Остров-герой Британской империи
ВОЙНА
Остров-герой Британской империи
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
298
Остров-герой Британской империи
Конвой идет на Мальту

Маленький, расположенный практически посреди Средиземного моря, остров Мальта имеет бурное ратное прошлое, удивительно диссонирующее с его радужно-курортным настоящим.
В 1565 году владевшие этим клочком земли рыцари святого Иоанна (иоанниты) и местные жители отразили нападение почти пятидесятитысячной турецкой армии, фактически остановив дальнейшую экспансию Османской империи в Южной Европе. Не малую роль сыграла Мальта и во Второй мировой войне - не случайно ее оборону сравнивают со Сталинградом и Ленинградом.
Конечно, в таких сравнениях содержится изрядная доля лестного для мальтийцев преувеличения, однако мужество и стойкость которые пришлось проявить защитникам острова, не могут не внушать уважение.

ЦИТАДЕЛЬ ИОАННИТОВ

На протяжении четырех без малого веков остров принадлежал ордену иоаннитов более известному как Мальтийский орден. В 1798 году, направляясь в Египет, Наполеон мимоходом захватил резиденцию братьев-рыцарей, верховные руководители которых бежали из солнечных краев в далекую снежную Россию.

Оказавшись в Петербурге, они поднесли титул главы ордена – великого магистра – императору Павлу I. Тот объявил войну Франции, отчасти потому что ему были симпатичны иоанниты с их рыцарской атрибутикой, отчасти – потому что России действительно не помешала бы островная база в центре Средиземного моря.

В 1800 году союзники русских англичане выбили французов с Мальты, но уступать остров царю отказались, что стало одной из причин распада альянса между Лондоном и Санкт-Петербургом.

Позже проблема отошла на задний план, и англичане окончательно утвердились на Мальте, решив в 1917 году создать на ней военно-морскую базу.

Шла Первая мировая война, но постройка такой базы не была делом первостепенным, поскольку эскадры Антанты и без того контролировали Средиземное море, хотя это благолепие изредка и нарушалось налетами германских рейдеров.

Базу все же построили и постепенно ее растущая мощь, стала беспокоить ближайших соседей. Сильнее всего нервничали находившиеся в непосредственной близости от острова итальянцы, претендовавшие на то, чтобы превратиться в хозяев всего Средиземного моря. Но, чтобы воплотит в жизнь столь дерзкие замыслы, Муссолини пришлось бы вступить в противоборство с самой «владычицей» морей Великобританией.

Рассказывая о складывавшейся перед Второй мировой войной ситуации один из офицеров Супермарины (штаба итальянского флота) Марк Брагадин писал следующее: «Мальта, ее порты и аэродромы, находилась в самом сердце важнейшей итальянской стратегической зоны. Стратегические соображения требовали немедленной оккупации острова. Фактически еще в 1938 году флот считал захват Мальты первейшим и важнейшим условием войны против Великобритании. Когда появились первые признаки возможности участия Италии в войне, Супермарина представила Верховному Командованию план захвата острова. Но Верховное Командование не проявило к нему интереса, считая, что война будет очень короткой. Оно также полагало, что ВВС сумеют полностью нейтрализовать Мальту, лишив ее всякой военной ценности».

Войну Англии Муссолини объявил днем 10 июня 1940 года, сразу, как только убедился, что немцы разгромили союзную англичанам Францию. Той же ночью, специально оборудованный итальянский корабль перерезал первый из семи телефонных кабелей, связывавших Мальту с Гибралтаром (на порчу остальных кабелей ушло еще две недели). На следующий день самолеты итальянских королевских ВВС устроили первый налет на Мальту. Десять бомбардировщиков сбросили бомбы на Большую гавань столицы острова Валетты, аэродром Хал Фар и Калафрану. В ходе семи воздушных налетов на острове погибли 11 гражданских лиц и 6 военнослужащих. Еще 160 человек были ранены. Так началась осада острова, затянувшаяся более чем на два года и периодически переходящая в полную его блокаду.

В БОЙ С ВЕРОЙ, НАДЕЖДОЙ, ЛЮБОВЬЮ

Уинстон Черчилль называл Мальту «непотомляемым авианосцем» Британской империи, но мощь «авианосца» оставляла желать лучшего.

