССР. Служил, видимо, неплохо, будучи в 1940-м переведен в 5-й отдел (внешняя разведка), а с февраля 1941 года работал старшим опером в 1-м (разведывательном) Управлении новосозданного НКГБ УССР. Оттуда и был откомандирован в 4-е Управление НКВД Украины.

ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ ПРОТИВ НАЦИОНАЛИСТОВ

7 октября 1943 года «Волынцы» десантировались в районе Дубовницких хуторов на юге Белоруссии, где размещалось партизанское соединение генерал-майора Василия Бегмы, а через месяц добрались к волынскому партизанскому соединению генерал-майора Алексея Федорова. На его базе группа «Петрича» действовала до апреля 1944-го, после чего встретилась с наступающими советскими войсками.

Этот период деятельности опергруппа посвятила «особому заданию» — так в инструкциях спецгруппам было принято именовать разведывательно-подрывные мероприятия против ОУН и украинских повстанцев. Дело в том, что к осени 1943 года УПА превратилась в серьезную боевую силу в несколько десятков тысяч активных штыков, действовавших на территории в примерно 150 тысяч квадратных километров Повстанцы имели четкое военно-административное деление, боевую структуру, тактику, субординацию, пытались проводить собственную аграрно-крестьянскую и национально-культурную политику в колыбели УПА — на Волыни и в Полесье. Несмотря на отдельные попытки наладить антинемецкое сотрудничество с советскими партизанами, с начала 1943 года в регионе вспыхивают бои между повстанцами и «красными» партизанами.

Хотя поначалу УПА придерживалась тактики «двухфронтовой борьбы» против гитлеровцев и Советов, то к концу 1943 года, по мере приближения наступающей РККА, националисты в качестве главного противника определяют советскую сторону, оставившую печальную память репрессиями и насильственной коллективизацией 1939-1941 годов, страшной «чисткой тюрем» первых недель войны. Повстанцы, верхушка которых с 1944 года налаживает активное антисоветское сотрудничество со спецслужбами Германии и Венгрии, атакуют части Красной Армии, ее тыловые объекты, подрывают воинские эшелоны (включая санитарные, уводя в лес десятки врачей и медсестер), продолжаются столкновения с партизанами. «Волынцы» доносили о «полюбовной» передаче немцами повстанцам местечка Камень-Каширский в Волынской области — в обмен на 300 винтовок и боеприпасы немцы мирно отступили, передав местечко отряду «Мазепы», отразившему штурм «красных» партизан.

Особую роль играла разведка и Служба безопасности (СБ) ОУН и УПА. Эсбисты не только занимались контрразведывательной защитой повстанческих рядов (нередко выливавшейся в шпиономанию и масштабные кровавые «чистки» подлинных и мнимых «сексотов»). Спецподразделения ОУН и УПА стремились создать свои агентурные позиции в партизанских формированиях (поэтому к осени 1943-го лишь при соединениях Сидора Ковпака, Михаила Наумова и Александра Сабурова действовало 9 резидентур НКГБ и 572 агента, большинство из которых использовались по линии противодействия ОУН и УПА.

Опасным противником стала и польская националистическая Армия Крайова (АК), подчиненная эмиграционному правительству в Лондоне. АК имела широкую подпольную сеть, отличные разведывательно-диверсионные структуры (не исключалась даже бактериологическая война против «Советов»). «27-я дивизия пехоты» АК на Волыни получила из Лондона команду приступить 20 ноября 1943 года к операции «Буря» по силовому удержанию земель Западной Украины перед приходом РККА. В одном только Львове к выступлению готовилось 4 тыс. боевиков и 12 тыс. резервистов АК.

