Пехота Наполеона в России. Часть 6
ВОЙНА
Пехота Наполеона в России. Часть 6
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
551
Пехота Наполеона в России. Часть 6
Бой за Семеновский овраг. Фрагмент панорамы Франца Рубо

Как бы ни менялся характер войны, пехота всегда оставалась «царицей полей», и кампания 1812 года тоже не представляла собой исключение.
И сколь бы ни была многонациональной Великая армия Наполеона, главной ее ударной силой являлись линейные полки Французской империи. В походе 1812 года, по официальным данным, приняли участие (в полном составе или отдельными подразделениями) шестьдесят пять линейных полков, которым и посвящен этот очерк.

33-й линейный полк

«Солдаты Фриана, вы герои!» – так воскликнул маршал Мюрат, когда, укрывшись в каре этого полка, увидел, с каким мужеством бьются его солдаты и офицеры.

В 1812 году боевые 1-й, 2-й, 3-й, 4-й и 6-й батальоны (общей численностью 111 офицеров и 3300 нижних чинов) полка состояли во 2-й бригаде 2-й пехотной дивизии прославленного дивизионного генерала графа Луи Фриана Первого армейского корпуса.

В Одиннадцатом армейском корпусе, в 1-й маршевой дивизии находились две роты 5-го запасного батальона полка (ориентировочная численность 3 офицера и 280 нижних чинов).

Эти две роты, по воспоминаниям французского генерал-губернатора Минска Миколая Брониковского входили в гарнизон Минска и в октябре 1812 года, вместе с другими частями гарнизона, сражались с превосходящими силами адмирала Чичагова.

Но вернемся к рассказу о действиях полка в составе Первого корпуса. В кампании 1812 года он участвовал в сражениях при Смоленске, Бородино и второй битве при Красном.

При Бородино 33-й линейный полк, как и вся дивизия Фриана, оставался в резерве практически до полудня. Затем по приказу императора дивизия атаковала деревню Семеновское, и, превозмогая невероятно упорное сопротивление русских войск, только со второй попытки, захватила деревню.

Как вспоминал Шамбре: «Русская армия быстро перестроилась позади деревни...; на плато, которое доминировало над Семеновским, стояли многочисленные батареи, открывшие сильный и смертельный огонь».

33-полк выстроился в каре и, под градом пуль, ядер и картечи выдержал, согласно записям в дивизионном журнале, три атаки русской кавалерии.

Записки Федора Николаевича Глинки, участника Бородинского сражения: «Вот здесь, в стороне, видите вы окареенный полк. Это 33-й линейный. Он поднял щетину штыков и дерется с нашею конницею. Кирасиры Его и Её Императорских Величеств кидаются, напирают и жмут это несчастное каре».

Именно в этот момент Мюрат, укрываясь в одном из каре полка, и произнес: «Солдаты Фриана вы герои!» На что, стоявший рядом офицер воскликнул: «Сир, это солдаты генерала Фриана!» И по-другому они сражаться не могли!

В Бородинском сражении полк потерял 28 офицеров и более 800 нижних чинов.

А во второй битве под Красным, когда от полка практически ничего уже не осталось, было уничтожено и его знамя.

35-й линейный полк

Девиз полка звучал оптимистично: «Tous gaillards (Все весельчаки)», но вряд ли его солдатам и офицерам было весело, когда в ноябре 1812 года и орел (захвачен Полтавским пехотным полком) и само знамя (захвачено Нижегородским пехотным полком) были утрачены во второй битве при Красном.

В 1812 году боевые 1-й, 2-й, 3-й и 4-й батальоны полка (86 офицеров и 2500 нижних чина) находился во 2-й бригаде 14-й пехотной дивизии графа Жана Батиста Бруссье Четвертого армейского корпуса.

В русской кампании 1812 года полк участвовал в сражениях при Островно, Бородино, Малоярославце, второй битве при Красном.

По состоянию на начало сентября, в полку налицо состояло 86 офицеров и 1954 нижних чинов. В Бородинском сражении полк, в первой линии боевого построения своей дивизии, атаковал Курганную высоту.

Вот что отмечено в записках Федора Глинки: «Вице-король (Евгений Богарне – прим. А. К.) с 9-м и 35-м полками обогнул люнет слева и, после ужасной сечи, сопровождаемый своим штабом, торжественно вошел в люнет победителем через тыловой въезд. Все канониры наши побиты на пушках и валялись на опрокинутых лафетах, на искрошенном оружии!»

Действия полка были отмечены в рапорте Богарне о Бородинском сражении. В Москве полк насчитывал 73 офицера и 1400 нижних чинов.

В битве за Малоярославец личный состав полка также проявил себя с наилучшей стороны, несколько раз атакуя город в первом эшелоне, поддерживая обескровленные полки 13-й пехотной дивизии.

Но все же самую большую славу, несмотря на утрату орла и знамени, принесли полку действия под Красным, где он совместно с другими частями дивизии, прикрывал отступление императора и Четвертого корпуса Богарне.

Стоя в каре, под непрерывными атаками 26-й пехотной дивизии Ивана Паскевича, 35-й линейный оказывал мужественное сопротивление, но яростная атака Московского драгунского полка полковника Н. В. Давыдова, разорвав каре опрокинула остатки полка.

В качестве трофеев русским достались также значки ассистентов орлоносцев, которые были приняты за батальонные фаньоны.

В воспоминаниях о том бое Алексей Ермолов писал следующее: «В таковой же степени истощения и усталости была неприятельская пехота, что не имела сил не только защищаться, но даже двигаться; бросила оружие и сдалась в плен. Взят орёл, принадлежащих одному из знаменитых полков».