На острове с тремястами тысяч жителей, средняя плотность населения составляла 2,5 тысячи человек на квадратную милю. Три четверти всех продуктов - привозные. Доставлялись с материка и вся необходимая техника, боеприпасы, топливо. Гарнизон состоял из 4 тысяч военнослужащих. На морской базе имелись шесть стареньких подводных лодок. Начали строиться новые аэродромы и на один из них даже завезли радар, однако, из-за окружающих гор сигналы о появлении противника он давал с большим опозданием. Силы противовоздушной обороны острова имели на вооружении 42 зенитки и 24 прожектора.

Хуже всего обстояло с авиапарком, состоящим всего из трех устаревших бипланов типа «Глостер Гладиатор», каждый из которых имел собственное имя, причем весьма поэтическое – Вера, Надежда, Любовь (Faith, Hope, Charity).

По распространенной легенде армейское командование при транспортировке в Египет забыло их на острове в разобранном виде. На самом деле, правильнее сказать, что их умыкнул командир мальтийского гарнизона. Именно эти бипланы и составили первое мальтийское авиационное звено, базировавшееся на аэродроме в Хал Фаре.

Более того, защитникам удалось разжиться еще тремя старенькими самолетами, разобранными на запчасти. Скорость «гладиаторов» составляла всего 400 километров в час, против 420-430 километров в час у вражеских бомбардировщиков, так что попытки использовать их в качестве истребителей выглядели почти комично. Максимум, что могли сделать их пилоты - это мешать итальянцам нормально прицеливаться.

Тем не менее, 21 июня один из «бипланов» сумел сбить самолет неприятеля, а на следующий день на остров прибыла эскадрилья более современных «харрикейнов», вынужденных покинуть территорию вышедшей из войны Франции.

В течение следующих трех месяцев с помощью авианосца на остров переправили еще 61 истребитель «спитфайр». Но даже эти силы можно признать ничтожными, поскольку Мальте предстояло не только защищать себя, но и решить поистине глобальную задачу, мешая итальянцам снабжать свои войска в Северной Африке. И самое любопытное, что Мальта с этой задачей справилась!

В 1940-1942 годах на Средиземном море велись нескончаемые сражения между конвоями. Итальянские транспортные суда под охраной военных кораблей пытались доставить грузы в Северную Африку, а британцы из Александрии (Египет) и Гибралтара аналогичными способами стремились снабдить Мальту всем необходимым. И при этом противники активно мешали друг другу.

Губернатор Мальты генерал Уильям Добби только и делал, что принимал новые партии пехотинцев и летчиков. Первыми из них укомплектовывались ПВО острова, а вторые, заняв места в новеньких бомбардировщиках и торпедоносцах, отправлялись на «охоту» после которой получали бутылку джина за каждый пущенный на дно вражеский транспортник.

Итальянцы, до поры до времени, мирились с потерями, но, когда в декабре 1940 года их фронт в Северной Африке рухнул, Муссолини воззвал о помощи к Гитлеру. В Ливии высадились войска Эрвина Роммеля, а для того, чтобы разобраться с непокорной Мальтой, фюрер перебросил из Норвегии 10-й авиационный корпус.

И вот тут-то острову пришлось по-настоящему плохо.

МАЛЬТА И АФРИКА «ДУШАТ» ДРУГ ДРУГА

С начала 1941 года британские конвои прорывались в Валетту все реже, а потери, которые они несли - становились все больше. Одновременно увеличились сила и частота германо-итальянских бомбардировок. Мальтийцы привыкли к ним настолько, что при сигнале тревоги, многие даже не считали нужным укрываться в убежищах.

Главными героями в эти моменты становились зенитчики, чье спокойное мужество вызывало всеобщее восхищение. В 1942 года в Мальтийскую королевскую артиллерию пришло письмо из Сталинграда, в котором защитники «волжского бастиона», писали своим союзникам: «Мы гордимся вашей упорной борьбой. Наша дружба закаляется в огне битвы за общее дело всего человечества в борьбе против гитлеровских полчищ».

Ответ мальтийских зенитчиков был выдержан примерно в таком же духе: «Нас воодушевляет такое же мужество с вашей стороны, и мы гордимся тем, что имеем честь разделять победы под Сталинградом и в Северной Африке. И пусть то, как вы выстояли под Сталинградом, воодушевит и подаст пример всем, как подало оно пример нам в эпопее обороны нашего острова».