ЗА ОТКАЗ ОТ СОТРУДНИЧЕСТВА — РАССТРЕЛ

«Волынцам» удалось создать две разведывательные резидентуры (всего отрядом привлечено к конфиденциальному сотрудничеству 42 агента), нацеленные против УПА и АК. Нередко тех, кто отказывался идти на вербовку, расстреливали. Опергруппа «Петрича» добыла обширные сведения о силах УПА и АК, польских «народовых демократах» (ярых сторонников границ Польши 1772 года — «от моря до моря»). Одними из первых «Волынцы» добыли материалы и решения ІІІ Великого Чрезвычайного сбора ОУН (Б), на котором произошло радикальное изменение программных и тактических установок — отказ от авторитарного, ксенофобского «интегрального национализма» в пользу программы построения социал-демократической Украинской самостийной державы (учитывалось и явное поражение Рейха, необходимость переориентации на западные демократии).

Одной из операций «Волынцев» (совместной с опергруппой НКГБ «Разгром» майора Григория Бурлаченко) стала разработка в январе 1944 года подразделений СБ в УПА. Разведчики собрали значительную информацию о структуре и методах работы СБ, установлен ряд групп СБ на Волыни. В частности, «Волынцы» захватили восемь сотрудников СБ в гарнизоне УПА в селе Хиноч Володимирецкого района Ровенской области, выявлены группы СБ в других формированиях УПА, активные агенты СБ. После допросов эсбистов ликвидировали (попади в плен к СБ «Волынцы», их ждали «допрос рукой» и мучительная смерть). Всего опергруппа ликвидировал 75 коллаборантов, из них 25 «активных оуновцев».

КАРПАТСКИЙ КАПКАН

Наступающей армии для завершения освобождения украинских земель предстояли тяжелые бои в Карпатах. Требовались свежие разведанные и силах немецко-венгерских войск, укреплениях «Линии Арпада», другие данные состояния театра военных действий, включая информацию об отрядах УПА в регионе. Открывалась новая страница боевой биографии «Волынцев» — их ряды к маю 1944 года пополнились 125 «лучшими бойцами» партизанских соединений Федорова, Бегмы и Ковпака, имелось 7 оперработников, 3 радиста и врач. Кроме сбора информации, опергруппе ставилась задача создания агентурных позиций в УПА, проведения диверсий на коммуникациях в Венгрии.

Отряд Форманчука десантировали в 45 км от Черновцов, и 2 июня 1944 года они перешли линию фронта близ местечка Хуст в Закарпатье. Ошеломленные венгры решили, что в тыл к ним вышло не меньше 500 партизан — против них бросили 1,5 тыс. венгерских гонведов и немецкие подразделения.

Выполнять боевую задачу приходилось в условиях труднопроходимой горной местности, каждый «волынец» нес на себе, кроме оружия, до 20 кг груза. Наседали каратели, маршрут не был достаточно изучен, таял запас продовольствия (доедали сухарную крошку, подстрелив кабана, ели мясо сырым, опасаясь демаскировать себя с воздуха — отмечал в дневнике офицер Анатолий Швейцарский). Радиосвязь была утрачена, попытки отбить продовольствие оборачивались стычками с войсками. Увы, но в отдельных случаях отряд, отрываясь от погони, оставлял своих же раненых на поле боя по приказу «Петрича».

Пребывание в Карпатах и на венгерской территории усложнялось «враждебным», по словам Форманчука, отношением населения. Проводника можно было взять лишь под угрозами. Как оказалось, ранее Карпатским краем прошел Воронежский партизанский отряд Макарова, забиравший у гуцулов овец, хлеб, одежду (что использовалось и пропагандой ОУН). Горцы «навели» на отряд противника, нанесшего поражение партизанам на реке Черемош. Селянский сын Петро Форманчук отмечал в отчете, что условия хозяйствования в горах настолько тяжелы, что за отобранную овцу гуцул готов мстить обидчикам. Лейтенант Георгий Казаков, наиболее опытный оперработник «Волынцев», в первых боях был ранен осколками в ногу и 21 июня оставлен на излечение у местного жителя. Однако при возвращении к своим, горцы задержали его и отдали немцам: офицера расстреляли вместе с 36 военнопленными в лагере полевой жандармерии в Ватра-Дорну (Румыния).

«НАШ ЗВЕРЬ»

В добавок к трудностям и непрерывным столкновениям с противником, не выдержала психика у командира отряда. Форманчук не вел воспитательной работы, отмечал Швейцарский, держал себя высокомерно даже с офицерами-оперативниками, завел себе «любимицу» З.

