Операция «Иерихон»
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №13(425), 2015
Операция «Иерихон»
Олег Семенов
журналист
Санкт-Петербург
70
Операция «Иерихон»
Бойцы Сопротивления во время облавы

В одной из глав Ветхого Завета рассказывается о том, как еврейский полководец Иисус Навин взял неприступную крепость Иерихон. Он якобы приказал своему войску изо всех сил трубить в медные трубы, и от их чудовищного рева мощные стены твердыни рухнули, открыв доступ иудейскому войску к богатствам города. Кодовое наименование «Иерихон» получила и одна из операций британских спецслужб во время Второй мировой войны. Целью ее стало спасение из нацистской тюрьмы нескольких сотен французских подпольщиков.

«ОТСЮДА ВЫХОД ТОЛЬКО НА КЛАДБИЩЕ…»

В 1944 году, накануне высадки англо-американских войск в Нормандии, резко активизировало свою деятельность французское Сопротивление. Патриоты не только занимались сбором разведданных о дислокации немецких частей на севере Франции, но и устраивали диверсии на железных дорогах страны. Встревоженные этим оккупационные власти прилагали все силы для того, чтобы обезопасить свой тыл.

В Амьене гестапо удалось разгромить крупную группу Сопротивления, арестовав около полутора тысяч подпольщиков и сочувствовавших им французов. Все они содержались в местной тюрьме.

Тюрьма эта была построена еще в XVII веке и пользовалась во Франции дурной славой. Ее обитателей называли смертниками — из тюрьмы Амьена узников не отправляли даже в концлагеря. Все они знали — рано или поздно их расстреляют во дворе узилища и закопают здесь же в общей могиле.

Следователи гестапо жестоко пытали арестованных, стараясь выявить все группы Сопротивления, действовавшие на севере Франции. Многие из узников не выдерживали истязаний, и крытые машины оккупантов ежедневно доставляли в тюрьму все новых и новых узников.

Уцелевшие подпольщики все же сумели сообщить в Англию о провале, а также о том, что творится в этой страшной тюрьме. Немцы ежедневно расстреливали два-три десятка узников, еще примерно столько же пленников умирало, не выдержав пыток. Требовалось срочно спасать арестованных. Но сделать это было не так-то просто. Тюрьма представляла собой настоящую крепость — ее охраняло более сотни вооруженных до зубов эсэсовцев, а все подступы простреливались пулеметами, установленными в старинных каменных башнях и в бетонных бункерах, сооруженных по периметру узилища.

«ЧЕРЧИЛЛЬ ДАЕТ ДОБРО…»

Командование союзников, обсудив все варианты освобождения узников, пришло к выводу, что единственно возможный способ их спасения заключался в организации массового побега. Штурм Амьенской тюрьмы либо организация восстания самими заключенными были делом безнадежным. Нападение извне легко отразили бы охранники. Кроме того, даже в случае успешного штурма здания эсэсовцы успели бы расстрелять всех арестованных прямо в тюремных камерах.

Единственный шанс на их спасение — это ударом с воздуха разрушить ограду тюрьмы и уничтожить большую часть охраны. Правда, многие заключенные наверняка тоже погибли бы под бомбами. Но большинство арестантов получили бы шанс в создавшейся суматохе вырваться на волю.

Добро на проведение операции по освобождению узников Амьенской тюрьмы дал лично премьер-министр Англии Уинстон Черчилль. Операция получила наименование «Иерихон». Ну а «трубами», которыми британцы намеревались сокрушить каменные стены темницы, должны были на этот раз стать скоростные двухмоторные бомбардировщики «москито». Предполагалось, что девятнадцать таких самолетов (каждый вооружен 226-килограммовой бомбой) в полдень, когда большая часть охраны будет обедать, на бреющем полете подлетят к тюрьме, взорвут ее ограду и превратят в груду обломков столовую и караульное помещение.

Сам скоростной двухмоторный бомбардировщик фирмы «Москито» был построен в Британии уже после начала Второй мировой войны. Новая машина была целиком сделана из дерева. Он развивал скорость свыше 600 километров в час, обгоняя британские истребители «спитфайр» и немецкие Ме-109 — лучшие истребители того времени.

Поначалу «москито» использовали в качестве разведчиков. Но позже появился и бомбардировочный вариант этого самолета. Подполковник британских ВВС Хьюи Эдвардс, принявший командование над первым эскадроном таких машин, обучил своих пилотов наносить ювелирной точности удары.

