Пехота Наполеона в России. Часть 3
ВОЙНА
Пехота Наполеона в России. Часть 3
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
334
Пехота Наполеона в России. Часть 3
Переправа через реку Неман

Как бы ни менялся характер войны, пехота всегда оставалась «царицей полей», и кампания 1812 года тоже не представляла собой исключение.
И сколь бы ни была многонациональной Великая армия Наполеона, главной ее ударной силой являлись линейные полки Французской империи. В походе 1812 года, по официальным данным, приняли участие (в полном составе или отдельными подразделениями) шестьдесят пять линейных полков, которым и посвящен этот очерк.

14-й линейный полк

Письменные, равно как и материальные свидетельства, касающиеся пребывания этого полка на просторах бывшей Российской империи, встречаются крайне редко, из чего можно сделать вывод, что он не принимал активного участия в русском походе.

Доподлинно известно, что не все боевые батальона полка в 1812 году находились в Испании. Четвертый же батальон (ориентировочно 15 офицеров и 700 нижних чинов) входил в состав 7-го временного полка пехоты 30-й пехотной дивизии резерва Одиннадцатого армейского корпуса.

Пуговицы данного полка встречаются только в районе Сморгони, на территории Белоруссии.

16-й линейный полк

С этим полком, уважаемые читатели, налицо историческая загадка.

Дело в том, что, судя по источникам, 16-й линейный полк в 1812 году не участвовал в русской кампании ни целиком, ни отдельными подразделениями.

Единственное упоминание о нем мы встречаем в исторической литературе, где сообщается, что французский генерал-губернатор Минска М. Брониковский имел в своем распоряжении (т. е. в составе городского гарнизона) депо 6-го батальона 16-го линейного полка в количестве аж из 9 человек!

Но самое удивительное то, что пуговицы 16-го линейного полка встречаются в районе Михайловки – Соловьево под Смоленском.

17-й линейный полк

Этот полк удивителен тем, что все его батальоны прямо или косвенно участвовали в русской кампании!

Боевые батальоны (1–4 и 6-й), состоящие практически полностью из французов, входили в одну из лучших дивизий Великой армии, а именно в 1-ю пехотную дивизию дивизионного генерала Шарля Антуана Морана из Первого армейского корпуса маршала Луи Никола Даву. Именно дивизия Морана 24 июня 1812 года первой переправилась через реку Неман. Командовал полком полковник Луи Вассеро.

Личный состав: 96 офицеров и 3500 нижних чинов. Полковая артиллерия состояла из четырех 3-фунтовых орудий.

А две роты 5-го батальона (примерно 5 офицеров и 280 нижних чинов) были включены в 1-ю маршевую полубригаду 1-й бригады 1-й (маршевой) дивизии резерва.

По-настоящему героически вел себя полк под стенами Смоленска 17 августа 1812 года, когда казалось, что никто не сможет противостоять его напору.

Тем не менее русские войска ожесточенно защищали город. Особенно храбро сражались Копорский, Смоленский, Софийский и Нарвский пехотные полки.

В конце концов 17-й линейный полк в составе своей дивизии сумел занять южные предместья Смоленска. Потери полка в этом сражении были огромны – около 900 человек, не считая больных и отставших на марше в течение предшествующих двух месяцев.

В результате после Смоленска в полку насчитывалось 2348 человек.

Полк участвовал в операции у Шевардинского редута, ставшей прологом к Бородинскому сражению, а в самой этой битве атаковал вместе с другими соединениями Курганную батарею.

Ядра русских орудий проделывали целые бреши в рядах французов. Полк нес огромные потери, так как, по нашему мнению, находился в первой линии наступающих и с неустрашимостью лез вверх – на русские пушки.

В рапорте Евгения Богарне о Бородинском сражении даже упоминается, что 17-й линейный полк первым из дивизии Морана оказался на батарее Раевского.

И в этом сражении потери были значительны – около 1000 солдат и офицеров. Уже в Москве на 15 сентября численность полка составляла 58 офицеров и 1280 нижних чинов. Наградой стали 41 крест ордена Почетного легиона.

