Пехота Наполеона в России. Часть 4
ВОЙНА
Пехота Наполеона в России. Часть 4
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
226
Пехота Наполеона в России. Часть 4
Остатки Великой армии. И. М. Львов. Почтовая карточка начала XX века

Как бы ни менялся характер войны, пехота всегда оставалась «царицей полей», и кампания 1812 года тоже не представляла собой исключение.
И сколь бы ни была многонациональной Великая армия Наполеона, главной ее ударной силой являлись линейные полки Французской империи. В походе 1812 года, по официальным данным, приняли участие (в полном составе или отдельными подразделениями) шестьдесят пять линейных полков, которым и посвящен этот очерк.

21-й линейный полк

Когда человека, хорошо знающего ход Бородинской баталии, спрашивают, какой полк Великой армии, на его взгляд, наиболее стойко сражался в этой битве, чаще всего слышишь в ответ - 21-й линейный.

И с этим мнением трудно не согласиться.

В 1812 году все боевые (1-й, 2-й, 3-й, 4-й и 6-й) батальоны этого полка (ориентировочно 115 офицеров и 3650 нижних чина), под командованием полковника Франсуа Телье, входили в 3-ю бригаду 3-й пехотной дивизии Первого Армейского корпуса маршала Луи Николя Даву. Полковая артиллерия состояла из четырех 3-х фунтовых орудий.

В XI армейском корпусе в составе 2-й маршевой полубригады 1-й дивизии резерва, находилось две роты 5-го запасного батальона этого полка (ориентировочно 5 офицеров и 290 нижних чинов).

К основным сражениям 1812 года, в которых участвовал 21-й линейный полк относятся Смоленск, Валутина Гора, Бородино, Вязьма.

И под стенами Смоленска и во время боя у Валутиной Горы 21-й линейный действовал превосходно, но все же основные лавры снискал именно в битве при Москве-реке.

3-й пехотной дивизией, в состав которой входил полк, командовал бригадный генерал барон Морис Этьен Жерар, лично возглавлявший атаку своих войск на Курганную высоту.

Перед Бородинским сражением, согласно ведомости от 23 августа, полк имел в строю (с учетом потерь, понесенных в кровопролитных сражениях у Смоленска и Валутино) 1788 человек, причем все они были опытными и закаленными бойцами.

Вот как описывал действия полка, в своем рапорте, генерал Жерар: «21-й полк достоин особого отличия за стойкость, мужество и упорство, которое он проявил во время более чем 8-ми часовой схватки. Этот полк, большая часть которого действовала в развернутом строю, выдержал не колеблясь, пять кавалерийских атак и успешно отразил их, подпуская противника на половину пистолетного выстрела».

В записках Федора Глинки мы читаем: «21-й линейный, из дивизии Жерара,17-й дивизии Морановой, 9-й и 35-й из дивизии Брусье охватили редут с лица и сбоку. Солдаты дивизии Лихачева, бившиеся до последней крайности покрытые потом и порохом, обрызганные кровью и мозгом человеческим, не могли долее противиться и защищать люнет. Но мысль о личной сдаче далеко была от них! Почти все приняли честную смерть и легли костьми там, где стояли».

Из воспоминаний Этьена Лабома, инженер-капитана штаба 4-го корпуса: «Добежав до редута, они ворвались в него через горловину и перебили артиллеристов на орудиях, которые те обслуживали». В связи с этим имеет смысл процитировать приказ начальника артиллерии русской армии генерала Кутайсова, отданный им накануне Бородинского сражения. «Подтвердить от меня во всех ротах, чтобы они с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Сказать командирам и всем офицерам, что отважно держась на самом близком картечном выстреле, можно достигнуть только того, что неприятелю не уступить ни шагу своей позиции. Артиллерия должна действовать собою; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий».