Многое в мальтийской эпопее напоминает оборону не только Сталинграда, но и Ленинграда. Силою обстоятельств мирные жители оказались втянуты в боевые действия, и рисковали не меньше военнослужащих. Гибель могла настигнуть их при оказании помощи раненным, разборке завалов, ремонте поврежденных судов, или же просто при походе за продуктами. Были на Мальте и свои «блокадные граммы», правда, не 125 как в Ленинграде, а 400.

Не удивительно, что о событиях Второй мировой войны на острове напоминает очень многое: здесь и зенитная батарея, и три вышеупомянутых самолета с женскими именами, разрушенное, да так и не восстановленное здание оперного театра в Валлетте.

Вообще, некоторые туристы считают, что мальтийцы склонны преувеличивать роль сыгранную их островом во Второй мировой войне. Однако и о роли сыгранной Советским Союзом здесь знают не только по письмам из Сталинграда.

Именно в связи с войной против СССР летом 1941 года Гитлер отозвал из Средиземноморья почти все свои воздушные силы. Количество налетов на остров резко сократилось, благодаря чему мальтийская авиация и подводники снова активизировали свою деятельность. Теперь итальянцы теряли ежемесячно до 65% идущих в Африку грузов. Но и Супермарина постаралась обложить остров плотной блокадой. В июле, фашисты почти полностью уничтожили конвой, идущий в Валлетту из Александрии. Другой конвой, двигавшийся в эти же дни из Гибралтара, прорвался в Большую гавань почти без потерь, но уже ночью (25 июля) подвергся атаке катеров-торпед из знаменитой 10-й итальянской флотилии. К счастью радары вовремя уловили опасность, и вся система обороны гавани была приведена в боевую готовность.

Два катера-торпеды взорвались на ограждениях, причем находившиеся в них офицеры, стремясь довести свои аппараты прямо до цели, не стали выпрыгивать и погибли. От сильного взрыва рухнул перекинутый над проливом мост и наглухо заблокировал вход в гавань. Оставшиеся два катера вынуждены были отойти и на обратном пути оказались затоплены английскими истребителями.

Чуть позже катера-торпеды взяли реванш в Александрии. Но в Валлетте удача им явно не сопутствовала. Как жаловался Брагадин «Мальта душила Северную Африку». Когда, в декабре 1941 года из-за недостатков снабжения Роммелю пришлось снять осаду Тобрука, терпение Гитлера снова лопнуло. На сей раз, фюрер не только вернул с Восточного фронта 10-й авиакорпус, но и отправил в Средиземное море новые подводные лодки.

И тогда удача опять повернулась к фашистам. Сначала их субмарины затопили авианосец «Арк Ройяль» и линкор «Барэм». Чуть позже базировавшееся на Мальте Соединение К наткнулось на минное поле и почти полностью погибло. В январе 1942 года Роммель вновь перешел в наступление, а германо-итальянское командование приступило к разработке операции «Геркулес» по захвату острова.

Теперь уже Северная Африка душила Мальту…

Когда утром 21 марта, впервые после долго перерыва, британский конвой из Гибралтара все же дошел до Большой гавани, несмотря на вражескую бомбардировку, на набережные высыпали чуть ли не все жители Валетты. Однако уже в гавани германская авиация смогла потопить три транспортника и один эсминец. Единственный выживший транспорт «Пенелопа» после ремонта напоминал дикобраза, только вместо игл в многочисленных пробоинах торчали деревянные пробки. Из 26 тысячи тонн доставленного груза выгрузить успели не более одной пятой.

Удары вражеской авиации становились все страшнее. Так, в феврале противник произвел против острова 2497 вылетов, в марте – 4927, в апреле - 9599. Отчаяние, охватившее жителей Мальты было столь велико, что люди надеялись только на чудо…

Есть на острове Домский собор в городе Моста, купол которого считается вторым в мире и виден со всех острова. 9 апреля прямо во время богослужения, пробив крышу, в храм упала пятисоткилограммовая бомба. Она так и не разорвалась, что было расценено как счастливое знамение.

На самом деле «баланс» за апрель был ни в пользу защитников острова. Из-за постоянных бомбежек аэродромов у англичан осталось только 11 самолетов, а все надводные корабли и подводные лодки эвакуировались в Гибралтар или Александрию.

Суперинтендант мальтийских доков сообщал что «не действует практически ни одна мастерская кроме расположенных под землей. Все доки повреждены. Линии электропередачи почти уничтожены».

Теперь фашисты могли подумать о взятии острова.