Дальше начались эксцессы. 7 июня капитан Форманчук «за панику в бою» самочинно расстрелял двух офицеров. Командир бил офицеров, начальника штаба отряда, пистолетом или прикладом на глазах у бойцов. В дневнике Швейцарского появляются записи «зверь сходит с ума (так мы назвали нашего капитана)», «капитан по-прежнему сумасшедший, выбраться бы живым на родину…». Указания командира, пишет автор, сводились к обещаниям расстрелять, «вам морду побью, а вы бейте нарушителей и держите их в руках». Мнением командного состава не интересовался, избивал палкой взводных, политруков.

Под ударами врага отряд распался на несколько групп. 13 июля 1944 года остатки отряда (13 человек с командиром) вышли к своим. Погибло 12 «волынцев», 48 пропало без вести (в т. ч. четыре оперработника), 40 было ранено, всего же до конца июля прорвалось к своим 50 человек. Несколько раненых бойцов попало в плен. Позже выяснилось, что они мужественно вели себя в лагере, сообщали о себе вымышленные легенды. После пыток нацисты казнили заместителя командира отряда Дмитрия Васильченко.

Петр Форманчук после войны продолжил службу в органах НКГБ-МГБ-КГБ, работал по линии борьбы с подпольем ОУН в Станиславской (ныне — Ивано-Франковской области), тем более, что регион был «наиболее поражен бандитизмом», как писали в тогдашних отчетах (если во Львовской, Ровенской, Волынской областях подполье ОУН уничтожило по 3 — 3,5 тыс. представителей власти, актива, интеллигенции, лояльного в власти населения, то на Станиславщине — свыше 10 тысяч). Дослужился до полковника, начальника отдела 2-Н областного УМГБ (борьба с подпольем ОУН), заместителя начальника областного Управления госбезопасности. Умер в 1974 году.

ИХ ПОДВИГ НЕ БЫЛ НАПРАСНЫМ

Мужество и жертвы «Волынцев» не стали напрасными. Они отвлекли на себя значительные силы противника, уничтожив в боях свыше сотни карателей. Отряд первым из зафронтовых формирований изучил маршрут движения по карпатским перевалам, разведал пограничный режим, силы врага в регионе, настроения местного населения. Была собрана ценная информация об укрепленных районах «линии Арпада».

Все эти добытые кровью сведения оказались крайне полезными при планировании Восточно-Карпатской наступательной операции (8 сентября — 28 октября 1944 года) 1 и 4-го Украинских фронтов. Для проведения операции сосредоточили 246 тыс. солдат и офицеров, 322 танка, 5,5 тыс. орудий, 1165 самолетов. При этом им противостояло, опираясь на Карпаты и укрепрайоны, до 300 тыс. солдат противника при 100 танках, 3,2 тыс. орудий и 450 самолетах. После тяжелых боев, перехода Карпат, советские войска освободили Закарпатье и завершили тем самым изгнание агрессоров с украинской земли.

Такова «непричесанная» документальная правда о деяниях «Волынцев». Была в ней и героика, и неприглядные стороны. Увы, но именно последние нам «люди добрые» настойчиво предлагают абсолютизировать, напрочь забыв о мужестве предков, их победе, благодаря которой после 1945 года Украина впервые включила в себя все свои этнические земли, став по-настоящему Соборной, вошла в Объединенные Нации, обрела важнейшие предпосылки для нынешнего суверенитета и территориальной целостности. В конце концов даже специалисты по психологической войне против СССР признавали, что советский период истории подготовил республики к самостоятельному государственному существованию (как современники распорядились наследием — тема отдельная и не праздничная).

Все же трудно не согласиться со словами писателя Александра Проханова: «И нам каждый век, после очередного падения и разгрома, приходится подтверждать нашу Победу. Победа 45-го будет повторяться … бесчисленное количество раз, как бесчисленное количество раз повторяется распятие и воскресение Христа».


19 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437