Об упорстве защитников батареи можно судить по воспоминаниям все того же Лабома. «Внутренность редута была ужасна; трупы были навалены друг на друга, и среди них было много раненых, криков которых не было слышно; всевозможное оружие было разбросано на земле; все амбразуры разрушенных наполовину брустверов были снесены, и их можно было только различить по пушкам, но большинство последних было опрокинуто и сорвано с разбитых лафетов. Я заметил среди этого беспорядка труп русского артиллериста, у которого было три ордена в петлице, казалось, что храбрец еще дышит; в одной руке он держал обломок сабли, а другой крепко обнимал пушку, которой так хорошо послужил.

Неприятельские солдаты, занимавшие редут, предпочли погибнуть, чем сдаться; та же участь постигла бы и командовавшего ими генерала, если бы уважение перед его храбростью не спасло ему жизнь. Этот достойный воин хотел сдержать данное слово и умереть на своем посту; оставшись один, он бросился нам навстречу, чтобы погибнуть; он был бы задушен, если бы честь захвата такого пленника не остановила жестокость солдат. Вице-король ласково принял его. Принц, желая уважить храбрость и в несчастии, поручил полковнику Асселину отвести его к императору».

Впоследствии, уже после 16 часов, 21-й линейный обороняя левый фланг Курганной высоты, остался практически совершенно без патронов и тогда к стоявшим неподалеку карабинерам из 4-й дивизии тяжелой кавалерии был отправлен один из полковых адъютантов. Вот как этот эпизод описывается в "Monuscrit des carabiniers": «Один полковой адъютант 21-го линейного полка из дивизии Жерара прибыл к карабинерам и сообщил, что его полк расстрелял все заряды и должен будет отступить, если не получит новые боеприпасы. Капитан Макрео, который в этот момент командовал 1-м карабинерским полком, так как все штаб-офицеры и остальные капитаны были ранены или оказались без коней, приказал собрать все патроны из карабинерных лядунок и отправить в 21-й линейный полк...

После этого 1-й и 2-й карабинерские полки отступили за пехоту, на которую теперь была возложена задача оборонять плато.

Карабинеры были свидетелями храбрости, неустрашимости и хладнокровия, с которым эта пехота (имеется ввиду именно 21-й линейный) отбивала своим огнем кавалерию противника…».

На подступах к Курганной высоте полк потерял огромное количество солдат и 25 офицеров. Командир полка, получив огнестрельную рану в правую ногу, все же остался в строю со своими храбрыми солдатами.

После сражения на лицо в 21-м линейном оставалось чуть более 1000 нижних чинов и 58 офицеров.

За Бородино личный сосав полка получил 31 орден креста Почетного Легиона.

Не миновала полк и тяжелая участь отступления.

Все его батальоны были полностью уничтожены, а полковое знамя утрачено.

Поисковики очень часто находят вместе с пуговицами 21-го линейного полка встречаются пуговицы полка острова Вальхерен, поскольку накануне русского похода в 21-й линейный поступило 260 солдат вальхеренского полка.

24-й линейный полк

Пуговицы этого полка не часто, но встречаются по маршруту отступления Великой армии.

В 1812 году 4-й боевой батальон 24-го линейного полка (ориентировочно 20 офицеров и 650 нижних чинов) входил в 9-й временный пехотный полк 2-й бригады 30-й пехотной дивизии.

Можем предположить, что либо целиком, либо отдельными подразделениями, этот полк принимал участие в операциях, призванных обеспечить отход основных корпусов Великой армии из пределов Российской империи.

25-й линейный полк

В разных источниках, представляющих собой расписания соединений Великой армии, с этим полком происходят странные метаморфозы. По одним данным в Первом корпусе сражались все пять боевых батальонов полка, по другим - батальонов было четыре.