Свой дебютный боевой вылет «москито» совершили на территорию оккупированной нацистами Норвегии. В сентябре 1942 года четыре «москито» пересекли Северное море и нанесли удар по зданию гестапо в Осло, где марионеточный правитель Норвегии Видкун Квислинг должен был выступить с речью перед своими хозяевами.

Всего было сброшено двенадцать бомб: пять из них не взорвались, три попали в здание гестапо. Но Квислинг уцелел. Хотя этот налет некоторые посчитали неудачным, выводы, сделанные из него, выглядели однозначными — «москито» могут наносить внезапные и точечные удары по объектам в тылу противника.

Информацию о грядущем освобождении из заточения связные французского Сопротивления сумели передать в тюрьму руководителям подпольных организаций.

«ОНИ ПРИЛЕТЕЛИ!»

На вторую половину дня 18 февраля 1944 года нацисты запланировали массовый расстрел большой группы заключенных. Для них уже была выкопана братская могила.

Поэтому операция «Иерихон» началась ранним утром 18 февраля. Бомбардировщики «москито» шли к цели тремя эшелонами, в каждом по шесть машин. Их должны были сопровождать истребители «тайфун». Правда, из-за путаницы в приказах они запоздали, однако сумели догнать «москито» на подлете к Ламаншу. Самолеты шли на бреющем полете над морем, чтобы их не засекли радиолокаторы немецких средств ПВО. Так они и пересекли пролив.

Сильный ветер и снежные заряды сделали полет очень опасным. Но имелись здесь и свои плюсы: пилоты, достигнув берега Франции, ушли вглубь страны над самыми верхушками деревьев, так что немецкие радары их не заметили.

Затем «москито» с «тайфунами» сопровождения неожиданно изменили курс и вышли на Амьен с севера.

Ровно в 12.19 первая волна «москито» появилась над тюрьмой на высоте около ста метров. Из-за верхушек деревьев соседнего леса вынырнули стремительные силуэты британских бомбардировщиков, и буквально через секунду после этого раздался визг падающих бомб и грохот взрывов. В двух местах тюремная ограда оказалась полностью разрушена. Один из проломов был шириной в шесть метров.

Под развалинами столовой и караулки нашли вечный покой большинство охранников. К сожалению, несколько бомб попали и в корпуса самой тюрьмы.

От страшных взрывов обрушились стены нескольких камер. Узники, которые заранее знали о готовящейся операции британцев, с самодельными ножами напали на караульных и забрали у них ключи от внутренних помещений. Толпа заключенных бросилась к выходу. Многие уцелевшие охранники во дворе были затоптаны узниками или забиты камнями.

По немецким данным, во время воздушного налета было убито 87 заключенных, а еще 80 ранено. Погибло более полусотни охранников. Не обошлось без потерь и среди летчиков британских ВВС, осуществивших эту дерзкую операцию. Подполковник Пикард, командовавший налетом, решил сделать еще один круг над горящей тюрьмой и оценить результат работы своих подчиненных. Результат его удовлетворил: он приказал запасному эшелону «москито» лететь домой.

Как раз в эту минуту группа немецких истребителей «Фокке-Вульф-190» поднялась в воздух на перехват британских самолетов. Один из истребителей заметил «москито» Пикарда и его штурмана и дал сигнал к атаке. Немецкий летчик открыл огонь. «Москито» был сбит, оба члена его экипажа погибли. Еще один английский бомбардировщик был подбит немецкими зенитками на подходе к Ламаншу, но сумел дотянуть до берегов Британии, где совершил вынужденную посадку.

Более двух часов гарнизон Амьена, решивший, что бомбежка тюрьмы — это начало высадки воздушного десанта союзников, находился в растерянности и занял круговую оборону.

Поэтому розыск беглецов начался с большим опозданием, и немцам удалось поймать лишь тех из них, кто из-за ранения или контузии не мог самостоятельно передвигаться.

Сразу же после налета нацисты начали шумную пропагандистскую кампанию, обвинив «кровожадных англичан» в том, что они «уничтожают без разбора всех французов». Но подробности операции «Иерихон» вскоре стали известны местным жителям, и попытка немцев поссорить французов и союзников закончилась полным провалом.

Около трех сотен узников сумели скрыться, и вскоре большинство из них примкнули к партизанам. Примечательно, что всех пойманных патриотов немцы уже не решились расстрелять и отправили их в другие тюрьмы и концлагеря. Большинство из бывших узников Амьенской тюрьмы сумели дожить до Победы.


7 Июня 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356