Сам Моран получил ранение в челюсть и потом всю свою жизнь, глядя в зеркало, вспоминал эту Бородинскую битву.

Во время отступления Великой армии полк также стойко сражался в окрестностях Вязьмы и под Красным, сохранив орла и знамя. В конце 1812 года, сохраняя порядок и боеспособность, остатки полка покинули пределы Российской империи.

В качестве трофеев русским войскам достались лишь значки ассистентов орлоносцев, которые были приняты за батальонные фаньоны.

18-й линейный полк

Задолго до русского похода, в январе 1797 года, после битвы при Риволи Наполеон обратился к 18-й полубригаде линейной пехоты: «Храбрая 18-я, я вас знаю, враг не устоит перед вами!»

Впоследствии «храбрая 18-я» стала 18-м полком, который продолжал достойно сражаться везде, куда вел его император!

В русском походе четыре боевых батальона полка (1–3 и 4-й) под командованием полковника барона Пьера Пельпора входили во 2-ю бригаду 11-й пехотной дивизии Третьего армейского корпуса.

Личный состав: примерно 90 офицеров и 2650 нижних чинов. В полку имелась полковая артиллерия – два 3-фунтовых орудия. Также две роты 5-го (запасного) батальона (ориентировочно 6 офицеров и 290 нижних чинов) входили в 4-ю маршевую полубригаду 1-й маршевой дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

В 1812 году полк участвовал в сражении при Валутиной горе.

На 23 августа в нем состояло 77 офицеров и 1640 нижних чинов.

В Бородинской битве полк доблестно сражался у Багратионовых флешей.

В начале девятого утра дивизия Жана Луи Никола Разу ворвалась на северный люнет, несмотря на ожесточенное сопротивление 2-й Сводно-гренадерской дивизии Михаила Воронцова.

Вот как эту атаку описывал капитан 4-й гренадерской роты Бонне, известный не только в дивизии, но и в корпусе по искусству, с которым он управлялся с двуствольным карабином: «Мы оказались перед фронтом позиции врага... движением вправо мы бросились сквозь густой кустарник и очутились, несмотря на многочисленные выстрелы орудий, перед первым редутом, который был взят войсками, шедшими в голове. Полк двинулся тогда ко второму, четыре батальона шли развернутыми в боевую линию, один за другим, и он легко был взят тремя первыми батальонами вместе с четырьмя орудиями, которые оказались подбитыми, на половине пути от первого до второго редута. Коммандант Форнье (командир 4-го батальона) был ранен, и я принял командование батальоном, который я свернул в колонну, справа у рва взятого полком редута; у меня было знамя, и я ожидал момента действовать. Полковник (командир полка Пельпор) подошел пешком, мы обсудили ситуацию, и я попросил разрешить отправить знамя на ту позицию полка, которая была у первого редута...»

Полковник Пельпор в своих мемуарах вспоминал, что северное укрепление окончательно было взято к 9 часам утра, но при этом: «…понадобились большие усилия чтобы удержать его, так как русские возобновили свои атаки по мере получения подкреплений из своих резервов...»

Атаковали французов, по мнению отечественных историков, солдаты из 27-й дивизии Дмитрия Неверовского. Вот как это описывает Бонне: «Через пять минут стрелки врага появились в большом количестве немного слева и большой колонной справа, я развернул мой батальон и двинулся вправо на колонну, без стрельбы, она отошла, но, выполняя это движение, мы оказались подставленными под огонь орудий, которые были перед деревней (с. Семеновское), о которой я говорил, мы попали под картечный огонь, который проделал в линии батальона своего рода зубчатую стену. Тем не менее мы еще двигались, когда наконец оказались на краю оврага (этот эпизод изображен на фрагменте Бородинской панорамы. – А. К.), который нас отделял от высоты деревни. Мы вышли к другой колонне, которая двигалась и двигалась неспешно... мы медленно ретировались, стреляя по этой колонне, и возвратились в редуту, но это место, будучи открытым, не годилось для обороны, русские вынудили нас бежать и захватили редут».

Но на этом испытания 18-го линейного не закончились; уже на подходе к кустарникам, возле северного люнета, он был атакован кирасирами Дуки.