На 17 ноября 1812 года в строю оставалось чуть менее 100 человек.

В русской компании 1812 года все четыре боевых батальона полка были уничтожены.

36-й линейный полк

В русской кампании 1812 года участвовал только один, а именно 4-й боевой батальон полка (13 офицеров и 640 нижних чинов), который находился в составе временного полка пехоты 2-й бригады 12-й пехотной дивизии Девятого армейского корпуса.

Большинство офицеров и солдат полка занимались охраной коммуникационных линий Великой армии, хотя имеются данные и об участии, правда меньшей части батальона, в печально известном (для французов – прим. авт.) сражении 12-й дивизии Партуно у Старого Борисова.

Пуговицы данного полка, хоть и не часто, но находят на территории современной Беларуси.

37-й линейный полк

Вот еще один полк, который практически полностью был представлен в кампании 1812 года, и почти полностью же истреблен на просторах России.

Четыре боевых батальона – 1-й, 2-й, 3-й и 4-й (общей численностью 79 офицеров и 2540 нижних чинов) находились во 2-й бригаде 8-й пехотной дивизии дивизионного генерала графа Жана Антуана Вердье.

В Одиннадцатом армейском корпусе 6-й боевой батальон 37-го полка (ориентировочно 17 офицеров и 780 нижних чинов) находился в 3-й бригаде Маршевой дивизии и в этой же дивизии, но только во 2-й бригаде были две роты 5-го запасного батальона.

Основные боевые батальон полка, в составе 8-й пехотной дивизии, сражались под Витебском, Клястицами и двух битвах под Полоцком, но самое тяжелое испытание ожидало их на Березине. Сражаясь на правом берегу этой реки 37-й линейный был практически полностью уничтожен. Тяжелые ранения получили командир полка полковник Ф. Фортье и шеф первого батальона майор Фурмье.

Стоит заметить, что вместе с пуговицами с цифрой 37, на местах бивуаков этого полка, встречаются (хотя и крайне редко) пуговицы с цифрой 38. Дело в том, что ещё в 1803 году была расформирована 38-я полубригада линейной пехоты, а её личный состав влит в 37-й линейный полк.

39-й линейный полк

Еще один полк-«призрак», который официально не участвовал в Русской кампании 1812 года, поскольку его 4-й батальон (ориентировочно 17 офицеров и 470 нижних чинов) находился в 17-м временном пехотном полку 30-й дивизии резерва Одиннадцатого армейского корпуса маршала Ожеро.

Как известно, официально этот корпус не переходил границу Российской империи, но, как и в случае с другими соединениями войск Ожеро, пуговки этого полка также встречаются на коммуникационной линии Великой армии, хотя и в крайне ограниченном количестве.

43-й линейный полк

Когда пуговицы этого полка стали находить под Ельней, сразу возникло множество вопросов. И дело не только в том, что и этот полк не значился в списках боевых частей Великой армии, перешедших в июне 1812 года границу с Россией.

Лишь две роты 5-го запасного батальона 37-го линейного (примерно 6 офицеров и 200 нижних чинов) находились в 1-й бригаде 30-й пехотной дивизии резерва Одиннадцатого армейского корпуса. И если б пуговицы этого полка были найдены на территориях современной Литвы или Беларуси, тогда это можно было бы объяснить действиями маршевых бригад резерва. Но как маршевые бригады могли дойти до Ельни – загадка.

44-й линейный полк

Это ещё один полк, который, под командованием майора Тёлле, входил в печально известную 12-ю пехотную дивизию генерала Луи Партуно из Девятого армейского корпуса маршала Виктора, пленённую у Старого Борисова.

В 3-й бригаде дивизии находились лишь 3-й и 4-й боевые батальоны полка (ориентировочно 40 офицеров и 1800 нижних чинов).

В Русской кампании 1812 года полк участвовал в сражениях у Смолян, Полоцка и Березины.

На Березине 23 ноября 1812 года личный состав полка принял участие в атаке на войска генерал-майора Егора Властова о которой тот писал в своем рапорте Витгенштейну следующее: «Осмотрев неприятельское расположение и заметив, что неприятель подкреплял фланкеров своих стрелками и колонною из 9-ти рот пехоты 126-го и 44-го полков и Бергского легкоконного полка, приказал я тот час казачьим полкам Лощилина и Пантелеева броситься на тех стрелков...; тогда пехота неприятельская построясь в каре, была со всех сторон окружена нашею кавалерией, дабы опять сдались. Но они, видя, что бригада барона Белиарта приближается, вознамерились сопротивляться. Тогда сделав полных два залпа картечью, приказал я вдруг броситься кавалерии нашей со всех сторон и, невзирая на отчаянный отпор непр иятеля, карея ввиду целой неприятельской дивизии была смята и совершенно истреблена...».

Стоит заметить, что еще в самом начале боя, при первой атаке русской кавалерии, основная часть солдат полка успела укрыться в ближайшем лесу, а в каре оставалось не более 500 солдат из 126-го и 44-го полков.

26-го ноября, уже в районе Старого Борисова 44-й линейный насчитывал в своем составе всего 779 человек.

О действиях дивизии под Старым Борисовым и последующем пленении мы уже писали в главе, посвященной 29-му полку линейной пехоты, здесь же хочется только добавить, что при пленении, офицеры 44-го полка (уже зная про то, как обыскивают казаки пленных)закопали в снегу орла полка, но он был впоследствии обнаружен и забран в виде трофея. Знамя полка было утрачено ранее; скорее всего сожжено, чтобы не досталось неприятелю.


Читать далее   >


31 октября 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603