Исходя из численности личного состава 25-го линейного полка в 1-й бригаде 5-й пехотной дивизии генерала графа Компана накануне Русского похода (68 офицеров и 2000 нижних чинов) мы предполагаем, что в эту дивизию были включены только 1-й, 2-й, 3-й, и 6-й боевые батальоны полка, под командованием полковника барона Мориса Дюнема. А 4-й боевой батальон (18 офицеров и 500 нижних чинов) и 3-и роты 5-го запасного батальона (9 офицеров и 520 нижних чинов) входили в Одиннадцатый армейский корпус, причем 4-й батальон состоял во 2-й бригаде 30-й пехотной дивизии, а роты 5-го батальона - во 2-й бригаде 1-й маршевой дивизии.

В 1812 году полк сражался под Могилёвым, у Салтановки, под Смоленском, при Шевардино, Бородино, Малоярославце, под Вязьмой.

Особая страница – бой за Шевардинский редут. Постараемся описать действия полка в этом прологе Бородинской битвы.

25-й линейный должен был оперировать с левой стороны редута, наступать на деревню Шевардино и после овладения оной начать движение на сам редут, способствуя общей атаке дивизии.

Приведем отрывок из воспоминаний начальника артиллерии 3-го кавалерийского корпуса полковника Гриуа: «Прекрасное зрелище представляли наши войска в своем одушевлении. Ясное небо, лучи заходящего солнца, отражавшиеся на саблях и ружьях, увеличивали красоту его. Остальная армия следила со своих позиций за двигавшимися войсками, гордившимися тем, что им на долю выпала честь открыть сражение, она провожала их криками одобрения».

В результате яростных атак французов и не менее яростных контратак русских войск, редут несколько раз переходил из рук в руки.

Вот, что об этом писал своей возлюбленной из Москвы во Францию лейтенант 25-го линейного Паради: «...я был откомандирован к роте для защиты редута, который мы взяли у врага. Мне был дан приказ находиться впереди этого редута, чтобы встретить 500 русских, которые были поддержаны тремя эскадронами своих кирасир, чтобы те препятствовали повернуть им назад, как я понимаю. Я сам видел, как быстро уменьшалось их число, потому что за один час их почти больше не осталось, каждый ружейный выстрел укладывал на землю или наносил рану».

Стоит отметить и еще очень интересный факт из этого письма. Лейтенант Паради пишет о пристрастиях офицеров полка к карабинам, вместо положенных по регламенту пистолетах.

По его мнению, офицеры использовали пистолеты «разве что только в сильно пьяном виде».

Во время атаки на деревню Шевардино и сам редут полк потерял 5 офицеров и 231 нижнего чина.

В Бородинском сражении 25-му линейному, совместно с другими полками дивизии, была оказана честь первыми атаковать Багратионовы флеши. Первая атака оказалась отбита доблестными войсками князя Багратиона, а во время второй атаки дивизия овладела одной из флешей, но при этом тяжелое ранение получил генерал Компан.

За Бородинское сражение полк получил 41 крест ордена Почетного Легиона.

При отступлении из России 25-й линейный с отличием участвовал в сражениях при Малоярославце и Вязьме, но впоследствии был полностью разгромлен и потерял знамя.

27-й линейный полк

Из расписания Великой армии на 1812 год известно, что 4-й боевой батальон 27-го линейного полка (ориентировочно 16 офицеров и 580 нижних чинов) входил в состав 10-го временного пехотного полка 1-й бригады 31-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

Доподлинно неизвестно, переходили ли границу Российской империи подразделения 27-го линейного, но пуговицы данного полка, в очень ограниченном количестве, встречаются на путях отступления Великой армии.

28-й линейный полк

Исходя из расписания Великой армии, мы видим, что на 1812 год, в 6-й временный полк 1-й бригады 30-й дивизии пехоты Одиннадцатого армейского корпуса, входила рота 5-го запасного батальона 28-го линейного полка (3 офицера и 120 нижних чинов).

Пуговицы данного полка встречаются в районе Сморгони, что в Беларуси.

Продолжение следует


19 сентября 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833