Последние аккорды «Дикой дивизии»
ВОЙНА
Последние аккорды «Дикой дивизии»
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
528
Последние аккорды «Дикой дивизии»
Памятник Ингушскому полку «Дикой дивизии» в Назрани

В марте 1916 года командование Юго-Западным фронтом было возложено на генерал-адъютанта Алексея Алексеевича Брусилова. Перед ним стояла нелегкая задача – восстановить боеспособность вверенных ему армий. Для достижения поставленных целей генерал пошел на радикальные меры. Приказом по фронту предписывалось: «Для сдающихся в плен не должно быть пощады. Открывать по ним ружейный, пулеметный и орудийный огонь, даже прекращая огонь по неприятелю. При нужде не останавливаться перед поголовным расстрелом».
Впрочем, по отношению к бойцам «Дикой дивизии» подобные угрозы были излишни. В бой они всегда рвались сами.

БРУСИЛОВ ГОТОВИТ ПРОРЫВ

На участке протяженностью 550 км дислоцировались четыре русские армии – 7–9-я и 11-я, насчитывающие в совокупности 534 тысячи штыков, 60 тысяч сабель, 1770 легких и 168 тяжелых артиллерийских орудий. Им противостояли одна германская и четыре австрийские армии общей численностью 448 тысяч штыков, 38 тысяч сабель, 1300 легких и 545 тяжелых артиллерийских орудий. Линия обороны врага, состоявшая из трех полос, расположенных на расстоянии 5 км одна от другой, была настоящим произведением инженерного искусства и возводилась более 9 месяцев.

В процессе подготовки к наступлению Брусилов решил пренебречь хрестоматийными стратегическими канонами. Имея перевес в живой силе всего на 18 процентов, он не стал наносить мощный точечный удар по врагу. Напротив, генерал решил атаковать противника на нескольких участках обороны всеми армиями одновременно. С одной стороны, эта неслыханная вольность распыляла вверенные ему войска и лишала численного преимущества, с другой – подобный маневр лишал австрийско-германские армии возможности переброски резервов.

На каждую свою армию генерал Брусилов возложил определенную задачу, в зависимости от которой варьировалась их комплектация. На правом фланге в направлении Луцка и Ковеля располагалась 8-я армия под командованием генерала от кавалерии Алексея Максимовича Каледина. На этот участок Брусилов перебросил треть своей пехоты и половину тяжелой артиллерии. На левом фланге была сосредоточена 9-я армия под командованием генерала от инфантерии Платона Алексеевича Лечицкого в направлении Коломыи и Черновцов. Менее мощные 7-я армия под командованием генерала от инфантерии Дмитрия Григорьевича Щербачева и 11-я армии под командованием генерала от инфантерии Владимира Викторовича Сахарова дислоцировались в центре. Они должны были парализовать врага на своем участке. Для командующих этих армий Алексей Алексеевич Брусилов не стал устанавливать жестких правил, предоставив им свободу выбора участков для атаки. В результате перенаправления сил в центре образовалось численное преимущество над противником в живой силе в 2,5 раза, в артиллерии – в 1,5 раза.

Полуторамесячная подготовка к наступлению велась тщательным образом. К позициям врага были прорыты траншеи на максимально близкое расстояние, порядка 100–200 метров, чтобы минимизировать потери при атаке и достигнуть неприятельских окопов за кратчайшее время. По данным разведки и аэрофотосъемки ежедневно обновлялась карта вражеских укрепрайонов, куда наносились все новые огневые точки, и стратегические объекты немцев и австрийцев. Со своей стороны, российские войска установили основные и дополнительные пулеметные и артиллерийские расчеты для огневой поддержки пехоты. Артиллеристы проводили пристрелку намеченных зон редкими одиночными выстрелами, чтобы особенно не привлекать внимание противника. В тылу каждой армии были отстроены макеты вражеских укреплений, где бойцы проводили ежедневные тренировки по преодолению препятствий и форсированию особо укрепленных участков обороны.

В предстоящем прорыве участвовали несколько корпусов, не входивших в состав основных ударных сил. Естественно, подобные крупномасштабные мероприятия невозможно было полностью скрыть от неприятеля, в распоряжении которого также имелась профессиональная разведка. Однако Брусилову удалось ввести противника в заблуждение. До последней минуты австрийско-германские военачальники не могли точно определить, где будет сосредоточен основной удар российских войск. К тому же из-за масштаба производимых инженерных работ могло показаться, что русские готовятся не к наступлению, а к обороне. Основные ударные силы Брусилова вышли на исходные позиции за несколько дней до начала наступления, артиллерию подтянули только за сутки.

«ГЕОРГИЕВСКАЯ» ПОЛУСОТНЯ

С началом Брусиловского наступления в мае 1916 года Кавказскую дивизию, находившуюся в составе 2-го кавалерийского корпуса 7-й армии под командованием генерала Дмитрия Григорьевича Щербачева, временно прикомандировали к 33-му армейскому корпусу 9-й армии Юго-Западного фронта под командованием генерала Платона Алексеевича Лечицкого.

В том же месяце всадники «Дикой дивизии» успели проявить себя в боевых действиях, позволив всем воочию убедиться в необузданности и героизме кавказских горцев.

В ожесточенных боях за Черновцы Кабардинский полк умудрился взять в плен 1483 солдата противника, из них 23 офицера. Примечательно, что количество пленных в 4 раза превышало личный состав полка. Характерной особенностью бойцов Кавказской туземной конной дивизии была невообразимая храбрость и отвага, не умещавшаяся в рамки европейского мышления. Понятие «подвиг» у них несколько разнилось с общепринятыми мерками. Многие всадники, совершая героический поступок, даже не задумывались над этим, поскольку подобные действия в экстремальных условиях считались для них нормой.