Только ближе к 11 часам Багратионовы флеши окончательно были захвачены французами, но к тому времени в 18-м линейном, по воспоминаниям Бонне, удалось собрать не более одного батальона.

За Бородинскую битву 18-й линейный полк получил 28 крестов ордена Почетного легиона.

Под Красным 18 ноября полк в составе дивизии Разу участвовал в том невероятном по мужеству и чести прорыве, который осуществлял маршал Ней.

Именно под Красным полк был «лишен своего сердца»! Продираясь в средней колонне, под перекрестным огнем русской конной артиллерии, он был атакован лейб-гвардии уланами генерал-майора Антона Чаликова. Несмотря на стремительность, с которой французы перестроились в каре, улану Герасиму Дарченко удалось, убив орлоносца, захватить орла и знамя полка. Все попытки вернуть реликвию не увенчались успехом.

Дивизии Разу более не существовало... В 18-м линейном после боя не осталось и 200 человек.

В русском походе были полностью уничтожены все четыре боевых батальона полка. 

19-й линейный полк

Перед нами еще один полк, все батальоны которого участвовали в кампании 1812 года.

В составе 1–3 и 4-го боевых батальонов (85 офицеров и 2800 нижних чинов) полк под командованием полковника Жозефа Э. Орби входил в 3-ю бригаду 6-й пехотной дивизии Второго армейского корпуса. Полковая артиллерия: два 3-фунтовых орудия.

Шестой боевой батальон практически целиком (ориентировочно 17 офицеров и 870 нижних чинов) входил в 3-ю бригаду 1-й маршевой дивизии резерва Одиннадцатого армейского корпуса. Но самое интересное, что в эту же дивизию, только в 4-ю маршевую полубригаду (по некоторым источникам – 2-я бригада) входило две роты 5-го запасного батальона (6 офицеров и примерно 290 нижних чинов) 19-го линейного полка.

В кампании 1812 года полк в составе 6-й пехотной дивизии генерала Клода Ж. Леграна участвовал в сражениях на петербургском направлении под Клястицами и Полоцком.

Но особую славу 19-й линейный полк снискал в битве при Березине.

Когда 20 ноября 6-я пехотная дивизия Второго армейского корпуса Удино двинулась в сторону Борисова, то 19-м линейным, вместо выбывшего полковника Орби, командовал командир второго батальона Трюпель.

Полк отлично сражался на правом берегу Березины с русскими войсками адмирала Павла Чичагова. Вот как эти события вспоминает секретарь императора Наполеона А. Ж.-Ф. Фэн: «На рассвете (28 ноября. – Прим. авт.), то есть в семь часов утра, послышались пушечные выстрелы со стороны Борисова. Это Чичагов начал нападение на маршала Удино. Император сел на лошадь и поскакал туда. Едва он сошел с лошади на одной из полян, как увидел, что раненого маршала Удино уносят с поля сражения».

Русские войска существенно потеснили французов, но переправу захватить так и не удалось, несмотря на все старания и массовый героизм русских солдат.

В 29-м бюллетене Великой армии, отправленном из Молодечно, говорилось следующее: «Дюк де Реджио, переправясь через реку, напал на неприятеля, гнал его два часа, сражаясь беспрерывно, и принудил отступить к мостовому укреплению при Борисове. При сем деле ранен тяжело, однако ж не смертельно генерал Легран».

Сражение было таким жестоким, что 6-я пехотная дивизия практически полностью «растаяла». Получивший пулевое ранение в голову Клод Легран так от него и не оправился и 9 января 1815 года скончался в Париже. Также на Березине получил тяжелое ранение командир майор Трюпель. Был ранен и заменивший Трюпеля командир 3-го батальона Горше.

О действиях на Березине 6-го и двух рот 5-го батальонов доподлинно ничего не известно, но в исторических документах указывается, что в 1812 году из 19-го линейного были полностью разгромлены и уничтожены 1–4 и 6-й батальоны.

Пуговки этого полка довольно часто встречаются по всему маршруту отступления Великой армии.


Читать далее   >


7 сентября 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833