УПУЩЕННЫЙ ШАНС РОММЕЛЯ

30 апреля 1942 года при встрече Гитлера и Муссолини в Бергхофе была достигнута договоренность о совместных действиях. Роммель настаивал на немедленном наступлении против Египта и требовал предоставить ему оба авиационных корпуса. Итальянцы предлагали сначала взять Мальту. В конце концов, сошлись на компромиссном варианте. Авиация передавалась Роммелю, который должен был начать наступление 26 мая и завершить его к 20 июня, обязуясь при этом «не зарываться» и не пересекать ливийско-египетскую границу. Затем оба корпуса перебрасывались против Мальты.

Кроме них в захвате острова должны были участвовать три итальянских парашютно-десантных батальона, германская парашютно-десантная дивизия, пехотные соединения и даже отдельный батальон, укомплектованный трофейными советскими танками. Датой начала операции «Геркулес» устанавливалось 10 июля.

Весь этот замечательный план был поломан Роммелем. Взяв Тобрук и огромное количество пленных, он потребовал от дуче продолжить наступление на Египет. Фюрер поддержал своего любимца и операцию «Геркулес» отложили с июля на сентябрь 1942 года. Как выяснилось отсрочка оказалось необратимой.

Еще в мае, при помощи авианосцев союзники перебросили на Мальту 60 новеньких истребителей, после чего вражеские бомбардировщики перестали чувствовать себя безнаказанно. Однако, опасность еще сохранялась, причем историки задним числом пришли к выводу, что две первые недели июля 1942 года, были уникальным периодом, когда немцы и итальянцы имели возможность взять Мальту, ничем не пожертвовав на других направлениях. Роммель готовился к прыжку на Египет, и все равно мог обойтись без авиации. Однако, грезивший Нилом и пирамидами, «лис пустыни» пренебрег маленьким, но грозным островом. Ошибка стоила ему дорого.

«Днем спасения» считают на Мальте 13 августа 1942 года, когда в ходе операции «Пьедестал» завершилось самое ожесточенное в истории Средиземноморья морское сражение.

Вышедшие двумя днями раньше из Гибралтара 14 транспортов, а также 44 корабля охранения почти беспрерывно атаковывались германскими и итальянскими самолетами, надводными кораблями и субмаринами.

В результате до Валетты добрались лишь три сильно поврежденных транспорта. Четвертое судно – танкер «Огайо» был подбит сначала торпедой, затем бомбами. Отчаявшись спасти корабль, команда дважды садилась в шлюпки, и дважды возвращалась. Из-за пробоин, «Огайо» находился в полузатопленном положении и никогда не добрался бы до порта назначения, если бы не «Рай» и «Пенн» - два взявших его на буксир британских тральщика.

Когда танкер вошел в Гранд-Харбор, стоявшие на набережной жители даже не кричали, а только молча смотрели на полуобгоревшее судно, и лежавших на его палубе моряков – раненных, убитых и заснувших от усталости.

Но самое главное, что в чреве «Огайо» находилось 10 тысяч тонн нефти и керосина, которые позволили мальтийской авиации избавиться от вечного дефицита топлива. Теперь задиристые «спитфайры» лихо взлетали с аэродромов, чтобы заранее обеспечить безопасность идущих на остров судов из Гибралтара. Одновременно «непотопляемый авианосец» снова начал громить итальянские конвои, и тот же Роммель стал жаловаться на недостаточное снабжение своей армии. Именно нехватка припасов оказалась одним из главных факторов предопределивших поражение немцев в битве при Эль-Аламейне.

Маленькая Мальта, в конце концов, задушила Северную Африку, и король Великобритании Георг VI в знак признания героизма защитников острова наградил его высшим в Британской империи военным орденом святого Георга. Так, что георгиевский крест на мальтийском государственном флаге это не наследие времен рыцарей-иоаннитов, а напоминание о событиях гораздо более современных.

Последний раз «мальтийцам» пришлось напрячься весной-летом 1943 года, когда на острове расположился штаб англо-американских войск готовящихся к высадке на Сицилию. Именно с этим периодом связан финальный всплеск вражеских налетов на Мальту. Союзническое командование располагалось в т. н. бункере Эйзенхауэра, который находится глубоко под землей и является сегодня одним из самых известных музеев Валетты. На выходе из него висит плакат «Уходя отсюда, помните: за ваше завтра мы отдали свое сегодня».


3 мая 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762