Во время форсирования российскими войсками Днестра полусотня из состава Чеченского полка под градом пуль неприятеля сумела переправиться по понтонному мосту на другой берег и закрепиться на рубеже, обеспечив переправу всему полку. Следом за чеченцами форсировали реку Ингушский и Черкесский полки, а за ними пехотные части. Успешная переправа полков «Дикой дивизии» создала благоприятные условия для начала наступления 33-го армейского корпуса на оборонительные позиции врага.

О героических действиях чеченской полусотни в особо сложных боевых условиях было доложено в Ставку Главнокомандующего. Николай II, воодушевленный радостным известием и восхищенный героизмом горцев, издал указ о награждении всех оставшихся в живых всадников бесстрашной полусотни Георгиевскими крестами. Это был исключительный и единственный прецедент, когда все без исключения бойцы одного подразделения получили такие высокие награды.

18 июня 1916 года началось наступление 8-й армии в направлении города Калуша. В ответ германское командование перебросило на этот участок большие силы с Западного фронта. По завершении передислокации 2 июля противник от обороны перешел к серьезным контратакам. 11 июля «Дикая дивизия» форсировала Днестр в северо-восточном направлении. Горские всадники вновь оказались в уже знакомых местах в долине русла рек Серета и Стрыпи вблизи города Трембовля. Здесь осенью 1915 года проходили кровопролитные бои с непосредственным участием полков «Дикой дивизии».

А в 1916 году ее джигиты провели до 16 победоносных конных атак, большинство из которых имели место на Юго-Западном фронте именно во время Брусиловского прорыва.

По завершении победоносного летнего наступления «Дикая дивизия» участвовала в основном в позиционных боях, иногда опытных всадников использовали в разведывательных целях.

ФРОНТОВОЙ ЭПИЛОГ

26 августа 1916 года на стороне Антанты в войну вступила Румыния. Однако первые сражения с германо-австрийскими войсками закончились полным поражением румынских армий. А через некоторое время был оккупирован Бухарест. Стоит ли говорить, что из всех стран Антанты проблемы Румынии по большому счету коснулись только России. Для оказания военной помощи новому союзнику России пришлось открыть еще один фронт – Румынский.

17 ноября 1916 года Кавказская туземная конная дивизия, уже в составе 4-й армии, форсированным маршем выдвинулась в сторону Румынии. Совершив стремительный бросок протяженностью 600 верст, российские войска вышли к берегам реки Рымник, известной по сражению, которое принесло Суворову титул графа Рымникского.

Уже в начале декабря 1916 года горцы приняли участие в боевых действиях в районе Восточных Карпат на горном участке юго-западнее Ясс. Участвуя в боях на Румынском фронте, Кавказская конная дивизия в декабре вошла в состав 7-го кавалерийского корпуса все той же 4-й армии.

С начала 1917 года соединение дислоцировалось на относительно спокойных участках фронта и участия в серьезных боях не принимало. В феврале, после проведения полковых строевых смотров, инспекторы констатировали, что находящаяся на отдыхе Кавказская конная дивизия пребывает в полной боевой готовности. В этой связи командир дивизии Дмитрий Петрович Багратион и начальник штаба Петр Александрович Половцов выступили перед командованием Генштаба с инициативой об увеличении личного состава дивизии с дальнейшим преобразованием ее в Кавказский туземный корпус за счет присоединения к ней других мусульманских кавалерийских подразделений из состава Российской армии. Однако многообещающая инициатива наткнулась на стену непонимания со стороны вышестоящего командования.

Блестяще проявив себя в боях на Румынском фронте, но изрядно истощив свои силы, Кавказская туземная конная дивизия была передислоцирована в тыл в Бессарабию для восстановления порядком утраченного потенциала. В марте 1917 года полки передислоцировали в Подольскую губернию.

Над страной взвивались революционные вихри, а борьба с внешним врагом постепенно переформатировалась в войну братоубийственнную.

Последний боевой аккорд Кавказской туземной конной дивизии пришелся на 1917 года, а именно на период июньского наступления Юго-Западного фронта. Несмотря на пораженческие настроения в войсках и антивоенную пропаганду, весь личный состав «Дикой дивизии» оставался верен присяге. Активное наступление 8-й армии в июле постепенно сходило на нет. Изнурительные кровопролитные сражения истощили боевой настрой российских войск. Победоносное наступление в направлении Болехова и Калуша ознаменовалось освободительным маршем по украинским землям. 23–24 июля силы 8-й армии в нескольких местах прорвали оборону близ города Станиславова, 27 июля был освобожден Галич, 28 июля – Калуш. Но попытки Генштаба усилить личный состав за счет 7-й армии не увенчались успехом, поскольку и там ситуация с боеспособностью была весьма плачевной. В результате изможденная 8-я армия прекратила наступление, закрепившись на рубеже Броды – Гжиналов – Боян – Кимиелунга.


23 декабря 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
2608637
Александр Егоров
269857
Татьяна Алексеева
212078
Яна Титова
201854
Сергей Леонов
198831
Татьяна Минасян
182614
Татьяна Алексеева
132493
Светлана Белоусова
131875
Борис Ходоровский
126587
Сергей Леонов
105603
Павел Ганипровский
92736
Виктор Фишман
87797
Борис Ходоровский
77321
Наталья Матвеева
77135
Павел Виноградов
71147
Наталья Дементьева
65223
Валерий Колодяжный
64566
Богдан Виноградов
62709